Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Мои воспоминания

Мои воспоминания

Название: Мои воспоминания
Фендом: фильм «Ван Хельсинг»
Автор: Сын Дракона
Email: rion_inquisitor@mail.ru
Пейринг: Дракула и Ван Хельсинг
Рейтинг: PG-13
Содержание: Когда остается только память…
Отказ от прав: мои только домыслы, на персонажей не претендую.


[ все фанфики этого автора/переводчика ]



Яркий свет солнца бил в глаза, и молодой мужчина лениво перекатился на бок, упершись при этом носом в гладкую щеку своего соседа по лужайке.
- М-м-м… - недовольно проворчал тот, чей послеобеденный покой прервали бесцеремонным вторжением, и попытался отодвинуться.
Не удалось. Тонкие длинные пальцы вцепились в шелковую рубашку и крепко прижали сопротивляющееся тело к своему хозяину.
- Отпусти-и… - вяло заотбивался юноша со светло-русыми чуть вьющимися волосами. - Жарко! Я спать хочу…
Первый мужчина, чьи прямые темные пряди небрежно падали за спину, приподнялся на локте и вгляделся в своего друга. На ресницах светловолосого нашла приют пушинка от одуванчика. Темноволосый попытался сдуть ее - но единственным результатом, которого он добился, было возмущенное ворчание и попытка отмахнуться.
- Тебе же неудобно! - фыркнул темноволосый. - Когда ты поднимешь веки, она попадет тебе в глаз!
- Пусть только попробует, - невнятное бормотание. - Я не собираюсь открывать глаза.
Темноволосый рассмеялся и протянул руку, чтобы снять прилипчивую пушинку.
* * *
- Господин!
Дракула вздрогнул, и крышка гроба, в котором он лежал, растворилась, выпуская вампира в пространство зала.
- Значит, Ван Хельсинг ищет нас? Он ищет наш замок?
Каждое слово падало одновременно с шагами. Путь, знакомый настолько, что уже не заметна его необычность: пол, стена, потолок… Вниз головой всегда думалось почему-то лучше.
Невесты неподвижно замерли неподалеку, заворожено следя огромными, чуть мерцающими в полутьме глазами за своим господином.
Внезапно Дракула тоже застыл. Откуда-то из-за стены, из прилегающего к замку леса, донесся тоскливый волчий вой.
* * *
- Смотри! Это отродье уже никогда больше не будет нападать на деревню!
Мужчина, чьи светлые локоны в беспорядке падали на кожаную куртку, обтягивающую широкие плечи, сдерживал одной рукой коня, явно нервничающего из-за присутствия хоть и мертвого, но волка, а во второй сжимал тяжелый арбалет. Охотник с усмешкой обернулся к своему спутнику:
- В нем только одна стрела. Похоже, твоя пролетела мимо!
По лицу темноволосого пробежала недовольная судорога, тут же сменившаяся обаятельной улыбкой. Он спрыгнул с коня, небрежно откинув лезущие в глаза непослушные прядки, и направился к волку.
- Я действительно неважный стрелок, - бросил он на ходу. - Зато в ближнем бою мне нет равных!
Светловолосый расхохотался и тоже спешился.
Его спутник тем временем уже успел опуститься на колени перед убитым волком. Зверь был огромным - больше, чем кто-либо, ранее виденный друзьями. Его серебристо-серая шерсть в лучах заходящего солнца выглядела багровой - настолько, что была незаметна широкая струя крови, бьющая из-под арбалетной стрелы. Темноволосый протянул руку, но так и не коснулся мощного загривка, хотя от его пальцев до кончиков шерстинок осталось не более пары миллиметров.
- Как он красив… - заворожено прошептал темноволосый.
Охотник недовольно хмыкнул.
- Это чудовище! Убийца.
Однако его спутник не мог отвести взгляда от великолепного зверя.
- Но он тоже хотел жить…
- Как и те, кого он убил!
- Но ты убил его… - карие глаза, темнеющие на бледном лице, подняли свой взгляд и скрестились с льдисто-серым взглядом друга. - Значит ли это, что ты тоже… чудовище и убийца?
Светловолосый резко выпрямился и вскинул голову. Его твердые губы поджались еще сильнее.
- Я - охотник! - жестко отрезал он.
Темноволосый отвел взгляд, вновь переводя его на волка.
- Кто знает, где проходит граница между охотником и убийцей? - прошептал он. - Кому дано судить об этом? Кто дает право убивать одним и лишает этого права других?
Светловолосый шагнул к своему другу, наклонился и крепко сжал его опущенные плечи. Горячее дыхание обожгло нежную раковинку уха.
- Охотник становится убийцей в тот момент, когда убийство становится не способом, а целью. В тот момент, когда само действо лишения другого жизни приносит упоение.
- Но разве ты не упивался победой над этим зверем? - тихо спросил темноволосый и тут же почувствовал, как теплые руки друга пропали с его плеч.
- Победой - да, - прозвучал холодный ответ. - Но не убийством.
* * *
«Упиваюсь ли я только кровью?»
Дракула не мог отделаться от этой мысли. Он стоял у окна и неотрывно следил за редкими вспышками молний, рассекающих ночное небо где-то далеко над лесом. Мысль билась в голове, разрывая ее подобно этим молниям, ничуть не собираясь уходить.
«Упиваюсь ли я только кровью? Или истинное наслаждение и истинную пищу мне приносит именно то осознание силы, всепоглощающей власти над моей жертвой, ощущение того, как капля за каплей уходит жизнь из хрупкого человеческого тела?!»
