Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Неисчислимые Кощеевы богатства


Название: Неисчислимые Кощеевы богатства
Фендом: Кощей
Автор: Серебристый водолей
Email: serebristujvodolej@yandex.ru
Бета: Goth
Пейринг: Иван Царевич/ Кощей Бессмертный
Рейтинг: R
Жанр: romance, юмор
Содержание: А если Кощей - не злой колдун, а вполне обычный одинокий человек? А Иван - Царевич не сказочный богатырь, а угрюмый мальчишка, которого послали на смерть? Вот вдруг! И что тогда?
Отказ от прав: Это мое!!! Моя прелесть

[ Все фанфики этого автора ]



Пролог.

Если бы знал, какие потом пойдут сказки, трижды бы подумал, прежде чем селиться на Руси. Честно говоря, меня это веселит, забавно выслушивать о себе такие факты: бессмертный, ну, правда. Тощий - совсем не правда, конечно, я отличаюсь от этих полных приземистых русских мужичков, лысый - эй, у меня чудесные длинные черные волосы, красные глаза - зеленые, красные только когда колдую. Даже не хочу угадывать, откуда пошло предание, что смерть моя в яйце, хорошо хоть не в тех яйцах. Сколько же нерожденных цыплят передавили в надежде меня убить? Дикарье, одно слово.
Чудесное зимнее утро. Солнце отражается от снега, и падает синим светом в спальню. Мне не спится, я сижу на окне, любуясь игрою солнечных зайчиков на широкой спине моего любовника. Он такой собственник, вот сейчас заметит, что меня нет рядом, и проснется. Так и знал.
-Кощей? Что ты там сидишь - замерзнешь. Иди сюда.
Ему трудно противостоять. Сильные руки русского богатыря обнимают меня за плечи, голова удобно помещается в выемку шеи, он недовольно морщится - мои волосы вечно попадают ему в рот. Под одеялами тепло и уютно, сонное дыхание и жар родного тела погружают в сон…

Много лет назад.

Мальчики зачарованно слушают сказку. В тереме натоплено, за окнами метет вьюга. Старая нянька мотает пряжу и размеренным голосом рассказывает сказку за сказкой. Царевичи сидят на лавках, жуя пряники и тараща голубые глаза на старую женщину. Самому маленькому, шестилетнему мальчику, не хватило места ни на лавке, ни на широких полатях, он сидит прямо на ковре. Пряника ему тоже не хватило, старшие братья расхватали все, да еще и отвесили подзатыльник, чтоб не мешался под ногами. Малыш не плачет и не сердится даже - нелюбимый сын Царя привык к пренебрежительному отношению. Царица-мать умерла родами, подарив царю последнего ребенка - Ванечку. Смерти любимой жены, Борис не простил сыну, третируя его и держа в холоде и голоде.
-И поселилось на земле русской чудовище страшное - Кощей Бессмертный, колдун и душегубец. Много богатырей полегло, много девиц красных похищено было, много слез пролили матери и сестры…
Иван-царевич, как и братья, зачарованно слушает сказку. Старая рубашечка почти обтрепалась, лапти худые, а в животе бурчит от голода, но приключения богатырей земли Русской пока заглушают нужду тела.
-Раздавил яйцо - страшным голосом закричал Кощей и исчез. Освободилась земля: солнце засияло, птицы запели…

Несколько лет спустя.

Некрасивый мальчик прячется по углам, жмется к стенам. На дворе весна, цветут яблони, старшие царевичи гуляют с девицами. Иван сидит в тереме, боится наружу нос высунуть, сам царь-батюшка недавно выразил отвращение при виде младшенького. Низенький, лицо страсть как прыщавое, пальцы кривые, тощий, глаза блеклые как тающий лед. Одна красота - густая белокурая шапка волос, не потемневших со временем, да ресницы длинные, темные. Смотрит на себя царевич в медный таз - сам пугается, живого места на лице нет: и нос, и лоб, и щеки, и подбородок - все сизые. Больно ему, обидно, челядь смеется, братья издеваются, отец презирает, ну, зачем он такой уродился?

