Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Why him?

Человек с низко опущенной головой быстро идет по улицам города. Его лицо ничего не выражает, на нем нет ничего живого. Это типично для жителей данного города. Здесь рождаются для того, чтобы умереть, но перед этим угробить все свое здоровье на работе. Но безжизненное лицо у этого человека из-за другого, и никто не знает почему. Нет, он не говорит «не важно», когда у него спрашивают причину, потому что никто не спрашивает, и ему просто некому рассказать.

Человек продолжает свой маршрут, не замечая людей. Иногда он сталкивается с ними, но не замечает этого, как те наоборот, одаривают его осужденным взглядом или бранным словом. А он будто не слышит их, словно ему наплевать на это, но на самом деле он просто этого не замечает. У него в голове только одна мысль: почему. Почему именно он? Почему ему никогда не везет в жизни, почему его все ненавидят, и самое главное: почему все близкие люди покидают его?

Ворота кладбищ издали мерзкий звук, когда Фрэнк открыл их, чтобы зайти. Его встретила лишь тишина, которая обитала в этом месте. Он глубоко вздохнул, и его легкие наполнились запахом старой листвы и сырости. Скоро зима, поэтому темнеть начинало все раньше и раньше с каждым днем, и разглядеть что-либо, особенно в этом месте, являлось просто невыполнимой задачей. «Могли бы и фонарь поставить», - пронеслась мысль в голове Фрэнка. Теперь он старался не споткнуться о корни деревьев, которые здесь росли чуть ли не на каждом шагу, и не упасть на чью-нибудь могилу.

Тишина, изредка прерываемая криками ворон, не угнетала, а наоборот успокаивала. Даже Фрэнк почти перестал думать о своем одиночестве, полностью переключивши свое внимание на то, чтобы не свалиться на землю, пока не дошел, куда собственно он изначально и отправлялся. Могила матери. Он застыл, как вкопанный, словно первый раз увидел ее. Словно не он вот уже 3 месяца ходит сюда каждый божий день. Его, наверное, уже знают все охранники этого кладбища и только поэтому ничего не говорят, когда делают обход в поисках посторонних на территории.

- Привет, мама, - тихим и дрожащим голосом произносит Фрэнк, а в глазах уже стоят слезы. Он не может смотреть на памятник, на котором выгравировано имя его матери и дата ее смерти. У него нет больше сил, поэтому он падает на колени и начинает судорожно рыдать в ладони. Фрэнк не верит в Бога, потому что если бы он был, то он не забрал его мать у него, оставив его совсем одного. Сначала его любимая девушка попала под машину, а теперь и мама из-за опухоли мозга. В первом случае Фрэнк смог справиться с потерей невесты только благодаря матери, а теперь никто ему не поможет.

Он один, совсем один, и это его убивает медленно и мучительно. Почему он не возьмет в руки лезвие или горсть таблеток? Фрэнк не раз спрашивал это у самого себя. Но он не может покончить с собой, ни мама, ни Джамия не смогли бы простить это ему. Они бы сказали, что Фрэнк должен бороться, что он сильный, сможет справиться. И живет он, наверное, только ради них, точнее существует. Просто язык не повернется назвать это жизнью. Каждый день он мечтает о том, что бы его сбил грузовик или на него упал метеорит. Но этого не происходит к его сожалению.

Каждый новый день похож на предыдущий: утром душ, редко завтрак, потом работа, которую он просто ненавидит, после бежит к родным… На кладбище. И все это время его сопровождают мысли о одиночестве и ничтожности его жизни.

Фрэнка Айеро, действительно, можно назвать несчастным человеком, а не тех подростков, которые рыдают, что их никто не любит, и что они так одиноки. У них есть любящие родители, и вся жизнь впереди, они просто этого не понимают. Но ведь и у Фрэнка может быть хорошая и счастливая жизнь впереди, так ведь? Но нет, он такой человек, который не может справиться самостоятельно с проблемами. Он мертвый, не физически, а морально. Его можно еще спасти, но опять же некому.
Он еще долго сидит перед могилой матери, говорит, как по ней скучает, и как ему не хватает ее. Потом он вытирает свои мокрые щеки ладонями и встает, отряхивая джинсы от грязи и листвы. Ему еще нужно проведать Джамию. Он прощается с мамой и идет по дороге, которая ведет к могиле его невесты.

Уже совсем стемнело, и нормальный человек бы побоялся идти по кладбищу в такое время суток. Но Фрэнк не испытывает страха, это место стало для него домом, ведь здесь все его близкие люди. На небе не было видно ни звезд, ни луны. Полнейшая темнота. Идти было все труднее и труднее, но Фрэнк шел. Он не простит себя, если не зайдет к ней. Сильный ветер раскачивал деревья, казалось, что вот-вот начнется дождь. Фрэнк надел капюшон и затянул, так как становилось холоднее, но тут он споткнулся о корень и полетел на чью-то могилу.

- Блять, - произнес он. Сильная боль обхватила его лодыжку, кажется, он ее подвернул.

- Кхм, - рядом послышался чей-то кашель, - тебе помочь?

