Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Научи меня быть счастливым


Название: Научи меня быть счастливым
Фендом: Гарри Поттер
Автор: Nataliny
Пейринг: Гарри Поттер/Северус Снейп.
Жанр: Romance, angst. POV Гарри
Рейтинг: PG
Размер: мини
Предупреждение: Ненормативная лексика.
Отказ от прав: Герои и волшебный мир принадлежат Роулинг, название - группе Би-2, а я лишь взяла попользоваться.
От автора: Это фик написан в подарок замечательной девушке Катерине на ее День Рождения, лишь поэтому я взялась за это пейринг.
Посвящение: Катерине в День Рождения. Поздравляю тебя, дорогая =)

[ Все фанфики этого автора ]



- Научи меня быть счастливым, - ничего не выражающим голосом произносит Северус, расставляя пробирки на темном деревянном столе. В комнате горит всего одна свеча, и я, как ни стараюсь, не могу увидеть его лица.

Он сказал именно то, что хотел, верно?

Да, именно то, что хотел услышать я.

Нас разделяют всего несколько шагов, но ноги будто налились свинцом и не слушаются, несмотря на все прилагаемые усилия.

Я хочу сказать ему то, что берег именно для этого случая, но только беспомощно открываю рот, из которого не вырывается ни единого звука.

На лбу выступает холодный пот, а руки мелко трясутся от липкого страха, пожирающего меня изнутри.

Что…

Открываю глаза, судорожно глотая прохладный воздух, принесенный ветром через открытое окно. Пальцы комкают и без того измятые простыни, заставляя меня пожалеть о том, что сегодня не моя очередь спать на диване.

Как же я ненавижу этот чертов сон.

Как же я ненавижу проклятого Снейпа, не желающего ничего слушать.

Как же я ненавижу себя за гребаное косноязычие, лишающее меня возможности выражаться «по-человечески», как говорит вышеупомянутый профессор.

Как же я ненавижу такую жизнь.

Каждый день я спрашиваю себя, какого дьявола я терплю весь этот цирк и потакаю прихотям окончательно свихнувшегося профессора вместо того, чтобы наслаждаться жизнью, пока есть время и возможность.

Еще ни разу я не смог ответить на этот вопрос. Так же как и не сделал ни единой попытки что-то изменить.

Я начинаю верить россказням недоброжелателей о том, что у меня пост-военная травма, выражающаяся в острых приступах мазохизма.

Если бы.

В моем случае все несколько сложнее.

На кухню я спускаюсь в одних пижамных штанах, даже не потрудившись просунуть ноги в серые от пыли тапки. Мне необходим кофе.

По привычке пропускаю мимо ушей колкости профессора на счет моего внешнего вида. Меня они давно уже не задевают. Да и Снейп, я уверен, повторяет их изо дня в день только по привычке и от необходимости говорить хоть иногда. Чтобы вообще не разучиться разговаривать и не забыть, как звучит собственный голос. Хотя последнее, конечно, преувеличение, но мне приятно думать о том, что профессор чего-то боится, пусть это будет даже совершенно абсурдный страх забыть человеческую речь.

Кофе в прозрачном чайнике ровно на одну чашку, и я намеренно выливаю его до самой капли, пряча под утренней зевотой гаденькую усмешку.

Может это и не нормально мстить человеку за сны, в которых он, в общем-то, не виноват, и о которых даже не имеет понятия, но мне на это наплевать.

Будет забавно наблюдать, как вместо привычного двойного эспрессо Снейпу придется пить зеленый чай. В доме кончился весь кофе, последние зерна я высыпал в кофемолку еще вчера.

Уверен, он об этом знает. Только это ничего не меняет. Выйти из дома в магазин он не может, а до того, чтобы попросить меня, в жизни не снизойдет, даже если будет умирать от жажды.

Я всегда считал, что именно слизеринская гордость и погубила Упивающихся вместе с их чокнутым предводителем.

А после нескольких месяцев жизни со Снейпом под одной крышей моя уверенность только укрепилась.

Он пьет этот отвратительный чай с таким видом, будто это его любимый напиток. Комедиант хренов, тоже мне. Неужели он думает, что я не знаю, что от привкуса этой зеленой гадости вяжет рот и появляется единственное желание - вылить ее в унитаз.

Но он не сделает, гордость не позволит.

