Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Public transport

      «Зелёный», — с трепетом в душе подумал парень. Именно такого цвета и был автобус, на который ему следовало, по словам его драгоценного дядюшки, сесть. Тони возвращался после дополнительных занятий домой, но в этот раз не совсем привычным маршрутом. Впрочем, подобное казалось приятным пустяком. Ему уж очень после длинного, изматывающего дня хотелось поскорее оказаться под тёплыми струями воды душа, переодеться во что-нибудь лёгкое и не обременяющее да залечь в постельку до самого утра. И всё равно, как Тони доберётся до сего блаженства вечернего. В принципе, всё именно так и могло бы произойти, ибо завтра — суббота. Нет причин для спешки и прочей возни, но, похоже, большинство людей думало иначе.
      Разочарование постигло подростка в то время, когда он уже зашёл внутрь незнакомого ему автобуса, заплатил водителю за проезд и прошёл вглубь транспорта, протискиваясь между удобно устроившимися по сторонам людьми, держащимися за поручни. Те же особи, что прошли следом за Тони, начали создавать дискомфорт всем окружающим. Итог: автобус переполнен, да так, что пошевелиться кому-либо теперь трудновато, не то, что пройти куда-либо.
      «Фух, успел», — да, парню повезло от того, что он одним из первых прошёл внутрь и смог более удобно, чем все остальные, разместиться возле длинного поручня в задней части автобуса. За него и держался. Всё, что у Тони было с собой, так это удобная сумка, перекинутая через плечо. В ней — несколько тетрадей, ручка да учебник.
      Единственное, что показалось парню странным в данный момент, так это слова дяди, произнесённые им во время заурядного, казалось бы, разговора в домашних условиях:
      — Этот автобус особенный. В нём ты даже не заметишь, как окажешься дома. И удовольствие от поездки получишь.
      Коварная улыбка дяди в тот миг не сулила ничего хорошего, но почему-то подросток не обратил на неё внимания.
      Сейчас же, будучи в данном «замечательном» транспорте, не чувствовал никакого удовольствия.
      — Автобус, как автобус. Чего это он? — очень тихо произнёс Тони, но, похоже, его некто таки услышал.
      Этот некто ответил:
      — А он был прав…
      Незнакомец будто бы невзначай навалился телом на подростка и придавил его к перилам. Места ведь мало, а потому никто на подобное даже внимания не обратит. И сразу же рукой прикрыл рот парня, дабы тот не посмел закричать внезапно.
      — Тихо, не бойся. Тебе понравится… — этот голос был очень вкрадчивым и явно не больно дружелюбным, но Тони решил, что лучше он будет спокойным. Пока ведь ничего плохого не случилось. Тем более, незнакомец не посмеет причинить ему вред, ибо вокруг находится слишком большое количество людей, которые несомненно смогут ему помочь в случае чего. Это даже придавало какой-то уверенности, что ли.
      Незнакомый мужчина провёл рукой по бедру парня, вторая его рука всё ещё оставалась у лица Тони. Тот нервно заёрзал от подобного.
      «Меня что, этот тип облапать собирается? Прямо тут?!» — паника была очевидной.
      — И не только облапать… — мужчина будто бы услышал мысли подростка.
      Грубая и твёрдая рука стала скользить по ногам парнишки, по его спине, погладила плечи, а тогда вновь спустилась к низу, будто бы невзначай скользнув между ног.
      Тут-то Тони начал рваться на волю. Он не собирался терпеть подобное. Хотя, ему не впервой быть жертвой изнасилования. Первый секс у мальчишки был с его любимым дядей. Судя по всему, тот решил, что подросток теперь навеки останется геем, которым он его и сделал, и что Тони не помешает ещё одно бурное происшествие в его жизни.
      Вообще странно получилось, что после, казалось бы, весьма травмирующего события, такого как изнасилование родным человеком, они смогли уладить всё мирным путём и даже остаться в своём роде семьёй. Родители об этом не знали, да и Тони было бы попросту стыдно о подобном рассказывать, но то, что происходит в данный момент, уже ни в какие рамки просто не лезет.
      — Не рыпайся, тебе же приятней будет. Мы не хотим тебе причинить вред, лишь удовольствие… — и снова этот шёпот, от которого мурашки по телу бродят.
