Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
Уго 30 опрессовщик ручной.

Невеста Полоза

Она подняла руку и спрятала в ладошку зевок.
- Это потому, что ты не привыкла вставать так рано, - мама все-таки заметила. Хотя никто со стороны не смог бы сказать, что перед ним мама и дочь, скорее – две сестры-ровесницы.
- Мам, - почти незаметный укор прозвучал в этом слове. Девушка вздохнула. Можно подумать, все, что говорят родители, правда, единственная в своей последней инстанции. Но для каждого человека истина все-таки своя – что хорошо самой Аленке, то не всегда понятно ее матери. Или, быть может, это просто возраст такой, когда авторитет родителей ставится под сомнение? Аленка вздохнула и перевесила пятилитровое ведерко ближе к сгибу локтя.
- Зачем мне это ведро? Еще все равно рано для ягод.
- Ну, проверить-то можно, - был ответ. Мама, совсем недавно выбравшаяся в отпуск и прибывшая из города, восторженно разглядывала все вокруг.
Аленке же, остававшейся в деревне всю жизнь, с бабкой, эти просторы за ее шестнадцать лет как-то приелись.
- Когда я сюда только приехала, тут было поле, - мама кивнула влево. Сейчас там устремились в утреннее голубое небо невысокие деревца-молодняки. Совсем скоро здесь станет тенисто, настоящий лес. Правда, прежде чем тут появятся ягоды и грибы, пройдет еще сколько-то времени.
- Просто никому не нужно обрабатывать пашню, - отмахнулась Аленка и остановилась: что-то в сапог попало. Мама подошла ближе и подхватила дочь под локоток, помогая устоять на одной ноге, пока Аленка переворачивала сапог и вытряхивала оттуда колосок осоки.
- Все-таки в деревне хорошо, - мама отпустила дочь, та скорчила рожицу:
- Что же ты тогда сюда только в отпуск и изредка на выходные приезжаешь?
- Ты ведь понимаешь… работа.
Ага, работа. Как же. Просто мама совершенно не деревенский человек. По ее мнению, лучше жить в городе и быть там практически никем, чем жить в деревне и владеть своим хозяйством, как бабуля. Мнения Аленки, однако, никто не спрашивал, но снимать квартиру в городе проще в одиночку, чем с ребенком. Поэтому Аленка и жила в деревне.
Здесь хорошо было. Когда отец еще был тут, а не бросил их, у них были лошади. Много, много лошадей, теперь же был всего один конь – старый и от того отцу не нужный. Ухаживать за ним было просто: дал воды и сена зимой, убрал навоз; летом конь – Артур – все время проводил на поле, только в дождь притаскиваясь в сарай.
Рядом озеро – большое, с островами, теплое-теплое.
Из минусов деревни летом лидировали, с большим отрывом обгоняя высокомерных дачников и надоедливых комаров, вездесущие змеи, отравлявшие даже купания на озере. Иногда они забирались в бабкин подвал, тогда Аленке приходилось обувать резиновые сапоги, брать лопату и идти «крошить гадов» - в прямом смысле. Такие моменты Аленка просто ненавидела, однако, что поделать? Змеи спокойно могли бы жить в своем болоте в километре отсюда, но почему-то предпочитали лезть к людям. В деревне их давили и били в огромном количестве. Если в соседнем поселке убийство змеи было делом крайне редким и тут же распространялось по округе – спасшие очередного ребенка от укуса черной гадюки становились героями на полгода, как минимум; то в Змеевке (о-очень говорящее название) в день убивали по три-четыре змеи запросто. И ладно бы змеи просто грелись и уползали. Так нет же! Они были тут очень агрессивны, часто нападая на все, что под зубы попадется. Волей-неволей приходилось обороняться.
Весной, как сейчас, в лес Аленка и не сунулась бы – каждому известно, что гадюки живородящи и что многие из них рожают, свисая с дерева. Исходя из этого, получить гадюшонка в капюшон не хотелось никому. А то и сама мать-гадюка на голову свалится.
Но мама-человек потащилась в лес, и Аленку с собой потащила. Лес начинался недалеко от крайнего дома, и девушка накинула капюшон на голову. Раннее утро отпугивало большую часть комаров, но некоторые все равно звенели над ухом. Лес просыпался, приветливо распуская листву навстречу ласковым лучам солнца.
- Да, ты права, ягод еще нет, - мама покивала головой, осматривая зеленеющие кустики ягодника.
- Ну, так, - фыркнула Аленка. – Какие еще ягоды в конце апреля?!
- На самом деле, я просто хотела уйти из дома. Как ты тут с бабушкой живешь? – мама вздохнула и виновато посмотрела на Аленку. Та пожала плечами и прихлопнула особенно наглого комара.
- Нормально. У многих бабки еще хуже, чем моя. Моя ведь не бурчит не по делу.
«И понимает, что у меня могут быть свои дела», - добавила она про себя. Дома ждала третья книга «Хроник Амбера» Желязны, и в такой момент быть в лесу как-то не хотелось. Особенно, в таком.
