Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
Смотрите подробности аку хуп про тут.

Тихий голос внутри

Деймос очнулся в душе. Вздрогнул, открыв глаза, видя перед собой окутанное паром пространство. Горячая вода утекала в решетку слива, по пути становясь грязно розовой. Деймос поднял руку, тронув кафельную кладку, чувствуя, как прикосновение обжигает резкой отчетливой болью. Ладонь оставила не ней багровый след.

«Моя?» — удивленно подумал боец, отнимая кисть от стены медленно поднося ее к глазам. Кожа была распорота — уродливая резаная рана проходила по всей длине, как будто он схватил лезвие ножа и с силой выдернул, не разжимая пальцев. Ладонь медленно наполнялась густой и темной кровью, которая скрывала рану. Деймос перевернул руку — вишневые капли неслышно застучали по кафелю, растворяясь в горячей воде, льющейся из рассекателя под максимальным напором.

Он медленно обернулся, не понимая, как оказался в душевой. По полу вела дорожка следов — отпечатки босых ног, красные на белом. На двери и стене несколько отпечатков того же цвета, из-за конденсата оплывшие, потерявшие первоначальные очертания. Они походили на пятна плесени, что поражала пространство вокруг разрастаясь в стороны, растягивая границы рваных краев. На раковине багровая лужица и несколько крупных капелек-клякс. В ней раскрытый нож с измазанной рукоятью и лезвием, потерявшим блеск из-за покрывавших его потеков.

«Что произошло?» — спросил себя Деймос, останавливая взгляд на зеркале. Оно запотело, отражения не было видно, только расплывчатое темное пятно качнулось в нем, когда боец подошел ближе. Он медленно стер конденсат, ладонь с тихим скрипом скользнула по стеклу, открывая Деймосу его собственное лицо. Он встретил взгляд голубых как лед глаз и отшатнулся. Не узнал в них себя. Отражение мерзко ухмыльнулось.

— Ты сделал это, — прозвучало тихо. — Ты наконец отомстил.

«Отомстил? — подумал он. — Но кому, за что? Зачем?»

— Ты знаешь зачем. Ты этого хотел, — шепнуло отражение, голос звучал с надломом.

«Что происходит? Что я сделал? Почему не помню?»

— Не хочешь помнить, — ответил голос, отражение улыбнулось шире, от выражения лица в зеркале отчетливо сквозило безумием. — Но не волнуйся, я тебе расскажу.

— Что я сделал? — выдавил Деймос вслух.

Разбитые губы шевельнулись, затянувшаяся было трещинка снова разошлась, ужалив жгучей болью, разлилась отчетливо-ржавым маслянистым привкусом. Ухмылка в зеркале окрасилась красным.

— Ты убил тех уродов, что доставали тебя. Вырезал по одному, словно свиней на скотобойне.

«Свиньи не сопротивляются», — Деймос поднял руку, разжал разрезанную ладонь, не обращая внимания на боль, демонстрируя сочащуюся с рваных краев кровь.

— Это потому что ты медлил. Хотел честной драки с теми, кто не знает слова честь. Теперь ты знаешь, точный удар по горлу из темноты лучше очной схватки. Он эффективнее.

Боец вздрогнул. Перед глазами предстал погруженный в полумрак коридор. Лампы мигали под потолком, горели через одну. Причудливые тени плясали на стенах, мешая угадать движение противника. Деймос стоял напротив одетого в защитный комбинезон бойца, который был выше его на голову. Деймос крепко сжимал нож: ребро рукояти до боли уперлось в ладонь, а лезвие торчало вперед смертоносным жалом. Второй боец был безоружен. Деймос напал первым. Бросился вперед, на ходу ударив наотмашь, но не попал. Проскользил по полу на полусогнутых, широко расставленных ногах, влекомый силой инерции, потом резко развернулся, гася набранную скорость. Противник налетел с разбега, врезавшись плечом в грудь, отчего перехватило дыхание. Он протащил Деймоса за собой, потом с силой ударил о стену. В глазах потемнело, рука выпустила нож. Он попытался устоять, но ноги не слушались, подгибались. Прямой удар в лицо он пропустил. В ушах зазвенело, на губах ясно обозначился солоновато-ржавый привкус. Он резко выдохнул, не снизойдя до стона. Лезвие блестело на полу в неровном свете потолочных ламп. Он сполз по стене, позволив ногам согнуться в коленях, выставил вперед руку, накрывая ладонью оружие. Противник среагировал, бросился наперехват, почти успел, ухватив рукоятку. Деймос ухмыльнулся, выглянув из-под упавшей на глаза темной пряди, и сомкнул пальцы на лезвии. Противник рванул нож на себя, боль волной разошлась по руке, разрядом прошла вверх от сомкнутой кисти, рождаясь там, где острая стальная кромка врезалась в ладонь. И опять Деймос не издал ни звука, даже когда порезав кожу, лезвие выскользнуло из сжатых пальцев и вошло в его бедро по самую рукоятку.

— Каюк тебе, — услышал он.

