Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Фантазия


Название: Фантазия
Фендом: Гарри Поттер
Автор: Shinmaya aka Fred
Email: lindirchik@mail.ru
Пейринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: NC-17
Жанр: стеб, PWP
Содержание: самая безбашенная сексуальная фантазия Поттера.
Предупреждение: ООС(!), графика, намеренное использование всевозможных слэшных штампов, неопределенные временные обстоятельства.
Отказ: Все права у мамы Ро.

[ Все фанфики этого автора ]



Ехать в поезде всегда скучно. За окном поля-озера, озера-поля... Только и слышно мерное постукивание колес по рельсам. Ту-дум, ту-дум... Всякому надоест. Поэтому, когда Гермиона предложила поиграть, Гарри и Рон дружно согласились. У троицы всегда были свои собственные, никому не доступные тайны и секреты: мантия-невидимка на троих, Карта Мародеров, например, и еще пузырек Веритасерума, украденный в свое время из личных запасов Снейпа.
- Будем играть в «Правду или вызов», - хитро улыбнулась Гермиона, доставая маленький пузырек с прозрачной жидкостью из внутреннего кармана мантии. Она всегда его носила с собой. Поэтому у Гарри и Рона существовало одно золотое правило - нельзя врать Гермионе Грейнджер, потому что она все равно узнает, с кем каждый из них прятался на прошлой перемене в пустом классе, и чем именно он там занимался. А если они расскажут это недобровольно, то Гермиона разозлится и не даст списать конспект. Поэтому врать Гермионе Грейнджер было никак нельзя.
Итак, они играли в «Правду или вызов», Веритасерум, добавленный каждому в сок по две капли, привносил в игру некую пикантность. Гарри вытянул жребий, позволяющий ему первому спрашивать. И он выбрал лучшего друга.
- Правда, - сказал Рон.
- Отлично, кто лучше целуется, Лаванда или Гермиона?
- Ну, гад! - Выпалил Рон и зажал себе рот, чтобы не ответить. Говорить при Гермионе он не хотел, потому что она совсем не умела целоваться, а Рон не хотел на весь год остаться без ее конспектов.
- Тогда, видимо, вызов? - спросил Гарри, смеясь. Рон кивнул, все еще зажимая себе рот, в ожидании, когда действие сыворотки пройдет.
- Прекрасно, - Поттер взял в руки пергамент, на котором они всегда записывали эти самые «вызовы», то есть, кто, что и когда должен был сделать. Гарри аккуратно вывел на листе, диктуя себе под нос: - Тааак... Рон... Обозвать Снейпа сальным придурком. Три раза. И остаться при этом в живых, - прибавил он вслух.
- Ну, держись, - Рон злобно потирал руки, в то время как Гермиона недовольно наблюдала за ним и Гарри, несомненно, догадываясь, что ответ на предыдущий вопрос был не в ее пользу, и фантазируя, как именно Снейп отравит Рона, когда тот выполнит свой «вызов»...
- Я жду, - сказал Гарри, уверенный, что вот его-то, пай-мальчика, не на чем будет подловить. Но не тут-то было...
- Опиши свою самую безумную и фантастическую сексуальную фантазию, - потребовал Рон, и теперь уже Гарри пришлось зажать себе рот.
- Ну, ты же понимаешь, друг, - заржал Уизли, - что в качестве вызова тебе придется, как минимум поцеловать Снейпа или еще чего похуже!
Гарри понимал. После прошлой такой игры он пролежал в больничном крыле неделю, потому что в тот раз Рон сказал ему дать поджопник Гойлу. И, насколько Гарри знал своего лучшего друга - с того станется заставить его поцеловать Снейпа. Или еще чего похуже... Ну, уж нет! Гарри разжал рот, набрал в легкие воздуха и произнес на одном дыхании:
- Драко Малфой, обнаженный, на широкой кровати, громко стонет: “Возьми меня еще глубже, Поттер, я твоя маленькая развратная девочка!”
- Эээ, что? - переспросила Гермиона. - Что ты сказал?
- Драко Малфой, обнаженный, на широкой кровати, громко стонет: “Возьми меня еще глубже, Поттер, я твоя маленькая развратная девочка!” - повторил Гарри слово в слово.
Сказать, что у Рона и Гермионы отвисли челюсти, и глаза вылезли на лоб - ничего не сказать. По правде говоря, лучший друг Гарри Поттера так не ржал с того дня, как Малфоя превратили в хорька на глазах у всей школы. Что до Гермионы, то она вообще никогда так не ржала.
И, тем не менее, игра продолжалась. Гарри и Рон заставили Гермиону признаться, что на первом курсе она была без ума от Перси, а когда снова настала очередь Гарри, то он решил что Рон наверняка изобрел еще какой-нибудь мерзкий вопрос о том, как именно он мечтал о Малфое или сколько раз он думал о слизеринце, когда оставался наедине с самим собой в душе... Поэтому Гарри сходу и не подумавши ляпнул:
- Вызов.
Глаза Рона загорелись недобрым огнем, когда он подтянул к себе пергамент и обмакнул перо в чернила.
- Ты же понимаешь, что три раза обозвать Снейпа сальным придурком - это жестоко? - Спросил он.
- Вроде того, - пожал плечами Поттер.
- Ну ладно, - сказал Рон и записал на листке:

