Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Я рад тому, что ты жив

Им хватило одного взгляда. Одного скользнувшего друг по другу взгляда, чтобы понять, как любит судьба издеваться над своими детьми. Чтобы понять, что их жизни словно переплетены одна с другой.
Граф улыбается. Так же, как и всегда, словно грязь, пот и кровь не превратили его в жалкое подобие того графа, который казался выточенным из камня из-за своего совершенства. Он исхудал, ссутулился и побледнел за то время, которое он провёл в темнице среди холодных мокрых камней и кишащих во влажной земле насекомых. Но эта снисходительная улыбка и взгляд, полный восхищения, который всегда предназначался только одному безумцу, всё же выдавали в отчаявшемся пленнике того, кем он должен быть.
Леонардо думал. Шестерёнки в его голове не переставали шевелиться с бешеной скоростью с тех самых пор, как он ступил на эту землю. Всё, что его окружало, было ещё не изучено, и смесь предвкушения и бессилия не давали мозгам художника отдохнуть ни на секунду. Эх, если бы у него было время, если бы у него была возможность, пара подмастерьев и целая повозка инструментов, если бы он мог просто отмести нытьё своих спутников, долг и неотложность вставшей перед ним задачи и остаться здесь подольше… Но каждое слово, произнесённое другом или не очень другом, дёргало Лео и снова возвращало на землю, к вставшим ребром идиотским проблемам.
Например, к неизбежной гибели.
Понять, чего хотят аборигены от Леонардо и его спутников, было слишком сложно. И даже гений мог устать, думая в таких количествах. Усталость заползала в тело, лениво и нерасторопно, потихоньку захватывая всё больше и больше. И сейчас, стоя перед графом и глядя ему в глаза, Леонардо не мог думать о вещах, чересчур сложных и глобальных. Однако одна мысль всё же оставалась. Оставалась всегда, с того момента, как моряки обнаружили на берегу обломки «Василиска».
«Он жив».
Главный соперник, который мог бы похвастаться если не талантом, то умом, который вполне себе может соперничать с тем, коим обладает сам Лео. Художник утешал себя тем, что будет неприятно потерять такого противника.
Однако где-то на задворках разума он понимал, что вряд ли нормальные люди смотрят в глаза своих врагов так долго.
Когда все находящиеся в темнице обезумевшие друзья-враги успокаиваются, Леонардо, не выдерживая повисшей тишины и сверлящего взгляда Риарио, наконец произносит:
- Граф.
Его голос почти срывается, а внутри, - где-то в груди, - что-то щемит и давится. Хочется улыбнуться, хочется сказать что-нибудь обидное, чтобы случайно не выдать рождающееся глубоко в душе чувство, которого там вообще не должно быть, особенно сейчас. Однако почему-то уставший художник решает, что лучше всё же не портить момент.
- Художник.
Его глаза снова такие же огромные, а взгляд – о, этот взгляд, - всё такой же слегка непонимающий и восхищённый. Ну почему же он это делает, почему не может быть самым обыкновенным мерзавцем, которого можно было бы с радостью приколоть?!
Казалось, между двумя заклятыми врагами натянута невидимая струна, из-за которой они не могут оторвать друг от друга взгляд и даже моргнуть. Напряжение должно лопнуть с минуты на минуту, раствориться, как это случалось сотни раз до этого, кто-нибудь должен сделать какую-нибудь глупость, - например, попытаться убить Риарио, - чтобы то, что происходит сейчас, плавно перетекло во что-то более обычное и прозаичное.
Странно. Как будто бы все ужасы, совершённые графом, остались где-то во Флоренции. Как будто все гадости, которые наговорил ему Лео, разбились о скалы вместе с «Василиском».
Губы да Винчи слегка дрогнули, а граф улыбнулся той самой улыбкой, которой так недоставало художнику.
«Ещё ничего не кончено,» - говорил взгляд Риарио.
«Я тоже рад тому, что ты жив,» - улыбнулся Лео.