Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Необратимость


Название: Необратимость
Фендом: Ai no Kusabi
Автор: Чеширочка
Пейринг: Гай/Ясон
Рейтинг: NC-21
Жанр: angst
Предупреждение: насилие, смерть персонажа
Посвящение: Гаспару Ноэ за его честный и безжалостный фильм

[ Все фанфики этого автора ]



Покуситесь на президента,
Пригласите его в катакомбы
И на глубине сорвите чеку,
Любовь - это страшная бомба.
© Ундервуд

Рики... Я склонился над его лицом, измученным. Под глазами залегли глубокие тени. Рот расслаблен наркотиком. Иначе бы он кривился от боли. Наркотик будет действовать еще четыре часа. Этого времени мне хватит с лихвой, чтобы разобраться с нашим последним делом здесь. Паспорта с фальшивыми именами, визы, билеты, - все готово. Когда я думаю, каким способом я добыл эти деньги, меня передергивает. Мы покинем Танагуру, покинем Амой. Осталось устранить единственную помеху. Даже возвращения Рики я не ждал с такой силой, потому что почти потерял надежду тогда. А ты придешь. Я знаю точно. Человек, отнявший у меня все, ты придешь. Рики, лижущий твои сапоги. Эта картина не выходит у меня из головы. Ее невозможно разорвать, сжечь, разрезать на мелкие клочки. Но есть один путь. Руки в карманах, небрежная поза. Ты хочешь выглядеть так, словно вышел на вечернюю прогулку. Прогуляемся.

- Гай, не так ли? Я хочу получить назад то, что принадлежит мне.

Мне в лицо ударяет жаркая волна бешенства. Воздух как будто сгустился, раскалился докрасна. Принадлежало! И ты заплатишь за это максимально высокую цену. Я поворачиваюсь спиной к твоему непроницаемому взгляду и иду внутрь. Ты следуешь за мной. Тебе не стоило бросать мне вызов, блонди. Я не намерен вести переговоры и торговаться. Пятый сектор. Взрыв достигнет этого места в последнюю очередь. Я сажусь. Ты остаешься стоять. Смотришь сверху вниз. Как привык. Время менять привычки, Ясон Минк. Пластиковая коробка скользит по поверхности стола. Ты ловишь ее. Длинными сильными пальцами - я представляю, как раскрошу их один за другим.

- Вот что я хотел вернуть тебе, блонди!

Ты раскрываешь коробку: кольцо. До тебя доходит. Ты поднимаешь свой взгляд. Кипящий ненавистью. Ты отталкиваешь железный стол, чтобы добраться до меня. Я не такой идиот, секундного промедления хватает, чтобы я успел вытянуть из кармана и привести в действие дистанционный шокер. Голубые лучи опутывают твое тело, и оно мешком оседает на пол. Обычный человек обуглился бы от такого разряда. Совершенное тело. Ублюдок. Я встаю, делаю пару шагов. Блонди, валяющийя у моих ног, - я бы мог любоваться на это сутками. Но у меня меньше часа. Я подстаскиваю тяжелое, лишенное сознания тело к стене. Туда, где на уровне груди находится толстая железная скоба. Черт его знает, для чего она, но для моих целей очень подходящая штука. Я обматываю твои руки проволокой - очень прочно, так, что на белой коже сразу проступают красные следы, так крепко, что практически полностью перекрываю доступ циркуляции крови, но руки тебе уже не пригодятся, да и что мне до них - и прикручиваю к торчащей из бетона железке. Проблему ног я решаю просто до гениального - если связать их, будет не совсем удобно делать то, что я собираюсь сделать с тобой, тварь. Я кое-что прихватил с собой для тебя. Обрезок трубы. Мощный удар по коленной чашечке. Ты приходишь в себя от боли в тот момент, когда второй удар разбивает и другую ногу.

- Рики...
- Рики здесь нет. Так... шокирован, что забыл, с кем разговариваешь? Вопрос дня: что может сделать монгрел против блонди? Правильный ответ: ничего хорошего. Может, в качестве разогрева разбить твое лицо всмятку?

Я делаю вид, что примериваюсь, наконец, замахиваюсь и... На этот раз удар приходится по стене. Я не трону твое лицо. Потому что не хочу упустить ни одного оттенка страдания. Непереносимого, будь ты хоть тысячу раз сверхчеловек. Кровь, грязь могли бы скрыть твои эмоции. Я этого не хочу. Я опускаюсь на колени - теперь наши глаза на одном уровне - и срываю застежку твоего костюма, слишком светлого для сегодняшнего дня. Ты дергаешься, пытаясь избежать контакта. Дергаться бесполезно. Мы оба это знаем. И ты можешь сколько угодно контролировать свои крики, контролировать свои стоны, контролировать свой голос. Но с запахом дорогого парфюма уже мешается запах пота и бессилия. Я могу прикончить тебя несколькими ударами по голове. Не так быстро. Если бы твой взгляд мог высечь огонь, я бы корчился на этом полу, с ног до головы объятый пламенем. Синие горящие угли. Нет, твои глаза неспособны сделать во мне пахнущую горелым мясом дыру.

