Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

По пятам

Электронные часы на прикроватной тумбе показывали пять минут второго ночи.

Оно преследовало Уилла так давно, что он успел привыкнуть к тихому, неспешному перестуку копыт. Оно имело облик оленя с чудовищными, ветвистыми рогами и плотью, вылепленной из сверкавшей, чернейшей тьмы.

Оно всегда молчало и просто «присутствовало». Молчал и Уилл. До этого вечера.

- Кто же ты для меня? – тяжело опустившись на кровать, спросил он у призрака собственного воображения, - Гаррет Джейкоб Хоббс?

Прислушавшись к ощущениям, Уилл отрицательно качнул головой. Бокал мартини в руке качнулся следом.

- Нет. Нет.

За окном царила глухая, теплая ночь, собаки дремали на веранде. Уилл сидел в комнате один, дышал сухим, спертым воздухом и в тусклом свете от лампочки с кухни щурил глаза на черную галлюцинацию.

Оно смотрело на него в упор равнодушно и пристально, смотрело сквозь него, будто это Уилл здесь нежданный призрак.

- Кто же ты?

Электронные часы на прикроватной тумбе показывали шесть минут второго.


- Уилл? – вежливое, причудливо открытое лицо Ганнибала всегда забавляло Уилла и немного нервировало. Добродушный, серьезный, внимательный образ доктора казался Уиллу правдивым, но словно подретушированным эдаким мастером фотошопа. Лицо то же самое, но лишенное неких неугодных хозяину черт.

Грэм завидовал самоконтролю Ганнибала.

- Добрый вечер, доктор Лектер.

Брови доктора дрогнули в намеке на удивление.

- Проходи, Уилл. Расскажешь, что случилось?

Уилл моргнул, глянул на циферблат наручных часов. Три-сорок пять утра.

Ох.

- Простите, что разбудил, - виновато пробормотал Грэм. Переступая порог, он покачнулся (сказывалось выпитое), пришлось даже ухватиться за дверную раму. Но на кухню, где доктор уже поставил греться воду для чая, Уилл прошел твердо.

- Не стоит, - с ласковой строгостью ответил Ганнибал, изящно скользя между столом и шкафами. Полы его атласного ночного халата напоминали Грэму крылья экзотической птицы.

- Я… я не помню, как оказался у Вас, - растерялся Уилл, наконец, задумавшись о цели своего визита. – Я был дома.

Признание тяжелым камнем упало между ними. Уилл мог поклясться, что слышал эхо удара.

- Что ж, - проронил Ганнибал, внимательно разглядывая своего гостя под легким углом, - Ты выпил?

- Да, немного… Но алкоголь здесь не причем.

- Тогда что? – размеренный голос доктора помог Уиллу успокоиться и собраться с мыслями. – Чем последним ты занимался?

- Разговаривал с призраком, - Уилл нервно, коротко улыбнулся. Ганнибал хотел услышать подробности, и Уилл пояснил, - Оно преследует меня уже какое-то время. Сначала во сне, потом наяву… или я сплю на ходу, не знаю. Не уверен.

- Как оно выглядит, Уилл?

- Это олень. Точнее совсем не олень, но оно приходит в его облике. Черный, с огромными рогами, - Уилл покосился в сторону дверного проема, откуда на него мертвыми глазами пристально смотрел плод его воображения. Оно не приближалось, но явно прислушивалось к их беседе.

- Ты думал о Гаррете Джейкобе Хоббсе?

- Думал, но это не он, - Уилл сосредоточенно сцепил руки в замок. Закипела вода. Ганнибал занялся приготовлением чая. – Может, из-за него, из-за его смерти, или я слишком глубоко влез в его голову… Но «это» не он.

- Кто же тогда? – вежливо поинтересовался доктор.

- Вот об этом я его и спрашивал, - Грэм снова усмехнулся, снова коротко глянул в сторону черного призрака. – Но олени не разговаривают.

- Итак, - подвел итог Ганнибал, - ты не смог понять образ своего разума и пришел ко мне. Значит, подсознательно ты веришь, что вместе мы сможем во всем разобраться.

- И Ваши версии? – с любопытством наклонил голову Уилл, как всегда это делал Ганнибал.

- Пожалуй, у меня она только одна, - кратко улыбнулся доктор невольному копированию собеседника, - Этот «олень» - воплощение твоего темного опыта.

- «Темного опыта»?

- Будем называть это так. Ты столько раз воображал себя убийцей, принимал образ их мыслей, их злой воли, что утратил над собой контроль, - рассудил Ганнибал. – Ты отталкивал их от себя, сбрасывал в дальний уголок разума и надеялся все там похоронить.

