Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Illuminated

Snow Patrol – New York

«Один из плюсов жизни в Нью-Йорке в том, что не нужно подслащивать свои чувства. Но значит ли это, что мы и вовсе научились обходиться без сахара? Готовы ли мы заменить его суррогатом? Электронная почта вместо лирических песен, шутки вместо стихов — немудрено, что когда приходят настоящие чувства, мы не в состоянии его переварить. Можем ли мы научиться понимать романтику или же у нас выработался неистребимый иммунитет?»



Кэрри Брэдшоу, Секс в большом городе.





Все мы представляем Нью-Йорк как мегаполис, в котором ежедневно совершается колоссальное количество деловых сделок, в нем кипит жизнь, каждый час в маленьких кафешках влюбленные признаются друг другу в своих чувствах под музыку саксофона. Когда проходишь мимо небольших баров, слышится приятный джаз, звуки чокающихся бокалов и разговоры бармена с несчастными людьми, жалующихся на неудачи и не сложившуюся жизнь. Некоторые мечтают попасть сюда ради безупречной карьеры, другие ради неповторимой романтичной обстановки. Любой начинающий музыкант жаждет выступить на Бродвее, где реклама и гигантские экраны поражают твое воображение и представление о современных технологиях. Между небоскребами мчатся желтые такси. До сих пор, прожив здесь всю свою жизнь, не понимаю, как можно запомнить каждый закоулок Нью-Йорка.
Нескончаемый поток туристов плывёт к острову Свободы. Многим будет не понятно, если я продолжу описывать именно его. Остров Свободы – это место, на котором и стоит знаменитая, исключительная, впечатляющая и невообразимая Статуя Свободы. Преодолев в общей сложности 548 ступеней, ты оказываешься настолько близко к своей мечте, что просто в голове не укладывается, кажется, будто всё это – волшебный сон, в котором ты коснулся того, о чем так долго воображал. Можешь не верить своим глазам, но они не врут, тебе просто нужно почувствовать и запомнить этот непередаваемый вид. Слышатся плеск воды, которую уже давным-давно загрязнили местные жители, множество иностранных слов, бесконечный звук затворов , возможно, даже плачь человека, который, как и ты, не может с легкостью воспринять этот момент как реальность.
Ох уж этот центр Нью-Йорка. Деньги, деньги и еще раз деньги – пожалуй, лучший девиз для этого района. Вокруг центральных небоскребов крутится вся экономика США, если уж не всего мира. Там всегда можно увидеть высоких пузатых дядек в дорогих костюмах, разговаривающих на своем vertu, обрамленных позолотой и бриллиантами. В их карманах шуршат сотни долларов, а если они выпадут, это будет совсем не проблема, ведь у крутых бизнесменов всегда имеется личный счет в банке. С первого взгляда они покажутся тебе злыми, но на самом-то деле у них есть любящая жена, пара детей подросткового возраста и загородный дом. Этот человек счастлив. Возможно, если его убьют какие-то конкуренты, весь баланс нарушится. Его семья так и не узнает пин-код от кредитки, вследствие чего останется без крыши над головой. Подчиненные и коллеги не смогут работать без начальника и, скорее всего, его фирма станет банкротом. Сотни людей окажутся без денег.

Каждый человек здесь что-то значит, пусть он и часть толпы. Это похоже на нескончаемую логическую цепочку. Здесь важно каждое ее звено. Здесь важна каждая ее составляющая.

Я люблю этот город, я живу им. Каждая клеточка моего тела пропитана воздухом Нью-Йорка. Всю жизнь я прожил здесь, пусть не самым шикарным образом. У меня никогда не было огромной квартиры-пентхауса, престижной работы, симпатичной секретарши и так далее. Словом, я еле свожу концы с концами, но это не мешает мне любить свой город и восхищаться им.