А я бы сделал.

И именно в этом наше кардинальное отличие.

Может, именно поэтому мы так и не смогли понять друг друга более чем за три месяца.

Я пытался, правда, пытался, но на каждую мою попытку начать разговор Снейп отвечает четко отрепетированной фразой:

- Нам не о чем говорить, Поттер.

Если я закрою глаза, то легко смогу воспроизвести в памяти каждую интонацию и ноту этой строчки, столько раз мне приходилось ее выслушивать.

Правда заключается в том, что я не знаю, что ему сказать. И никогда не знал.

В тот день, когда мне передали все бумаги и волшебную палочку, отдавая бывшего Упивающегося под мою полную ответственность, я думал, что у меня все получится.

Я спас невиновного человека от Поцелуя Дементора, и пусть суд не до конца оправдал бывшего профессора, ограничивая его свободу пределами моего дома, он должен был быть мне благодарен.

Но он не был.

Он уходил от разговоров, игнорировал, добивал меня своим молчаливым презрением, но так и не сказал мне хотя бы «спасибо».

Но, если быть честным, я в любом случае ждал от него совсем не этого.

В какой-то момент мне показалось, что все налаживается, когда он попросил у меня разрешения работать в лаборатории, но на этом все продвижения в отношениях закончились.

Я спускался к нему, наблюдая за тем, как он работает, но он ни разу не подал виду, что замечает мое присутствие.

Не было никаких сомнений, что он точно знал, чего я от него жду. Но когда я единственный раз попытался проявить инициативу, все закончилось тем, что он ушел спать на диван.

А я, промучившись от угрызений совести больше недели, наблюдая за тем, как он пьет обезболивающие зелья, стараясь унять боль в спине, предложил ему спать на кровати по очереди.

Вопреки моим ожиданиям, он согласился.

А я получил возможность вдыхать его запах, ложась спать на смятые простыни.

Взаимовыгодный обмен, так бы это назвали слизеринцы.

Но я гриффиндорец, и мне этого не достаточно.

Я хочу, чтобы он принадлежал мне не только формально, но и по собственному желанию. Я хочу просыпаться, зарывшись носом в черные спутанные волосы и вдыхая запах зелья из мандрагоры. Я хочу, чтобы в разговоре со мной он называл меня «Гарри». Я хочу хоть раз в жизни увидеть его искреннюю улыбку. Я хочу, чтобы он был счастлив со мной.

Только я не знаю, как ему об этом сказать.

И в такие моменты я готов согласиться, что абсолютно не способен выражать свои мысли общедоступным способом.

Я даже мысленно не могу объединить все, что чувствую, одним несложным словом.

Глупый гриффиндорский мальчишка, до сих пор живущий в собственных фантазиях. Так вы меня назвали, профессор? Браво, потрясающе точная формулировка. Мне никогда не удавалось описать себя так лаконично.

В лаборатории как всегда холодно, лишь огонь под почерневшим котлом немного согревает оледеневший подвал. Я стою, опираясь спиной на дверной косяк, и наблюдаю за его тщательно вымеренными действиями.

Он так увлечен собственной работой, что я в сотый раз ловлю себя на том, что безумно ревную. Я, Гарри Поттер, герой магического мира, мальчик-который-выжил, победитель Волдеморта, и как там меня еще называют, до красных пятен перед глазами ревную Северуса Снейпа к грязным котлам и вонючим ингредиентам.

Если бы я был слизеринцем, проклятая гордость мне никогда бы этого не позволила. Но я гриффиндорец, и это только малая часть моего сумасшествия.

Когда становится слишком холодно, я разворачиваюсь, чтобы подняться наверх в гостиную и достать из корзины использованную им простынь. Ее надо постелить до того, как он поднимется наверх и увидит, чем я занимаюсь.

- Гарри.

Я останавливаюсь, так и не донеся ногу до первой ступеньки.

Он…

Правда?

В его голосе нет ни тени безразличия, только плохо скрытая дрожь, десятая доля просьбы и раздражение от собственной слабости.

Такая редкая возможность услышать что-то настоящее.

Я поворачиваюсь, встречаясь с ним взглядом, и понимаю, что пропал.

Мои глаза говорят за меня все то, что я так и не смог облачить в слова.

- Научи меня быть счастливым.

Конец.