Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

"Два меня - один я"

Mини-юбочка с плиссировкой, легкая короткая кофточка персикового цвета, белые тонкие колготки и кремово-розовые босоножки с закрытым носом и на невероятных каблуках.
Изящный браслет и сережки из одного комплекта — золотистого цвета, тонкие.
Изумруд в кулоне, что ложится в ложбинку между большими упругими грудями.
Каштановые волосы завиты в длинные локоны, несколько из них обрамляют лицо, на котором легкий make-up: густо накрашенные на два раза ресницы, жидкая подводка для глаз в виде тоненьких стрелочек, румяна на скулах, визуально изменяющие овал лица, и бледный блеск на губах — узкой верхней и пухлой нижней.
Ровная спина, безупречная осанка и долгие диеты.
И все только ради одного.
Ради него...

Магазинчик, где работает Кассандра уже третий год к ряду, находится на самом углу блинного кругового здания, которое обещали отремонтировать еще в прошлом веке.
Само по себе помещение небольшое, но светлое и уютное. Во всяком случае, у любого случайного прохожего, кто заглянет по ошибке сюда, возникают именно такие ассоциации.
Да и молодая красивая девушка за низким прилавком с толстой книжечкой в руках всегда ярка и приветлива. А это тоже немаловажный фактор для самых разных посетителей. Даже самые скверные из них не смогут не улыбнуться, гладя на эти добрые и наивные светло-синие глаза.
Как и всегда, сейчас Кассандра сидит за деревянным стареньким прилавком и перечитывает трагедию Гете.
Уже темнеет, а его все нет...

Дин Винчестер приходит сюда, в книжный магазин (что уже само по себе странно), каждые три дня.
Всегда собранный, всегда сосредоточенный, всегда... идеальный.
С двух-трех дневной щетиной, с темными волосами, уложенными в спортивную и всегда идеальную прическу.
Пронзительные глаза и волевой подбородок...
В одежде он предпочитает спортивный немного развязный стиль, ходит в тренажерный зал (Может, поэтому у него такие прекрасные накаченные руки?..) после часу ночи, без ума от горького кофе. Такого, чтобы скулы сводило.
Его любимая книга «Искупление» Иэна Макьюэна, а в музыке он предпочитает Linkin Park. Причем случает он только на всю мощь машинных колонок. Тихая музыка или в наушниках — не для него.
Часто от него пахнет перегаром и дымом от сигарет, но аромат одеколона — крепкого мужского — и его собственного тела сбивает эти запахи.
Он любит светлое пиво (удивительно, но не темное) и жвачку со вкусом малины.

Да, Кассандра знает о нем очень и очень многое, но так хотелось бы узнать больше...
Приблизиться к нему духовно или физически — не важно.
Она хочет знать, что у него внутри, о чем думает, о чем мечтает. Она хочет знать, что он думает о самой Кассандре.
Не хочет ли он прикоснуться к ней, обнять или, может... поцеловать?..
Хотя, нет! Лучше не надо.
У него было множество девушек (она и об этом знает), а у нее — никого. Кассандра боится, что он начнет насмехаться над ней из-за ее неопытности.
Можно было бы научиться искусству поцелуя с кем-нибудь другим, но... ее беда — она не хочет, чтобы к ней прикасался или просто приближался кто-нибудь кроме него — Дина.

Кассандра поправляет крупный локон волос, заправляя его за ухо, и вздыхает.
Его все еще нет. Он не появляется уже около пяти дней, и девушка в раздумьях... Может, с ним что-нибудь приключилось?..
Или болеет? Или последняя драка была неудачной, и сейчас он лежит где-нибудь и нуждается в помощи?..
От подобных мыслей на сердце все тяжелее.
Но даже если Дин и появится...
Осталось двадцать минут, ее смена закончится. И уже через полчаса он уйдет домой.
Но взгляд все равно время от времени поднимается на дверь...
Непрошенные слезы собираются в уголках глаз, и Кассандра на мгновение прикрывает веки.

— Хай, детка! — двери отворяются (это слышно по маленьким колокольчикам, висящим вверху двери), и в помещение входит он. Кажется, она забывает, как дышать, а после будто вновь рождается. Улыбается. — Как дела? Ты сегодня обворожительна, малыш.