У меня хорошая семья, может и не очень обеспеченная, но родители всегда заботились обо мне и поддерживали меня в любом начинании. Я не имею супруги и даже любящей девушки. Была здесь одна на примете, но я для нее просто знакомый. Ее зовут Кристен. Раньше мы учились с ней в одном классе. Она чертовски привлекательна, умная, выросла в богатой семье. Кристен просто разрывался от беспрестанных звонков и смс от назойливых поклонников. Пожалуй, я был одним из самых навязчивых. Постоянно я упоминал о ней в твиттере, писал смс о том, как сильно люблю ее, а, находясь в школе, ни слова не мог промолвить.
Кристен не была одной из тех, кто менял парней, как перчатки, нет. Она была преданна своему футболисту, Чарли. Времена стали другими, изменился и я. Я реже стал писать Крис, а она начала разнообразнее отвечать, будто ей доставляло удовольствие переписываться с бывшим одноклассником. Иногда мы заходим в приличные кафе, выпиваем по чашечке кофе и, вообще, неплохо время вместе, но это даже дружбой не назовешь. Она вышла замуж за Чарли, на которого постоянно жалуется из-за регулярных скандалов. Но их страстные взгляды при встрече дают понять, что ссоры – не преграда для настоящих чувств. Они любят друг друга. А я люблю Кристен.


Спросите, где и как я живу? Ладно, я снимаю небольшую квартиру в старом пятиэтажном кирпичном доме, на первом этаже которого темноволосый полный мужчина торгует мясом. Мы с ним неплохо ладим. Раз в неделю захожу к нему за его фирменной отбивной, которую он уже успел приправить и «избить» специально для меня. Когда поднимаюсь домой, мне остается только пожарить ее с огромным количеством растительного масла. В хозяйстве я не ленив, просто очень устаю из-за тупого графика. Мне также нравится включать музыку на полную громкость и убираться, слегка подтанцовывая и подпевая. Люблю представлять, что снимаюсь в каком-нибудь клипе и стараюсь как можно пластичнее двигаться. Но я-то знаю, что это выглядит ужасно со стороны, потому что однажды я решил снять это на камеру. Надеюсь, никто из дома напротив не подглядывает за мной.


Я работаю на обожаемой мною работе. Каждый день с улыбкой на лице прохожу три квартала до любимого кафе. И так часто, словно в фильме «День сурка», прикалываю бэйдж на с надписью «Привет, я Даллон. Мы друзья на этот день». Не могу похвастаться высокой зарплатой, зато со мной работают мои друзья, ради которых я и прихожу сюда. И вот сейчас я иду на работу, не пытаясь ускорить шаг, хоть уже и начинаю опаздывать, наслаждаюсь красотами улиц, скверов. Да те же люди, бегущие мне навстречу, кажутся такими загадочными, интересными. Несмотря на то, что я постоянно хожу по этому маршруту, каждый раз для меня как новый. Тогда уже начинаешь сомневаться в том, что являешься коренным жителем, а не туристом, прибывшим сюда только вчера и уже готовым пробыть здесь всю оставшуюся жизнь.