      Тони не выдержал и, укусив мужчину за руку, всё же смог вырваться из его приставучих рук и быстрым шагом двинуться в сторону двери, моля всех сверхъестественных существ о том, чтобы поскорее была хоть какая-то остановка. Но автобус почему-то не останавливался.
      Внезапно некто схватил его сзади и стал тащить обратно к тому месту, где Тони был до этого. Парню подобное совсем не понравилось. Он изо всех сил стал кричать:
      — Помогите, насилуют! — но люди, которые ездили, судя по всему, часто в этом автобусе, стали лишь улыбаться в ответ.
      — Да-да, мы знаем. Вы только там потише, — произнесла женщина лет тридцати. Она явно была чем-то озабочена.
      «Да что с ними со всеми?!» — и тут-то началась паника.
      Подросток понял, что всё происходящее подстроено в абсолютном своём порядке его дядей. Тот даже людей, которые обычно в это время возвращались домой данным автобусом, подкупил, дабы они даже не вздумали помогать.
      — Ну, видишь? Все они лишь рады тому, что ты получишь несказанное удовольствие. Все желают тебе добра.
      Приставучие руки стали стягивать с Тони для начала его сумку, но парень ухватился за неё руками, словно находился далеко от берега в море и это был его спасательный круг. Но вот чего тот не ожидал, так это того, что сзади его начнёт лапать другой мужик, который будет шлёпать его по ягодицам, мять их в своих ладонях, гладить спину, а потом вдруг ни с того ни с сего прижмётся, крепко-крепко обняв Тони.
      «Господи, пускай всё это будет лишь сном. И пусть я поскорее проснусь», — но данная мольба не подействовала, ибо всё происходящее было реальностью.
      К двум мужчинам присоединился какой-то паренёк примерно того же возраста, что и Тони. Сей новый незнакомец, недолго думая, запустил свою руку под футболку парня, гладя его живот. Потом стал щипать слегка за соски его, облизывать языком шею, ухо.
      Это всё больше походило на безумие. Люди, сидящие в этом автобусе, только того и желали, что поскорее выйти, дабы, будучи и без того виновными в происходящем, случаем ещё не стать участниками сего действия.
Какая-то бабуля, перекрестившись, молвила тихо:
      — Свят-свят-свят, что творится-то.
      А потом она, отвернувшись, по её словам, «подальше от этого срама», стала дожидаться своей остановки.
      Автобус впервые за долгое время остановился. Люди стали выходить. Казалось, что транспорт опустел наполовину, но нет, через несколько минут стали заходить другие особи. И, кажется, это не сулит ничего хорошего для Тони, ибо все они, как только расплатились с водителем за проезд, тут же поспешили присоединиться к действию, которое происходило в конце весьма-таки длинного автобуса.
      И вот теперь ещё несколько рук стали заниматься парнем, которому всего-то хотелось спокойно доехать домой.
      В принципе, если разобраться, то когда это с ним делал его дядя, всё происходящее не показалось Тони чем-то уж очень отвратительным или ужасным. Было даже отчасти приятно, хотя, естественно, в первый раз его приятностей было мало. До боли мало.
      Сейчас же ощущения были двойственными: с одной стороны стыдно и противно, а с другой — очень даже приятно, а присутствие посторонних людей в автобусе лишь накаляет обстановку. Он не знал, чего именно желал: то ли вернуться поскорее домой, то ли продолжить эту сладостную пытку.
      Много, очень-очень много рук, которые так трепетно и ласково его поглаживают, несомненно, возбуждая и принося огромнейшее удовольствие.
      Ещё приятней стало, когда чья-то уж очень ловкая ручонка добралась до самого сокровенного — паха Тони. Эта рука гладила поверх джинсов и трусов пенис парнишки, а тому становилось неловко. Именно в этот момент подросток понял, что стоило ему рваться до последнего, выбегать отсюда на первой же остановке и, не оглядываясь, бежать что есть мочи. Но теперь поздно. Даже слишком.
      «Похоже, меня сегодня поимеют», — после этой мысли в его голове забурлила паника. Ещё сильнее прежней. Тони рвался на волю, хотя и понимал, что всё, он свою остановку проехал, и обратно пути нет. Его поймали несколько крепких рук и приволокли обратно.
