Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Goodbye, my lover

Босые пятки глухо шлепают по влажной траве. Разбрасывая в стороны крошечные капли нагревшейся за день влаги, они приминают собой сочную траву, щедро усыпанную еловыми иглами, шишками, пожухлой листвой и прочим мелким сором, оставленным животными или же попросту ссыпавшимся с верхушек вековых деревьев, грозными великанами подпирающих своими величавыми стволами небесный свод.
Небо. Бесконечное, глубокое, завораживающее. Будто холст, на который художник выплеснул золотистую краску, миллионами брызг разлетевшуюся во все стороны и направления, коснувшуюся каждого его уголка. Засмотревшись на его ледяную красоту, ты совершенно упустила из виду одну из тех многочисленных коряг, что притаились и осторожно вытягивают свои скрюченные пальцы практически из-под каждого куста. Судорожно размахивая руками в попытке ухватиться ими за что-либо кроме воздуха, ты успеваешь лишь приглушенно вскрикнуть и падаешь.
Пульсирующая боль расползается по ладоням и коленкам, вгрызается в кожу и на доли секунды затуманивает разум. Пытаешься встать, упершись раненой рукой в один стволов, а вторую прижимаешь к тяжело вздымающейся после долгого бега груди. Дыхание сбилось, во рту пересохло, а ноги нестерпимо ноют от усталости и кровоточащих ссадин. Морщишься и одергиваешь задравшийся край сарафана, вновь бросая взгляд на небо и хмуря тонкие брови. Нетерпеливо покусываешь нижнюю губу. Уже практически полночь.
Эта мысль электрическим импульсом зарождается в голове и проходит через все тело. Она, будто целительный источник наполняет его удивительной легкостью и желанием бежать дальше. Без остановок. Ведь если не успеешь вовремя, ни за что не простишь себе.
Вдох. Выдох. И снова калейдоскоп листвы окутывает тебя со всех сторон – так быстро ты вновь продолжаешь свой бег.
Мысль о скорой встрече греет сердце и заставляет дрожать все внутри тебя.
***
Вальяжно растянувшись на золотом бархате песка, Томас запрокинул голову и неотрывно вглядывался в небесную синеву. Со стороны казалось, что все звезды складываются перед ним в карты, писания, книги – бесконечно мудрые и невозможные для прочтения обычному смертному. Однако Том понимал их и даже будто бы разговаривал с ними – то чуть улыбаясь выразительными тонкими губами неотрывно что-то шептал, то прикрывая глаза, слушал их неторопливые ответы.
Перекатившись со спины на живот, он рывком приподнялся на руках и сел, озираясь по сторонам и нетерпеливо цокая. Влага, каплями собираясь на его молочно-бледном теле, мерцала в ровном свете восходившей над макушками деревьев луны.
Уже практически полночь – рассеянно подумалось ему, - почему бы не искупаться?
***
Останавливаешься, чтобы перевести дыхание и озираешься по сторонам. Взгляд твой привычно упирается в поваленное дерево, обугленная макушка которого покоится на близстоящем собрате. Этот уродец в свое время был повержен точным ударом молнии во время бури, в начале лета нагнавшей панику и ужас на все близлежащие села, включая твое. Вспоминаешь, как забиралась на чердак и сквозь щель в скрипящих под напором сильнейшего ветра ставнях наблюдала за зарождающимся чудовищем – потоком густого, темного воздуха, выворачивающем мелкие деревья из земли и разбрасывающем их по всей округе. Тебя это, помнится, переполняло каким-то неуместным, как сказала бы матушка, энтузиазмом. Ты, закрыв глаза и носом вдыхая запах сырой земли представляла, как этот самый поток унесет тебя из надоевших до одури мест, от всей той скуки, что прожигала в твоем сердце черную дыру. Унесет от Него. И от режущей душу любви.
Вспомнив об этом, судорожно сглатываешь, но, тем не менее, делаешь шаг навстречу покорёженному стволу. Нагибаешься и подлезаешь под ним, раздвигая ветки и открывая своему взору широкую поляну, залитую ледяным лунным светом.
***
Босые ноги осторожно ступают по траве, а затем и по влажному песку, золотистой каймой окружившему небольшое глубокое озеро в самом центре поляны.
Подойдя к самому его краю, садишься на колени и вглядываешься в гладь, пытаясь разглядеть хоть что-то, кроме отражения своего напрягшегося лица и диска луны, застывшего ночным стражем за твоей спиной.
