Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Больше нет

Стефан позабыл, как это сидеть за своим письменным столом, держа пальцами ручку, и склонившись открывать тетрадь в кожаном переплете. Новый дневник. Одновременно последний и первый, ведь все предыдущие он самостоятельно сжег в камине, больше не желая быть человеком с тех страниц. Его зеленые глаза как-то рассеянно смотрят на оранжевые отблески заходящего солнца. Сальваторе выдыхает, и, сгребая в охапку толстую тетрадь с ручкой, резко встает, попутно отодвигая кресло. Стремительно выскакивает в коридор, и, пройдя несколько метров, заходит в более просторную комнату. Шагает к широкой кровати и залазит на нее прямо в обуви, окидывая взглядом ванную, которая стоит прямо под люстрой. Его губы дергаются в едва заметной улыбке, но глаза остаются все такими же безжизненными, словно их зелень выцвела под пекущим солнцем.

Он открывает тетрадь в кожаной обложке и ровным подчерком выводит в верхнем левом углу:

«Дорогой дневник, мне кажется, что я схожу сума»

Кончик стержня на несколько секунд замирает над листом, пока Стефан читает написанное. Новые буквы вновь появляются на белых листах.

«Прошло целых или каких-то 24 часа, а я уже готов лезть на стены и спалить наш дом дотла, предварительно разнеся его в щепки. Глупо, но это я хотя бы в силах сделать, в отличии от того, что действительно необходимо.
Деймон. Мне так нужно, чтобы он был где-то поблизости, или в совершенно другом штате, на другом континенте. Но был. В этом мире. Чтобы я мог позвонить ему, и услышать в динамике насмешливый и слегка высокомерный голос брата, выдающего очередную колкость. Чтобы когда-нибудь вновь сыграть в футбол и закончить матч ничьей, или разбить в дребезги украденную машину. Пусть даже поругаться или попытаться поубивать друг друга. Только бы не быть одному в этом удушливом доме, который теперь больше походит на кладбище надежд, воспоминаний и самой жизни.
Ему не следовало меня спасать. Он должен быть здесь, с любовью всей его жизни, и быть счастливым. Живым. А не обуглившимся куском плоти, и навсегда исчезнувшей душой.
Я больше не хочу быть здесь. Теперь это неправильно. У меня нет на это права. Я занял его место. Дышу воздухом, который предназначался моему брату. Я тот, кто украл его жизнь.
Возможно, было бы нет уж и плохо, если бы я снял кольцо прямо сейчас и встал напротив окна. Может так было бы лучше. Чтобы фамилия Сальваторе исчезла из списка приглашений на бал Основателей.
Возможно, еще проще было бы щелкнуть выключателем. Забыть кто я и больше не чувствовать, как смерть Деймона плоскогубцами отщипывает от меня кусочки плоти, заставляя чувствовать стекающую по коже кровь.
Но я не имею на это права, иначе жертва Деймона, моего заносчивого и несносного старшего брата, не будет иметь абсолютно никакого значения. Это, пожалуй, единственный стоящий повод, чтобы остаться.
Мне бы только пережить следующие сутки. А потом еще одни. И еще одни. Ведь я просто не могу пренебречь его даром»

Последние буквы получаются смазанными и какими-то дрожащими, будто их написание отняло слишком много сил. Стефан закрывает глаза на несколько мгновений, чтобы унять дрожь в пальцах, после чего куда более ровно дописывает в нижнем правом углу страницы:

«Пятница, 9 мая 2014 года»



Ручка рассыпается в крепко сжатой ладони на мелкие кусочки пластмассы, и Сальваторе чувствует себя похожим на них. Он оставляет дневник там же, на кровати. Стефан больше не человек с тех страниц, и не будет складывать надколовшиеся края себя самого на выбеленную бумагу за письменным столом.

Он спускается в гостиную, к камину. Как ни странно, только здесь, напротив пылающих поленьев ему становится хоть немного спокойнее. Сальваторе плескает в низкий стакан бурбон и осушает залпом. Следом наполняет вновь. Ударяет дном о горлышко стеклянного графина, поднимая емкость в знак тоста.

-За тебя, брат.

Стефан делает небольшой глоток, и ставит стакан на колено. Его взгляд затуманивается, а мысли ведут закоулками памяти. В то время, когда он и Деймон были детьми. Когда все было проще. Когда никто не мог встать между Стефаном и Деймоном. Когда родилась фраза: «Братья Сальваторе – лучшие друзья навсегда»