Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Без тормозов.

Я давно хотел его трахнуть. Не скажу, что это желание появилось при первой же встрече, но на пятую или шестую совместную пьянку я был точно уверен, что мечтаю о его тощей заднице и о том, как буду загонять в нее свой хрен по самое не хочу. Наблюдая за тем, как он таскается по комнате с бутылкой пива в одной руке и сигаретой в другой, то и дело, спотыкаясь и падая на наших не менее пьяных, друзей и людей, которых мы видели впервые, я множество раз представлял себе, как подхожу к нему, закидываю на плечо безвольную тушку и уношу в какое-нибудь укромное местечко. А когда мы сталкивались в коридорах или на балконе, я с трудом сдерживал желание прижать его к стене и оприходовать прямо на этом же самом месте. Что интересно, даже если бы кто-то и увидел подобную сцену, то вряд ли сказал бы что-нибудь по-настоящему обидное или гомофобное. В нашей тусовке бисексуализм был нормой. Конечно, находились и те, кто предпочитал только мальчиков или только девочек, причем это относилось как к особям женского, так и мужского пола. Но в большинстве случаев, особенно на таких вот вечеринках, все забывали о половой принадлежности, своей или партнера. Сейчас перебирая в голове воспоминания, связанные с тем временем, я думаю, что едва ли в моей жизни будет лучшее время. Безграничная свобода выбора, отсутствие обязательств и ответственности. Жизнь для себя, работа для себя и, иногда для человека, которого ты считаешь самым близким и необходимым. Все это кануло в лету, но мне приятно погружаться в свою юность время от времени и жалеть о том, что все закончилось так скоро.
Но вернемся к тому человеку. В народе его знали, как Лис. Среднего роста, худой на грани истощения, у него были идеально прямые русые волосы, чуть ниже плеч и косая рваная челка, глаза светло-сиреневого цвета и чувственные пухлые губы. В ушах болтались восемь сережек-колечек, по четыре на каждом, на спине были набиты черные крылья. Откуда Лис взял столько денег, оставалось для всех загадкой, ибо родителей его сложно было назвать состоятельными, а сам он нигде не работал. Но факт остается фактом, и узкая спинка парня была настоящим произведением искусства. Он с удовольствием демонстрировал ее при каждом удобном случае, и вообще был достаточно самовлюбленным существом. Лис знал, что является красавчиком, и многие были бы не прочь переспать с ним, ну или хотя бы поцеловаться. Другое дело, что он игнорировал всех и каждого, в открытую насмехаясь над их потугами перейти к более близкому контакту. Поэтому никто из завсегдатаев нашей тусы давно уже к нему не приставал, а новенькие или мимо пробегавшие, становились жертвами его ядовитого юркого язычка и вынуждены были весь остаток вечера или ночи зализывать свои раны в обществе алкоголя или более сговорчивого субъекта. Что касается меня, то я никогда не оказывал ему знаков внимания. Мы не были такими уж близкими друзьями и редко общались наедине. В связи, с чем я долго не мог понять, почему меня, парня, который ранее был уверен в своей гетеросексуальной ориентации, так влечет к этому ясноглазому чертенку. Внезапная страсть к человеку моего пола не повергала меня в состояние шока или ненависти к себе, просто я искренне не понимал: почему он? Я украдкой наблюдал за ним, пытаясь понять и разобраться, проводил дни в беспрестанных раздумьях, и это болото затягивало меня все больше и больше. Забросив всю имеющуюся порнушку, я ночи напролет дрочил на сей светлый образ, запечатленный на выложенных в контакте фотографиях. Лис накрепко засел в моем мозгу, а ответа на мучивший меня вопрос не предвиделось. В конце концов, я пришел к выводу, что мне нужно переспать с ним, после этого я либо еще больше увязну, либо успокоюсь и буду жить дальше. Первое пугало, но не настолько сильно, чтобы перестать строить планы по соблазнению Лиса. Я терпеливо ожидал подходящего момента. И, наконец, он настал.