Мама поглядела вверх, вскрикнула, отшатнулась и, зацепившись за ветку, рухнула на спину. Прямо перед ней с дерева свалилась змея и, яростно зашипев, рванулась к упавшей женщине. Аленка со своим ведром немного запоздала: острые клычки змеи скользнули по легкой ткани брюк мамы, на которых тут же расплылось пятнышко крови, но змея, получив удар по голове ведром, отлетела в сторону, зацепившись за ветку поваленного дерева. Ни на миг не остановившись, она снова поползла к женщине, которая вскочила, отбегая в сторону.
- Она меня укусила!.. – мама потянула шарфик, явно желая перетянуть ногу.
- Нельзя перевязывать! И попытайся выдавить яд, – Аленка приготовилась обороняться от ползущей теперь уже к ней змеи.
Была она какая-то неправильная для обычной гадюки, водившейся в здешних краях. Не рыже-песочная, не чисто черная, а словно бы смесь этих двух. За головой у гадюки расцветало короной зеленое пятно. «Ну, да, это же не ужик. Эти гады, кажется, уже всех ужиков тут поели. Ежей на них нет», - пронеслось в голове Аленки, а в следующий миг она уже прижимала острым краем ведра змею к дереву. Аленка давила изо всех сил, и, наконец, чешуя змеи подалась, промявшись как раз под «короной»… еще несколько мгновений, и часть змеи, уступив натиску ведра, отвалилась и, дергаясь, свалилась с дерева. Аленка перестала давить и вернулась к матери. Та последовала совету дочери и все еще сдавливала кровь. Аленка оглядела мамину ранку: кожа вокруг едва заметно опухала, поэтому решение в данной ситуации могло быть только одно.
- Срочно в больницу.  

***
В больнице их встретил дежурный врач.
- А, Змеевка. Ну, открыли сезон укушенных, да?..
Аленка злилась. Надо было не соглашаться с мамой и никуда не ходить. Надо было, надо было… чего уж теперь-то, а?
- Недельку в больнице полежит, - сообщил врач, когда маму увели в кабинет и занялись там всеми необходимыми процедурами. Аленка кивнула, попрощалась с мамой и дежурным и ушла к терпеливо ожидающему ее соседу. Иван Петрович часто выручал их с бабушкой, с удовольствием возя их, куда нужно. Аленка даже шутила: «Бабуль, ты бы на него внимание обратила. Он одинокий, ты одинокая…». Ответом обычно было: «В мои годы нужно обращать внимание на дочь и внучку».
Да уж, карму одиночек несли в роду бабушки все женщины, если так посмотреть. До дома добрались быстро, правда, все же чуть медленнее, чем неслись в больницу – сорок километров до города, как-никак.
- Спасибо вам, - Аленка выскочила из машины.
- Не за что. Привет бабушке. Передай, что все в силе.
Аленка махнула ему рукой и открыла калитку. Навстречу ей бросился огромный пес – лохматый, неизвестной породы – и чуть не сбил с ног, поднявшись на задние лапы и тут же становясь выше Аленки. Он всегда очень переживал, если Аленка куда-то уезжала-уходила. Она ведь по умолчанию была «его» хозяйкой.
- Масик! – обрадованно и хрипло выдавила хозяйка, изнемогая под весом «Масика». Тот заскулил и лизнул ей лицо.
- Фу, Масик, - девушка скинула пса на землю. Тупые, но все же царапающие когти никому бы не понравились. Особенно – в собственных боках.
- Масик? – чужой изумленный голос раздался от двери. Аленка уставилась на незнакомца.
- Ой, здрасти, - проговорила она, разглядывая его. Обычный студент – джинсы, футболка. Темные волосы слегка растрепаны. На голос студента выглянули еще двое парней, чем-то отдаленно на него похожие. И бабка:
- О, вот и Аленка, внучка моя! Аленка, студентики по объявлению приехали! Я сдам им комнаты на втором этаже.
Она не спрашивала, она ставила в известность.
- Ладно, - Аленка пожала плечами и пошатнулась. Масик снова напрыгнул на нее: - Отстань, а?
- Покорми Бима и помой пол наверху, - попросила или приказала бабка, и Аленка покорно замотала головой, отодвигаясь от собаки:
- Слышал? Сейчас принесу хлеба.
- Так он Бим или Масик?.. – поинтересовался первый чужак.
Остальные, возглавляемые бабкой, двинулись на кухню, видимо, договариваться.
- Бим, Бимыч, Бимас, Бимастый, Масик, - озвучила эволюцию имени пса Аленка.
- А, - чужак улыбнулся: - А я – Саша, - и протянул руку, тут же отдергивая. Зубы Масика щелкнули вхолостую.
- Он ревнует, - пояснила блондинка, выходя из зоны досягаемости пса. – Алена.
Рукопожатие все-таки состоялось.
- Ну-с, Саша, - Аленка поднялась на крыльцо, затем прошла в дом, а вскоре вышла на двор, но уже – с половиной буханки хлеба. – Вы – студент?
- «Ты», - поправил ее парень. – Да, я студент, как и мои… хм… друзья.
- А, - Аленка отдала хлеб псу, тут же умотавшему в конуру. – А зачем прибыли?
- Практика, - лаконично отозвался студент.
- Практика, - повторила Аленка, раздумывая. – А вы кто по специальности тогда? Просто практика в наших краях… хм… как бы это сказать… нечто экстраординарное. Разве что вы ветеринары.
