Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
Здесь можно смотреть Дом 2 в хорошем качестве.

Ловушка


Название: Ловушка
Фендом: Герои
Автор: Серая тварь
Рейтинг: NC-17
Пейринг: гаитянин/Сайлар плюс Ной Беннет
Размер: мини
Содержание: убогая форма мести
Предупреждение: изнасилование
Дисклеймер: все права принадлежат их законным обладателям

[ Все фанфики этого автора ]



Дверь открылась, и в камеру вошли двое - Беннет (сука в очках та еще, ублюдок, в конце концов Сайлар вырвет ему сердце и скормит его Клер Беннет), и гаитянин. О черт, все те отблески способностей, что не в состоянии были полностью убрать беспощадно вбиваемые ему в кровь препараты, моментально погасли, и Сайлар остался абсолютно и совершенно беспомощным.

Преграда между ним и миром - тонкие хлопчатобумажные белые штаны и майка, в которых постоянно холодно. От этого беззащитность ощущалась еще острее. А беззащитность была чувством, с которым Гэбриэл Грей прожил всю свою жизнь, и без способностей личности Сайлара и Гэбриэла смыкались, и было непонятно, кому от этого больнее. И сложно было сказать, кто сейчас смотрит на Беннета и гаитянина.

Впрочем, судя по некоторой загнанности взгляда, в камере перед ними стоял Гэбриэл Грей. Впрочем, Ною Бенннету было все равно, для него не существовало разницы, хотя он сам наблюдал процесс перерождения личности, перетекания одной в другую, вырождения человека и рождения монстра.

Но сейчас Беннету хотелось тупой примитивной мести - он слишком редко позволял себе это чувство. Работа есть работа, какую выбрал, такую и тянешь, но иногда - очень редко - к работе примешивались личные чувства, и Гэбриэл Грей, назвавший себя Сайлар, вызывал очень яркие личные чувства.

Такой силы, что Беннету было недостаточно комбинации шестого и восьмого вариантов препарата, - от которых объекты корчились несколько часов подряд, не в силах развернуться, - сводило мышцы, и судороги потом продолжались от двадцати до сорока трех часов, - недостаточно было отчетов, во всех подробностях описывающих реакции объекта "Сайлар" на вводимые препараты, недостаточно было записей с камер наблюдения. Ной Беннет хотел уничтожить Сайлара, и пока это было невозможно сделать физически - не поступало команды - он хотел сделать ему максимально больно.

Прекрасной возможностью сделать человеку больно является крайнее унижение. Что может быть большим унижением для мужчины, нежели изнасилование?

Что думал гаитянин, как и в большинстве случаев, осталось неизвестным. Он просто молча кивнул и пошел за Беннетом.

И теперь Сайлар - Гэбриэл Грей - медленно отступал к противоположной стене камеры, а гаитянин медленно и неотвратимо надвигался на него.

Следующее действие произошло быстро. Гаитянин схватил Сайлара за руку, дернул на себя и подтащил к стоящей посреди камеры кушетке. Накачанный восьмым вариантом до предела, Сайлар сопротивляться не мог, поэтому позволил себя сначала усадить на край кушетки, а потом швырнуть на спину, а гаитянин наклонился и "помог" ему закинуть на кушетку ноги. Потом протянул руки и начал стаскивать с того штаны. Примитивные белые штаны на резинке, выдаваемые всем заключенным, и под которыми ничего не было.

Сайлар дернулся и попытался отстраниться, убрать от себя чужие руки, но гаитянин прервался на момент и спокойно, не раздражаясь, ударил Сайлара по лицу. Ладонью, не кулаком, но наотмашь.

Сайлар охнул и упал головой на подушку. Гаитянин протянул руку, выдернул эту подушку у него из-под головы и швырнул к стене камеры. Прямо под ноги Беннету.

Беннет не отреагировал, не в силах оторвать взгляда от того, что происходило на кушетке. И смотрел, и ни одной мысли в голове не было.

Гаитянин содрал с Сайлара штаны - для этого ему пришлось слегка перекатить Сайлара на бок, потому что того в этот момент свела резкая судорога, - бросил их на пол и забрался на кушетку. Резко раздвинул Сайлару ноги и встал на колени между ними.

Сайлар попытался дернуться, но с восьмым вариантом в крови у него не было шансов, ему сводило руки, оставляя чистым сознание. И Беннет мог видеть, каким взглядом Сайлар смотрит на гаитянина, расстегивающего молнию на своих брюках.

Откровенный страх и понимание того, что сейчас с ним сделают.

Так тебе и надо, ублюдок. Заслужил.

Гаитянин спустил с себя брюки, не полностью, до колен, и у него уже был полный стояк. И Беннету не хотелось думать, что именно вызвало такую реакцию.