***

-Пора тебе, Иван, доказать, что ты царского рода. Появился в наших землях Кощей, людей пугает. Езжай - убей колдуна.
Хмурый некрасивый подросток покорно кивает головою. Все он понимает - хочет отец его со свету сжить, чтоб не позорил царский двор, не пугал заезжих сватов лицом своим. Да и самому царевичу жизнь опостылела: ни одного ласкового слова отродясь не слышал, нежности и заботы не ведает, не нужен никому.
Дали лошадку ему, какую похуже, чтоб понапрасну добро не пропадало. Меч кузнец подарил, плохенький меч, бракованный, да все - равно, на смерть царевич едет. Не оглядываясь, выехал из дворца, сопровождаемый насмешками, остановился у ворот, плюнул и пришпорил лошадь. Два месяца искал замок Кощеев, наслушался по пути о себе, лошади своей дохлой и мече кривеньком.
Замок у Кощея странный, на Кремль Русский совсем не похож. Окна большие, под самой крышей почти, крыша шпилем, без маковки, без креста православного, ворота тяжеленные дубовые, железом покрытые - никаким тараном не снесешь.
-Вот и окончилось мое путешествие, жизнь моя тоже тут закончилась. Ну и, слава Богу, наконец-то.
Постучался в ворота, а они сами - то и открылись. Оробел Иван - что за чертовщина! Похлопал лошадь по морде, ободрил животинку, вытащил меч свой недолугий и зашел осторожно. А внутри так солнечно, красиво, чисто. Только людей нет - ни слуг, ни Кощея самого. Оставил Ваня клячу во дворе, пошел хозяина искать. Диво: все двери перед ним открываются, везде роскошь, светло, а никого. Вышел во внутренний дворик, а там, у бассейна, человек сидит, книгу читает. Поднял голову - обомлел царевич - такой красавец: глаза зеленые, как камни драгоценные светятся, волосы длинные густые, черные как воронье крыло, смугловатая кожа, скулы высокие, чистое лицо - ни усов, ни бороды.
Поднялся незнакомец - высокий, стройный, а плечи широкие, ладони большие. Улыбнулся, тут-то Ивана пот пробил - сам Кощей перед ним: глаза на миг сверкнули красным, как кровь, зубы белые, с клыками острыми.
- Ты что здесь делаешь, мальчик?
Царевич слова вымолвить не может, краснеет, белеет, схватил меч свой, трясется. А проклятый давай смеяться:
-Это что ж, против меня детей посылают с мечом бракованным, ха-ха. - Посерьезнел. - Ты зачем, юноша, сюда сунулся, знал же, что живой не выйдешь?
На Ваню такая усталость вдруг напала, бросил он меч, сел прямо на землю, смерти ждет. Ждал-ждал - молчит Кощей, удивленно царевича рассматривает.
-Убивай уже, раз собирался, чего медлишь?
Колдун аж растерялся, подошел ближе.
-В первый раз таких богатырей вижу, чтоб сами смерти просили.
-Да какой я богатырь, так, насмешка природы.
Хмыкнул Кощей, щелкнул пальцами, Иван тут же уснул.
Очнулся в покое роскошном, светильники ярко горят, рядом вода в чаше, а сам хозяин сидит на диване мягком, рассматривает своего гостя.
-Ну и кто ты такой?
- Царевич Иван я, младший сын Царя .
-Ну и зачем ты сюда явился, царевич, кривым мечом драться? Неужели действительно думал, что одолеешь? Чего молчишь, отвечай, когда спрашивают.
Тишина в ответ.
-Ладно, что же мне с тобою делать - то, юнец? Убить - да не убиваю я беззащитных детей, отпустить - тоже не могу, никто еще не уходил из моего замка… оставлю-ка я тебя здесь, за компанию.
-Как здесь?!!
-Я человек одинокий, - хищный оскал белых зубов, - будешь у меня жить, развлекать меня.
-Не хочу!!!
-Да кто тебя спрашивал, цыпленок. Я хозяин - мое слово главное.
-Лучше убей!
-Что тебе все время смерти хочется, молод ты еще, чтоб умирать.
Ушел колдун, а Иван слез с постели - отродясь у него не было такого ложа: широкое, мягкое, подушек навалено.…Осмотрел комнату: стены светлые, стол, окна огромные, шторами завешенные, а в углу зеркало. Настоящее, серебряное, медью окантованное. Подошел пленник поближе - посмотреть на диковинку, о которой столько слыхал, и ахнул: отразился красивый юноша. Белые волосы растрепаны, глаза пронзительной голубизны сияют, на чистом гладком лице румянец играет, ни следа от прыщей ни осталось.