Фрэнк, все так же лежа на земле, повернул голову в сторону, откуда доносился голос. Он увидел парня лет 22-27, стоящего возле него, засунув руки в карманы толстовки. Из-за темноты невозможно было разглядеть ни лица, ни цвета волос, но они были точно темными и длинными. Парень вопросительно поднял брови:
- Эй, ты в порядке? Тебе помочь или как? – повторил он и протянул руку.

- Эм, спасибо, - сказал Фрэнк, хватаясь за предложенную руку.

- Меня Джерард зовут, кстати, - произнес парень, когда Айеро был поднят с его помощью.

- Эм, меня Фрэнк, - не уверено ответил, не понимая, что от него хотят. В его планы не входило ни с кем знакомиться, а особенно на кладбище и тем более ночью.

- Фрэнк…Фрэнки, значит,- с ухмылкой сказал темноволосый, что не понравилось другому, - что ты тут делаешь, Фрэнки, так поздно? Вроде бы кладбище не самое удачное место для прогулок.

-Эм…- Айеро снова ловит себя на этом «Эм» и понимает, что незнакомец ставит его в неловкое положение, и ему, Фрэнку, следует скорее уйти от него.

- Что «Эм», Фрэнки? – Фрэнку уже не по себе от «Фрэнки» и от интонации, с какой произносит его имя этот самый Джерард.

- Мне нужно было. Прости, я должен идти, - сказал Айеро и уже хотел продолжить свой путь, но был остановлен сильной рукой, которая сжимала его плечо.

- Ну, куда же ты? Я тебе помог значит, а ты убегаешь, даже не поблагодарив меня, - произнес Джерард наиграно осуждающим голосом, от которого тело Фрэнка покрылось мурашками. Зря он не боялся ходить по кладбищу ночью.

- Извини, но я же сказал тебе спасибо, - ответил недоуменным голосом Айеро.

- Разве это «спасибо»? – ответил темноволосый с улыбкой маньяка, приближаясь ближе. «Он и есть маньяк», - подумал Фрэнк, и, скинув руку с плеча, недолго думая, рванул подальше от этого чокнутого парня. Из-за боли в ноге Айеро не мог долго бежать, но чувство страха и адреналин в крови не позволяли ему останавливаться. Но все же остановившись, он оглянулся, чтобы убедиться, что за ним никто не бежит, и, тяжело дыша, присел возле дерева, чтобы восстановить дыхание. Нога ныла, и подвернув джинсы Фрэнк пытался осмотреть ее, но в темноте он мало что смог разглядеть. Когда его сердце перестало бешено колотиться, а дыхание пришло в норму, Айеро собрался продолжить свой путь. Как только он хотел встать, его грубо подняли за волосы и прижали лицом к дереву.

- Бежать вздумал, Фрэнки? Не выйдет, - произнес на ухо Джерард, обдав его теплом.

- Отпусти меня, ненормальный! – крикнул Фрэнк и попытался вырваться, но был только сильнее прижат к дереву.

- Тише, тише, - шепнул парень, целуя шею, и, забравшись холодными руками под одежду, поглаживал живот и грудь Фрэнка, иногда щипая и скручивая соски, - будь хорошим мальчиком, и тебе не так будет больно.

В глазах Айеро уже стояли слезы, когда Джерард начал расстегивать ремень на его джинсах. Он должен был что-то сделать, но страх полностью парализовал его тело. А в голове была одна единственная мысль. Почему он? Почему именно он встретил этого чокнутого? Почему все его близкие умерли, и он остался совсем один? Почему он ходит из-за этого на кладбище? И почему на этом кладбище он прижат к дереву и сейчас будет изнасилован?

- Ммм, ты так вкусно пахнешь, Фрэнки, - прошептал Джерард, зарываясь носом в волосы Фрэнка и вдыхая аромат лимонного шампуня. Рука темноволосого забралась в джинсы Айеро и обхватила член через ткань трусов, иногда поглаживая его большим пальцем. По телу Фрэнка прошла волна мурашек. Нет, не от наслаждения, а от страха и отвращения. Джерард засосал мочку уха, слегка укусив за нее, и протолкнул язык внутрь, отчего Айеро словно очнулся. Он резко завел ногу назад, намериваясь ударить извращенца в пах, но попал лишь по коленке, и то слабо. Это только разозлило Джерарда, и он, схватив Фрэнка за волосы, ударил его лицом о дерево. Теперь парень не сдерживал слезы, чувствуя, как кровь течет по его губам и шее из сломанного носа. Ему было больно, и он боялся, что дальше будет только хуже.

- Я предупреждал, - рыкнул темноволосый и резко стянул джинсы с Айеро вместе с нижним бельем. Правой рукой он удерживал Фрэнка за волосы, словно старался впечатать его в дерево, чтобы тот не вырывался, а другой рукой грубо сжал ягодицу, отчего после точно останутся огромные синяки.

Айеро уже рыдал во всю, когда почувствовал член насильника у его входа. Он умолял его прекратить, отпустить его, говорил, что никому не скажет, но тот его не слушал. Джерард резко вошел в него, отчего Фрэнк заорал на все кладбище, чувствуя как его разрывают.