Даже если бы мне кто-либо предложил миллион долларов взамен на то, чтобы я покинул Нью–Йорк, я бы, не раздумывая, отказался. Никакие деньги не смогут заметить те чувства, которые испытываешь, гуляя по улицам любимого города.
***
- Уикс, ну неужели, - мимо меня пронёсся Пит с подносом в руках, почти выкрикивая слова «возмущения» в мою сторону, при этом широко улыбаясь. Здесь давно все уже привыкли к моему ежедневному опозданию. – А тебя сегодня уже спрашивали.
- И кому же была так интересна моя персона? – так же громко спросил я, снимая на ходу пальто и стягивая со стула форму, которую так и бросил вчера здесь.
Вообще это кафе было фактически моим вторым домом. Сюда редко заходили новые посетители, а постоянных мы уже знали по именам. Рабочий коллектив, хоть и был небольшой, зато очень дружный. Пит – мой друг детства, с которым мы доставали местных полицейских, от чего частенько получали от родителей. А со Спенсером и Райаном я познакомился в старшей школе. Конечно, эти трое ещё те задницы, но я всё равно их люблю. Также здесь я познакомился с Патриком, барменом этого ресторана. Он неплохой чувак, но мы редко когда общаемся.
Заходящие в это небольшое заведение люди – это, в основном, либо пожилые парочки, живущие неподалёку от кафе, либо не особо богатые офисные работники, которые каждый день молятся о том, чтобы их не выгнали сегодня с работы из-за недоработанного проекта. Мы же с ребятами всегда готовы выслушать рассказы наших посетителей. Поэтому каждый из нас легко может описать жизнь любого из тех, кто нам «исповедается».
- Кажется, его звали Фил, - Вентц погрузил грязную посуду в посудомоечную машинку. – Он был в кафе минут пять назад.
- Ох, чёрт, - я так и застыл с фартуком в руках. Вот и начало неприятностей.
- Даллон, что с твоим лицом? Оно только что светилось ярче солнца, - усмехнулся друг, но, увидев, насколько я был взволнован, принял серьёзный вид. - Только не говори, что ты и у него занимал деньги и до сих пор не вернул.
- Я думал, что успею заработать к этому моменту…
- Твою мать, Уикс! Неужели нельзя было попросить в долг у меня или на крайний случай у Райана со Спенсом?
- Я и так вас слишком часто подводил с этим. Да ладно, не переживай, в этом нет ничего страшного, я просто поговорю с ним и попрошу подождать ещё немного.
- Перестань быть таким наивным, чувак, - Пит взял свой поднос со стола и пошёл к выходу из комнаты персонала. – Не все в этой жизни готовы выслушать твои возбуждённые рассказы о Нью-Йорке.
Дверь слегка хлопнула. Одев форму и нацепив бейджик со своим именем, я ещё раз посмотрел на восходящее солнце, освещающее улицы ярко оранжевым цветом, глубоко вздохнул и направился в зал. Посетители ждут.
***
Через девять часов закончился мой рабочий день. Закинув небрежно скомканный фартук в пакет, чтобы отнести домой и постирать, я направился к выходу. Так как Патрик работает барменом, ему нужно каждый день приходить самым первым, а уходить последним, у него и ключи от заведения. Сегодня я так замотался, что даже он ждал пока я уйду, чтобы запереть на ключ массивную деревянную дверь и опустить ставни.
- Удачи, Пат, - широко улыбнулся я.
- Пока, Даллон, - протянул Патрик, нагибаясь, чтобы опустить ставни. - Постарайся не опаздывать завтра, ладно?
- Будет сделано! – отчеканил я, приставив ладонь к виску, отдавая честь.
Наши беседы всегда проходили на позитиве, мы улыбались друг другу. Даже то, что я выше Патрика на полторы головы, не мешало нашему милому общению.
Не успел я сделать и пару шагов в сторону дома, как тот остановил меня, положив руку на плечо.
- Уикс, черт, не спеши. Я должен кому-то рассказать, - обворожительная улыбка сползла с его лица.
- Что-то случилось?
- Ты хорошо общаешься с Питом, верно? Я видел вас пару раз, ржущими в дальнем углу, - и тут мне показалось, что он тонко так обвинил нас в лени на работе.
- Чувак, прости меня, пожалуйста, мне действительно стоит быть ак…