- Нет, мы серпентологи, - вежливо улыбнулся Саша. Аленка приподняла бровь.
- Не знала, что этому где-то учат.
- Мы сами не знали, пока не поступили.
- А, понятно. Это все объясняет. Место вы действительно выбрали удачное тогда.
- Тут много змей?
- Очень, - Аленка подцепила ведро и половую тряпку, набрала воды в бочке и направилась на второй этаж. Саша проводил ее взглядом и ушел обсуждать условия проживания.

- Пять тысяч в месяц, конечно, многовато для деревни, но вы ведь сдаете весь второй этаж, - проговорил Саша, заметив, что на стоимости обсуждение затормозило. – Мы готовы столько заплатить. Жить будем 20 дней, всю практику. Насчет кормления и тому подобное, сами решайте, но нам не хотелось бы вас обременять.
- Да какое «обременять»! Кормить я вас буду, могу даже постирать там что надо… А вы это… Серпентологи, значит, - Елена Владимировна вздохнула. – А как вы практику сдаете? По числу пойманных змей?..
- Да, и при отсутствии смертельных укусов, - самый высокий из этой троицы, Максим, явно лидер, усмехнулся.
Бабка вздохнула еще раз. Красавцы все-таки, кому угодно голову вскружат. Впрочем, Аленке давно нужен кто-то, чтобы голову вскружил. А тут она сама разберется, быть ей с кем-нибудь из этих студентов или с кем еще. Студенты приумолкли, не желая мешать размышлениям бабки.
- Не курить, не пить, девушек не приводить, - одним духом выдала вдруг та.
- Эээ, - Дима, второй студент, самый низкий из этой троицы, только улыбнулся. – Ну, что вы… мы не курим и не пьем. И никаких отношений на практике, мы все это понимаем.
- Не-ет, - бабка коварно улыбнулась. – Аленку мою можете расшевелить.
- Бабушка! – возмущение девушки, так вовремя представшей перед обсуждающими, почти выплескивалось. – Может, я сама решу, что, когда и с кем?!
- Конечно! – бабка пожала плечами. – Смотри, вот это Максим. А это Дима. И Саша. Решай.
Аленка зашипела. Бабка что, готова ее отдать какому-нибудь серпентологу? Да и студенту еще?!
- Знаешь, что? – внезапно успокоилась Аленка. – А Иван Петрович тебе привет передал. И сказал, что все в силе. Это он о чем?.. – девчонка улыбнулась так, что стало понятно – все она поняла.
- Правда? – бабка даже подскочила. – Прекрасно. Тогда я сейчас кое-куда уйду. А ты помоги ребятам устроиться!
И бабка улетучилась в неизвестном направлении, правда, Аленка решила, что она пошла выбирать наряд, дабы уж точно очаровать одинокого соседа.
- Ладно. Пошли, покажу этаж, - она открыла дверь и пропустила студентов вперед.
– Туалет на улице, - начала она экскурсию с самого нужного. – Только осторожнее, там часто змеи бывают. Кухню вы видели, умываться тоже на улице, уже тепло все-таки, у туалета раковина. Вот лестница на второй этаж, рядом люк в подпол. Нам наверх, разумеется.
- Ты всегда тут живешь? – спросил кто-то – то ли Дима, то ли Максим.
- Да, - кивнула Аленка и повела их по широкой, но коварной лестнице. Примерно на середине пути она начинала вихлять и скрипеть, как дряхлая старуха – ощущения от этого были непередаваемо незабываемые.
- Мы не свалимся? – обеспокоился Саша.
- Не должны, - усмехнулась Аленка и ступила на второй этаж.
– Тут у нас библиотека. Жилая часть вон за той дверью, - она указала на дверь напротив окон. -  Можете посмотреть, - сама Аленка уселась в кресло рядом со столом, на котором лежала книга, которую она жаждала прочесть. Желание победило гостеприимство, и Аленка погрузилась в чтение.
- Хорошая комната, - Саша присел на ручку кресла, и девушка вынырнула из книги, немного ошалевшая.
- Ну и ладно, - отозвалась она. – Устраивайтесь. Помощь нужна?
- Нет, пока, - он улыбнулся. – Я пойду туалет посмотрю, ладно?
- Конечно, - Аленка потянулась и проводила парня взглядом.
- Алена, да? – дверь в комнату отворилась, и девушка поглядела туда.
- Ага.
- Поможешь с вещами?.. – парень застенчиво улыбнулся.
- Конечно, - книга была отложена. Аленка спустилась в комнату – там были три ступеньки.
- Меня можешь Макс звать.
- Хорошо.
- Вот этот сундучок затолкай под мою кровать, пожалуйста, - Макс потянулся к чемодану. – А я с одеждой разберусь. Димка вон, с книгами.
Аленка оглядела небольшой чемодан Макса, расставляющего книги на полку Димку, и, пожав плечами, легко запихнула сундучок под кровать. Затем уселась на нее:
- Вы надолго сюда?..
- Двадцать дней, - Макс тоже закончил и сел рядом. Одежды у них немного было.
- А сколько змей поймать надо?..
