Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Ирреальность


Название: Ирреальность
Фендом: Хроники Нарнии
Автор: Moura
Пейринг: Каспиан\Питер
Рейтинг: R
Размер: драббл
Содержание: Питер снится Каспиану. И тот просыпается в холодном поту - образно, в холодной постели - в прямом смысле. Но сны - это самое притягательное. Больше у них ничего нет. В этом теперь - смысл жизни.
Отказ от прав: никаких посягательств на творчество Льюиса. Только кинон и фантазия автора.
Посвящение: для дивной ~Madame~. Для всех тех, у кого кружится голова от этого пейринга.

[ Все фанфики этого автора ]



Он не помнил у Питера такой улыбки - лукавой, зазывающей, как и такого взгляда - сколько он обещает! Губы Каспиана дрогнули в предательской блаженной полуулыбке, он откинул голову на подушку и выдохнул. Ресницы подрагивали, пальцы нервно сминали ткань простыни.
Зато он помнил, что у Питера красивые руки. Просто потрясающе красивые руки с длинными тонкими пальцами - сильные… нежные. Достаточно было уже помнить одно это, а сейчас, когда эти пальцы… Держаться больше не было сил. Каспиан бессильно мотнул головой и прикусил губу, не пропустив низкого, вибрирующего стона.
Горячие губы накрыли его рот, и он медленно открыл глаза, чтобы посмотреть на Питера -

… и увидел камни потолка. Голубоватые в лунном свете, с темными швами между блоками. Ему захотелось тихо позвать, произнести имя, но он быстро осознал ирреальность этого желания. И когда понял, что это было не более чем сном, с силой ударил кулаком по постели и зажмурил глаза.
Пытка была невыносимой.

- Мой принц… - Каспиан нехотя отвел глаза от окна и посмотрел на одного из советников невидящим, прозрачным взглядом. Состояние сна наяву становилось привычным. Не думая ни о чем, можно было думать о Питере. А смотря на пустоту его можно было даже видеть - хотя бы мысленным взором.
Пытка продолжалась.

Он больше не листал книг и не читал свитков, не рассматривал изысканное оружие и не разговаривал с приближенными - вечерами он готовился ко сну. У него дрожали руки и подкашивались ноги, всё тело пронзала игристая, волнительная истома - будто он действительно с минуты на минуту ждал Питера. Но ведь он действительно его ждал.
Сколько может длиться эта пытка?
Неужели - вечность?

Каспиан проводит ладонью по груди Питера и жмурится от удовольствия - тихий прерывистый вздох для него лучшая награда, знак, что он всё делает правильно, что не ошибается, что Питеру так же хорошо, как ему, а ему безумно, безмерно хорошо. Он опускает голову, проводит волосами по животу - Питер вздрагивает и втягивает воздух сквозь плотно сжатые зубы - и осторожно захватывает губами горячую плоть. Полу-всхлип удовольствия повисает в воздухе -

… как и всхлип разочарования. Всё сон, всё только сумасшедший сон, каждую ночь - сон, и только несколько отрывочных кусков от мозаики реальных воспоминаний. Каспиан смотрит широко открытыми глазами в потолок и меньше всего на свете желает двинуться или просто повернуть голову - чтобы не почувствовать, не нащупать, не увидеть, что он один.
Ждать - это пытка.
Ждать вечно - проклятие.
Жить можно только во сне - он единственное, что имеет смысл.

Каспиан водит пером по пергаменту и совершенно не понимает, что подписывает. Указ, предписание, распоряжение, подтверждение - какая разница, если это всё - суете сует, ненужное оформление жизненно важных отрывков - снов.
Там Питер, к которому можно прикоснуться.

Он никогда и никому бы в этом не признался, но ему так приятно чувствовать на себе тяжесть этого тела, ощущать кожей, как срывается дыхание Питера. Движения становятся быстрее, поцелуи превращаются в укусы, Каспиан запускает руку в волосы Питера и чувствует, что еще немного, еще чуть-чуть, долю секунды, и мир разлетится на микрочастицы…

… и просыпается в холодном поту.
Нет уже ни изумления, ни горечи, ни жалости. Только бешенство от того, что просыпаться - необходимость. Нельзя не просыпаться.
Теперь уже не сны - пытка. Теперь пытка - пробуждения.

Каспиан со всей силой, со всем безумством своего бешенства обрушивает меч на проклятое дерево. Перед глазами алый туман, руки действуют, а в голове никаких мыслей, и только глубоко в подсознании не требование, а просьба - жалкая, щемящая, нежная: Открой проход, верни мне Питера, ибо это больше невозможно, не в силах человеческих терпеть…
Принц, обессилев, опускает меч, усмехается и садится на землю, прислонившись спиной к дереву. Свежий ночной воздух кружит голову и усыпляет -

… губы сливаются сладко, так сладко…

Конец.