      Ещё одной особенностью всего этого путешествия было то, что транспорт двигался очень-очень медленно, дабы, по всей видимости, не создавать мужчинам дискомфорт во время… траха.
      «Прекрасно, я стану шлюхой, которую продал родной дядя».
      Парня стали раздевать. Его слегка приподняли двое мужчин, а кто-то третий ловко стащил с парня обувь.Тут-то Тони вскипел окончательно, сделал рывок и чуть не вылетел из только что открывшихся дверей, но какая-то взрослая женщина весьма крупных форм его подхватила и затолкала обратно, где парня тут же схватили мужчины, желающие хорошенько наказать подростка за его непослушание.
      Сама тётка вошла внутрь и, пройдя к передней части автобуса, заплатила за проезд и разместилась удобно примерно в той же части.
      С Тони сорвали штаны, даже не дав ему толком ничего сказать, ибо некто вновь заткнул парня рукой. Трусы пока оставили, начав обследовать его ноги. Молодой парень даже опустился на колени и стал оставлять мокрые от слюны дорожки на ногах Тони от самого низа, поднимаясь всё выше и выше, пока его шаловливые ручки вновь не добрались до паха парня и не стали с новым усердием гладить член Тони, который был уже в полной «боевой готовности».
      — А ведь тебе нравится… — шёпот. Тот же, что и прежде. И вновь мурашки по коже бегают кросс целыми табунами. Блаженство.
      И ласковые, мелкие, совсем лёгкие поцелуи, которыми «забросал» мужчина его шею. Тони невольно простонал. Кажется, это понравилось насильникам, которые стали действовать теперь более активно, чем прежде.
      Футболка была снята с парня и отброшена куда-то в сторону. Куда именно — парень не увидел.
      Ему было страшно, очень-очень страшно. Колени тряслись, руки тоже, сердце бешено колотилось, а при этом всём ему было столь жарко и приятно, что он теперь лишь потакал, уже фактически не рыпаясь, насильникам.
      — Что?.. — только и молвила девушка, которая явно не должна была сегодня сесть в этот автобус, прикрыв двумя руками свой рот. Она, поглядев на это, попросту вышла с автобуса, даже забыв о том, что заплатила водителю, но так и не поехала никуда. И стала, будучи шокированной увиденным, ждать следующего транспорта, которым сможет добраться домой. Но потом, передумав, пошла пешком.
      «Так безопасней», — решила она.
      Возбуждение как рукой сняло. Эта девушка, её вид, то, как она посмотрела на Тони. С жалостью, с трепетом и страхом. Это пугало.
      — Эй, ты чего? Здесь далеко не все куплены, лишь мы и несколько дам, которые уже привыкли к подобному разврату в этом автобусе. Но, видишь ли, у них выбор невелик. Либо ехать удобным им маршрутом и транспортом, либо добираться иным путём. Выбор за ними.
      Этот голос…
      «Я его уже где-то слышал».
      Слышал его ещё до того, как зашёл в этот проклятый зелёный автобус.
      На этой остановке, которая явно затянулась, внутрь вошли ещё несколько пассажиров. Парочка из них вышли так же, как поступила и та девушка, остальные же проходили внутрь и садились, пытаясь просто-напросто не обращать внимания на происходящее, мол «это не моё дело». А были ещё такие, которые, взяв в руки мобильный телефон, начинали снимать на видео сие действие. От подобного глаза Тони округлились. Испуг? Нет, это нечто большее. Какое тут возбуждение, какой секс, когда все на тебя так пялятся?! Сначала, быть может, это и накаляло обстановку, но не теперь. Стыдно. Очень.
      Мужчины, которые покрепче, выводили таких «папарацци» и давали тем ещё несколько пинков в дорожку, а потом спокойно заходили обратно, вновь пытаясь отвлечь Тони от реальности и возбудить его. Они буквально-таки, обступив, закрыли подростка от окружающего мира, заставив утонуть в блаженстве. Несколько мгновений, и вот он уже слова легко постанывает под их напористыми движениями, но в то же время очень ласковыми.
      Правда, сами мужики, естественно, очень долго терпеть не намерены.