Потому что Сайлар сейчас был жертвой. Такой беспомощной, беззащитной, прямо из учебника по виктимологии - очень модернизированного учебника, по большей части рассказывающего, как сделать другого человека жертвой, - и полностью готовой к тому, что сейчас ей сделают больно.

Так тебе и надо.

Гаитянин подхватил Сайлара под бедра и подтянул к себе. Пристроился и попытался вставить. Без смазки, без подготовки.

Ничего, естественно, не получилось.

Сайлар охнул. Гаитянин ударил его еще раз. Потом сел на пятки, протянул руку и втиснул в Сайлара палец. Потом второй.

Беннет об этом догадывался, возможности увидеть у него не было, но ему и не надо было. Ему достаточно было смотреть на искажающееся лицо Сайлара, слышать короткие стоны и ощущать всей кожей, как другому плохо. Больно и унизительно.

Через несколько движений гаитянин вынул пальцы, вытер их о белую футболку Сайлара, снова подхватил того под левую коленку, отвел в сторону - максимально резко, на грани растяжения связок, - и на этот раз вставил.

Сайлар выгнулся, зашарил руками, пытаясь уйти от боли - рефлекс, бля, ну куда же ты денешься, бесполезно, - и застонал откровенно.

От этого звука, болезненного и относительно громкого, у Беннета заложило в ушах. На несколько секунд, потом все прошло. И пришло ощущение торжества, злого и слегка тошнотворного.

Так тебе и надо. Ты это заслужил. Заслужил. Заслужил. Заслужил.

Мантра, Ной Беннет. В ритм толчкам и стонам. Так и стой у бетонной стены камеры уровня номер пять, смотри, как гаитянин - черный человек - насилует Гэбриэла Грея, слушай стоны боли, в которых нет ни капли унижения, потому что когда так больно, места унижению не остается, и наслаждайся своим триумфом.

Наслаждайся тем, как Гэбриэл Грей лежит на спине с раздвинутыми ногами, ему сводит руки, и кровь жжет стенки сосудов, и он не может сопротивляться, и как жестко толкается гаитянин, смотря глаза в глаза, и ты смотришь от стены, и не видишь, что во взгляде Грея - Сайлар? он сейчас Гэбриэл Грей, восхитительно беспомощный, - обреченность, ему надо перенести эту боль, как и множество других, выдержать, проглотить, получи, получи, ублюдок, а ты думал, ты такой сильный, со способностями? - и не думай ни о чем больше.

Гаитянин толкается, молча, ни звука, ни стона наслаждения от секса, словно работа, зато молчание с лихвой перекрывает стонущий Гэбриэл. Одна рука прижата к телу - что, судорога еще не прошла? - другая свисает с кушетки, и Грей пытается сжать пальцы в кулак, но сил нет, и зрелище получается жалкое. Впрочем, любой мужик с согнутыми в коленях и раздвинутыми ногами - жалкое зрелище.

Так легко ударить. И потом смотреть, как он корчится, поджав ноги к животу и держась за яйца. Тоже унижение.

Стоны перешли в хныканье, и Беннет презрительно сощурился - он этого не чувствовал, пойманный в ловушку совершающейся мести, - это не месть на самом деле, это убожество, но никто о том не думает, ибо момент триумфа, враг повержен и стонет от боли, нет места размышлениям и рефлексиям, лишь какая-то животная радость, физический восторг от падения врага, а что ты падаешь вместе с ним, никому не ведомо до поры до времени, - и мелькнула мысль - а ты считал себя крутым, да, Сайлар? Как тебе ощущение изнасилования? Больно? Унизительно?

Получи. У тебя все равно нет выхода.

Из этой ситуации выхода нет ни у кого. Ни у Сайлара, ни у гаитянина, ни у Беннета.

Гаитянин задвигался быстрее. Еще несколько секунд, и все закончится.

Сайлар сейчас этого не понимает, весь его мир состоит из боли - задница, рука, грудь - он задыхается, глотает воздух, и болеть начинают глаза, будто от перенапряжения, и мысли отключаются.

Боль или наслаждение - результат блаженно одинаков, отсутствие мыслей и возможность жить дальше.

Гаитянин кончил и навалился на Сайлара.

Хриплый вскрик Гэбриэла, молчание гаитянина и убыстрившееся дыхание Беннета.

Несколько секунд без движения, потом поднялся, вытерся краем простыни - выдернув ее из-под матраса, - застегнул брюки и встал с кушетки.

Они вышли из камеры, оставив Сайлара корчиться на кушетке, сворачиваясь в комок и прижимая колени к животу.

Через два дня Ною Беннету позвонили и сообщили, что после очередного теста Сайлара откачать не удалось. Тогда Беннет счел это финалом.

Он ошибся.

Конец.