— Привет, — подскакивает с места, но тушуется, краснеет, опускает взгляд в пол. — Ты сегодня задержался, — еле слышно говорит, поднимает глаза и натыкается на пристальный взгляд парня. — Будешь бутерброд?

— Спрашиваешь, — растягивая гласные и улыбаясь — эта девушка удивительная, но ее влюбленность немного надоедает (уж слишком ему приелось внимание красоток). Однако Кассандра... она особенная. — Конечно!

Она слегка приседает, пряча пылающие щеки за книжкой, и достает обернутые в фольгу, а сверху — полотенцем сэндвичи.
Дин любит бутерброды. Очень любит.
Ему нравятся очень высокие и напичканные чем только можно: салат, огурец, котлеты, сосиски, помидоры и сыр, а еще разные соусы. Можно добавлять все, что только душе хочется.
А хочется, чтобы ему понравилось...
Разворачивает полотенце и фольгу и протягивает вкусности парню, а тот принимает их, глаза его загораются в предвкушении, а на лице расползается глупая улыбка.
Но и она не портит парня. И Кассандре нравится смотреть, как он откусывает воистину огромный кусок от бутерброда и жует.

— Ммм, это божественно, — говорит с набитым ртом, улыбаясь. В груди девушки сердце замирает, чтобы через секунду забиться с невероятной скоростью. — Ты как вообще? В порядке? — спрашивает, беря в руки второй сэндвич.

— Да, все хорошо, спасибо, — улыбается она в ответ. Хочется задать ответный вопрос, но язык будто прирастает к небу, ни слова не получается сказать.

— Что читаешь? — На его вопрос девушка поднимает книгу обложкой к парню, его брови приподнимаются, а Кассандра еле сдерживает улыбку, понимая, что вряд ли Дин встречал раньше фамилию этого известного писателя. — Ясно, — тянет. — Как насчет того, чтобы сходить сегодня куда-нибудь вечером? — интересуется, а у самого внутри учащается пульс. Он хочет ее куда-нибудь сводить, но боится, что девушка наскучит ему, стоит лишь ей сдаться.

— Я бы с радостью, но не могу, — качает головой, крепко сжимает ладони в кулаки, чтобы ногти оставили следы на нежной коже, чтобы противное жжение в глазах ушло. Может, ей не стоит вообще продолжать с ним общение? К чему ей лишняя боль... — Прости, — пожимает плечами и отводит взгляд, но он почти мгновенно зацепляется за часы. — О Боги! — тихо и в панике вскрикивает. — Дин, — впервые зовет по имени, — прости, правда, но мне срочно нужно бежать, правда, прости...

Кассандра закрывает и откладывает книгу (страницу она запоминает автоматически), после берет сумочку и быстрым шагом направляется в подсобное помещение.
Она успевает заметить, как Дин хмурится, сжимает губы и, пожав плечами, направляется в подвал — туда, где находится небольшой бар с тиром.
О да, Дин Винчестер — завсегдатай этого места. Нет ему равных в потреблении разного вида напитков, да и в стрельбе он лучший.
Пожалуй, и знакомством с Кассандрой он обязан этому бару.
Но девушка... ему хочется что-нибудь изменить, но и сама Кассандра ему очень нравится. Он просто боится, что она наскучит ему, как и все остальные надоедали очень быстро.

Последний раз он оборачивается, но застывает, когда замечает, что за дверью, куда убежала девушка, абсолютно темно.
В расстояние между полом и дверью не пробивается свет, как это бывает обычно, когда кто-то находится внутри.
Но не может же девушка, тем более такая эффектная, как Кассандра, переодеваться в темноте?..
А если на нее напали? И хотят избить, изнасиловать и украсть документы.
Какой тогда он будет мужик, если позволит надругаться над девушкой, которая ему как бы нравится?
Нахмурившись и вытерев немного жирные руки об прилавок, он осторожно шагает в сторону подсобного помещения. Туда, где скрылась не так давно девушка с длинными волосами, ложащимися крупными локонами, и лучистым взглядом.

Приоткрывает дверь, часть комнаты озаряет тусклый свет, он растворяется в темноте, но и этого хватает, чтобы Кассандра испуганно обернулась.
Ее глаза распахиваются в ужасе, а руки машинально прижимаются к груди, когда в дверном проеме показывается фигура.
Девушка узнает в темном силуэте Дина, не может не узнать.
Испуганно вскрикивает, когда Винчестер спускается по небольшой лестнице вниз, подходит к шкафу и рукой водит по стене, ища выключатель.
Находит.