      Ничего не догадывающихся пассажиров стало гораздо больше, чем прежде, а автобус, тем временем, уже двинул с места, направляясь к следующей остановке.
      С Тони стащили трусы. Его нагнули и стали как можно сильнее удерживать в удобном им положении. Неизвестный, который чего-то там копался сзади, теперь приступил к делу: он достал из кармана смазку.
      Ещё немного пустой возни (кажется, тот, что сзади, надел перчатки), и вот уже смазанный чем-то палец толкается в анус Тони. Проник тот достаточно легко. Всё же, подросток сей уже не был девственником, а недавно, спустя год после изнасилования, он переспал со своим другом, неровно к нему дышащим. Но тогда это было, как потом решил тот, ошибкой. Дружба дружбой, но до любви с парнем доходить нельзя, пускай даже после секса.
      А действие тем временем продолжалось. Вот уже второй палец проникает постепенно внутрь. Тони нервно сжал губы, зная, что нужно всего лишь это перетерпеть, что всё потом будет в порядке.
      «Какое там в порядке? Меня собираются отыметь несколько мужчин», — он даже точного количества своих насильников сейчас назвать не мог.
      Жертва лишь послушно ждала.
      Третий палец заставил невольно вскрикнуть. Всё же, хоть у него недавно и была связь подобного рода, растягивание оставалось болезненной частью процесса.
      Ещё немного подвигав ими, насильник вынул свои пальцы и, шлёпнув Тони по заду, расстегнул молнию на своих брюках.
      — Наша маленькая шлюшка, — ласково прозвучало возле уха.
      Средних размеров член оказался у зада парня, а потом медленно стал проникать внутрь. В итоге пока вошла лишь головка пениса. Мужчина то всовывал, то высовывал её, с каждым вхождением проникая всё глубже и глубже, но вдруг водитель резко свернул в сторону. Насильник буквально свалился в этот момент на Тони, засунув свой член в его дырку полностью.
      «А-а-а!» — мысленно заорал парень, ибо в рот ему кто-то успел сунуть какую-то тряпку, от чего можно было услышать лишь жалобный стон подростка. Из-за общего гула никто даже не обернулся в их сторону.
      Парочка мужчин чуть не потеряли равновесие, но потом быстро собрались и, коварно улыбаясь, вновь обступили свою жертву.
      Теперь уже не один мужчина, а пятеро, оказались с расстегнутыми ширинками и стояками возле парня, которому всё происходящее нравилось всё меньше и меньше. Его, конечно же, продолжали ласкать и дальше, но уже более извращёнными методами: один из незнакомцев своим членом стал водить по спине подростка, второй делал то же самое с волосами жертвы, а ещё один слегка приподнял рукой подбородок парня, высунул с его рта своенравный кляп, который оказался трусами самого Тони, и, пока тот не успел закричать, сунул ему в рот свой пенис.
      — Соси, будь умником. Мы не хотим тебе делать больно, но если будешь противиться, то можем несколько разов и двинуть, — теперь голос был другим. Он более жестокий и твёрдый. Не было того возбуждающего шёпота, мужского голоса с лёгкой, приятной хрипотцой.
      «Придётся», — лишь одно слово проскочило где-то в мыслях.
      Инстинкт самосохранения срабатывал, мол уж лучше так отработает, чем будет весь избитый валяться потом где-нибудь в переулке.
      — Молодец, — мужчина, возбуждённый орган которого теперь находился у Тони во рту, невольно запрокинул голову назад и стал получать, судя по всему, несказанное удовольствие.
      Ранее парню уже приходилось делать минет, но всего-то один раз, да и то поневоле.
      «Дядя…»
      Сзади в него медленно толкается один мужчина, а спереди оприходует другой.
      «Теперь я шлюха, да? Или всё ещё жертва изнасилования?» — различить это ему казалось в данной ситуации теперь сложным.
      — Ах… — очень тихие звуки удовольствия слышались отовсюду. Только вот другие, посторонние люди пока ничего не замечали.
      «И пускай лучше не заметят ничего».
      Теперь же Тони попросту хотелось, чтобы они поскорее все удовлетворили свои извращённые фантазии и свалили от него куда подальше.
      «Буду пешком впредь ходить».