Короткие каштановые пряди выбиваются из-за ушей и падают на лоб, потревоженные дуновением прохладного ночного ветра. Ты тут же убираешь их за ухо и не осознанно протягиваешь руку к кромке, касаясь ее кончиками пальцев. Не получив какого-либо отклика (хотя на что ты надеялась, с Его-то вечными играми и издевками?), вскакиваешь на ноги и начинаешь заходить в воду – сначала по щиколотку, затем по колено, и вот, ты уже по пояс скрыта от чьих-либо глаз.
Закрываешь глаза и отдаешься на волю ощущений.
Ты знаешь, что Он здесь. Рядом.
И вздрагиваешь, когда ощущаешь, будто что-то скользкое обвивает твои ноги и начинает тянуть ко дну.
***
Томас почувствовал ее присутствие не сразу. Он слишком углубился в свои, далеко не самые радужные мысли и совершенно потерял счет времени. Однако в тот момент, когда пальцы его избранницы коснулись водяной поверхности он тут же поспешил к ней на встречу, терзаемый разноречивыми чувствами.
***
Зажмурившись, ты непроизвольно сжимаешь руки в кулачки, ногтями впиваясь в и без того измученные ладони. Никак не можешь привыкнуть к Его приветствию.
Мощный толчок воды отбрасывает тебя, заставляя отступить на несколько шагов, и открывает твоему взору лицо, неожиданно близко оказавшееся рядом с твоим.
Будто вырезанные из мрамора, точеные черты Тома притягивают тебя, не дают отвести взгляд, будоражат.
Протянув руку, ты застываешь буквально в нескольких дюймах от его кожи, не решаясь на первый шаг и попросту опасаясь, что стоит тебе только коснуться его – мир разлетится на миллионы осколков, сбрасывая с тебя пелену сна.
Вдруг, стремительно накрыв своей ладонью твою, Том переплетает ваши пальцы и, склонив голову, касается обветренными губами твоей кожи. Этот простой и невинный на первый взгляд жест заставляет тебя вздрогнуть и прикрыть глаза, наблюдая за его плавными движениями сквозь опущенные ресницы.
Легко касаясь, губы его скользят по твоей ладони, перемещаясь на запястье. Язык оставляет влажный след, поймавший на себе тусклый отблеск взошедшей луны.
Шумно вздохнув, ты пытаешься отстраниться, сделав шаг назад. Просто, в какой-то миг осознаешь, что мысли твои стайками диких птиц выпархивают из головы, давая волю эмоциям. Тому, чем тебе сейчас нельзя руководствоваться ни в коем случае.
Ты пришла сюда, чтобы поговорить.
- Хм? Тебе наскучили наши игры? – его тихий вибрирующий голос разрывает тишину, повисшую в ночном воздухе.
- Просто..в этом-то все и дело. Для тебя все, что происходит между нами – всего-навсего игра! – ловишь на себе непонимающий взгляд его пронзительно синих глаз и тихо продолжаешь, - Мы оба знаем, что рано или поздно всему придет конец.
Дрожь предательски закрадывается в голос, а сдерживать себя становиться все сложнее – чертова бесхарактерность! Тебе не нужна эта пародия на отношения, у тебя есть семья, есть любящий муж и двое детей, но чертово сердце воет, будто раненный зверь всякий раз, когда полная луна начинает всходить на ночном небе, призывая тебя бежать без оглядки в самую чащу – ничего не замечая, кроме бешеного стука в груди.
- Понимаешь, как больно говорить мне все это тебе?
- Не больнее, чем мне – слышать из твоих прекрасных уст, - он лишь горько усмехается и встряхивает головой, от чего черные, как смоль волосы тонкими змеями облепляют его лицо.
- Боже, да я ведь и понятия не имею, сколько тебе лет, откуда ты. Ты мне не говорил ни слова. Ни единого слова! – закусываешь губу, от чего на ней тут же выступает алая капля, - Ты, возможно, старше меня в тысячи раз. В твоих объятьях бывали сотни женщин – ты можешь получить любую, стоит только пальцем поманить. Ты не стареешь, но возраст не щадит твоих избранниц! И спустя время, не обмолвившись ни единым словом ты исчезаешь..-пелена слез застилает глаза, ты смаргиваешь и замолкаешь.
Том неотрывно смотрит на твое лицо, а затем медленно переводит взгляд вниз – туда, где еще секунду назад можно было наблюдать мощный, переливающийся всеми оттенками изумруда хвост. С тихим шипением чешуйки начинают отходить от кожи, открывая взору нечто, пока еще отдаленно похожее на человеческие ноги, но стремительно принимающее их очертания.
