Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Если бы

– Простите, – окликнула стражника в позолоченных доспехах: рельефном панцире, юбке с металлическими пластинами и щитками. На голове высокого мужчины был шлем в форме морды причудливого животного, из макушки торчали чёрные перья. Страж поднял забрало и, не выпуская из рук тяжёлое двухметровое копьё, внимательно посмотрел на жрицу. – Вы не видели принца Корна? – взволнованно спросила Кьёко, нервно сжимая край золотой ленты, являющейся неотъемлемой частью её одеяния. Рыжие, похожие на тёплое пламя свечи, волосы чуть растрепались, и несколько прядей выбились вперёд, неровно ложась на плечи девушки.
– Нет. Сожалею, но господин Корн не попадался сегодня мне на глаза, – отрапортовал охранник, после чего Могами, поклонившись и поблагодарив мужчину, развернулась и быстро зашагала по длинному коридору замка. Негромкое цоканье обуви жрицы развеивало утреннюю тишину, заставляя стражников отвлекаться от своих раздумий и полудрёма.

То и дело сворачивая, поднимаясь по лестнице и спускаясь с неё, Кьёко отчаянно пыталась найти Корна, надеясь, что он не разочаровался в ней после их недавнего разговора.

Тогда, впервые встретившись после долгой разлуки, наследник престола и юная жрица были в какой-то степени удивлены и очень рады друг другу, ну, Могами, во всяком случае, точно была вне себя от радости. В тот раз она подумала, что принц довольно сильно изменился за прошедшие годы, однако она была счастлива, что он жив и, вроде, здоров, а это значит, что предсказание одного сереброволосого, весьма неприятного для Кьёко медиума не сбылось. И всё же всё оказалось не так уж и просто, как могло показаться на первый взгляд. Корн словно стал другим человеком, вернее, эльфом. Принц больше не улыбался. Совсем. Как выяснилось позже, его прокляли. Эта новость ошарашила жрицу. Но более того её удивил способ решения сей проблемы – поцелуй. Традиционный способ излечить кого-то от тёмных чар. Но Кьёко медлила. Она не могла решиться на столь серьёзный шаг. Особенно теперь, когда она дала обещание, по которому теперь не смела целовать кого-либо. И всё же Корн не был просто кем-то там. Он был наследным принцем, чью жизнь она, как Верховная жрица, должна оберегать всеми возможными способами. Был её первым самым близким другом, её поддержкой и опорой в детстве, а его прощальный подарок ещё многие годы помогал ей в трудную минуту. Было скверно осознавать, что, хоть Могами и обещала ему помочь и действительно хотела сделать это, но замешкалась и не ответила вовремя.
Корн, похоже, был немного огорчён этим. Вернее сказать, он был зол, однако причину такой смены настроения Кьёко не знала.

После расставания, Кьёко всю ночь думала над всем произошедшим, отчего так и не смогла заснуть. Утром, только одевшись, девушка тут же помчалась искать принца.

«Плохая из меня подруга и жрица!» – мысленно корила себя Могами, продолжая быстро идти по коридору. Из-за её быстрых шагов, подол одеяния небесно-голубого с белым цвета волнами обтекал ноги девушки. Синий головной убор почти слетал с её головы, а прикрепленная к нему белая вуаль и золотая накидка взметались вверх и активно колыхались, создавая негромкий шорох. Девушка волновалась всё больше и больше, с каждым шагом сердце билось в разы быстрее, заставляя Кьёко перейти на несильный бег. – «А если я опоздаю? С ним всё в порядке? Глупая! Нужно было сразу дать ответ, а не задуматься над ним настолько! Как я могла думать о таких глупых вещах, когда друг в беде! Как можно быть такой эгоисткой?» В своих мыслях Кьёко уже успела себя приговорить к смертной казни и почти привести её в исполнение, однако прежде чем сделать это, ей все-таки следовало найти Корна и исправить свою прошлую оплошность.

Вбежав в малый зал, в котором, по мнению Могами, мог находиться принц, жрица заметила, что утреннее солнце, еще недавно покоящееся на горизонте, уже уверенно светило сквозь стеклянный потолок, наполняя светом большой зал. Его стены под лучами солнца казались сотворенными из золота, собственно, как и статуи, украшавшие помещение. На секунду замерев у входа, Кьёко, замедлив шаг, прошла внутрь. Неспешно ступая по мощенному камнем полу, девушка разглядывала зал. Ей нечасто доводилось бывать в нем, хотя бы потому, что у жрицы было довольно-таки много ежедневных забот, из-за которых она почти всё время проводила в храме, находящемся в священной роще.

