Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Закат

Я вижу, как закат стекла оконные плавит,
День прожит, а ночь оставит тени снов в углах.
Мне не вернуть назад серую птицу печали,
Все в прошлом, так быстро тают замки в облаках.

Там все живы, кто любил меня,
Где восход - как праздник бесконечной жизни,
Там нет счета рекам и морям,
Но по ним нельзя доплыть домой.

Вновь примирит все тьма, даже алмазы и пепел,
Друг равен врагу в итоге, а итог один...
Два солнца у меня на этом и прошлом свете,
Их вместе собой укроет горько-сладкий дым.

Возьми меня с собой, пурпурная река,
Прочь унеси меня с собой, закат.
Тоска о том, что было, рвется через край,
Под крики серых птичьих стай.



***


Багровый закат прочертил широкие темные полосы на горизонте.
Но закат, как и многое другое, остался позади, за его спиной, он же плыл на восток.
Ферранте вывел на широкую гладь залива рыбацкую лодку и бросил прощальный взгляд на острова, ставшие ему новым домом.
Малинке знала, что Ферранте уходит, возвращается туда, откуда его вырвала сила ее любви и тайная мудрость Старого Шамана.
Увы, она не смогла изгнать из его сердца ту, что поселилась в его душе навеки.
Она только на время отвратила взор его необыкновенно светлых прозрачных глаз в сторону жизни и радостей простого земного бытия, но та, другая, снова позвала его с собой, в страну забвения и сладостного небытия, смерти.
К старости даже самые храбрые воины обретают спокойную мудрость и их подчиняет себе размеренное существование мирной жизни - семейные радости, рождение сыновей, обретение новых друзей и достижение новых целей...
Говорят, что чем старше становится человек, тем чаще он возвращается памятью сердца ко временам своего детства и юности.
Старый вождь говорил, что ее супруг словно степной волк, такой же одинокий и молчаливый, а волки ведь, как известно однолюбы.
Так и Малинке смирилась с незримым присутствием той, что была у Ферранте первой.
Что ж, она подарила своему мужу живое зримое счастье земной жизни, а о его душе пусть позаботится его далекий и неумолимый христианский бог.
Ферранте попрощался со своими двумя сыновьями, что родила ему преданная индианка, но сердцем он был уже не с ней и не с ними.
Его звала когда-то потерянная и теперь уже навечно обретенная вновь далекая родина, милые сердцу леса и величественные руины древнего Рима, тихое озеро в родовом поместье и осененные надгробными крестами могилы предков.
В той земле покоился прах его отца и матери, в той далекой стране и поныне проживает его вновь обретенный брат.
Там еще живы воспоминания о самой короткой и самой сильной его любви, положившей начало его изгнанию с родных земель и горькой ненависти к самым дорогим и близким людям.

Сначала он направлял свой одинокий парус в сторону бескрайнего Атлантического океана и еще дальше, к призрачным берегам Адриатического побережья.
Он вспоминал годы своего беззаботного детства и беспокойную мятежную юность, все хорошее в итоге обернулось и самым плохим.
Впрочем, время всех примирило.
В его яркой ослепительной жизни, промелькнувшей словно прекрасный корабль на горизонте, было всего лишь две больших любви, два кратких мига обладания самыми прекрасными и по-своему верными женщинами в его жизни.
Та, которая его предала и та, которая была ему верна.
Впрочем, под конец это становится одним и тем же.
Если б попутный ветер мог унести его туда, в далекую юность...

Малинке и ее сыновья видели как в воду соскользнула гибкая тень и лодка одинокого пловца опустела.
"Он вернулся туда, откуда пришел на этот свет", - так бы рассказывал об этом последнем походе некогда знаменитого морского разбойника Злого Рока, старый мудрый вождь.
Но он ушел в мир духов давным-давно и некому было утешить супругу Злого Рока Малинке.
Ферранте же казалось, что все иначе.

Он с силой оттолкнулся от качнувшегося ему навстречу края лодки и нырнул прямо в распахнувшиеся объятия своей возлюбленной.
Вода была зеленовато-прозрачной, словно драгоценные камни в наряде знатной невесты, в воздухе плыл еле ощутимый запах нагретых корабельных досок...
Солоноватая морская вода горчила словно прощальный поцелуй Иуды на его губах.
Ферранте плыл прямо в объятья Ливии.