В тот вечер мы, как обычно собрались на квартире нашего общего друга. Предполагалась обычная попойка, но тут кто-то продемонстрировал пакетик с несколькими цветными кусочками картона. План в голове появился за секунду. Конечно, каждый из нас знал, что это такое и хоть однажды в жизни пробовал. Я не был исключением, но в этот раз решил не употреблять, сославшись на то, что сейчас принимаю антибиотики, и перспектива скорейшей смерти меня не особо привлекает. Никто не настаивал.
Через пол-часа одна часть ребят валялись кто где, а другая неприкаянно шаталась по квартире. Они смотрели на нас пустыми глазами и вели сами с собой бессмысленные беседы. Я и еще несколько человек, которые отказались от принятия неизвестной сладкогадости, внимательно наблюдали за ними, не позволяя трипам полностью завладеть их сознанием. Лис полулежал на полу, оперевшись спиной о стену. Он взирал на мир из-под полуопущенных ресниц, за расширившимися зрачками почти исчезла сиреневая радужка. Парень что-то бормотал, иногда проводя рукой по шее, и с силой стискивая кожу у ее основания. Я наконец-то мог позволить себе в открытую пялиться на него, а, когда увидел, что после очередного такого касания на его шее остались кровавые царапины, понял – пора. Я словно во сне подошел к Лису и, присев на корточки, убрал с его лица растрепанную челку. Лис никак не отреагировал на мой жест, вернее, он даже не заметил его, продолжая бубнить под нос известные ему одному заклинания. Несколько минут я пытался найти в его глазах некое подобие осмысленности, но поняв всю тщетность своих попыток, поднял его на руки и вышел из комнаты.
В квартире чувака, у которого мы зависали было только одно правило, нарушивший его изгонялся пожизненно: никогда, ни при каких обстоятельствах не заходить в спальню родителей. Но если учесть, что хозяин валялся в полубессознательном состоянии, то я направился прямиком туда вместе со своей драгоценной ношей. Лис безвольно болтался у меня на руках. Склонив голову мне на грудь, он смотрел прямо перед собой и бормотал:
- Материальность вселенной граничит с парадоксом струнной теории и теории общественных параллелей…
И так далее и тому подобное. Я понимал, что все это полнейший бред, но с наслаждением слушал его хриплый тихий шепот, предвкушая момент, когда брошу его на кровать и проделаю все, о чем мечтал холодными ночами. Мне не было стыдно, и я не думал, что делаю что-то неправильное, что фактически совершаю преступление. Где-то в глубине меня сидела уверенность, что Лис сам был бы не против, что высокомерие является всего лишь провокацией, и на самом деле он желает чтобы его как следует отодрали.
Пинком, открыв дверь в родительскую опочивальню, я положил Лиса на кровать, закрыл изнутри дверь и включил свет.
Парень лежал на кровати с широко открытыми глазами и не двигался. Его грудь вздымала тяжело и часто. Наверное, наступил самый яркий момент трипа, а, значит, надо торопиться. Но я не мог заставить себя сдвинуться с места, потому что понимал, что стоит мне коснуться его, как я слечу с катушек. А мне хотелось действовать медленно, прочувствовать каждое мгновении и запечатлеть его в памяти. Поэтому я сделал несколько глубоких вдохов, досчитал по десяти, потом еще раз до десяти и подошел к кровати.
- Лисёнок? – на всякий случай позвал я, чтобы удостовериться, что он сейчас находится в других мирах.