- Не говори, что ты держал Рики в подобном месте.
- Не говори мне, что блонди искренне произнес подобные слова.

Будет лучше, если ты не будешь рыпаться. Я чувствую, что могу сорваться. А я так тщательно все продумал. Я поднимаюсь с пола и нагибаюсь к своему кейсу, достаю ножницы и снова приседаю на корточки рядом со связанным телом. Твоя беспомощность вдохновляет. Не то слово. Я разрезаю твою одежду. Прикасаясь лезвием к коже. Без церемоний. Задевая и царапая. Впрочем, боль в раздробленных ногах наверняка перебивает неприятные ощущения от таких незначительных повреждений. Рики бы не понравилось то, что я собираюсь сделать с тобой. Рики... Он закрылся в себе и позволил мне все, что я хотел. Безучастный. Мне стало еще хуже. Моего Рики больше нет. Что ты сделал с ним, что он готов ходить в сбруе, как животное, выставляя себя напоказ перед такими, как ты? Что ты с ним сделал? Твоя ледяная красота? Ты красив. Даже сквозь свою ненависть я вижу это. Твой статус высшего из высших? Только не Рики. Он как одержимый. Помешанный. На тебе. Это не было трудно - купить час с бывшим пэтом из Эос. Все еще нежная кожа и помутневшие глаза старика. Он вспоминал для меня все подробности и почти плакал от тоски. Я не могу это понять. Я не могу понять, как мой Рики три года мог быть одним из персонажей этого зверинца.

- Тебе что же, Рики нужен до такой степени, что ты пришел сюда за ним, без охраны, прямо в ловушку?
- Ты так и резал его по-живому? Ему нужна квалифицированная медицинская помощь, Гай.

Твои слова заставляют меня сомневаться. Ведь я никогда не делал ничего подобного. С Рики все будет в порядке. А ты, конечно, понял, во что тебя втянули. Чего ты добиваешься? Легкой смерти? Ты не получишь этого. Пытка возбуждением. Самая эффективная для пэтов. Посмотрим, какой эффект она производит на блонди. Я достаю из кармана маленький бутылек с афродизиаком - треть денег ушла на эту дрянь, которая поднимет и у мертвого. Отпихиваю ногой клочья одежды. Ты все же человек. Пусть со всякими приставками: сверх, ультра, мега. Что угодно. Эти приставки не делают тебя железным, ведь так? Хотя ты всегда представлялся мне как нечто почти бездушное, почти из пластика. Я испытываю радость, видя, что твою кожу можно проткнуть, а если зайти дальше, можно убедиться, что внутри тебя не шестеренки, а кости и мышцы. Три года. Я бы хотел измываться над тобой три года. Изо дня в день, из ночи в ночь. Пока бы ты не растерял все свои приставки. Жаль, мы не всегда можем получить все и столько, сколько хотим.

- Надеюсь, вы, блонди, выносливы так, как о вас говорят. Потому что я не намерен торопиться.
- Убей меня и иди к нему. Гай, ты теряешь время.
- Хочешь сказать, что ты любишь его, а? Так любишь, что выставлял в ваших мерзких шоу? Так любишь, что заставлял его совокупляться на публике? Так любишь, что Рики согласился на кастрацию, чтобы избавиться от тебя? Дорубаешься, почему я так с тобой поступаю? Я покажу тебе любовь, подонок.

Я сажусь на твои разбитые ноги, зажимаю тебе рот и нос. Ты задыхаешься. Одна минута. Синие глаза теряют фокус. Две минуты. Когда ты почти уходишь, я прекращаю зажимать твой нос, и ты с силой вдыхаешь пары афродизиака. Я подношу пузырек к своему носу и тоже затягиваюсь. Не хочу оставлять себе возможности остановиться. Я тяну на себя светлые неаккуратно растрепавшиеся волосы и приближаю твое лицо к своему. Правая рука скользит к твоему паху, поглаживает с издевательской нежностью. Не знаю, что ты думаешь, но больше ты ничего не говоришь.

- Как ты хочешь, чтобы я взял тебя? Кажется, тебе нравится, чтобы быстро и резко? Полагаю, я ничего не подцеплю? Тебя ведь еще не трахали? Я буду первым? И очевидно последним?

