Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Танцуя над пламенем свечи

Танина жизнь всегда напоминала некие американские горки: стремительные взлеты часто сменялись медленными, но все же неприятными падениями, а крутые повороты и виражи в последнее время стали самым излюбленным занятием.

Дела шли плохо.

Сначала Гроттер думала, что это недолгое явление и вскоре все пойдет на лад; потом, постепенно теряя надежду, успокаивала себя и говорила: «Все еще будет»; в конце концов, дошло до самообидчиваний, непонимания, зачем она вообще захотела создать свое детективное агентство, и разочарования во всем, в чем только возможно.

И чего в том хорошего? Где, как она грезила, опасные преступники, рискованные задания, которые разнообразят унылое существование, да попытки пробраться в секретное учреждение правительства, о коих всегда шла речь в фильмах?

Скорее всего, дочь Леопольда была склонна к мечтательности или неверно представляла себе будни доморощенных сыщиков; в любом случае, она все равно продолжала ждать какой-либо удачной авантюры, будоражащей кровь.

Дождалась.

Перед рыжеволосой, скромно опустив голову, сидела симпатичная — для мужчин, естественно — блондинка с поразительно пронзительными глазами цвета морской волны; ее платье, чересчур легкое даже для середины весны, было точно такого же цвета — лазурного с вкраплениями сиреневого в виде, как ни странно, ромашек.

Ее пальцы — неестественно-тонкие, с ободком на безымянном, который в первую очередь привлек внимание Тани — нервно сжимали и разжимали ремешок белой сумочки, выдавая волнение хозяйки.

Если бы Гроттер пришло в голову заглянуть под стол, она бы даже увидела, как переступает с ноги на ногу единственная за две недели клиентка; но сейчас ее больше тревожил внешний вид визитера — покрасневшие (от слез?) глаза, лихорадочный румянец на щеках, некий страх, замерший в расширенных зрачках, и неловкая, чуть неуверенная улыбка, которая была совсем не к месту.

У блондинки — а локоны у замолчавшей собеседницы были светлые, словно выжженные на солнце — явно была серьезная проблема, о коей она очень стеснялась поведать.

Профессиональный (хотя кого она обманывает? Любительский) взгляд заметил также дорогое колье на шее, что, если учитывать дешевое колечко да такие же сережки, являлось достаточно любопытным фактом.

Сомкнув кончики пальцев, Гроттер чуть сощурила изумрудные глаза, теперь заострив внимание уже на обычной канцелярской резинке, туго повязавшей хвост, и растерянно дернув плечом.

То ли посетительница была бедна как церковная мышь, о чем говорила целая сотня примет, то ли одна из тех богатеев, любивших изображать из себя бедных да несчастных, — как же, помнила внучка Феофила о таких, помнила и по телевизору много раз видела.

Впрочем, скорее всего, именно первое.

Какие богатеи в этом Богом забытом месте?

Чаще всего в кабинет, обустроенный не по принципу аскетичности, а из недостатка средств, приходили случайно, ошибившись этажом, ибо наверху находился детский логопед, причем достаточно удачливый: денег — куры не клюют, а клиенты все толпой туда двигаются; если везло и действительно направлялись к Тане, всегда оказывалось, что заплатить-то просителю и нечем — и отправлялись они вдвоем по домам несолоно нахлебавши.

Самое обидное — в личной жизни тоже спад, причем продолжавшийся на протяжении многих лет: вроде и есть ухажеры, хотя бы тот забавный англичанин с внушительным акцентом или Ванька, пытавшийся добиться расположения подруги вот уже девять месяцев, но дальше одного-двух свиданий дело не идет.

— Так вы... — частная сыщица замялась, лихорадочно пытаясь вспомнить имя посетительницы, нежданно-негаданно ускользнувшее от нее.

— Лиза, — любезно подсказала ее визави, склонив голову набок.

— Лиза, — послушно повторила Таня, откинувшись на спинку неудобного стула, — хотите, — она передвинула мешавшую чашку, словно заслонявшую ее от Зализиной, и продолжила: — найти Гле... Глеби...

— ...анну, — закончила блондинка, разом погрустнев; она ссутулилась, а плечи поникли; в голубых глазах отразилась полынная горечь, будто та женщина или же девушка была ей безумно дорога. — Глебианну Бейбарсову, да. Убийцу моего мужа и любовницу — моя, к слову, любовница — по совместительству.

Брови Гроттер изумленно взлетели вверх, а сама она, костеря себя на все лады за желание наконец-то взяться за стоящее дело, тяжело вздохнула: вот уж кого-кого, а убийц ей искать не хотелось абсолютно.

Лучше уж, как и было, — совсем без визитеров.

Дочь Леопольда наморщила лоб, вновь оглядев наряд вошедшей, и — мысленно, почему-то именно мысленно — покачала головой: ее упорно смущало это колье, не вязавшееся с остальным образом вдовы и чересчур драгоценное. Впрочем, эти рубины, перемежавшиеся с алмазами, вполне могли быть ненастоящими — некоторые желающие подзаработать за умеренную плату могли создать целое фальшивое произведение искусства, — но полыхали они совсем как всамделишные — ярко-ярко, привлекая внимание.

Может, подарок?