- Много, - Димка засунул на полку последнюю книгу и плюхнулся на прохладный плед, развалился на кровати. Аленка хмыкнула.
- Ладно, вы отдыхайте, а я пойду.
Спустившись вниз, она наткнулась на собравшуюся не то на боевой выход, не то на свидание бабку и Сашу, который как раз шел наверх.
- Аленка! – окликнула ее бабка.
- Да?
- Нам там книги подбросили. На старой телеге лежат. Тащи все ко мне в комнату, я потом разберусь.
- Ладно. Удачи на свидании, - не удержалась от укола Аленка.
- Суп на плите, захотите есть – подогрейте, вы, Саша, тоже.
- Спасибо, - студент поднялся по лестнице и исчез из виду.
- Аленка, как тебе этот парень? – решила «отомстить» бабка. Аленка пожала плечами:
- Пока никак. А как должен?
- Ну, ваше дело молодое. А я пошла!..
- Ага, - Аленка вышла следом за бабкой и направилась к сараю.
Книг на телеге было немного, штук десять. Осмотрев каждую, она собрала их в стопку, подняла и понесла к дому.
Навстречу несся Саша:
- Куда дели мой ящик?! – почти крикнул он.
- Э-э-э, - опешила Аленка. – А, сундук тот? Макс сказал мне засунуть его под кровать. А он твой, да?.. эй!
Саша развернулся и кинулся, было, обратно, но Аленка, освободив одну руку, ухватила его за футболку:
- Подожди!..
Но парень рванулся к двери, вырываясь из ее руки. Книги посыпались на тропинку, сама Аленка начала заваливаться сверху. Резкий рывок Саши лишил ее равновесия, в глазах потемнело. Затем кругозор сдвинулся, а посветлело перед глазами лишь пятнами. Неужели снова эти приступы?.. Аленка приподнялась, наощупь собрала книги и так же наощупь поднялась на крыльцо. Нужно полежать хотя бы пол часика, тогда все пройдет. Колени начали ныть. Разбила, что ли?

  ***
Через полчаса все осталось, как и было. Мир вокруг был расцвечен в серых тонах. Не вернулись цвета и через час, и через два. Гулко хлопнула входная дверь. Вскоре бабка уже шебуршилась на кухне.
- Аленка! Кто не ел?
- Я не ела! – отозвалась она.
- Почему?
- Не хочется что-то, ба!
- Ну, смотри. На ужин сейчас блинчиков накидаю.
- Ладно, - уже тише отозвалась Аленка и снова укрылась одеялом.
- Тебе не здоровится, а? – бабка заглянула в комнату.
- Типа того, - передернула плечом Аленка.
Через пару минут весело зашкварчал на сковородке первый блин. Еще через полчаса бабка вышла в коридор и закричала:
- Эй, студентики! Ужин!

Судя по шуму, все собрались на кухне. Аленка открыла глаза и обрадованно улыбнулась: цвета вернулись, зато заболела голова.
- Аленка! Иди ужинать! – бабка поставила на середину стола огромную тарелку с блинами, налила чая. Все ожидали только Аленку.
- Не хочу, - был ответ.
Студенты непонимающе переглянулись, Саша нахмурился.
- А ну, подь сюды! – бабка подпустила в голос гнева. Дверь в их комнаты открылась. Аленка, прищурившись, поглядела на бабку:
- Ну, тут я.
- Глаза краснючие! – всплеснула руками бабка. – Ревела или приступ опять? Да и колени побитые.
- Приступ. А колени… Упала я, вот и все.
Повисло недолгое молчание. Саша привстал:
- Это из-за меня?..
- Да при чем тут ты, - сквозь зубы ответила Аленка. – Окстись, родимый, - изобразила она бабку.
- И долго? – бабка уселась за стол.
- Ну, - Аленка задумалась. – Вот только прошел.
- А начался?..
Зазвонивший так вовремя телефон помешал Аленке ответить. Подойдя к столику, она взяла трубку.
- Это из больницы, медсестра Золовская. Дом Ивановых?
- Да. Что-то случилось? – девушка поковыряла стенку.
- Кем вам приходится Иванова Нина Евгеньевна?
- Матерью, - ответила Аленка и шлепнулась боком в кресло, стоявшее тут же, подняла ноги вверх, разглядывая колени. М-да, содрала, так содрала.
- А, понятно. Я звоню вам сообщить, что ее полис недействителен.
- Недействителен? – нахмурилась Аленка, усаживаясь в кресле, как человек. – Это еще почему?
- Срок действия закончился три месяца назад. В общем, бесплатно оставить ее в больнице мы не можем, а если она уедет домой, может развиться острая почечная недостаточность.
- Ясно, - Аленка прикусила губу и поглядела на бабку, прекрасно слышавшую разговор. – Сколько?
- 15 тысяч рублей.
Бабка сделала круглые глаза. Аленка усмехнулась:
- Будут. Через два дня привезу.
- До свидания.
В трубке послышались гудки, и Аленка бухнула ее на рычажки.
- У нас столько нет! – бабка попила чаю, словно во рту у нее стремительно засохло.
- Выдашь из моих запасов, - Аленка потянулась и встала.
- Эти деньги неприкосновены.