***

Так и зажили они. Боялся поначалу царевич хозяина, но потом прошел страх. Живет по человечески, пищу ест людскую, кровью не питается, девиц в подвалах нет - Кощей разрешил мальчику по всему замку ходить, так что царевич облазил все, что только мог. Не кричал, не бил, не заколдовывал. А потом и учить начал. Сперва грамоте, потом военному делу. У колдуна не было детей, поэтому юный царевич заменил ему сына. Он с удовольствием наблюдал, как мальчишка выходит к обеду, обвешанный паутиной, и взахлеб рассказывает о комнате, которую обнаружил в одном из крыльев старого замка. Укрощение дикого озлобленного зверька стало лучшим развлечением для бессмертного мага. Сначала добиться кивка в ответ, потом слова, потом целой фразы, потом улыбки…а потом как-нибудь отвязаться от юного пленника-гостя. Преодолев вбитую отцом и братьями застенчивость и робость, из алых губ посыпались вопросы, просьбы, требования, Кощей уже жалел, что занялся воспитанием.
-Почему ель вечно зеленая, почему в замке так тихо, можно мне завтра в конюшню, а купите мне настоящий меч, научите меня колдовать, утром свет синий, правда.…И так до бесконечности.
Потом воспитанник угомонился. После освоения грамоты все дни проводил в библиотеке, выходя лишь пообедать. Библиотека у Кощея была знатная, со всего мира собранная. Голубые глаза подернулись задумчивой дымкой. Некоторые книги колдуну приходилось переводить…или обучать мальчишку языку иначе белокурый мерзавец не отставал, преследуя учителя и канюча.
Иван совершенно освоился в замке, считая его своим домом. И это радовало хозяина.
Худой низкий мальчишка на глазах превращался в высокого статного юношу. Книги оказались заброшены, начались занятия с мечом, луком, булавою. Целыми днями во дворе звенели мечи, а черноволосый мужчина кружился, уходя от ударов. Развевались черные волосы, вспыхивали искры на клинках, свистели в воздухе стрелы.
Одно только условие поставил Кощей свому ученику - бриться, ибо бородатые русские мужики весьма раздражали колдуна.
Вечерами, они вели беседы за чашкой дымящегося свежего чая, совсем не похожего по вкусу на ту бурду, которую Ивану приходилось пить в отцовском тереме.
-Кощей, а как тебя на самом деле зовут?
-Не зовут меня, сам прихожу.
-И все-таки?
-Кастиэль.
-Красиво.
-Ваня, почему ты так хотел умереть?
-Никому я был не нужен, сам себя стыдился.
-Кощей, почему ты не женат до сих пор, женщины у тебя нет?
-Много будешь знать - скоро состаришься.
Зимою пальцы царевича особенно болели, он молчал, не желая признаваться учителю в слабости. Перо выскальзывало из пальцев, дрожащие руки не могли удержать меч, стрелы выпадали из судорожно скрюченных суставов. Колдун поначалу ругался, но, заметив, как болезненно морщится ученик, растирая руки, серьезно забеспокоился.
-Что с пальцами?
-Ничего, все в порядке.
-Иван! - Грозно. - Я ведь вижу, что не все в порядке.
-Пальцы болят, - признался царевич, покорно дозволяя колдуну ощупать распухшие суставы.
-Давно болят?
-Давно. Лет с двенадцати.
-С чего началось?
Светлое лицо побледнело.
-Само по себе.
-Не лги мне!
Румянец залил щеки, парень опустил голову.
-Братья побили и…и по рукам топтались.
Колдун на мгновение замер, рывком прижал к себе смущенного юношу.
-Бедный ты мой, что ж ты раньше-то не сказал.

