Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
Подарок для здоровья подарки для здоровья.

Кричи, Лизка!

- Прости, Лиз, но мне надо бежать. – Рита с сожалением посмотрела ей в глаза, развернулась и быстро вышла из школы.

Лизка грустно улыбнулась. Она уже привыкла к тому, что ни ее мнение, ни ее моральное состояние, ни просто «поболтать» никому не интересно и не надо. И часто даже Рите, которую Лизка знала с детсада. Только мама и помогала, и выслушивала, и поддерживала, но она работала совсем допоздна, чтобы прокормить себя, дочь и нерадивого безработного мужа, поэтому Лизка не слишком часто беспокоила ее своими проблемами, жалея и без того тревожащуюся за нее мать.

А проблем было достаточно для пятнадцатилетней девчонки. Практически полное отсутствие друзей (Рита не в счет) что в школе, что во дворе. Плохие оценки в школе – Лизка совсем не понимала химию девятого класса, да и с функциями по алгебре дела тоже обстояли из рук вон плохо. Самооценка ниже плинтуса – постарались одноклассницы, не устававшие насмехаться над ее мешковатыми кофтами, старенькими джинсами, виды видавшей Нокией и жидкими русыми волосами. Да и семья жила не лучшим образом – обшарпанная квартира, отец, предпочитающий взвалить все на плечи жены, которую он уже давно не любил, и мать, не разводящаяся с отцом, потому что идти в таком случае будет некуда.

Не много ли всего на плечи хрупкой девчонки? Много.

Но потом все стало еще хуже. Потом появился Один.


Сначала Лизка долго не могла понять, почему этот странный парень попадается ей везде – в школе, на улице. Черные брюки и рубашка, черные ботинки и галстук, и волосы, черные как смоль. И жутко контрастировавшая с этим всем бледная, почти белая кожа. Он постоянно смотрел на нее с каким-то непонятным огоньком в глазах. Он преследовал ее. Он пугал ее.


По-настоящему Лизка испугалась, когда обнаружила, что его никто не видит кроме нее.

Когда он впервые появился в школе, девчонка разговаривала о чем-то с Ритой. Он как из-под земли появился за Риткой, в нескольких шагах от девчонок, и смотрел на Лизку в упор. Она тогда не могла перестать смотреть за спину однокласснице, пока та не оглянулась и не спросила, на что так уставилась Лизка. И Лизке совершенно не понравилось то, что Рита не увидела никакого парня в черном костюме, о чем она и сообщила.

С того дня все изменилось. Он сопровождал ее везде, куда бы она ни пошла. Он разговаривал с ней, и постепенно Лизка перестала его бояться – ведь он понимал ее во всем, и она больше не была одинокой. Он даже доверил ей свое имя – Один. И тогда Лизка удостоверилась точно – он просто одинокий фантом (привидение?), ему нужна компания. Так она думала.

Но она ошибалась.

Свою настоящую сущность Один проявил немного позже.


Лизка сидела дома и с трудом делала домашнее по алгебре, когда у нее зазвонил телефон. Она нажала кнопку принятия вызова и прислонила трубку к уху.

- Елизавета Федотова? – голос в телефоне дождался утвердительного ответа. – Вас беспокоит Федор Листов, главврач городской больницы. У меня для вас тревожные известия – Елену Семеновну сбила машина на переходе. Боюсь, мы ничего не могли поделать…

Телефон выскользнул из вмиг ослабевших рук и разбился об пол.


Похороны были скромными – отец наконец-таки соизволил найти работу и выпросить половину зарплаты авансом. К тому же, у семьи были небольшие сбережения на черный день.

Тех, кто пришли в последний раз проститься с Еленой Семеновной, было немного – коллеги по работе, с которыми она была в более-менее хороших отношениях, да дочь с мужем. С Лизкой все время похорон рядом стоял Один и держал ее за руку. Только совсем не с целью поддержки.