      Удовольствие от процесса не приходило. Только боль. Жгущая. Хотелось с усердием укусить мужчину, толкавшегося ему в рот, за член и посмотреть на то, как он будет держаться за самое сокровенное своё местечко, извиваясь от боли.
      «Мне послышалось, или кто-то достал ремень?» — подумал Тони.
      Но нет, ему это не послышалось. Один из мужчин решил добавить в их «игру» немного элементов садо-мазо. Тот провёл ремнём по заду парня, а потом резко, но почти беззвучно, хлестнул его по нему. Тони двинулся вперёд от боли, из-за этого действия лишь глубже заглотнув член впереди стоявшего мужчины.
      Всё это становилось со временем лишь всё более приятным, ибо время, когда незнакомец сзади лишь растягивал его отверстие, прошло. Он задел ту точку, которая и приносит пассиву удовольствие от гей-секса.
      Стон. Ласки от мужчин, которые рядом, лишь усиливают эффект. А ещё это возбуждающее состояние, когда понимаешь, что если застукает некто посторонних их теперь, будет ещё более неудобно. Страшно, от части больно всё ещё, но, тем не менее, очень и очень приятно.
      Мужчина позади отстранился и вновь стал возиться со смазкой. А потом проник, кажется, ещё глубже внутрь, от чего Тони застонал с членом во рту.
      — Я ведь говорил, что тебе будет приятно… — шёпот вернулся, а вместе с ним и возбуждённое состояние самого мальчишки, пенис которого некто проворный обхватил и стал ему дрочить.
      Что-то слизкое и липкое полилось по ногах парня. Мужчина, который оприходовал его зад, ушёл в сторонку, дабы удовлетворять себя созерцанием всей картинки и рукоблудием. Тот своё получил.
      Его сменил другой. Размеры полового органа другого мужика были явно покрупнее.
      «Вновь будет больно», — понял Тони, всё ещё будучи занятым минетом. Он двигал головой вперёд-назад, то насаживаясь на член до такой степени, что возникали рвотные позывы, то двигая в противоположную сторону, дабы вдохнуть хоть капельку воздуха, который давно разгорячился от всех их возбуждённых тел. Сам же подросток чувствовал себя грязным, очень грязным.
      «Шлюха. Да, вот, кто я сейчас. Не жертва, а проститут».
      Особенно сильно это чувство грязи обострилось, когда прямо на его спину стали кончать мужчины, которые удовлетворяли себя до этого с помощью рук. Отвратительно, хотя и возбуждающе. Пошлая картинка, которую практически никто не мог разглядеть. С первых сидений сие действие было практически незаметным. Окна заранее были прикрыты небольшими шторками. А задние двери были размещены не конкретно в самом конце транспорта, а чуть поодаль, ближе к середине автобуса.
      Тем временем мужчина с ремнём уже вовсю хлестал парня по заду. Тони, кое-как отстранившись от полового органа, что был у него во рту, хотел было закричать от боли, но уже второй мужик засунул ему в рот своё достоинство.
      — М-м-м… — промычал, возмущаясь, Тони, но его никто не слышал, а насильники лишь усмехались, смотря на эти жалкие попытки выбраться из столь маленького, но уютненького ада, устроенного ими же.
      Перед глазами парня оказался пенис. Его владелец с огромным удовольствием кончил прямо на лицо парню. Отвращение стало ещё сильнее. Захотелось вырвать прямо тут, может, даже не вынимая член изо рта. Было плохо. Очень.
      Тони вновь удалось отстраниться ненадолго, дабы попросить тихим, робким голоском:
      — Отпустите меня, пожалуйста.
      В ответ лишь полилась тонна смеха. А ещё сперма, которая скапывала с его тела вниз.
      Руки за время секса его онемели. Мужчины, которые до сих пор каждый одной рукой удерживали за локти Тони, второй дрочили себе, смотря на всё это безобразие.
      Зад горел, руки точно все будут в синяках, садиться навряд ли скоро сможет без боли, а психика… улетела к чертям.
      Были остановки. Остановки автобуса. Люди выходили и заходили. Те двери, что позади, водитель больше не открывал, а толпа людей, которым заплатил дядя Тони, заняли практически все места, начиная с середины автобуса и до самого конца, дабы удобно скрыть всю ту чертовщину, которая происходила далее.