- Полночь, - ровно произносит он.
Рябь пробегает по поверхности воды, отталкиваясь от твоего тела небольшими упругими волнами. Делаешь еще один шаг назад, теряя равновесие и падая назад, в то время как крепкие руки сжимают твою талию, подхватывая и не давая с головой уйти под воду.
- До тебя я любил лишь однажды. И любовь свою потерял, - глухо начинает он, возвращая тебя в прежнее положение, но, не разжимая рук, - после чего на долгие годы замкнулся, беспомощно наблюдая, как сердце мое черствеет и не отзывается боле на женскую ласку. Так бы и продолжалось – время, не щадя сил, выковывало из меня бездушного монстра, но в один день моя жизнь буквально перевернулась. Это случилось год назад, на этом самом месте. Я заметил тебя, стоящую на коленях на деревянных ветхих досках. Кажется, ты полоскала белье, помнишь? - ты лишь слабо кивнула, а он продолжил – я помню тот момент, будто это было вчера. Помню, как ветер гулял в твоих непослушных коротких волосах. Помню, как ты улыбалась и что-то тихо напевала себе под нос. Помню, как наблюдал за тобой, а в груди щемило от чувства, будто я нашел что-то..родное. Дом. Да, не буду лукавить, если скажу, что в тот момент ты напомнила мне Ее, но лишь внешне – не более. Сейчас, спустя время, я понимаю, что ты – нечто уникальное, ни с чем не сравнимое. Мое. Но я люблю тебя так сильно, что готов отпустить навсегда. Понимаю, что со мной ты никогда не будешь счастлива так, как мне хотелось бы. Я не смогу подарить тебе прекрасных детей, похожих на нас с тобой, не смогу встречать рассветы, лежа на кровати и наблюдая, как первые лучи восходящего солнца закрадываются в нашу кровать и скользят по твоему сонному умиротворенному лицу.
Я позволил себе забыть о будущем, ради настоящего, забыть о страхе и предрассудках. Но сейчас..
- Молчи! – твой вскрик эхом пронесся по поляне и затерялся где-то меж деревьев, - прошу, не говори ни слова, - слезы градом бегут по раскрасневшимся щекам, а былая уверенность в принятом решении, с которой ты шла на вашу встречу, улетучивается так, словно ее и не было.
Он сказал ровно то, что уже долгое время не давало тебе покоя. Но мысль, материализовавшаяся посредством слов, острым лезвием разрывает грудную клетку, не давая сделать вдох.
- Ты подарила мне свои тепло, любовь и ласку, но сейчас позволь и мне сделать подарок тебе. Мой последний дар, ты примешь его?
Не дожидаясь твоего ответа, Томас рывком притянул к себе твое обмякшее тело. Придерживая пальцами подбородок, он нежно, едва касаясь кожи, начал покрывать поцелуями твои полыхающие щеки. Так невесомо. Через несколько секунд, показавшихся вечностью, ваши губы наконец нашли друг друга.
Сорвав с твоих уст тихий стон, он провел языком по нижней, искусанной губе и слизнул с нее кровь. Руки его тем временем блуждали по груди, уверенно высвобождая ее от плена тесного, промокшего насквозь сарафана.
***
Ледяная капля упала тебе на лоб, прочертив дорожку от виска до щеки, и затерялась где то в волосах. Зажмурившись, ты что-то тихо проворчала и натянула одеяло выше, пытаясь защитить себя от сырости и холода. Еще одна капля, угодившая практически в глаз, заставила тебя распахнуть их и удивленно отметить, что виновником твоего пробуждения стал ветер, раскрывший ставни в вашей с мужем спальне и принесший отголоски уличной непогоды прямиком к тебе в постель. Откинув одеяло в сторону, ты встала и босиком прошла к окну, застыв на миг от красоты увиденного.
- Что не спишь, родная? – вздрогнув от неожиданности, ты тут же расслабилась, стоило сильной мужской руке лечь на твое плечо и слегка сжать его, - и позволь спросить, отчего все ладони и колени моей прекрасной супруги стерты в кровь? Неужто опять упала, гуляя по лесу? – смешок.
Задумчиво взглянув на свои руки, ты лишь легонько поморщилась, но тут же улыбнулась и беззаботно произнесла – не первый день меня знаешь, а привыкнуть к неуклюжести все никак не можешь? Иди лучше проверь, как там наши крохи, проснулись?
Проводив взглядом удаляющуюся спину мужа, ты вновь обернулась к окну, вдохнув полной грудью и решительно захлопнув ставню. Дождь становился все сильнее.