«Гарри Поттер - воплотить свою самую извращенную сексуальную фантазию (Драко Малфой, обнаженный, на широкой кровати, громко стонет: “Возьми меня еще глубже, Поттер, я твоя маленькая развратная девочка!”)»


- Нет, Рон, ты с ума сошел, я такое никогда не сделаю! - возмущался Гарри Поттер, когда его лучший друг толкнул его локтем при приближении слизеринца.
- Ну тогда я не стану обзывать Снейпа, - надулся Рон.
- Нет-нет, мальчики, - встряла в их спор Гермиона. - Вызовы не отменяются!
- Смелей, смелей, Гарри! - подбодрил его Уизли. - Ты же исполняешь свою самую сокровенную фантазию, что может быть лучше?
- Гроб и белые тапочки, - вздохнул Мальчик-который-выжил и поплелся воплощать замечательную идею Рона.
Слизеринец смерил его таким презрительным взглядом, что Гарри на мгновение засомневался, был ли истинно Драко Малфой его самой безбашенной и откровенной сексуальной фантазией, и пришел к выводу, что все-таки был. Поэтому Гарри приблизился к блондину еще на несколько шагов, обогнал его и сделал это. Он открыл перед Драко дверь кареты и, склонив голову, пропустил его внутрь. Сказать, что у Малфоя отвисла челюсть, и глаза вылезли на лоб - ничего не сказать. Но ржать, конечно, он не стал, он же Малфой, в самом деле. Он совладал с собой довольно быстро, повел бровью и спокойно прошел в карету. За ним туда поместились Крэбб и Гойл, и дверь, стремительно просвистев у самого лица Гарри, захлопнулась.
- Не сработало, - сказал Гарри Рону, когда они садились в свою карету.
- Еще бы, - хохотнул рыжий. - Я и не думал, что сработает.
- А зачем же посоветовал?
- А так, по приколу, - ржал Рон.
Тогда Гарри «по приколу» достал пергамент с вызовами и «по приколу» дописал к пункту Рона «Обозвать Снейпа сальным придурком. Три раза»: «В разные дни».
- Эй ты, так нельзя! - возмутился Уизли.
- Так я по приколу же, - пожал плечами герой волшебного мира.