***

К лету Кощей честно признался себе, что влюблен в своего ученика. Веселый взгляд голубых глаз будоражил его замерзшую душу, он с трудом удерживал себя в руках. Царевич смеется, грустит, задумался, злится, восхищается, удивляется - милый, милый мой мальчик. Сдерживать себя было все труднее и труднее, невинность так и притягивала к себе. Совместные походы в баню стали тяжелым испытанием для сдержанного влюбленного волшебника.
Однажды он все-таки не удержался, тихонько подошел сзади и обнял обнаженного парня.
-Что ты делаешь? Пусти меня.
-Сейчас, секундочку, - вдыхая запах пыли, пота, молодого мужчины.
-Кощей, пусти, совсем с ума сошел?
Колдун с сожалением разжал руки, виновато встречая яростный взгляд голубых глаз.
-Прости, я не удержался.
-Что это было, зачем ты это сделал?
-Ваня…ты спрашивал, почему я не женат, женщины у меня нет. Я люблю мужчин, я мужеложец.
Царевич с ужасом отшатнулся:
-Мужеложец?!!

***

Вечером он уехал, не попрощавшись с хозяином. Колдун заперся в своей башне, с болью и отчаяньем наблюдая из окна, как уезжает на вороном жеребце его богатырь.
Солнце ушло из замка, в коридорах появились тени, комнаты покрывались пылью и паутиной. Хозяин безвылазно сидел в своей лаборатории, бесцельно размешивая зелья.
Осень пришла в Русь, заволокла небо тучами, дожди плакали вместо гордого Кощея, который только мрачнел и сох с каждым днем. Холод проник в спальни и коридоры, в гостиные, конюшни, псарни, подвалы и чердаки. Теплые меховые свитера не спасали черноволосого колдуна от промозглой серости.
А потом совершенно случайно выдался солнечный денек. Чудо - солнце среди ноября. Измученный Кощей почти прекратил ждать. Сидел перед камином, укутанный в несколько одеял, поглаживая корочку любимой книги «Сборник заклинаний». Ворота загремели, открываясь перед очередным искателем приключений. Колдун лишь досадливо поморщился - надо было снять чары, совершенно нет настроения драться с каким-нибудь богатырем, особенно после того, как своего потерял.
Через некоторое время на пороге возник вооруженный мужчина. Белокурый. Черноволосый закрыл глаза - пусть.
-Кощей! - знакомым голосом, знакомая интонация - удивление.
Он распахнул зеленые глаза, ошарашено вглядываясь в сумрак двери. Через секунду его смели в объятия, неумелые, но очень горячие губы впились в его рот. Колдун оторвал от себя сильное тело, безумно вглядываясь в сияющие голубые глаза, мокрые белые кудри, заляпанную грязью одежду. Поднялся и прошел мимо растерянного царевича.
-Куда ты?
Кощей, как старик, пошатываясь и держась за стены, поплелся в свою спальню.
-Кощей…
У двери мужчина повернулся и сказал бесцветным голосом:
-Я схожу с ума, голоса слышу, музыку…Ты - не настоящий, моя выдумка. - И пошел.
В коридоре его подхватили на руки и понесли спальню. Осторожно положили на подушки. Он прижался головою к грязной мокрой одежде. Всхлипнул, вдыхая такой знакомый запах. Иван сжал его в объятиях.
-Ну, чего ты, кудесник…Я же вернулся, я с тобою. - Гладил темные потускневшие волосы, пока измученный мужчина не уснул. Разделся и с некоторой робостью скользнул под одеяло, прижимаясь к телу спящего.