Конечно, Кьёко нравилась ее работа, однако это вовсе не означало, что ей не было интересно прогуляться лишний раз по замку и помечтать о том, как юная прекрасная принцесса из любимых с детства сказок могла жить в похожем дворце. Храм по сравнению с ним казался небольшой постройкой, несмотря на то что украшений хватало и в первом. Высокие окна вокруг храма давали достаточно света, сине-белые купола возвышались над высокими деревьями, которые росли вокруг и приковывали к себе многие взгляды. А внутри… Внутри стоял алтарь - красивый камень из белого мрамора, на котором были вырезаны особые символы. По четыре стороны от него располагались статуи: Аустри, Орьентем, Септентрио и Окказу. Две девы и два отважных мужа напоминали кого-то Могами, но она не понимала кого именно. И всё же она любила смотреть на эти величественные изваяния. У каждого из них была своя история, а самой любимой была история девы Аустри, которая так напоминала Кьёко её собственную.

Чем дальше девушка заходила в зал, тем больше восторга он вызывал в ней. Фонтан, находившийся в дальнем конце, негромко журчал, пение птиц, что уселись на него и колонны вокруг, ласкало слух, успокаивало. Покой – это, вероятно, то, что было необходимо Корну – так думала Кьёко.
– Корн? – негромко спросила рыжеволосая, оглядываясь по сторонам. Ответа не последовало, поэтому она спросила чуть громче, подходя к открытой веранде. Там, оперевшись руками о балюстраду и смотря куда-то вдаль, наверно, на дворцовый сад, стоял принц. Легкий ветерок трепал его светлые волосы и шелковую рубашку, украшенную золотыми нитями. Он, казалось, только спустился с белоснежных облаков и сложил свои крылья, во всяком случае, так казалось Могами. Её всегда завораживал наследник престола. Он был таким необычным и недосягаемым, что порой казался даже нереальным.

Резкий порыв ветра, и Кьёко, зажмурившись, чуть отступает назад, удерживая головной убор. Блондин, видимо, услышав стук каблучков, повернулся лицом к девушке и замер. Оба молчали. Он не знал, стоит ли спрашивать, зачем она пришла. Она не знала, смеет ли говорить о помощи. Но долго молчать они не могли, поэтому жрица все же решила подать голос:
- Принц Корн! Прошу простить меня за мою слабость и нерешительность, когда я отказала вам вчера! – девушка поклонилась, но тут же продолжила, принимая вертикальное положение: – Я… Я очень сожалею об этом! Ты, моя любовь, был вынужден смириться с сей участью, а я была столь неблагодарна! – на глазах Кьёко выступили слёзы, из-за чего она часто заморгала. И… Если это в моих силах… – Она сцепила руки в замок и, прижав к груди, подняла взгляд на принца. – Я бы хотела… Освободить тебя от этого проклятия… Как Верховная жрица, удостоившаяся слышать глас богов, прошу позволить мне излечить тебя.
– Спасибо, но… Ты уверена? Это ведь нарушает твоё табу на поцелуй. Твой поступок может повлечь за собой большой гнев. – Не то взволнованно, не то заинтригованно спросил блондин.
– Меня, разумеется, постигнет соответствующее наказание. Я, вероятно, больше не смогу слышать глас богов, но это пустяки… Сделать что-то для тебя… Гораздо важнее, – опустив глаза, ответила девушка. – Моя жизнь не была безоблачной и счастливой, однако это был необходимый мне опыт, благодаря которому теперь я стала такой, какая есть. Если бы не предательство Того человека, я бы не вошла в врата храма для очищения и возвышения души... И не встретила Его. Но главное, что на протяжении всей моей жизни именно ты, принц Корн, был тем, кто выслушивал мои жалобы и поглощал мои горести. Твой камень я до сих пор храню у себя. Он дорог мне, как и ты. Я безмерно благодарна тебе и хочу отплатить хоть чем-то.
– И всё же… Ты уверена в этом? Это может свести твою профессию жрицы на нет, – серьёзно спросил Корн.
– Ничего. Я что-нибудь придумаю, – улыбнулась Кьёко. Ветер немного растрепал её волосы, сделав похожей на маленькую девчушку, ту, которую впервые встретил наследник в лесу. – К тому же… Он знает о том, насколько ты мне дорог и, я надеюсь, он поймет и не станет сильно злиться на меня за это. Ведь это ради тебя…