      Тело парня ломит. Он неожиданно резко дёргает рукой, мужчина его отпускает, будучи на пике блаженства, и вот уже они оба валятся к низу: он и парень.
      Решив, что хватит уже долбить его лишь так, мужчины подхватили Тони и, жестом приказав купленным пассажирам свалить в сторонку, стали удобней размещаться на двух свободных местах. Сперва на кресла лёг один из мужчин, потом на него положили жертву, заставив её принять в свой анус член лежащего мужика. Далее возле дырки паренька пристроился ещё один незнакомец. Он, смазав свой пенис, с трудом стал протискиваться в слишком узкую для двух членов дырочку.
      Во рту Тони мгновенно оказался кляп в виде его трусов. Парень также стал чувствовать нечто липкое между ним и лежащим мужчиной.
      «Сперма», — отозвалось где-то в затуманенном уме.
      Скользкие ощущения.
      Два возбуждённых органа поочерёдно вдалбливались в тело жалкого мальчишки, а тот лишь лежал и мычал. Его разрывала боль. И, скорее всего, эти клоуны, готовые за деньги на любое преступление пойти, его сейчас порвут. Повредят настолько сильно, что потом, быть может, и не будет что восстанавливать.
      Вон тот мужчина, что стоя пристроился у ануса Тони, теперь ещё и шлёпал его ритмично по заду, который и без того пылал после ремня. Боль стала настолько невыносимой, что тело его забилось в неком подобии конвульсий. На самом же деле подросток своими силами пытался вырваться на свободу или хотя бы избавиться от одного из насильников, что его трахали, но всё тщетно, ибо тот, который находился под ним, ловко обхватил своими накачанными руками хрупкое тельце и не отпускал. Руки парня от такого стали болеть ещё больше, ибо разом со всем остальным, мужчина обхватил и их. Синяки будут огромные.
      Но тут-то произошло нечто неожиданное: мужчины стали двигаться медленно, осторожно, явно пытаясь действовать в согласии, дабы… доставить мальчику удовольствие. И тот его получил-таки. Лежащий обхватил пенис подростка, начав приносить учащёнными движениями ему удовольствие. А темп постепенно ускорялся. И вот уже и сам Тони начинает подмахивать им бёдрами, тихо постанывая в кляп.
      Ещё несколько движений, и вот уже они втроём испускают дух, достигнув того самого пика ощущений от секса. Тони же кончил мужчине прямо в руку.
      Они вновь решили кое-что поменять, а потому подняли мальчишку и дали ему для начала немного отдышаться и отдохнуть в общем-то.
      Как только из Тони вышли члены мужчин, он почувствовал неприятные холод и пустоту сзади. По правде говоря, тот бы с радостью сейчас принял ещё кого-либо в себя. Только бы они и дальше старались принести удовольствие и ему, а не только себе.
      — Мы сделали тебе приятное, а теперь удовлетвори всех нас своим ротиком.
      Вновь этот голос, ослушаться который теперь, казалось, Тони точно не сможет. Его опустили на колени и вынули изо рта трусы. Мужчины встали кругом вокруг него и медленно водили руками по своих вновь возбуждённых органах. Двое отказались же от данной участи и стали медленно одеваться.
      «Теперь их меньше», — с радостью подумал парень. Но вот расслабляться ему было пока рано. Ещё ничего не кончено. Теперь он должен будет отсосать всем им по очереди.
      Не долго думая, двинул к тому, что был ближе всего. Сначала парень легонько коснулся его члена языком, потом провёл им же по всей длине полового органа, а тогда стал медленно заглатывать, после чего начал двигать головой вперёд-назад, как делал ранее.
      По правде говоря, минет у него пока получатся весьма посредственный, мужчина, которому он его делал, явно ожидал чего-то большего. Именно потому он грубо схватил Тони за его русые волосы и грубо притянул к основанию пениса, заставив практически полностью его проглотить. Возник очень сильный рвотный позыв. Вместе с тем стало не хватать воздуха, ибо мало того, что всё пространство во рту было, казалось, занято, так ещё и носом парень упёрся в лобковые волосы мужчины, от чего дышать становилось совсем невозможно.