— Что за?.. — слова вырываются прежде, чем молодой мужчина успевает об этом подумать. Но факт остается фактом. Кассандра сейчас здесь, перед ним...

Но больше пугает, что девушка обнажена. Полностью. Прикрывается лишь руками.
Винчестер стоит, хмурится, блуждает взглядом по почти идеальной фигуре девушки и не понимает...
Не понимает, почему ему не хочется подойти сейчас к ней, обнять, увлечь в умопомрачительный поцелуй со всеми вытекающими.
Не понимает, почему ему хочется отдать Кассандре свою куртку, чтобы девушке не было холодно...

— Уходи! — вскрикивает девушка, отходя назад на несколько шагов. Паника заполняет изнутри, дыхание учащается, а взгляд метается по комнате. — Уходи, пожалуйста! Уходи, уходи, уходи!

— Хэй-хэй, послушай, — парень приподнимает руки вверх, скорчив недоуменную гримасу на лице. Нет, конечно, переодеваться девушке надо, но не снимать же нижнее белье! — Я тебе ничего не сделаю, поверь, — старается говорить убедительно, но ужас в глазах Кассандры, кажется, лишь растет.

— Почему ты не уходишь?! — истерика. Руки начинают дрожать, по всему телу проходят разряды тока, кожа покрывается мурашками, и легкие судороги в мышцах. — Ухо-ааа! — она кричит и выгибается дугой, потом падает на колени.

Дин стоит и шокировано смотрит на девушку, что тихо скулит на полу, обхватив себя руками.
От нее исходит свечение. Вроде бы не сильное, но смотреть на Кассандру невозможно — глаза режет, и они слезятся.
Он поднимает руку и закрывает тыльной стороной ладони, морщится, шипит.
Из его уст срывается ругательство, но на это никто не обращает внимания.
Свет постепенно угасает, а после и вовсе пропадает, и Винчестер, наконец, открывает глаза. И еще раз некультурно выражается...
Перед ним сидит... парень!

— Ты кто? — удается составить предложение из более-менее понятных слов.

Но незнакомец не отвечает, он лишь поднимает голову и впивается взглядом в Дина. И тот замирает, чувствуя, как дыхание спирает под этим пристальным взором голубых глаз.
Молодой человек перед ним высок, но явно ниже самого Винчестера, строен и довольно изящен.
Плавные изгибы тела, притягивающие взгляд; нет той угловатости фигуры, что присутствует у самого Дина. По-мужски сильные ноги со светлыми волосками, длинные крепкие руки и еле очерченные кубики на животе.
Каштановые волосы, прикрывающие уши, маленький и аккуратный носик, яркая линия подбородка и странный задумчивый взгляд.
Задумчивый и бесконечно печальный.
И Дин замечает, что реснички — короткие и ярко-черные — намокли от выступивших ранее слез.

— Почему ты не ушел? — приятным голосом с легкой хрипотцой спрашивает... Кассандра? — Зачем?! — кричит, голубые глаза распахиваются в отчаянии, по инстинкту отходит на несколько шагов. — Ну почему? — всхлипывает, обхватывая себя руками и упирая взгляд в пол.

Нет, не должно было так получиться.
Ее никто не должен быть видеть в этом теле. И он тоже. Особенно он!
Все мечты быть с ним рушатся в мгновение, отчаяние накатывает волной.
Дыхание учащается, и парень сам не замечает, как слезы одна за другой срываются с ресниц и падают на щеки.
Почему же он не ушел? Почему увидел? Почему не кричит? Да почему же?!
Не кричит... не уходит... почему?
Кастиэль поднимает заплаканный взгляд и недоуменно хмурится, когда встречается взглядом с теплой улыбкой Дина.

— А ты милый, черт возьми! — восклицает Винчестер, но после резко разворачивается, кажется, даже не замечая поникших плечей и потерянного взгляда вслед. Но молодой мужчина и не думает уходить, он лишь озорно сверкает глазами, дергает бровками и... выключает свет в помещении.

— Дин? — оглядывается, но безуспешно — в полнейшей тьме не видно даже запястья собственной руки.