Он покачал головой и выдернул нож резким движение. Лезвие вышло неохотно, оставив после себя яркую болезненную вспышку, выдавив из раны кровавые брызги. Деймос ударил вперед, пробив противнику грудную клетку. Лезвие вошло с хрустом и хлюпаньем. Балисонг впервые хлебнул не только хозяйской крови. Деймос навалился всем весом, проталкивая лезвие глубже, потом резко повернул клинок, слыша, как отчетливо клокочет в пробитых легких другого бойца, и выдернул. Противник повалился на бок, выпучив глаза, захлебываясь ярко-алой кровавой пеной.

Деймос встал, держась за стену, пошел, прихрамывая дольше по коридору. Ему предстояло еще два противостояния. Следующего противника он выследил тихо. Шел за ним, отставая на один поворот, держась как можно дальше, чтобы не попасть в поле зрения раньше времени. Деймос следовал за ним как хищник, ища возможности напасть исподтишка. У переборки, ведущей в машинное отделение, боец решил, что дальше ждать нет смысла. Он выскользнул из-за поворота, в два прыжка преодолевая разделявшее их расстояние. Рана в бедре мешала двигаться быстро и ровно, но он старался не обращать внимания на резкую боль, сопровождавшую каждый шаг. Чем быстрее он покончит со всем эти, тем быстрее сможет отказаться в безопасном месте. Отступать нельзя. Он ждал слишком долго, слишком долго терпел, даваясь блевотиной и кровью, зажатый в угол более сильными противниками. Настал его час, он не сдастся, не повернет назад. Настал его черед красить палубы красным. Противник не успел среагировать. Он даже не успел обернуться — Деймос настиг его стремительно. Лезвие плотно прижалось к горлу и тяжело скользнуло по нему, врезаясь в плоть, разрывая сосуды и ткани. Только хрип и стук тела, упавшего на палубу. Деймос даже не обернулся. Он слишком спешил, чтобы смотреть, как поверженный противник умирает в стремительно растущей кровавой луже.

— Вспомнил? Теперь веришь мне? — шепнуло отражение тихо, почти ласково.

Деймос медленно сполз по стене, замечая на своем теле бордово-синие кровоподтеки — следы пропущенных ударов, и глубокую рану в ноге, из которой торчал плотно сложенный в несколько слоев клочок ткани. Он осторожно тронул рукой пропитавшийся кровью край, потянул легонько, чувствуя, как внутри отзывается болью, а у краев проступают кровавые капли. Боец дернул резче, содрогнувшись от боли. Перед глазами поплыло, а из раны стремительно побежал кровавый ручеек.

Третье противостояние парень запомнил смутно. Он кровопотери уже начала кружиться голова, по телу растекалась противная слабость. Тогда он оторвал от форменной куртки клочок и заткнул им дыру в бедре. Попытался замотать ладонь, но из этого вышло мало толку, повязка болталась, затянутая неплотно, и со своей ролью не справлялась. Но несмотря на это он упрямо шел по следу третьего обидчика. Он уже сделал большую часть работы, оставалось всего ничего: выскользнуть из-за угла и еще раз полоснуть по горлу. Он сделал это, не так чисто, как прежде, немного неуклюже навалившись сзади, едва не потеряв равновесие, когда раненая нога предательски подогнулась. Среагировав в последний миг, Деймос поставил нож вертикально и, падая, вогнал его под ключицу одетого в летный комбинезон бойца. Повиснув на рукояти всем весом, он вогнал лезвие на всю длину. Противник попробовал уйти в контратаку, напавший со спины Деймос ушел в сторону, выдернув лезвие, разворотив плечо другого бойца. Тот зажал рукой уродливую рану, торчащую из разорванной защитной ткани комбинезона, со сдавленным стоном опустившись на колено. Деймос прикончил его, как и второго, пройдясь балисонгом по горлу.

Душевая плыла перед глазами, то и дело вспыхивали яркие белые всполохи. Кровь стремительно убегала в сток, забирая силы.

— Потерпи, — услышал он над самым ухом. — Я позабочусь о тебе.

Теплая рука легла на плечо, нежно погладив кожу.

«Тебя нет», — подумал Деймос, силясь сбросить наваждение.

— Ты же знаешь, что это не так, — прошептало отражение.

Рука накрыла рану полотенцем, стянула края. Прикосновения казались отчетливо приятными. Боли не было, она осталась где-то за гранью, разделявшей явь и беспамятство. Деймосу казалось, он чувствует теплое дыхание над ухом. Тихо звучащий голос успокаивал. Он говорил медленно и сладко, шептал такие правильные вещи. Именно это Деймос всегда хотел услышать, но все твердили противоположное.

Он тихо вздохнул, отдаваясь теплым рукам. Кто бы ни улыбался ему из зеркала, сейчас он нежно обнимал бойца, заботливо баюкая его в своих объятиях. Сухие теплые губы нежно тронули висок, подарив короткий поцелуй. Потом спустили ниже, касаясь разбитого рта, слизывая теплые соленые капли.

— Сегодня твоя кровь пролилась не напрасно, — прошептал голос. — Знай ей цену впредь.