О, как же он соврал, сказав, что у него нет эмоций! Есть, и они гораздо сильнее, чем у обычных людей, ибо все чувства вампиров обострены до предела…
Дракула схватился за голову и тихо застонал. От резкого рывка заколка на его волосах жалобно всхлипнула и отлетела, оставив темные волосы разлетаться по плечам.
Дракула прижал лоб к оконному стеклу. И то, и другое было ледяным, но графу казалось, что он горит.
* * *
Небольшая речка заливисто журчала, пробегая между низенькими, но все же крутыми зелеными берегами. На старом мостике из потемневших бревен стояли двое. Вернее, стоял один из них - тот, на чьем загорелом лице насмешливо поблескивали серые глаза, перекликаясь своей серебристостью с солнечной рябью на реке. Второй, с растрепавшимися темными прядями, растянулся на мостике, пытаясь достать вытянутой рукой зазывно плескающуюся воду.
- Да брось! - воскликнул, наконец, светловолосый. - Все равно не достанешь!
- Но я хочу купаться! - упрямо возразил «испытатель», продолжая тянуться вниз. - По-моему, снаружи уже достаточно тепло… но мне все же не хотелось бы оказаться в ледяной воде!
«Не хотелось бы?» - серые глаза задорно блеснули. Резко наклонившись, светловолосый подхватил ноги лежащего и быстрым движением отправил его в полет с моста. Тело описало красивую дугу и плюхнулось в реку, подняв море брызг.
- Ну? И как водичка?
- Габриэль, ты псих! - донеслось снизу. - Она ледяная! И мне уже свело ногу!
С последними словами темноволосая голова скрылось под водой.
Сероглазый выпрямился и демонстративно зевнул.
- Не-а! Я прекрасно знаю этот старый трюк! Я не полезу за тобой! - ответом была тишина. Не слышно ни единого всплеска. - Эй! - молчание. - Влад, не придуривайся! В этой речонке даже курица не утонет! Эй! - тишина.
Светловолосый не выдержал и опустился на колени. Ухватившись за край мостика, он наклонился, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь под прозрачной водой.
Темная фигура метнулась из-под моста, неимоверным прыжком взвилась над речной гладью и, крепко обхватив руками шею человека на мосту, потащила его вниз.
- А-а-а! - короткий вопль оборвался громким всплеском.
Головы показались над водой одновременно. Светловолосый тут же, отфыркиваясь, поплыл к берегу. Со второй попытки взобравшись на берег, он снял сапоги и вылил из них обратно в реку по потоку воды.
- Ну вот, ты мне сапоги испортил!
- Знаешь, ты мне, в общем-то, тоже! - темноволосый подплыл ближе, но вылезать на берег не торопился.
- И вообще, - с трудом продолжал удерживать недовольный тон сероглазый, хотя глаза его уже во всю смеялись. - Вода вовсе не холодная!
* * *
Неужели он совсем ничего не помнит? Они столько лет провели вместе! Как, как он мог забыть их прошлое: залитую полуденным солнцем лужайку перед замком, бешенную скачку во время совершенно авантюрной охоты, серебристую говорливую речку… Как можно было забыть все это?!
Но… однажды он уже забыл - в тот день, когда пришел с обнаженным мечом в руке. И это было больнее, чем сама смерть.
* * *
- Габриэль!
Острый стальной клинок заплясал прямо перед глазами.
- Что… что ты делаешь?
- Я пришел убить тебя, заключившего союз с Дьяволом!
- Нет, Габриэль, погоди!
Почему родные, теплые серебристые глаза стали вдруг такими ледяными?
- У меня были на то причины!
- Не может быть достойных причин, чтобы продать душу Врагу рода человеческого!
- Моя страна и мой мир для меня важнее души! Тем более… что в последние годы я уже не слишком в нее верю. Но что заставило православного рыцаря пойти путем католического Ордена?!
- Тебе не понять… Ты отвернулся от Света, и Свет отвернулся от тебя! Покайся, откажись - и у тебя еще останется шанс вернуться.
- А иначе?.. Иначе ты убьешь меня, Габриэль? - Дракула медленно, осторожно отходил от бывшего друга, пока не уперся спиной в стену. Новый Повелитель дал ему достаточно сил, чтобы смять этот стальной клинок, как тряпку, но на другом конце сияющего лезвия был тот, кто дороже всех на свете! Почему… именно он? Почему именно он стал карающей рукой Ордена и Господа? Почему не кто-то другой? Не тот, от кого принять смерть будет небольно и сладко?
Ведь Повелитель предупредил его, что ему нужно будет умереть - лишь тогда его новая сила проявится во всем своем великолепии. И он, Владислав Дракула, валашский господарь, был готов принять эту смерть - и перерождение. Но… не от него. Не от Габриэля. Ведь он не знает о предстоящем воскрешении, значит, старый друг искренен в желании убить его.
- ХВАТИТ ЖДАТЬ!
В голове каждого из бывших друзей прозвучало по голосу. Сильный, светлый, размеренный - и низкий, хриплый, рокочущий. Будто против своей воли мужчины сделали шаг навстречу друг другу - и стальной клинок почти полностью погрузился в плоть Дракулы. Последним движением он поднял руку и коснулся щеки Габриэля.
- Когда-нибудь… мы снова встретимся!

Конец.