- Не в этот раз, - Аленка уселась за стол, раздвинув в стороны Макса и Диму.
- Тебе через год учиться!..
- Успеем подкопить, - отмахнулась Аленка и взяла блин.
Забрехал пес.
- Я схожу, - ворчливо проговорила бабка и выскочила в коридор. Вернулась:
- К тебе пришли.
- Кто? – Аленка запивала второй блин чаем.
- Дашка, Темка и Ромка.
- А, - Аленка равнодушно скользнула голубыми с красными прожилочками капилляров глазами по студентам, явно чувствующим себя не в своей тарелке.
– А пошли со мной?
- А можно? – приподнял брови Макс.
- Конечно, - усмехнулась Аленка. – Я только переоденусь, а вы доедайте.  

***
- Ух ты, а это кто? – Дашка разглядывала смутившихся от ее возгласа студентов.
- Саша, Макс и Дима, - представила их Алена. – Это Даша, а там Артем и Рома, - она махнула рукой за дерево, из-за которого немедленно выскочили рослые парни, один из которых схватил ее за руку и закрутил вокруг себя.
- Прекрати, Ромка! – взмолилась Аленка, чувствуя, что сейчас завалится на песок.
- Ну, ты же знаешь, у меня слабость к блондинкам.
- Она попросила прекратить, - сказал Саша. Роман перестал крутить Аленку, обернулся к студенту:
- А ты кто вообще?
- Так, хватит! – Аленка несильно толкнула Ромку в грудь: - Вы ведь не просто так пришли?
- Нет, конечно, - Артем оттащил Рому в сторону: - У нас там костер будет. Пошли страшилки рассказывать.
- Идем, - Аленка направилась за ними. Ее тут же догнал Саша:
- Слушай… глаза… про какой приступ говорила твоя бабушка?
- А, это, - Аленка пожала плечами: - Просто иногда теряю зрение. Временами.
- А-а, - Саша вздохнул. – В этот раз из-за меня получилось?
- Отчасти, - не стала лукавить Аленка.
- Прости.
- Забудь.
- Идеальная пара, - донесся до них голос Димки.
Алена обернулась, затем уставилась на Сашку, который делал вид, что ничего не услышал. Так дошли почти до озера.
- Вот и костер сейчас будет, - Рома чиркнул спичкой, зажигая подготовленные заранее хворост и кору. Огонь занялся, затрещал.
- Кто первый рассказывать будет?
- У меня есть новая! – воскликнула Дашка и уселась рядом с Темкой, прижавшись к нему боком. Студенты и Аленка расположились напротив, Роман, изредка бросая на Сашу таинственные взгляды, остался в гордом одиночестве.
- Валяй, - разрешили Дашке. Та улыбнулась и пригнулась поближе к костру, чтобы он освещал ее лицо. Темнело быстро, а дым от костра неплохо отгонял комаров.
- Несколько лет назад жила в нашей деревне женщина, - начала она. – Говорили, что она ведьма, а все потому, что она умела разговаривать со змеями!
- Змееуст, что ли? Как в «Гарри Поттере?» - вмешался Роман. Дашка фыркнула:
- Не мешай мне рассказывать!
- Ладно-ладно!
- Детей у нее не было, и помогать ей ходила соседская девочка Настя…
Страшилка изобиловала жестокостью и трудной работой.
Ромка снова влез в повествование:
- Несколько лет назад говоришь? И все знали, что ее бьют? Тогда почему соцзащита не приехала?
- Заткнись уже, пусть несколько десятков лет, - Дашка самозабвенно продолжала: - Настю никто не любил, кроме этой одинокой женщины, которая, по слухам, убивала всех, кто обижал ее. Однажды женщина позвала Настю и спросила, знает ли та, почему эта женщина не ходит на озеро. Настя не знала. Тогда женщина напоила ее странно пахнущей жидкостью, отчего Настя словно уснула, но все видела. Женщина раздела ее, принесла на берег озера и оставила вон там, на песке, - рука Дашки указала за спины студентов и Аленки, и те оглянулись.
– А сама разделась и обернулась змеицей. Вся черная, но с рыжеватой чешуей по бокам, а за головой зеленой пятно, словно корона. Вскоре из озера показался змей – длинный, крупный, темный, с желтым брюхом. И женщина-змея сказала ему человеческим голосом: «Вот твоя невеста, Полоз! Забирай ее, а от меня, Царицы Гадюк, отстань!» Полоз скрутился в кольца, а затем резко кинулся на Настю и укусил ее за плечо! – Дашка выкрикнула это и вскочила, отчего все, кто внимал ей, дернулись, как от удара током.
– А когда девушка начала умирать от яда, он утащил ее на дно озера! И теперь иногда, в такие же ночи, как сейчас, Настя поднимается со дна озера и утаскивает сидящих на берегу ребят на дно!
Повисло молчание. За спиной Аленки и студентов в озере что-то булькнуло.
- Знаешь, - как-то неуверенно проговорила Аленка. – Я больше, чем уверена, что полозы не ядовиты. И тут не водятся. Верно, а? – она обернулась на студентов, те кивками подтвердили ее слова. – Вот.