      Наконец-то мужчина отпустил его голову и дал Тони отдышаться. А вот остальным как-то уж невтерпёж было испробовать их общую куколку, потому один из них, быстро сообразив, как исправить ситуацию, подошёл как можно ближе к мужчине, которому отсасывал Тони.
      — Попробуй сосать два члена одновременно.
      Но вот и этого оказалось недостаточно. Ещё один, молоденький парень, взял Тони за руку и положил её на свой член, заставив подростка дрочить ему. С другой стороны так поступил мужчина с тем самым приятным голосом. А вот сзади кое-кто желал пристроиться и таки отведать сегодня зад их маленькой шлюшки. Он сел на колени и, удобно расставив ноги, таки смог разместиться возле заднего прохода Тони.
      Теперь, когда происходило такое действие, парень наконец прочувствовал все прелести группового секса, который ещё в самом начале считал столь омерзительным. Он с радостью принимал в себя каждый новый член.
      Удовлетворять своим ртом сразу двоих партнёров показалось ему не то, что сложным, а почти невозможным заданием. Максимум, на что тот был способен, так это облизывать две головки сразу и их же посасывать. Зайти далее не решался, да и толком-то не мог.
      Новый, быстро загорающийся, всплеск возбуждения, как тот практически сразу же удовлетворён.
      За этими двумя мужчинами последовали ещё двое, которые до этого во всём действии не участвовали. Но это мало кого заботило. Тони приходилось угождать им всем.
      «Что я творю?» — наконец-то прозвучала чёткая и совершенно трезвая мысль в голове парня, до которого в полной мере дошло всё это лишь сейчас, фактически под самый конец.
      Минут десять подростку пришлось вылизывать половые органы всех тех мужчин, которые были в задней части автобуса. А их оказалось не так уж и мало, особенно это ощущается, когда всю грязную работу приходится исполнять тебе.
      И они все почему-то отходили в сторонку, когда дело доходило до полного удовлетворения. Но теперь Тони понял почему: мужчины, каждый из которых уже опробовал ротик их жертвы, подходили по очереди к нему и кончали парню прямо на лицо. В итоге то оказалось полностью забрызганным белесой жидкостью. Часть из неё Тони даже проглотил, ибо один из мужчин, приложив усилия, открыл рот подростка и стал доводить дело таким образом.
      — Это… всё? — робко и даже испуганно, всё ещё со спермой на лице и тонной неприятных ощущений, спросил с надеждой парень. Вопрос только в том, на что именно он надеялся: на продолжение или на то, что его отпустят?
Мужчина с приятным голосом приблизился к парню, поцеловал его в щёчку и произнёс:
      — Кажется, вы проехали свою остановку. Не желаете продолжить?
      Тони удивлённо разинул рот, даже не зная, чего желает больше. Весь его мир будто бы перевернулся с ног на голову. С одной стороны, тот открыл в себе эту знойную склонность к мазохизму, а с другой, сможет ли он пережить ещё несколько таких измывательств над собой?..
      Немного подумав, парень вспомнил своего дядю, который всегда повторял одно и то же:
      — Я никогда не желал тебе зла, лишь блаженства.
      И он понял, что это его подарок.
      «У меня ведь завтра день рождения».
      В связи со всем тем, что происходило всё это время в этом чёртовом автобусе, Тони совсем позабыл за болью и наслаждением о том, почему всё так.
      — Пожалуй, я хочу ещё один подарок от своего дяди.
      Мужчины, парни… в общем, все особи мужского пола, которые несколько минут назад занимались Тони, сейчас стали удовлетворённо улыбаться.
      — Вот видишь, я же говорил, что тебе понравится. Ты готов вновь стать нашей шлюшкой?
      — Д-да… — неуверенно ответил Тони. Он до сих пор сомневался в собственном решении, но потом вспомнил все эти волны эмоций, всё то, что происходило за последнее время…
      «Я хочу этого».
      Добровольно изнасилован? Да.
      Глуп и наивен? Возможно.
      Маленький гей и мазохист? Это о нём.
      Всё это – Тони.
      Дядя сдвинул психику парня? Пожалуй, что от части это так. Но, впрочем, ему завтра восемнадцать. Он просто возвращался домой после дополнительных занятий. И это — подарок от того, кому не хочется, чтобы его племянник встретил своё совершеннолетие скромно и по-домашнему тихо.