Куском проволоки я перетягиваю основание твоего члена. Ты даже не можешь сдвинуть вместе свои искалеченные ноги. Но твои внутренние мышцы пока еще сопротивляются вторжению моих пальцев. Три сразу. Твои веки опускаются, как будто закрытые глаза могут стать преградой. Я жалею, что сам поспешил с афродизиаком. Член ноет от напряжения. Добавляя четвертый палец, я наклоняюсь и до крови кусаю розовый сосок. Под моей левой рукой, лежащей на твоей груди, сердце дает сбой, обрывается и начинает бешено молотить изнутри. Я проталкиваю пальцы глубже. Во всю длину. Я чувствую, как плотно кольцо твоего ануса обхватывает мои пальцы. Вены на твоих руках вздуваются. Ребра ходят ходуном. Не привык быть рабом? Беспомощным рабом своего и чужого тела?

- Нравится, когда тебя пользуют, а, блонди?

Твой взгляд куда-то мимо. Губы тянутся навстречу моим губам. Я отшатываюсь. Оставляя ожог, щеку задевает горячее дыхание. В следующую секунду мой кулак смазывает ненормальную полуулыбку. Разбитые в кровь губы без конца повторяют одно и то же. Я не дам себя запутать. Я вскакиваю на ноги, достаю скотч из кейса. Острые, как иглы, ресницы дрожат, и мне снова хочется съездить по твоей физиономии. Я накручиваю твои волосы себе на руку и бью наотмашь несколько раз, не давая тебе дергать головой. Синие глаза мутнеют. Липкой лентой я склеиваю кровоточащий рот. Опять нагибаюсь к кейсу за прутом. Скотина. Я поступлю с тобой, как поступают со скотом. Я встаю над тобой, пошире расставляю ноги и наношу первый удар. Багровая полоса на белой тонкой коже. Твоя голова откидывается назад, на вывернутые связанные руки. Свободной рукой я хватаю твой подбородок, заставляя смотреть на себя, и наношу новый удар. От боли твои зрачки расплываются. Чернильные пятна, полностью затопляющие синее. Между тошнотворными звуками ударов, разрывающих кожу, я слышу, как твои зубы скрипят друг о друга. Ломать нечто столь ненавистное и прочное - огромное удовольствие. Я прищуриваю левый глаз, отвожу руку подальше в сторону и бью наискосок по груди. Из жуткой раны - полоски кожи повисают лохмотьями - хлещет кровь.

- Получи. Получи. Получи. Мразь!

Твои широко распахнутые навстречу свистящим ударам глаза закатываются. Свесившиеся вниз длинные волосы закрывают от меня смертельно бледное, цвета оплавившегося воска, лицо. Я бросаю прут на пол. Отвинчиваю крышку пластиковой бутылки и выливаю на тебя все ее содержимое. Не так. Я хочу, чтобы ты оставался в сознании до последнего. Я вздрагиваю от звука мощного взрыва, сотрясающего Дана Бан. Это девятый сектор. Проклятый блонди. Я потерял счет времени. Смотрю на часы. Через двадцать минут от этого места не останется ничего, кроме огня и бетонного крошева. Подцепляю липкую ленту, склеивающую твой рот, и дергаю, позволяя тебе нормально дышать. С глухим стоном ты открываешь глаза, медленно, как будто твои ресницы весят не меньше плит, которые совсем скоро погребут под собой твое тело.

- Не надо... Ри...ки...

Синие глаза смотрят слепо. Ты сто тысяч раз заслужил эту месть, падаль. Я распутываю проволоку на твоих запястьях. Они жуткого цвета. Месиво глубоких фиолетовых борозд. Больше не поддерживаемое ничем, твое тело безвольно соскальзывает на пол, в лужу воды и крови. Платиновые волосы намокают и становятся грязно-коричневыми. Я наконец освобождаю свой изнывающий от возбуждения член и опускаюсь на колени между твоих раздвинутых ног. Тебя трясет. Меня самого трясет. Ты совершенно открыт. Ты кричишь, когда я закидываю твои раздробленные и опухшие ноги себе на плечи. Ты кричишь еще сильнее, когда я вставляю тебе. Сначала - только головка. Потом - резко до конца. Разрывая проход. Чавкающий звук развороченной плоти. В бреду, в котором тебя насилую не я, ты сам, кажется, не понимаешь, что подаешься мне навстречу. Твоя кровь пачкает и обжигает. Больше никакого сопротивления. Продолжая трахать, рвать, раздирать, я накидываю проволоку тебе на шею. Сдавливаю. Пережимаю. Дикие предсмертные судороги сотрясают твое тело. Ты уже не можешь ничего сказать. Твои хрипы сливаются с моими стонами. Совсем близко. Прочные веревки напряжения, опутывающие все мое тело, со звоном лопаются. Кончая, я наваливаюсь на тебя всем телом. Я лежу на твоей груди и не слышу биения твоего сердца. И это самая приятная тишина, которую я когда-либо слышал... Ты больше не помешаешь нам.
Чьи-то шаги в коридоре... шаркающие... полуживые... РИКИ?

Конец.