И тут Дашка завизжала, глядя за спину Аленки. Роман и Артем вдруг завопили тоже, развернулись и припустили к деревне. Аленка и студенты медленно поднялись и оглянулись. Там, на берегу озера, совсем недалеко от костра, но в тени из-за того, что огонь оказался за спинами подростков, стояла девушка, в руках которой находились водоросли. Одета девушка была в мокрую рубаху, с которой капала вода; волосы девушки были стянуты в косу, свисающую до пояса, а часть волос выбивалась и закрывала лицо. Больше в глаза ничего не бросалось.
- Я убью вас! – прохрипела она, подождав, когда у Дашки закончится воздух, и она заткнется, и сделала шаг вперед. Даша помчалась, было, прочь, но зацепилась ногой за корягу, на которой сидела и рухнула на землю.
- Ну и кто ты? – Аленка вздохнула, понимая, что ничего сверхъестественного в Змеевке быть просто не может. Тут же газ, в конце концов! Аленка и сама не знала, каким образом это было связано, но мысль о газопроводе странным образом успокаивала.
- Невеста Полоза! – загробным голосом произнесла девушка и… расхохоталась.
- Вика, …! – добавила непечатное слово Аленка. – Идиотка. Напугала нас больше, чем рассказ Дашки.
- Вика, ты дурочка, что ли?! – Дашка, всхлипывая, поправляла одежду. – Я так испугалась! Сама тебя убью за такие дела.
Вика захохотала так, что была не в силах стоять, и села прямо на песок: 
- Ты меня не пригласила с вами, так что мы квиты. А эти двое… братец мой и Темка твой… вот умора! Ооо, а это кто? – она заметила студентов, которые тихонько посмеивались.
- Практиканты. У нас живут, - сообщила Аленка.
- Ооо, - снова протянула Вика. – И как их звать?
- Саша, Дима и Макс.
- А они сами что, немые? – Вика усмехнулась и пошла к кустам.
- Эй, ты куда? – вскинулась Дашка. Желание прикончить подругу у нее уже исчезло.
- За штанами, - Вика махнула рукой. Она ведь и правда была только в одной рубахе. – Сейчас вернусь. Комары заели.
Через пару минут они сидели у костра вшестером.
- Ну и прекрасно, - мурлыкнула Вика. – Смотри, Ален. Сашка пусть твой будет. Я Макса возьму, а ты, Дашка, Димку бери.
- Да нужен он мне больно! – возмутилась Аленка. Дашка тоже возмутилась, но уже по другому поводу:
- У меня есть Темка!
- Ага, - Вика проигнорировала возмущение подруг: - И где он, твоя защита и опора? Кинул, едва увидел чудище лесное… тьфу… озерное.
- Ладно, что делать будем? – Саша потянулся. – Нам завтра змей ловить. Как думаете, штук пять поймаем?
- Поймаете, - ответила Вика. – Ладно, по домам пошли, а то комары сожрут, уже даже костер не помогает.
Аленка что-то обдумывала. Все встали, кроме нее.
- Эй, Ален, - позвал Саша.
- А? – она поглядела на него. – Слушайте. А давайте я вас в одно место свожу, а? Только фонари надо. И обуться.
- Пошли, - Вика взяла ведерко и принесла воды, вылила на костер. Тот был объявлен погашенным, когда уголья превратились в кашу.  


***
- А куда мы идем? – Дашка телепалась где-то сзади.
- Помнишь свою страшилку? – вопросом на вопрос ответила Аленка.
- Ну?
- Давай еще раз описание своей женщины-змеи.
- Зачем? – не поняла Дашка.
- Нужно, - фыркнула Аленка. Вика хмыкнула и, немного подождав, оттеснила от Аленки липнущего к ней Сашку.
- Хочешь, я сама повторю? Я вас слушала ведь. «Вся черная, но с рыжеватой чешуей по бокам, а за головой зеленой пятно, словно корона».
- Спасибо, - кивнула Аленка и обернулась к студентам: - Ну-с, господа серпентологи, есть идеи, кто это может быть?
- Есть, - отозвался Димка. – Царица Гадюк. То единственное, что мы ищем.
- Это еще кто? – развеселилась Вика. – Время страшилок закончилось.
- Сейчас я тебе кое-что покажу, и тебе станет не до смеха. Мы почти пришли, - Аленка забрала фонарь у Вики и повела всех.
Вот и то место, где сегодня утром девушка встретилась со змеей, по описанию точь-в-точь походившей на змею из страшилки.
- Ну и? – Вика первая потеряла терпение. Аленка уже добрых двадцать минут шлялась кругами, что-то рассматривая.
- На маму утром напала гадюка, - отозвалась та, присаживаясь. – Укусила.
- О, - Вика нахмурилась. – Сочувствую. Теперь Нина Евгеньевна в больнице?
- Да. Так вот. Та змея, что напала на маму, выглядела, как описанная Дашкой. А потом напала на меня, и я ее убила. Ведром.
- Да ну. Мне ту страшилку вчера Митька рассказал. И я уверена, что таких гадюк не бывает, - отмахнулась Дашка.
Саша подошел к Аленке и потянул ее вверх, заставляя встать:
- Хватит искать доказательства, теперь их не найти.
- Почему? – не поняла девушка.