***

Утром опять зарядил дождь. Кощей открыл глаза, с тоскою вглядываясь в окно. Вспомнил вчерашний бред, ухмыльнулся грустно…и наткнулся на теплую руку. Охнул от неожиданности, выпуская когти в сторону нежданного гостя в постели. Иван спал. Обняв руками подушку, на спине краснели новые шрамы, белые растрепанные волосы закрывали глаза, но след от подушки на щеке отчетливо алел.
-Иван!
Богатыря подбросило. Он резко скатился с постели, поднялся, абсолютно обнаженный, с мечом наголо. Мужчины немного насторожено смотрели друг на друга. Наконец царевич опустил меч, залез обратно под одеяло, постукивая зубами. Прижался телом к боку колдуна, положил голову на безволосую грудь и снова уснул. У Кощея задрожали губы, он осторожно провел пальцами по немного заросшей щеке, прикоснулся к гладкому плечу, прошептал тихо и счастливо:
-Ванечка.
-Я тут, - сонно ответил богатырь, - всегда буду с тобою. Спи.
Они уснули.

***

Первый раз был вовсе не там, где планировал Кощей, и не так как хотел Иван. В холодном коридоре, без смазки - болезненно, порывисто, непреклонно. Колдун изворачивался, пытаясь освободиться из стального захвата сильных рук, шипел, насаживаясь на молодого любовника, кусал клыками в отчаянном экстазе широкое белое плечо. Царевич целовался жадно, жестко, прикусывая тонкие губы. Облизывал смуглую кожу шеи. Его бедра толкались в такую сладкую тесноту, которую за месяц не смогла дать ни одна гулящая женщина. Стоны обезумевшего колдуна, льющиеся с кривящихся губ - были райской музыкой. Семя от толчков растекалось по ногам, размазывалось по животам, Иван с трудом удерживал скользкие ягодицы любовника, его соки уже вытекали из желанного тела черноволосого мужчины. Толчки продолжались, затихающие стоны вновь разбивали тяжело дышащую тишину коридора. Холод, не смея прикоснуться к телам, отползал кольцами прочь. Кощей слизывал кровь, вытекающую из укушенного плеча белокурого витязя.
Они рухнули на пол, удовлетворенные, счастливые, слегка утомившиеся.
За ужином, кряхтевший колдун с трудом уселся на широкое кресло. Царевич, чувствуя себя виноватым, кормил зазнобу с рук, разминал плечи, ласкал волосы и отнес на руках в спальню. Дальше жарких ласк в эту ночь они не пошли.

***

В кощеевой спальне, которой отныне суждено стать общей, на широкой постели возились два тела. Белокурый витязь, перевитый мускулами, мог с легкостью побороть худого изящного мужчину, который уступал в силе, но превосходил в ловкости. Однако блондин лишь стонал надсадно, ломая пудовыми кулаками спинку кровати. Волосы брюнета волною закрывали лица, даже резкие толчки не могли сбить тяжелую густую, пахнущую цветочным мылом, массу. Царевич всхлипывал почти по детски, когда рывки на секунду приподнимали его над кроватью, он так сжимал ногами бедра любовника, что наверняка оставлял синяки. Мускулы на руках колдуна резко сокращались, когда он подавался назад, покидая жаркое пристанище. Зеленые глаза повелительно смотрели в растерянные голубые, тонкие губы время от времени терзали полную припухшую нижнюю губу витязя.
Кощей уснул, наплевав на сбитые мокрые простыни. Смоляные волосы разметались по всем подушкам, одну руку он положил на мощную грудь, зарывшись пальцами в светлые кудрявые волоски. Иван, закинув руки за голову, размышлял, время от времени поглядывая на спящую зазнобу и улыбаясь. Притянул к себе тяжелое сонное тело, насилу отплевался волосами. Заснули…