Парень не ответил. Я удовлетворенно вздохнул и стянул с себя майку. Потом забрался на кровать и, подтянув к себе Лиса, несмело поцеловал бледные дергающиеся губы. Замер на мгновение, испугавшись, что сейчас он начнет сопротивляться, но Лис не проявлял никакого интереса к происходящему, тогда я углубил поцелуй и проник языком в его рот. Мои руки пробрались под майку и с силой сжали тощие бока, сквозь тонкую кожу которых явственно чувствовались ребра. Я застонал от удовольствия. Осознание того, что Лис сейчас подобен кукле и находится целиком в моей власти и распоряжении, отозвалось жаром внизу живота. Я хотел его. Прямо сейчас. Без подготовки, без прелюдий. Мне нужно было утолить эту первичную животную страсть, а потом я буду действовать нежнее, я буду ласкать каждый сантиметр его кожи, покрою поцелуями все его тело, каждый пальчик, каждую впадинку. Но все это потом, а сейчас…
Я отстранился и резким движением сорвал с него майку. Лис навзничь упал на кровать, с его стороны по-прежнему не было ни малейшего намека на пребывание в реальности. За майкой последовали штаны и носки. Когда из одежды на Лисе остались только черные боксеры, резко контрастирующие с бледной кожей, я поднялся, подтащил его к краю и расположил так, чтобы грудью и животом он оставался лежать на кровати, а ноги и задница были свешаны. Передо мной открылась его замечательная татуировка, которую я так и не смог разглядеть вблизи. Я восторженно ахнул: каждое перо, было прорисовано настолько идеально, что казалось, мгновение, и Лис расправит крылья и улетит в неведомые дали. Я провел руками по его спине, жадно впитывая ее тепло, и навалился сверху. Неслушавшимися пальцами я пытался справиться с молнией на своих джинсах, в то время, как губы шарили по нежной коже, покрывая ее засосами и влажными дорожками. Наконец, молния поддалась и из кармана выпал телефон. Внимательно посмотрев на него, я подумал, что раз уж решился, то нужно идти до конца и, что я могу позволить себе небольшой подарок за терпение и ожидание. Положив телефон рядом, я по-хозяйски вцепился в ягодицы Лиса и некоторое время мял их, намеренно дразня себя и доводя до исступления. Лис дернулся, и его ягодицы напряглись под моими ладонями. Для меня это был сигнал. Быстро приспустив его боксеры, я провел пальцами по соблазнительной ложбинке, нащупал анус и протиснулся в него двумя пальцами. Они прошли на удивление легко, и я в который раз подумал, что Лис на самом деле не такая уж ледышка какой хочет казаться, а значит надо соблюдать осторожность. Я всегда брал на пьянки несколько презервативов, зная, что все может закончиться весьма интересным постельным образом. Некоторое время я продолжал водить пальцами внутри Лиса понимая, что он не нуждается в длительной подготовке. Потом разорвал зубами блестящую упаковку, натянул на член гандон и толкнулся в судорожно сжимающееся отверстие. Первый толчок отозвался гулом в ушах, и я на секунду замер, желая прочувствовать, как стенки его заднего прохода сжимаются вокруг моей плоти. Лис между тем начинал приходить в себя, я явственно услышал:
- Какого хера…
- Моего, - прошептал я в ответ и ловко засунул ему в рот край собственной майки.
Лис был слабее меня физически, поэтому удерживать его руки за спиной, не позволяя вырваться, было проще простого. Я с силой сжимал его бедро, не переставая вколачиваться в порядком растраханное отверстие. Лис ходил ходуном подо мной, вяло сопротивляясь и мыча. Я не думал об его удовольствии, беспрестанно меняя ритм и амплитуду фрикций.
«Потом, все потом. Сначала ты дашь мне, солнышко»
Хотя ему было не так уж и плохо. В конце концов, я в любом случае задевал то заветное местечко, при стимуляции которого, каждая особь мужского пола впадает в экстаз. Я кончил слишком быстро, и все еще чувствовал себя неудовлетворенным и не готовым доставлять ему удовольствие. Быстро поменяв презерватив, я заставил Лиса положить согнутую в колене ногу на кровать. Так я смог войти неимоверно глубоко и получил сдавленный всхлип в ответ. Наверное, я причинил ему боль, но это распалило, мня еще больше. Как же я раньше не подумал? Боль! Ударить его, или хотя бы отшлепать непослушного маленького лисенка, который так долго обитал в моей голове. Внезапно я вспомнил про телефон и не сдержал зловещей улыбки.
- Прости меня за то, что я сделаю сейчас, - произнес я, наклонившись к самому его уху.