Со дня известия о смерти матери Лизка стала совсем угасать. Она чахла, с каждым днем становилась все более хмурой, замкнутой и тихой. С Риткой она больше не общалась. А зачем? Она ведь ее не понимает и не поймет никогда. Отец теперь все время пропадал на работе, чтобы прокормить себя и дочь. А больше никак его забота к ней и не проявлялась.

Один теперь постоянно находился рядом, даже дома. Лизка была рада его присутствию – она не чувствовала себя такой одинокой.
Однако через некоторое время она начала заподазривать что-то неладное в своем новом друге. Чем хуже морально становилось Лизке, тем более счастливым и здоровым выглядел он. Даже цвет его кожи из белого, как чистое полотно, становился все более близким к цвету кожи человека.

Спустя еще несколько дней она спросила его напрямик: кто же он такой. Спросила требовательно. И она ожидала какой угодно реакции – от обиды, что она ему не доверяет, и до злобы. Но явно не такой.

Он расхохотался. Громко, с издевкой, запрокинув голову. Словно он услышал потрясающую шутку. Только вот Лизке было ничуть не смешно.

- Ты так и не поняла, кто я? – все еще посмеиваясь, он смотрел Лизке в глаза, и она больше не видела в его глазах того понимания и доброты к ней. Только коварство. – Один – это Одиночество. Ты думаешь, у меня такое имя, потому что я одинок? Нет, дорогая Лизка, это потому что я приношу одиночество людям вроде тебя. Ты в моей власти, наивная глупая девчонка, и ты никогда от меня не избавишься.


Лизка хотела от него избавиться. Она пыталась наладить отношения с Ритой, но та после того почти двухмесячного молчания обиделась на подругу, хоть и понимала, что это глупо. Лизка пыталась даже общаться с какими-то одноклассницами, которые не задирали ее, но Один неотступно следовал за ней.

Она пыталась просто убежать от него, от отчаяния забывая, что ему не страшны никакие расстояния. Хоть на крышу. Хоть на мост. Хоть на пустырь. Куда угодно.

Прибежав однажды в городской парк, она убежала в самый его конец. Там, за ограждением, начинался крутой холм. С него было видно весь город, речку внизу.

Лизка подбежала к забору и раскинула руки в стороны. Ветер, дующий ей в лицо, раскинутые руки – все это создавало ощущение безграничной свободы.

Вот только свободы не было.

За спиной появился Один.

- Кричи… кричи… - шептал он ей на ухо своим завораживающим, гипнотизирующим голосом, ломая ее самоконтроль, выдержку и силу воли. – Кричи, Лизка!

И она закричала.

Громко, неистово, срывая горло. Закричала так, что надрывались барабанные перепонки.

Один громко смеялся в унисон с ней. Он подпитывал себя ее криком, отчаянием, страхом и ненавистью к нему.

Лизка устала кричать. Лизка устала от всего. Лизка расплакалась. И ее рыдания смешивались с так не завершившимся криком.

«Ты никогда от меня не избавишься…»

Девчонка перестала кричать, и теперь просто плакала, вцепившись руками в ограждение. Она приоткрыла глаза и посмотрела вниз, на тихую речку.

«Никогда не избавиться?..»

Она оглянулась назад. Один смотрел на нее исподлобья, ухмыляясь тонкими губами. Он перевел взгляд на забор. Словно приглашая. Мол, давай, если рискнешь.

До конца не понимая, что делает, Лизка перекинула ногу через забор, а потом и целиком перелезла на другую сторону. Подошла к краю холма, где еще можно было стоять, и посмотрела вдаль. Она будет скучать по городу, по его красоте.

Но там... там будет мама. И там не будет Одиночества.

И она прыгнула.

И только тихий всплеск далеко внизу остался напоминанием о том, что когда-то в этом мире была маленькая невзрачная девчонка с жиденькими волосами. А потом пропал и всплеск, пропали и пузырьки воздуха, пропали и круги на воде. Речка приняла в себя девчонку и успокоилась.

А Один просто исчез. Ему было все равно. Лизкиных жизненных сил, что он забрал, хватит еще на достаточное количество времени. На такое, пока он будет искать себе новую жертву.