В доме.



      — Так ты сделаешь ему подарок? — допрашивала мама Тони его дядю.
      Тот лишь улыбнулся в ответ.
      — Считай, что уже сделал. Ты ведь знаешь, насколько сильно я люблю твоего драгоценного мальчика. Поверь, ему очень понравился мой сюрприз.
      Женщина лишь с подозрением глянула в сторону его, а потом ушла по делам, ведь ещё столько всего следовало подготовить к празднику. Только вот мать и не подозревала, что под подарком имелся в виду секс в автобусе и что завтра она, скорее всего, встретит своего сыночка где-то ближе к обеду. Тот будет в чужой одежде, в волосах будет виднеться несколько капель какой-то белой и липкой жидкость, сам тот будет глупо улыбаться и счастливо ковылять на своих шатающихся двух ножках в сторону душа.
      «Эх, Мириэм растит маминого сынка, вечно держит Тони под своим крылом. Надеюсь, что хоть это поможет парню понять, что он свободно может упорхнуть из семейного гнезда, а не оставаться и дальше ребёнком. Взрослый мальчик уже».


Через несколько лет.



      — Ну, вот я и вернулся, — радостно произнёс Тони, будучи уже весьма статным парнем.
      Он вновь стоял на остановке и уже пропустил добрую половину автобусов, которые могли бы подвезти его домой. Но ждал тот именно его.
      «Зелёный», — как-то ласково прозвучало в его голове. И, главное, так до боли знакомо.
      Тони заходит внутрь и сразу же двигает в конец.
      — Здравствуйте, — произносит, обращаясь к одному из мужчин, расположившихся удобно там.
      Спустя несколько мгновений Тони таки узнают.
      — Вернулся, чтобы вспомнить былое?
      — А почему бы и нет? — парень приблизился к мужчине, в голосе которого всё ещё присутствовала эта чудная хрипотца, и поцеловал его нежно в губы. Тот ему ответил.
      Остальные переглянулись и, встав со своих мест, стали готовить автобус к тому, чтобы он послужил им притоном для разврата. Ведь именно этим они и занимались. Каждый вечер, каждую ночь эти мужчины и парни были тут, дабы получать и дарить удовольствие.
      — У нас есть на сегодня заказ, не хочешь присоединиться?
      И тут Тони увидел парнишку, на месте которого ранее был он сам. Этот парень двинул в конец автобуса, явно ничего не подозревая.
      «И теперь мне предстоит показать ему, какое это блаженство…»
      Лукавая улыбка озарила лицо Тони. Он, прошептав на ухо мужчине «Я готов», пошёл в сторону парнишки и молвил ему на ухо:
      — Этот автобус особенный. В нём ты даже не заметишь, как окажешься дома. И удовольствие от поездки получишь.
      Теперь он сказал эти слова. Те же, которые ранее адресованы были ему самому.
      «Когда всё успело так измениться? А… впрочем… спасибо тебе, дядя», — и Тони взглянул наверх, в сторону неба. Ибо того, кто открыл ему глаза на иную сторону этого мира, больше не было рядом с ним.
      — Если хочешь, оставайся навсегда.
      Тони, не обращая внимания на паренька, которого теперь удерживали двое, ответил:
      — Обожаю общественный транспорт…
      В этот миг уже фактически мужчина понял, почему этот хриплый голос был ему столь родным и знакомым, ибо тот был практически полной копией голоса его дяди.
      И всё понеслось по кругу. Новая жертва, очередной секс и, быть может, ещё один человек, готовый приносить удовольствие себе и другим.
      Может быть, все те насильники, находящиеся здесь, ранее сами были жертвами?
      Может, главный тут водитель? Ибо если не дядя заплатил всем тем людям, что были в автобусе, то, значит, кто-то другой всегда за этим стоял.
      Может, со временем весь мир узнает об этом волшебном автобусе разврата и наслаждения?
      Ответов на данные вопросы нет пока, но кому какое дело до таких мелочей, когда можно сдаться и быть изнасилованным, либо возмужать и испытать себя в роли насильника.