- Вороны растащили, - вмешался Макс.
- Точно, вороны, - согласился Саша.
- Эй, вы что, верите ей?! – Вика рассмеялась. – Ладно, погуляли, посмеялись, и хватит.
- Ты мне не веришь? – Аленка обиженно поглядела на Вику. Та пожала плечами:
- Представь, что это я тебе рассказываю. Ты бы мне поверила?
- Нет, - признала Аленка. – Ладно… ой!
- Что там? – Саша вырвал из ее рук фонарик. Свет падал на землю и немного на дерево, на котором виднелись подтеки крови.
- Это здесь было… а вон ее кусок! Голова! – Аленка прижалась к Саше, показывая пальцем в траву. Вика и Дашка оттеснили ее:
- Ого. Смотри, точно, с зеленым пятном!..
- Так, ладно, всем действительно пора спать! – Дима и Макс подхватили девчонок и потащили к деревне. Те сопротивлялись:
- Ну, на самом интересном месте! – Пусти, я сама пойду!
Алена посмотрела на Сашку, затем на удаляющихся парней с девчонками:
- Теперь верите мне?
- Я верил тебе и до этого «доказательства». А теперь встань за мной.
- Зачем?.. – начала Аленка, но осеклась.
Вокруг раздавалось громкое, угрожающее шипение. Саша повернулся на миг и отдал фонарик девушке. Неверный свет мазнул по кустам, в которых показались головы змей. Как их много сейчас…
Аленка поежилась:
- Са-а-аш, пойдем отсюда, а? Или лови их скорее, и все равно пошли!
- Невозмош-шно - отозвался тот шипящим шепотом. – Не дадут уйти сейчас-с. Нуш-шно объяс-сниться.
- Ты прав, старший с-сын Короля Полозов, - на поваленное дерево вползла змея, похожая на убитую утром. – Но я не вижу с-смысла оправдывать ту, что убила мою с-сестру!
- Она защищалас-сь!
- Как ты можеш-шь это доказать?
- Я верю ей. Она с-сказала, что это была защ-шита.
- Почему ты вериш-шь ей, человеку, а не нам, змеям?
- Потому что вы, гадюки, давно потеряли доверие остальных змей, - теперь Саша говорил обычным голосом, в котором не слышались шипящие звуки.
- Но ч-человек!
- Она не просто человек. Она моя невеста.
- Невес-ста Полоза! – прошуршало по кустам. – Хорош-шо! Раз вс-се оборачивается так, то мы приносим тебе извинения, Невес-ста Полоза! Мы, Гадюки, уходим за озеро теперь. Будь проклят, С-сын Полоза, из-за тебя лиш-шаемся мы родного леса и ш-шанса наказать убийцу принцессы.
Раздалось громкое шуршание в кустах, чей-то хвост скользнул по сапогу девушки. Закружилась голова, Аленка почувствовала, что падает, но Саша, развернувшись, подхватил ее на руки:
- Тише, тише. Мы уходим. Теперь все закончено.
- Что это значит? – она дернулась в его руках, но он не отпустил.
- Бывает, что змеи, в частности, Гадюки, переступают границы между первым соглашением Короля всех змей…
- Я думала, Королем будет не Полоз, а Королевская Кобра, например.
- Увы, все банальнее, - усмехнулся Саша. Он легко нес Аленку на руках.
– В общем, давным-давно, еще когда городов не было и в помине, один из рода Полозов заключил соглашение с человеком, да не простым, а магом. С тех самых пор Полозы его рода могут превращаться в людей, если хотят. Со временем, соглашение немного вывернулось наизнанку. Теперь мы – люди, которые могут превращаться в змей ненадолго. Видишь ли, кровь мешалась с людьми, наши способности слабели. Но мы остаемся Королями змей, и они все без исключения обязаны чтить наши законы. Ядовитым змеям запрещено нападать на людей, только в порядке защиты. Когда мы с братьями…
- Э! – перебила его Аленка. – Макс и Дима – твои братья?
- Да, - Саша улыбнулся. – Когда мы пришли на эту полянку, произошедшее стало нам ясно. Наш отец и так получал жалобы на то, что гадюки тут чрезмерно наглые, но вот от такого они уже не открестятся, тем более, что закон переступила принцесса. Сейчас же они мстить не будут, по крайней мере, тебе точно не будут.
- Потому что ты назвал меня невестой? – понимающе кивнула Аленка. Хотелось спать, но этот глупый (змеи, невесты, короли) разговор все еще ее занимал.
- Да. Сейчас мы выполнили свое задание и должны вернуться к отцу.
- Как ты объяснишь это моей бабуле? – поинтересовалась Аленка.
- Скажем, что нас вызвали в Университет, например, - он прижал ее к себе.
- Почему? – спросила она. – Почему ты назвал меня Невестой?
- Так они тебя не тронули бы.
- И только лишь? – она чувствовала разочарование, и от этого еще больше злилась на себя. Если говорить начистоту, Саша был ей симпатичен, а в то, что он сын Полоза, не верилось. Пока. Тем не менее, ей льстило звание невесты, как и любой девчонке.