После этих слов по телу Корна словно прошел разряд электрического тока. Сердце стало биться как-то иначе. Не быстрее, не тише, не сильнее или слабее – просто иначе. Словно раньше оно принадлежало другому человеку. Непонятное чувство, словно, что-то не так, но в то же время всё оставалось прежним. Легкая улыбка появилась на его лице. Такая незаметная, но искренняя.
– Мы можем получить… Божественную милость, – выдыхая, произнёс он негромко.
– Ты так думаешь? – с нескрываемой надеждой в янтарных глазах, спросила Могами.
– Я это чувствую… – спускаясь на одно колено, промолвил Корн. – Здесь, – он указал на своё сердце. – Могу ли я просить о твоем поцелуе? – смотря на Кьёко снизу вверх, чуть жмурясь из-за солнца, спросил блондин.
– Конечно! – взволнованно ответила она. – Конечно, принц Корн.
– Тогда… Прошу тебя о нём, – прикрыв глаза, произнес он.
Жрица волновалась, но не могла позволить этому чувству выйти наружу. Она – Верховная жрица, и она сделает всё для Корна, дабы спасти его от проклятия. Решено. Поздно отступать. Теперь можно двигаться только вперёд.
Крепко стиснув руки в замок и собрав всю свою смелость, она неспешно подошла к Корну, и, произнеся молитву, зажмурилась и наклонилась ближе к его губам. Задержав дыхание от волнения, она пыталась забыть о колотящемся сердце, которое вот-вот проломит ей грудную клетку и вырвется-таки наружу. Белая вуаль скользнула вперед, легонько касаясь шеи принца. Секунда-две, и вот Кьёко касается своими губами губ Корна и моментально отстраняется. Поцелуем это, конечно, было сложно назвать, ведь это только мимолетное прикосновение, которое сам блондин, вероятно, даже не ощутил. Зато Могами прочувствовала его полностью.
– Я… Я закончила, – ответила покрасневшая Кьёко.
После этих слов Корн свалился на каменный пол террасы, неслабо перепугав этим девушку. Она тут же села рядом с ним и аккуратно дотронулась рукой до его плеча.
«Неужели я сделала только хуже? Что же делать? Все настолько плохо?!»
– Маловато как-то, – констатировал блондин, за что и получил несильный шлепок по рёбрам.
– Ну, уж прости! – с горящими от смущения щеками возмущенно буркнула девушка. – Стой… Заклятие все еще не снято?..
Блондин замер, задумавшись. Он думал о своем прошлом и настоящем, о том, какие ошибки совершил и что же теперь ему делать. Мраморный пол холодил кожу, а солнечные лучи еще не грели. Могами убрала прядь рыжих волос за ухо, дабы та не мешалась и выжидающе посмотрела на друга. Девушка волновалась и довольно сильно. Руки её чуть дрожали, поэтому она сцепила их в замок, чтобы хоть как-то угомонить. Сделав бровки домиком, Кьёко внимательно смотрела на Корна, и он неожиданно для нее улыбнулся. Улыбнулся, как и раньше. Такая тёплая и добрая улыбка заставила и саму жрицу улыбнуться в ответ.

Встав с пола, парень помог девушке подняться. Они сели на ближайшую скамейку и стали говорить обо всём: о прошлом, об общих воспоминаниях, о том, как они изменились. Они весело и беззаботно смеялись, словно вновь вернулись в детство. На мгновение Кьёко подумала, как же хорошо, что им всё же удалось снять это проклятие.
– Здорово, что ты стал прежним, Корн, – улыбаясь, произнесла девушка. – В следующий раз мы можем сходить в рощу в мой храм. Я покажу тебе все изваяния и идолы! В след… – девушка замолчала, увидев грустный взгляд друга. В голове всплыли воспоминания из детства, тот самый день, когда принц покинул страну на столь долгое время. – Мы… не увидимся больше? – в глазах Могами было полно надежды, которая разбивалась в дребезги, как только она смотрела на печального принца. Опустив голову, жрица старалась не думать об этом и не заплакать. Не сейчас.
– Кьёко, – окликнул её Корн. И, как только она подняла голову, поцеловал ее в губы, но уже не так, как она, а более серьёзно. От столь внезапного события, девушка упала бы, если бы не сидела на прочной скамье. Все ещё не до конца понимая, что происходит, она ошарашено смотрела на парня. Резко покраснев, она попыталась что-то сказать, но получалась только какая-то нечленораздельная речь. – Я рад, что был рождён, лишь потому, что смог встретить тебя.
– Корн… – только и успела произнести Верховная жрица, как принц запрыгнул на балюстраду. – Корн? – непонимающе смотря на парня.
– Спасибо тебе за всё, но мне пора, Кьёко. Мы ещё увидимся, – улыбнувшись ей на прощание, ответил он, тут же сиганув с балкона.
– Корн! – выкрикнула она, подрываясь с места вслед за ним. Запнувшись о подол своего одеяния, она чуть было не встретилась лицом с полом, однако ей довольно-таки повезло и она всё же устояла на ногах; когда она подбежала к краю балкона, никаких следов парня уже не было. – Он… исчез? – внимательно осматривая всё вокруг, вслух спросила девушка. – Ещё увидимся… - жрица улыбнулась, облокотившись о прохладный мрамор балюстрады. – Надеюсь, ты сдержишь это обещание…