- Не ори, сука, если жить хочешь, - зло прошипел Джерард, оттягивая голову Фрэнка на себя, и начиная кусать до крови мочку уха и шею, а позже зализывать раны, словно пытаясь заживить. Не давая привыкнуть Фрэнку, и пройти боли, начинает жестко вдалбливаться, сразу устанавливая быстрый темп, только усиливая эту боль.

Сейчас Фрэнк как никогда хотел жить. Он хотел, что бы это прекратилось, что бы это было лишь сном, и он проснулся и понял бы, что нужно продолжать жить, не смотря ни на что. Это было бы поучительным сном, но это была жестокая реальность.

Фрэнк уже во всю рыдает, но старается не кричать. Где же ходят охранники, ведь сейчас у них должен быть обход? Неужели они не слышат громкие рыдания и редкие вскрики Айеро? Он уже чуть ли не теряет сознание от этой адской боли, разрывающей тело. Его член трется о кору дерева, и парень чувствует, как льется кровь из поврежденного участка так же, как и сзади. Джерард порвал его, и теплая кровь течет по ногам Айеро, но тот все равно продолжает резко и глубоко двигаться в нем, глухо постанывая, и, забравшись левой рукой под одежду, царапая спину Фрэнка. Он увеличивает темп, хотя можно подумать, куда быстрее, но вдруг неожиданно выходит.

Фрэнк без сил падает на колени, но темноволосый поворачивает его к себе и дарит ему глухую пощечину, отчего его голова поворачивается вправо. Айеро так и остается в таком положении: он не хочет смотреть на него. Но у Джерарда другие планы, он разворачивает Фрэнка за волосы, заставляя взглянуть его на себя. Даже в темноте он смог рассмотреть огромные ореховые глаза, которые были полны слез и страха. На секунду в сердце Джерарда что-то ёкнуло, но это быстро прошло.

- Открой ротик, дорогуша, - сказал он, растягивая слова, и Фрэнк открыл, потому что у него было сил больше сопротивляться, и он хотел лишь одного, что бы это все скорее закончилось. Джерард, не теряя времени, вошел сразу на всю длину, издав что-то похожее на стон. Фрэнк закашлялся, чувствуя, что его сейчас вырвет. Но темноволосый, словно не замечая этого, продолжал грубо насаживать рот Айеро на свой член. По лицу Фрэнка лились слезы, он задыхался, а все неутихающая боль сзади дополняла общую картину.

Джерард прекращает двигаться и, наклоняясь, проводит по мокрой щеке Фрэнка, размазывая слезы и грязь. Они смотрят дуг другу в глаза. Один пристально, как будто пытаясь что-то разглядеть, другой забитым взглядом, но при этом полным ненависти.

- Открой пошире и высуни язычок, - тихо сказал Джерард. Фрэнк думал, что сейчас этот маньяк кончит ему в рот, наблюдая, как он поглаживает свой член. Но в глотку полилась горячая жидкость, невязкая, как сперма. До сознания Айеро дошло, что сейчас в его рот справляют нужду. Никогда его так не унижали, даже сейчас, что произошло минутами ранее, не так унизительно, как это. Он быстро отпрянул от насильника, и, опираясь руками о землю, его начало выворачивать наизнанку.

- Сука, - где-то рядом прошипел темноволосый, и ткнул лицом Фрэнка в собственную блевотину. Тело Айеро снова пронзила жгучая боль: Джерард вошел в него на всю длину и теперь вбивается резко и несдержанно. Парень уже не старается не орать, но все звуки, которые он произносит, заглушает земля. Его тело просто разрывает от боли, и он даже не чувствует, когда тот кончает, сильно сжимая талию Фрэнка. Редкие крики ворон, долгий стон Джерарда и глухие рыдания Фрэнка. Вот что можно услышать на этом кладбище в данный момент.

Джерард, Джерард Уэй, одевшись, смотрит на подрагивающее от рыданий тело. Он делает это не первый раз, но сейчас ему почему-то стыдно. Уэй все это делает из-за мести, ведь когда-то его, обычного подростка, изнасиловали в подворотне. Он орал, рыдал, умолял, что бы его отпустили, а они лишь смеялись, один за другим кончая в него. Он не понимал, почему именно он? Что он им сделал, за что они так с ним? Его тогда поимели 6 человек, и Уэй поклялся себе, что отомстит. Но он так и не нашел тех ублюдков, вместо этого Джерард сам стал одним из них. Теперь он сам насилует людей, наслаждаясь криками и страхом в их глазах. Но почему-то только сейчас, смотря на Фрэнка, он узнал себя в нем, осознал то, что он сделал. Уэй уже хотел подбежать к нему, помочь встать и попросить прощения за все, но он лишь отвернулся и пошел прочь. Ему стало страшно, но страшно не из-за того, что он сделал, а из-за того, что он почувствовал жалость, раскаяние и стыд. А Фрэнк так и остался лежать, полураздетый, грязный и весь в крови.

Теперь жизнь для Фрэнка Айеро точно не имеет смысла, и если он сейчас не умрет от холода, то дома ему точно никто не помешает взять в руки лезвие и провести им вдоль руки.