- Наши времена прошли, - пояснил он с грустной улыбкой. – Я не хочу и не могу принуждать тебя к этому. Я ведь вижу, тебе еще не нужны отношения, по крайней мере, настолько серьезные. У нас ведь все по-другому, не как у вас. Нет смысла тратить сердце и душу на тех, кто не будет рядом. Для отношений в партнере нужно быть уверенным.
Они уже подходили к дому Аленки, где на крыльце сидели Дима и Макс и ждали их.
- Ты думаешь, что я не буду относиться к этому серьезно?
- Мы знакомы один день. О чем ты говоришь? – улыбнулся Саша. – Мы ведь сейчас уйдем, и ты забудешь меня, как сон.
- Не забуду, - заупрямилась Аленка. Как забыть? Ведь перед ней приоткрылась одна из тайн мироздания.
- Мы собрали вещи, - вмешался Макс. – Кроме твоего сундучка, его сам бери.
- Хорошо, вы идите, я скоро вас догоню, - Саша спустил Аленку на пол, а сам направился за сундучком. Девушка догнала его на лестнице:
- А почему они не взяли его?
- А его только я брать могу, - просто объяснил Саша. - Остальные его даже сдвинуть не смогут, он неподъемный.
- Как? – опешила девушка: - Ведь я же его…
- Потому что ты моя половинка.
- В каком смысле? – не поняла Аленка. Все было так просто, но в голове не укладывалось.
- В любовном, - заметил это Саша. – Ты теоретически можешь быть моей невестой, поэтому сундучок признал тебя хозяйкой наравне со мной, а гадюки поверили, что ты уже моя невеста.
- Наравне?.. – Аленка уселась на кровать. Саша взял свой сундучок и вдруг, вздохнув, поставил его рядом с ней:
- Открой.
Аленка послушно протянула руку и щелкнула застежкой. Затем откинула крышку. В сундучке лежала тетрадка, ручка и небольшой ящичек, копия сундучка.
- Теперь и его открой.
Аленка взяла маленькую копию сундучка, и тот сам раскрылся. На красном бархате лежали два кольца. Повинуясь интуиции, Аленка взяла одно, но оно потянуло за собой второе.
- Да, ты можешь стать моей невестой, - улыбнулся он. – Но не сейчас, иначе бы они распались. А сейчас мне пора. Живи дальше, Алена, - он забрал кольца, сундучки, мягко поцеловал девушку в губы и исчез. Просто растворился. Аленка несколько минут просидела в той же позе, затем завалилась на бок на кровати.
До утра далеко, а подумать нужно много о чем. Однако, девушка вскоре задремала, а когда проснулась, подумала, что все произошедшее не более, чем красивый сон.
По крайней мере, то, что произошло в лесу и тут.
Однако, сердце знало, что она теперь Невеста Полоза. Оставалось только жить с осознанием этого и ждать его, своего Полоза…

***
- И кольцо не отдал?.. – Макс, казалось, искренне расстроился.
- Еще не время, - усмехнулся Саша.
- Сань, ты балда, - Дима вздохнул. – А если она встретит кого-нибудь другого? Она ведь несчастна будет! Потому что теперь тебе принадлежит.
- Всегда принадлежала, - поправил брата Саша. – И не встретит. Не сможет.
- Ты ее поцеловал! – догадался Макс. – Тогда действительно ни в кого не влюбится. О-хо-хо, скоро свадьба!
- Ей решать, - флегматично отозвался Саша.
- Надо было хватать ее и тащить с собой, - Дима все равно был недоволен. – Я видел, она готова.
- Ей еще шестнадцать. Какие серьезные чувства могут быть в таком возрасте у неопытных людей? – Саша искренне недоумевал. – Да, я знаю, что некоторые начинают раньше. Ни опыта, ни мозгов, зато желание получить все и сразу, чтобы круче выглядеть. А потом сидят и жалеют. Некоторые. Если умудрились как-то повзрослеть. Видите ли, мы давно уже утратили истинный смысл свадьбы, да и «взрослой» жизни, впрочем. Я по-прежнему считаю, что если ты начинаешь ту же половую жизнь, ты должен быть готов к ответственности, которая за этим последует. Беременность там, всякое ведь бывает.
- А у цыган женятся в…
- Мы не цыгане, раз; у них многое по-другому, два, - перебил намечающуюся реплику Димы Саша. – Я могу сказать многое по этому поводу, но не буду. У каждого все равно это сугубо индивидуально. А кому, как не мне, знать, как это произойдет у моей Невесты, той, которую я чувствую, как себя? Я ведь вернусь, - с этими словами он прибавил ходу и вскоре вырвался вперед.
- А настроен он серьезно, - усмехнулся Дима.
- Еще бы. Половинки-то у нас единственны и неповторимы. Их беречь нужно, и себя для них, - Макс улыбнулся. Дима почувствовал что-то неладное.
- Вика? – догадался он.
- Ага, - просто ответил Макс. – Теперь только ты у нас половинчатый.
- Как ты мало знаешь о собственном брате.
- Рита?
Братья переглянулись и засмеялись, затем прибавили шаг, чтобы догнать Сашу, который ушел уже довольно-таки далеко, но лишь за тем, чтобы однажды вернуться.
Тогда, когда оба они – Саша и Алена – будут готовы.