***

-Ваня, откуда у тебя шрамы на спине? - зеленые глаза на секунду сверкнули красным огнем.
-Много будешь знать - скоро состаришься. - Стоило сказать, только чтоб посмотреть на возмущенное Кощеево лицо.
Колдун ухмыльнулся, положил руку на чресла любовника, невозмутимо попивая чай. Пошевелил пальцами, лаская каменеющую плоть. И убрал кисть, когда царевич подошел к самой грани.
-Кощей!!!
-А? Ты пей чай, пей - вкусный.
-Кощей!!!
-Что?
Чашка, выбитая из рук, полетела на пол, чудом не разбившись. Чародей полетел на диванчик и взвыл, придавленный немалым весом. Забарахтался, в попытке отстоять одежду, клацнул зубами, кода руки оказались в плену широкой ладони, а ноги дерзко развели коленом. Охнул, почувствовав в себе палец, застонал, когда к пальцу присоединились еще два, дико закричал, когда широкая ладонь полностью проникла в него. Иван смотрел сверху серьезно и жестоко. Наклонился к замершему мужчине, слизнул капельку пота, скатившуюся со лба.
-Не играй со мною, чародей, - прошептал, резко дергая рукою. Вопль боли, раздавшийся в ответ, вызвал косую усмешку.
-Прекрати…не надо, Ванечка, - бледный чародей, судорожно сглатывая и болезненно дыша, застыл на диване, боясь лишний раз пошевелится
-Больше никогда так не делай, Кощей, - царевич вновь дернул кистью, жадно впитывая в себя крик любовника.
-Мне больно, - темноволосый отчаянно задергался, отпихивая от себя твердое тело.
Блондин дернул рукою еще раз, и еще, и еще.
Кощей пришел в себя от тихого шепота. Болело все тело, гудели ноги, а из прокушенного языка кровь сочилась в рот. Он с трудом поднял голову: диванчик, Иван держит его голову и бормочет нечто до безумия нежное, но совершенно непонятное.
-Ваня.
-Кощей. - Царевич встрепенулся, виновато, пристыжено и испуганно заглядывая в зеленые глаза своими, почти черными от потрясения.
-Зачем ты так?
-Прости, - мокрое лицо уткнулось в шею, - прости любимый, ибо я не ведал, что творю.
-Помоги мне добраться в спальню и принеси целебную мазь.
Колдун не винил витязя - молодому животному нужно покорять, усмирять и властвовать. Со временем пройдет. Вот только седалище ноет и ноги подкашиваются.
-Иван, - уже на пороге спальни, - откуда шрамы-то?
Белокурый потемнел лицом:
-Домой заезжал. Заехать-то заехал, да вот выезжать пришлось с боем. Иван-дурак я и есть.

Эпилог.

Вот так и живем. Порою я замираю в восхищении пред его красотою. Зазнобушка моя даже не ведает как он красив: длинные волосы развеваются на ветру, глаза как каменья сверкают, медовый рот манит меня. Может, чадам потом будут сказки баять как Иван-царевич одолел лихого Кощея. Правда - одолел, но не мечом кованным в честном бою, а лаской да любовью в ложе спальном. Ни о чем не жалею: ни о руках, обагренных кровью братьев и отца, ни о чести мужской, отданной колдуну чужеземному, ни о жизни бессмертной рядом с полюбовником моим. Стоит он того.
Порою, по утрам я просыпаюсь раньше и долго любуюсь на тело сахарное и уста медовые. Ревнив, кудесник мой, ревнив, обвивает меня как гадина какая, держит в руках крепко. Страсть как Кощей любит меня…и я его.

Конец.