Продолжая удерживать парня одной рукой, я взял телефон и включил камеру. Благодаря тому, что нога Лиса была поднята, на экране было видно самое главное: распухший анус Лиса и мой член, который без остановки долбил его. Я с трудом сдерживался, чтобы не застонать в голос, помня, что в соседней комнате все еще находятся наши друзья и, что подобными звуками с моей стороны запись будет испорчена. А вот если Лис станет чуть погромче хотя бы на некоторое время, будет замечательно, поэтому я заменил неспешные толчки на глубокие и резкие. Получив в ответ несколько страдальческих громких всхлипов, я удовлетворенно улыбнулся. Я хотел заснять еще два момента, но для этого мне пришлось отложить камеру и надежно связать руки парня. Лис протестующе захрипел, но парой сильных ударов по заднице я заставил его успокоиться. Теперь, когда обе мои руки были свободны, я мог осуществить задуманное. Несколько поступательных движений и я, сорвав презерватив, додрочил себе рукой и кончил на его анус, как в лучших порно-традициях. Лис взвился всем телом и попытался лягнуть меня, чем вызвал еще одну жестокую улыбку. Я с удивлением думал, что превращаюсь в ополоумевшего садиста, но ничего не мог с собой поделать, особенно если учесть, что Лис извивался змеей, то и дело, задевая мою плоть, которая продолжала стоять по стойке смирно. Я поражался своей внезапной выносливости, но был в полнейшем восторге и намеревался в прямом смысле затрахать объект своего вожделения и… унизить его до глубины души, в отместку за показную холодность и надменность. Последняя мысль появилась абсолютно внезапно, но показалась мне неимоверно притягательной.
На третьем видео я запечатлел, как кончаю Лису на лицо. Само собой, что его рот я не мог освободить, иначе он бы все испортил. Но, остальная часть милого личика, которое сейчас имело странное выражение, представлявшее собой смесь страдания, ненависти и ярости, также неплохо подошла. Я размазал сперму по его щекам и носу, провел членом по верхней губе, нарисовав что-то вроде усов, и ласково улыбнулся. Лис смотрел на меня с леденящим душу презрением, его глаза продолжали оставаться туманными, в мышцах отсутствовала привычная сила. Остатки наркотического опьянения продолжали сковывать его, а значит, у меня было еще некоторое количество времени, которое я решил-таки потратить на то, чтобы свести Лиса с ума и заставить задыхаться от наслаждения.
Сначала он воспринимал мои ласки с показным равнодушием, но после первого касания языка его члена, Лис сдался. Он обильно кончил мне в рот и на секунду потерял сознание от переизбытка эмоций. Я продолжал гладить его и целовать, не давая возможности толком прийти в себя. Лис метался на кровати, как буйнопомешанный, не переставая стонать и закатывать глаза. Вдоволь наигравшись с ним, и, решив отодрать напоследок, я закинул себе на плечи расслабленные худые ноги и, сжав его член, стал дрочить Лису в ритм собственным толчкам.
Минут через двадцать я сполз с него и произнес:
- Сейчас я развяжу тебя, а ты не будешь кричать. Договорились?
Очередной яростный взгляд и медленный кивок в ответ.
Мы ни словом не обмолвились о том, что произошло. Однако я извинился и пространно намекнул, что если он попытается прессовать меня, то все три очаровательные видеозаписи окажутся в сети, а также у его родителей. Злобно прорычав слова согласия, Лис принялся одеваться. Я наблюдал за тем, как он медленно натягивает один за другим элементы одежды и думал, что крылья на его спине теперь нравятся мне еще больше и жаль, что все закончилось так быстро.

Наш уговор все еще в силе, и неважно, что теперь мы живем вместе и я могу трахать лисёнка хоть каждый день, и спать на его крылышках. И отзываемся мы не на Лис и Сникерс, а на Максим и Рома. Само собой, я редко использую этот аргумент против него, только в самых безвыходных ситуациях, когда крыша у моего зазноба улетает в заоблачные выси, и он начинает собирать всякую чушь. Я не жалею о том, что наши отношения начались не совсем нормальным образом, ибо через пару дней Лис сам позвонил мне и предложил встретиться. В конце концов, по-другому этого мазохиста я бы никогда не заполучил.