- Итак, в этом году мы будем изучать составы намного более сложные, нежели те, которые мы брали до этого. Поэтому я жду от вас предельного внимания на моих занятиях...
Снейп тянул свою обычную присказку о том, что лишь некоторых из своих учеников он «считает способными оценить великое и непревзойденное мастерство зельеварения», которая на самом деле переводилась на нормальный, доступный всем язык примерно так: «все гриффиндорцы - придурки, а слизеринцы - мой факультет». Пока профессор зельеварения тянул эту самую присказку, Гарри то и дело толкал Рона локтем.
- А я говорю тебе, подними руку, - шепнул он другу на ухо.
- Не сейчас, - рыжий дрожал, как осиновый лист.
- Чем раньше отделаешься - тем лучше.
Снейп поднял голову на друзей.
- Уизли, Поттер? Какие-то посторонние вопросы обсуждаете?
- Совсем не посторонние, сэр, - безмятежно отозвался Гарри. - Рон очень хочет вам кое-что сообщить.
Снейп, подобно грозовой туче, пересек класс и навис над дрожащим Роном, как коршун.
- Что же вы мне хотели сообщить, мистер Уизли? - спросил он таким тоном, будто пришел по душу Рона. Рыжий гриффиндорец нервно сглотнул и сказал:
- Вы - сальный придурок, сэр.
Сказать, что у профессора Снейпа отвисла челюсть, и глаза вылезли на лоб - ничего не сказать. Так его не оскорбляли с тех времен, как Поттер вслух зачитывал оскорбления с того якобы пустого пергамента. Поттера тогда спас Люпин. Но что-то подсказывало Северусу Снейпу, что Уизли уже ничто не спасет...

- Меня исключат из школы, - «радостно» сообщил Рон друзьям за обедом, - если еще что-то подобное повторится. А пока что мне предстоит мыть туалеты по вечерам. До самого Рождества.
- Сожалею, - протянул Гарри. - Ну и как же ты теперь выполнишь остальную часть твоего вызова?
- У меня идея, - сказал Рон. - Я помогу тебе соблазнить Малфоя...
- Тише, - зашикал на него Поттер.
- Так вот, - продолжал рыжий, понизив голос. - Я помогу тебе с Малфоем, а ты освободишь меня от довыполнения вызова. Идет?
Гарри задумался. А что, собственно, он с этого получит? Воплощение в жизнь своей самой безбашенной сексуальной фантазии, разве нет? Хм, а почему бы и нет?
- Идет, - сказал он, пожимая протянутую другом руку. - А как, интересно, ты можешь мне помочь?
- Ну, это уж мои проблемы, - усмехнулся Уизли.

Гарри почему-то сомневался в том, что Рон сможет что-то придумать. И, сидя в гостиной за метровым конспектом по травологии, он перебирал все возможные варианты сближения со слизеринцем. Вслух.
- А может, стоит дождаться, когда он пойдет в сортир, и там его соблазнить? Как в порнофильмах, а? - спросил он Гермиону, которая сидела рядом и строчила уже третий метр своего сочинения.
- ... и там он тебя трансфигурирует в рулон туалетной бумаги и подотрется, будь уверен, - промычала она, уткнувшись в пергамент. Гарри заглянул девушке через плечо. Он все время удивлялся, как это Гермионе удается писать такие длинные эссе, но только сейчас понял, что она просто оставляла гигантские промежутки между строчками. Парень снова опустился на свой стул и, подперев голову рукой, продолжил строить планы.
- Ну, а если в душе? - спросил он через пару минут.
- Как в порнофильмах? - уточнила девушка.
- Ага, как там.
- Не выйдет, - отрезала Гермиона.
- Почему? - огорчился Гарри.
- Потому что ему за это не заплатят, - пожала она плечами.
- А если я заплачу? - воодушевился Мальчик-который-выжил.
- Идиот, у Малфоя денег куры не клюют, он у тебя их и просто так не возьмет, а уж тем более за то, что ты его трахнешь!
Гарри со вздохом подпер голову другой рукой.
- Выходит, у меня такая несбыточная фантазия?
- Нет ничего несбыточного, - улыбнулась Гермиона. - Гарри, ты же волшебник!
В этот момент двери гостиной распахнулись, и в комнату влетел довольно улыбающийся Рон Уизли.
- А, туалетный работник, - хохотнул Гарри. - Ну, как продвигаются дела?
- Дела офигенно, - сказал Рон, - мне удалось заныкать палочку, так что унитазы засияли в момент.
- И поэтому ты сияешь, как медный кнат? - строго спросила Гермиона. - Тебе, между прочим, еще травологию делать.
- Нет-нет, не могу, - извиняющимся тоном сказал Рон. - Мне надо кое-что обстряпать. Травологию у тебя спишу.
- А вот я не дам! - уперлась девушка.
- Дура, я про травологию, - офигел Рон.
- Я тоже, между прочим, пошляк! - возмутилась Гермиона и заколдовала свой учебник так, что он стал летать над головой Уизли, норовя стукнуть его по затылку. Рон изловчился и выскочил за дверь, захлопнув ее прямо перед разъяренной книгой.