Остается лишь ориентироваться на собственные ощущения, но Кас уже привык — он ежедневно переодевался в темноте, поэтому он привычно нагибается за одеждой.
В подсобном помещении прохладно, поэтому кожа моментально покрывается мурашками, а светлые волосинки на руках и ногах встают дыбом.
В куче аккуратно сложенных вещей, заранее приготовленных для того, чтобы переодеться в них, будучи мужчиной, он выуживает нижнее белье и расправляет его в руках.
Разгибается и чувствует плавящее тепло на спине, а после — горячие руки на боках и быстрое дыхание, дотрагивающееся до затылка.
Кастиэль вздрагивает, он пытается повернуться. Но чужие руки удерживают его на месте в определенной позе, а именно — прижатым спиной к крепкой голой (?!) груди.

— Как? — шепчет незнакомец, предположительно — Дин, — как твое имя в этом теле? — губы скользят по шее, а рука приподнимает подбородок.

— Я, — Кас рвано выдыхает и распахивает рот в немом крике, облизывает губы и продолжает: — Кастиэль. Меня зовут Кастиэль, Дин... Но, — неожиданно хмурится, но шипит, когда большие ладони продолжают оглаживать живот, бока и пересчитывать ребра.

— Что «но»? Что такое? — мурчит на ухо Винчестер, губами оттягивает мочку и щекочет ее кончиком языка. Кас выдыхает томное «ох» и ощущает, как тянет внизу, странное ощущение... Кассандра, да и Кас тоже, никогда не испытывали подобного, что и не удивительно вовсе.

— Почему ты не ушел? — задает, наконец, мучавший вопрос, облизывая в который раз губы и выгибаясь телом под ласками Винчестера. — Нет, стой! — вскрикивает, перехватывает настойчивую руку, что мягко массировала лобок и спускалась ниже.

— Почему, ммм? — хрипит, языком проводя по скуле, поворачивая голову Кастиэля рукой и обводя пальцами контур узких губ. — Что не так? — резко разворачивает стройного парня к себе лицом, выдыхает прямо в губы, но когда Кас тянется за поцелуем, игриво приподнимает брови и отдаляется. — Так почему «Нет»?

— Ты... — стараясь скрыть разочарование от несостоявшегося касания губ. — Ты не понимаешь, — качает головой, сладостно шипит, когда шершавые пальцы пробегают по выступающим позвонкам. — Нельзя, иначе я останусь... — не заканчивает, лишь всхлипывает и накрывает ладони Дина своими руками, прижимаясь к накаченной и теплой груди.

— Оставайся, — соглашается Винчестер, не до конца понимая, о чем твердит парень. Наклоняется, целует в шею, чуть втягивая кожу, оставляя светло-красные пятнышки.

— Ты не понимаешь! — вскрикивает, вырываясь из объятий, вернее, лишь делая попытку, потому как Дин в это же мгновение притягивает его к себе обратно, обнимает крепко-крепко, кладет подбородок на голое плечо и улыбается... — Я останусь парнем. Если мы сейчас не прекратим... останусь навсегда. Понимаешь? Я не буду больше девушкой, не буду, и ты... ты, наверно, ты...

— Перестань, — жестоко прерывает мужчина, он отодвигает от себя Кастиэля, заглядывает в его опечаленные глаза и легко прикасается к губам в мимолетном поцелуе. Сердце, кажется, замирает, и Кас шокировано выдыхает. — Я не хочу девушку, я хочу тебя... и, кажется, ты мне нравишься...

И вновь их губы сливаются в поцелуе.
Они цепляются друг за друга, сжимая руки до синяков на нежной коже, прижимаясь ближе, еще ближе...
Будто они растворяются друг в друге.
Эти двое... они нуждаются в тепле, и это тепло они находят.
Спустя столько неуверенных жестов и тайных взглядов они, наконец, находят его...
Кто знает, может, это и впрямь интрижка на пару недель...
... а может, они нашли свою настоящую любовь. В этом случае у их любви нет счастливого конца.
И не потому, что мир не примет двух влюбленных, нет.
Просто у настоящей любви вообще нет конца. Она не заканчивается. Она живет вечно. В сердцах, в думах, в душах.
Она бесконечна.
Остается лишь пожелать им счастья и, конечно, крупицу тепла, а все остальное у них уже есть — и радость, и любовь...

The End…
... no...
THE START