Едва ли от погибшего супруга — то же обручальное кольцо говорит о том, что или он был немыслимым скрягой, или же не самым богатым человеком; тогда может оказаться от той... любовницы.

Внучка Феофила не была ханжой и относилась к представителям нетрадиционных отношений, которых уже стали считать чуть ли не отдельной расой, достойной лишь презрения, вполне спокойно, а потому не ощутила никакого неудовольствия от открывшейся правды блондинки — только стало совсем слегка любопытно, знал ли муж.

Хотя он мертв и едва ли его мнение играет важную роль.

— И почему вы обратились ко мне, а не в полицию?

Лиза опустила голову, еще больше сгорбившись; сейчас, такая грустная, смущенная, словно чувствовавшая себя виноватой, она стала уже не совсем красивой, будто прежняя улыбка — пусть и вымученная — делала ее на несколько лет младше.

Впрочем, едва ли ей было больше, чем Тане, — скорее груз, возложенный на ее хрупкие плечи, заметно старит собеседницу; даже если и так, Гроттер, к стыду своему, не посочувствовала ей — напротив, чуть поморщилась, ибо считала, что изменять своему супругу — неправильное и низкое дело, и даже синяки под глазами и — может, все дело в освещении? — седая паутинка в волосах не смогли ее заставить сопереживать.

— Пальцем в небо, — грустно хмыкнула блондинка, прижав к груди сумочку и оглядев кабинет.

Таня, разом смутившись, тоже осмотрелась, в который раз пообещав себе сделать ремонт, если, конечно, найдутся на то деньги. Пока помещение не было презентабельным: обшарпанные стены, пара-тройка трещин на потолке, скрипящие половицы паркета, который следовало бы уже давно поменять; из мебели — шкаф из вишневого дерева, письменный стол, отделявший двух девушек друг от друга, стулья — один неудобный, на коем сидела дочь Леопольда, и второй — получше и с подушечкой — Лизин, — да для красоты повешенная картина.

Взору не за что зацепиться, а клиенту — решить, стоит ли оставлять свои деньги в этой комнате, гордо прозванной «детективным агентством»; как раз потому Таня перебивалась с воды на воду, смутно догадываясь, что бомжи в подворотнях богаче нее.

— Извините? — через минуту, насладившись видом родных апартаментов, спросила внучка Феофила, чуть пристав.

Интуиция вопила о том, что пора отказаться от возможности подзаработать, какие бы деньги не сулила эта Зализина, ибо все равно ничто не окупит последующих шишек и ранения в сердце, если Глебианна предпочтет избавиться от... как там говорят криминальные авторитеты?.. «хвоста за спиной»?.. вот, именно от него.

Приключения приключениями, желание почувствовать азарт от погони желанием, а собственная шкура, на которую и без того редко парни засматриваются, поважнее будет.

— Я не могу обратиться в полицию, — нахмурилась собеседница; ее пальцы еще более нервно вцепились в ремешок сумки, грозя оторвать. — Я... У меня нет доказательств, а еще — недавно объявили, что Глебианна покончила с собой.

Хоть убейте ее, но связи Гроттер не видела вообще: причем тут неведомые доказательства и мертвая Бейбарсова, которая в таком... живом состоянии мало кому нужна? Зачем гнаться за давно ушедшим поездом? Какой в том прок? Смысл искать любовницу и убийцу, ежели, во-первых, ее труп небось уже в кладбище, а во-вторых, кто в здравом уме и трезвой памяти будет пытаться найти ту, кто прикончила мужа?

Таня помассировала виски, низко свесившись над квитанцией, и напомнила себе, что стоит заплатить за квартиру, пока не отключили воду. Если будет, чем платить.

Денег не было совершенно; карманы не радовали своей пустотой, в копилке редко могла заваляться злосчастная копейка, не говоря уже о чем-либо ином, а просить у родителей, живших в Санкт-Петербурге, было по меньшей мере стыдно, а по большей — глупо: лучше уж пускай Софья и Леопольд не знают, что вместо выгодной работы в модном издательстве, их дочь предпочла авантюру в виде детективного агентства.

Нет уж.

Дудки.

— Нельзя ли поподробнее? — попросила рыжеволосая, покрутив меж пальцами карандаш.

Собеседница почему-то разозлилась, взлохматив и без того встрепанные кудри.

— Куда уж тут поподробнее-то? — возмутилась она; ее глаза, и так сощуренные, превратились в две угрожающие щелочки. — Глебианна притворяется мертвой, но я знаю: она жива. И я прошу вас найти ее, а после — если это в вашей компетенции — убить ее; если нет, собрать доказательства тому, что она совсем не покончила жизнь самоубийством и еще и погубила моего мужа.

Голова шла кругом; в сердце с каждой минутой крепло желание захлопнуть за незадачливой посетительницей дверь, якобы случайно еще и пнув под пятую точку, а потом, собираясь успокоиться, выпить много чашек кофе.

Но вместо этого Гроттер, чувствуя себя непроходимой дурой, согласилась на эту авантюру, пообещав отыскать то ли живую, то ли мертвую девушку со странным именем.

Она, конечно, этого ждала от организованного собою же детективного агентства, да...

...но неужели то, что она хотела, и правда вздумало исполниться?!