Всю неделю Гарри пытался придумать, как ему соблазнить Драко Малфоя. Самое странное, что эта мысль уже стала для него навязчивой идеей. Он уже не мог думать ни о чем другом. Например, на трансфигурации, когда Профессор МакГонагалл диктовала им одну очень сложную формулу, Гарри случайно заметил, что в его записи закрались слова «развратный», «девочка» и «Драко». Зачеркнув их как можно старательнее, он снова стал думать. Гарри Поттер ломал и ломал себе голову, но так и не мог ничего придумать. На Рона он, конечно, не очень-то надеялся. А зря.

- Гарри! Угадай, что у меня есть?- радостно возвестил Уизли на всю спальню. Возвестил он это в воскресенье в шесть утра.
- Что там у тебя есть? - зевнул Поттер и сел в кровати, потирая глаза.
- То, что ты хочешь, - ухмыльнулся рыжий, помахивая перед другом фирменным пурпурным пакетом магазина «Ужастики Умников Уизли». - Фред и Джордж только что прислали.
Гарри с интересом развернул протянутый пакет и нашел там маленькую бутылочку с розовой жидкостью и записку от близнецов.

“Дорогой Гарри, поздравляем тебя, счастливца из счастливцев, с приобретением нашего нового оргазмически-фантастического любовного зелья «Мгновенная страсть»! С этим зельем все твои мечты сбудутся. Настрой зелье на себя, прикоснувшись к нему палочкой и сказав свое имя, подлей его кому нужно в напиток и наслаждайся результатом в течение часа. После этого времени у тебя будет ровно пять минут, чтобы смыться - объект отключится, а когда очнется, то не будет помнить ничего. Приятного уикенда, Гарри!
Твои Фред и Джордж.
P.S. Зелье абсолютно безопасно, мы все проверили на себе.”

- Ну и? - Гарри непонимающим взглядом уставился на Рона.
- Что «ну и»? Все твои мечты сбудутся! Сегодня ты его непременно трахнешь!
- Кого?
- Драко Малфоя, тормоз!
- Черт, - улыбнулся Гарри. - Забыл как-то. Да, спасибо, Рон.

- Все, конечно, замечательно, произнесла Гермиона скептически, когда Гарри продемонстрировал ей бутылочку. - Но как именно ты собираешься подлить ему зелье?
- Есть одна идея, - ответил Гарри. - Добби?
Эльф всегда появлялся по первому зову Мальчика-который выжил и сейчас тоже не заставил себя ждать.
- Гарри Поттер, сэр? - пропищал он.
- Привет, Добби. У меня к тебе просьба, - ласково обратился Гарри к эльфу.
- Все, что угодно для Гарри Поттера! - заверил его Добби.
- Ты можешь позаботиться о том, чтобы это попало в кубок Драко Малфоя сегодня за ужином? - спросил Гарри, показывая Добби бутылочку.
- Конечно, Гарри Поттер, сэр! Добби все сделает!
Гарри настроил на себя зелье, отдал его эльфу, и тот исчез так же стремительно, как появился.
- По-моему, у него к тебе какая-то нездоровая привязанность, - прикололся Рон.
- Ты заткнешься уже? - Гарри покраснел до ушей, очевидно, представив себе, что Рон имел в виду под словом «нездоровая».
- Ну, вот и славно, теперь осталось только подождать до обеда, - довольно заключил Рон, - и твоя безумная фантазия у тебя в кармане, Гарри.
- Или еще кое-где, - ухмыльнулась Гермиона.