- Но они вернулись, - уловил Грэм ход его мыслей. – Но почему черный олень?

- Смерть Хоббса повлияла на тебя больше, чем могло показаться, Уилл. Больше, чем ты думал. Хоббс умер от твоей руки, и это заставило весь твой темный опыт поднять голову, воплотиться для тебя в то, что не замечать ты уже не сможешь. Зловещие умы убийц, которых ты понял, следуют за тобой по пятам, Уилл.

- Для чего?

Ганнибал поставил перед Уиллом стакан с горячим чаем. Насыщенный, глубокий аромат окутывал, обволакивал, перебивая запах спиртного.

В уютной тишине затянувшийся ответ доктора Уилл воспринял с полной апатией:

- Возможно для того, чтобы насадить тебя на рога.



Новое место преступления и новое воспроизводство действий и мотивов убийцы заставили черный силуэт тяжело опустить и затрясти голову. На крошечное мгновение Уилл увидел призрачную рябь на теле существа – новая капля добавилась в чашу его безумия.
Пока что это безумие всего лишь ходило рядом с ним тенью, но, если ничего не сделать, однажды…

Что Грэм натворит, когда окажется на этих черных, огромных рогах?
Нет, что «если окажется». «Если», да.

Доктор Лектер обещал ему помощь. Обещал, что этого не случится.
И Уилл верил. Верил так отчаянно, как никогда.



Провалы во времени продолжались. Уилл перестал их пугаться, но все же это нервировало. Он не пропустил ни одной встречи с доктором Лектером и все чаще оставался у него на ужин.

Безумие мерно отстукивало оставшееся время, с каждым разом подбираясь все ближе и ближе.

И ближе.

И вот… Эбигейл Хоббс умерла.


У Уилла все время мира, чтобы собрать себя по кусочкам. Собрать все то, что разбили болезнь и… Ганнибал Лектер.
Уилл стоит посреди бегущей реки, и олень ограничен от него берегом.

Ганнибал Лектер убил Эбигейл. Ганнибал Лектер – Чесапикский Потрошитель и Подражатель.
Но то, за что Уилл ненавидит Ганнибала Лектера, это…

- Вы предали меня, доктор Лектер.

- Я был и остаюсь твоим другом, Уилл.

Ложь. Ложь. Ложь.

Уилл больше не замечает лоснящегося, черного оленя. Все его внимание лишь для дьявола.
У дьявола огромные, тяжелые рога и черная, сухая, матовая плоть, что не отражает свет, но впитывает, превращая в часть себя. Из-за этого дьявола было тяжело разглядеть, но, разглядев, Грэм больше не упустит его.

Собственное безумие перестало волновать.
Уилл больше не замечает, не обращает внимания на черного оленя. Он слишком занят, преследуя дьявола.


- У меня просьба: убей Ганнибала Лектера.


Боль эфемерно вспарываемой плоти на спине почти приятна – ужасающе, восхитительно приятна. Уилл не успевает окунуться в это ощущение целиком – Алана спрашивает, и на лице ее страх.


- Думаю, мы в расчете. Я послал человека, чтобы убить Вас, а Вы послали человека убить меня. Один-один.

Беседа с Ганнибалом, как и прежде, приносит Уиллу успокоение. Он чувствует себя нормальным рядом с Лектером. Нормальным, здоровым и живым.

Ганнибал с профессиональной сноровкой обрабатывает разбитые костяшки на его руках, делает это не спеша, с чуткой заботой и полным вниманием.

- Не уходи в себя, Уилл, останься со мной.

Вслух Уилл усмехается, но на сердце, вопреки всему, тепло и спокойно.

Не сегодня, но значительно позже, Уилл Грэм придет к мысли, что Ганнибал не солгал: он был и остался ему верным другом. Он действительно не позволил оленю насадить Уилла на рога.
О, нет, он сделал нечто иное: помог Уиллу осознать себя не безумным зверем, но хладнокровным охотником, что выследил и убил оленя.
И, как порядочный охотник, Уилл съел свою добычу. Уилл поглотил свое безумие.

Однажды разглядев дьявола, Уилл Грэм больше никогда не упустит его. Хотя бы потому, что рядом с ним он чувствует себя нормальным, здоровым и живым.

Вот только в зеркало Уилл смотрится редко. Отражение напоминает ему о пути, что пришлось пройти, и жертвах, за которые он не отомстил.

Да, эти зловеще ветвистые рога его по праву.