За ужином троица во все глаза смотрела на Драко Малфоя, провожая глазами каждый кусок рагу, попадавший в рот слизеринца. Блондин, очевидно, заметил эту странность со стороны гриффиндорцев, потому что незаметно от учителей показал Поттеру средний палец.
- Ты просто не представляешь себе, как ты прав, - тихо пробормотал Поттер себе под нос. Тут Драко поднес ко рту кубок с соком и сделал глоток. Гарри затаил дыхание.
- Началось, - прошептал Рон, глядя, как Драко резко поставил кубок, встал из-за стола и уверенной и немного развязной походкой направился к гриффиндорскому столу. Малфой бесцеремонно взял Гарри за грудки, буквально выволок из-за стола и поцеловал взасос. Сказать, что у всех студентов Хогвартса и у всего преподавательского состава отвисли челюсти, и глаза вылезли на лоб - ничего не сказать. Профессор Дамблдор, к примеру, не наблюдал подобного поведения в Хогвартсе вот уже лет восемьдесят, что до профессора МакГонагалл, то она вообще такого в школе не наблюдала. Хладнокровным остался только профессор Снейп, который тут же поприкинул в уме, сколько баллов надо снять с Драко за такое недостойное поведение, и пришел к выводу, снимет их с Поттера. За что с Поттера? За такую вот наглую и довольную рожу, впрочем, как обычно.

Драко, тем временем, так же бесцеремонно, по-прежнему держа Гарри за рубашку, вывел его из зала.
- Эээ... Малфой? Куда мы идем? - спросил ошеломленный гриффиндорец. Нет, он, конечно, ожидал чего-то подобного, но все же стремительность и безапелляционность Драко немного шокировала его.
- В мою спальню, - отчеканил Малфой.
- Эээ, а что мы там будем делать? - Гарри не сопротивлялся, а чисто из вежливости пытался поддержать разговор.
- Ты меня там трахнешь, - ответил Драко спокойно.
- Ну, если ты настаиваешь...
- Настаиваю, - сказал Малфой, впихивая Поттера в дверь спальни и закрывая ее за собой.
Гарри смотрел во все глаза и не мог поверить в происходящее. Ну точно, как в его фантазиях! Драко Малфой, прислонившийся к столбику, поддерживающему балдахин, медленно развязывал на себе галстук. Взгляд у него был при этом развратный-преразвратный. Сняв галстук, Драко вытянул вперед руку и картинным жестом кинул его на пол. Следом за этим слизеринец снял свои облегающие атласные брюки. Как и в фантазиях Поттера, реальный Малфой белья не носил. Оставшись в одной полупрозрачной шелковой рубашке с длинными изящными манжетами, Драко двинулся к гриффиндорцу.
- А теперь развлечемся, Потти, - сказал он, стаскивая рубашку с Гарри и толкая его на кровать. На самом деле все фантазии Поттера с участием Драко именно с этой фразы и начинались.
Реальность была намного красочнее и ярче фантазий. Кто бы мог подумать, что язык Драко, ловко скользивший по груди Гарри, будет таким горячим, таким влажным и таким возбуждающим? Поттер откинулся на кровать, позволяя Малфою делать с ним все, что тот пожелает. А Малфой был неутомим. Вслед за рубашкой он избавил гриффиндорца от совершенно ненужных и лишних джинсов, по очереди стянул каждый носок, добрался до боксеров.
- О, у тебя такой большой, - сказал он голосом, слегка хриплым от возбуждения. - Не терпится попробовать тебя на вкус!
Гарри открыл глаза, и увиденное им зрелище потрясло его до глубины души. Нет, честно, он и не думал, что Драко Малфой, делающий ему минет, будет выглядеть так соблазнительно, так возбуждающе, так... Оууу, кажется, на этом мысли Гарри оборвались, потому что Драко высунул свой розовый язычок и провел им вдоль члена Поттера, от головки к самому основанию. Тонкими пальцами он в это время слегка поглаживал яички. Ну о чем, скажите, можно думать, в то время как светловолосый аристократичного вида худенький подросток с круглой аппетитной задницей делает вам минет? Попка Драко так возбуждающе показывалась из-под рубашки, что, пока блондин облизывал и обсасывал инструмент Поттера, тот мог смотреть только на эти две розовые половинки, представляя себе... О, что он только себе не представлял, но все эти образы были такими отрывистыми и нечеткими, что не представляется возможным описать их, к тому же в этот момент у Гарри случился оргазм. Конечно, фантазия не была бы полностью реализована, если бы Гарри не кончил на лицо слизеринцу. Драко слизывал пряно-соленые капли с губ, обсасывал пальцы, развратно и похотливо глядя Поттеру в глаза, а остатки его спермы блондин размазал по телу. Медленно так, соблазнительно провел пальцами от поясницы к бедрам, где его руки встретились с руками Поттера, похотливо поглаживающего ягодицы слизеринца.
Хотите, верьте, хотите - нет, но Гарри с трудом представлял себе, как будет трахать Малфоя (все-таки он был благовоспитанным натуралом, и данная ситуация относилась к разряду сугубо экспериментальных). Зато, очевидно, Драко себе это очень хорошо представлял. Он взял с тумбочки тюбик с кремом, выдавил на руку приличное количество и принялся неаккуратными движениями размазывать его по члену Гарри. Серые глаза его при этом светились таким животным огнем, что гриффиндорец, честно говоря, струсил немного, мало ли что может задумать Драко Малфой, который смотрит на него таким вот диким взглядом?
Гарри отполз на локтях назад и уперся спиной в стену.
- Куда же ты, Поттер? - усмехнулся Драко, склоняясь над ним. - А десерт?
С этими словами он поцеловал Гарри таким поглощающим и глубоким поцелуем, что у того закружилась голова. Еще сильнее она закружилась, когда гриффиндорец почувствовал, как головка члена уперлась во что-то твердое. Он потерся ей об анус Драко, и тот издал сладострастный стон.
«Я еще никогда не трахал парня, - подумал Гарри. - Честно говоря, я вообще никого не трахал»
Он толкнулся вперед и вошел в Драко. Малфой обхватил его ногами за талию и сам резко насадился на член Гарри. Сказать, что у Гарри от изумления, офигения, обалдения, о***ния и всего остального отвисла челюсть, и глаза вылезли на лоб - ничего не сказать. Ни в какой из фантазий он и предположить не мог, что это будет так офигенно! А Драко тем временем продолжал двигать бедрами вверх-вниз, привставая и снова насаживаясь. Руками он обхватил Гарри за шею, светлая челка то взлетала вверх, открывая полуприкрытые глаза, то снова ложилась на лицо Драко, тяжело дышавшего, прикусившего губу от напряжения. Гарри, изнывая от самого развратного удовольствия, какое только возможно, взял в руку член слизеринца и принялся довольно грубо массировать его в такт общим движениям.
- Да! Да! Ммм... Поттер, еще! - выкрикнул Драко, а затем снова поцеловал Гарри, скользнув влажным, немного пряным языком в рот гриффиндорца. В груди Поттера разлилось какое-то сладкое чувство, готовое вот-вот вырваться наружу. Он с силой сжал одной рукой ягодицу Драко, помогая тому двигаться.
- Трахай меня, Поттер! Да! Да! - хрипел Малфой, который был уже близок к концу. - О, да! Возьми меня еще глубже, Поттер, я твоя маленькая развратная девочка!
Гарри Поттер понял, что его фантазия более чем сбылась, и позволил себе снова кончить. Прямо внутрь Драко... Мальчики откинулись на кровать, тяжело и хрипло дыша, потные, утомленные, но довольные результатом.
- Ты чертовски хорош в постели, Поттер, - прошептал Драко перед тем, как отключиться.
Гарри пребывал в состоянии полнейшей эйфории. Кто бы мог подумать, он только что трахнул Драко Малфоя. И тому понравилось! Да, к слову, Гарри тоже был не на шутку доволен тем, что произошло. Он теперь вообще сомневался, осталось ли в нем что-то от благовоспитанного натурала, каким он вошел в эту комнату. Счастливый и удовлетворенный, Гарри Поттер и не заметил, как задремал на этой самой кровати в обнимку с бесчувственным Драко.

- ПОТТЕР? - Гарри был разбужен истерическим криком прямо на ухо. - КАКОГО ЧЕРТА ТЫ ДЕЛАЕШЬ ГОЛЫЙ В МОЕЙ ПОСТЕЛИ?     
Гарри посмотрел на Малфоя, чьи глаза метали молнии, и сделал вывод, что тот, очевидно, уже не был его «маленькой развратной девочкой»... А жаль, потому что тот Драко Малфой нравился ему гораздо больше теперешнего...

В этот же вечер Фред и Джордж получили большой заказ на «Мгновенную Страсть»...

Конец.