- Да ты дурак, я не про это! - Пат ткнул меня в живот. С его стороны это выглядело странно. - Послушай, мне… как бы выразиться правильно…
- Патрик, не томи, - я вскинул брови от нетерпения. - Я могу никому не говорить, если для тебя это так важно.
- Даллон… мне нравится Пит. То есть, не просто как человек, а как, кхм, парень, что ли, - он почесал затылок в поисках правильной мысли и через несколько секунд нашел ее. - Ты не мог бы как-то деликатно намекнуть ему об этом? Кажется, он натурал. Пит откровенно заигрывает с девушками, я вряд ли буду ему интересен. Чувак, умоляю, я так больше не могу.
- Патрик, черт тебя подери! - облегчённо выдохнул я, подняв руки вверх. - Ты сейчас выглядишь, как застенчивая школьница. Я скажу ему, обещаю.
В этой стране уже давно никто не удивляется по поводу, своего рода, однополой любви. Двадцать первый век на дворе, сейчас каких нонсенсов только нет. Хотя, лично я не вижу никаких причин обвинять людей в этом. Любовь есть любовь, и она не подразделяется на правильную и неправильную. Просто человечество давно уже установило свои нормы, под которые все подстраиваются. Но ведь правила созданы для того, чтобы их нарушать, не так ли?
- Ну, если у тебя имеется такая возможность, то, пожалуйста, по приходу домой позвони ему или напиши, Пит постоянно сидит в интернете.
- Обещаю, вот-вот я зайду за порог квартиры, я сообщу ему эту новость. Ты можешь не переживать. Положись на меня.
Мы обнялись, после чего разошлись в разные стороны. Патрик был переполнен эмоциями и надеждой на лучшее, а я спешил домой, чтобы уже начать играть роль свахи для своего друга.
Телефон завибрировал в кармане штанов, от чего нога неприятно онемела. Обычно мне редко кто звонит, в основном достаю звонками всех я. Кто же там у нас? Кристен? Неожиданно, однако.
- Да, Крис?
- Привет, Уикс, - если она называет меня по фамилии, значит, опять что-то случилось. – Слушай, давай встретимся сегодня?
- Опять с Чарли поссорились? Хотя можешь и не отвечать, - я тихо усмехнулся.
-Так ты сможешь? – с надеждой в голосе спросила Кристен.
-Конечно, как же ты без меня, своей лучшей подружки, которой можно пожаловаться на плохого мужа.
- Да ладно тебе, - хихикнула подруга. Подобные ситуации стали происходить настолько часто, что на это уже нельзя реагировать без лёгкого смеха. То есть, конечно, ссора – это всегда плохо и не смешно, но просто я знаю их ссоры. Пара колких фразочек, сказанных друг другу, потом примирение на следующий день. Крис встречается со мной только для разгрузки и чтобы услышать пару слов утешения и советов от подружки Даллона. – За это я тебя и люблю.
- Ну, хоть любишь, - знала бы она, насколько мне приятно это слышать.
Кристен назвала мне адрес кафе и отключилась со словами «Не придёшь, больше не дам носить свою одежду». Кафе находилось недалеко отсюда, можно было дойти и пешком.
Я шел, подпрыгивая, ноги сами пружинили, то ли от предвкушения снова встретиться с девушкой, к которой неровно дышу, либо он перенапряжения на работе. И вообще, в животе давно уже не бывало ничего съедобного, за исключением жвачки, которая нечаянно попала ко мне в желудок сегодня днём.
До кафе остался лишь квартал, который я прошел бы так же быстро, как и два первых, если бы не худая рука, схватившая меня за предплечье. Мне понадобилось две секунды для осмысления происходящего. Я выдохнул, обернулся и, о, черт, это Фил.
- Прошло полгода, Даллон, я не намерен ждать больше! – он глядел на меня снизу вверх. Вообще, я привык, что все смотрят на меня так. Очень трудно найти соратника по росту. 192 см, как-никак. Он еще сильнее сжал свои длинные пальцы. - У тебя совесть есть?
- Чувак, я верну все до копеечки со следующей зарплаты, – заскулил я, пытаясь уговорить его подождать еще пару недель.
- ХВАТИТ! – заорал Фил, схватившись за мою шею свободной рукой.
Мужчина напряг все свои мышцы и потащил меня до ближайшего закоулка. Чёрт! Паника, паника! Вот теперь и можно посмеяться надо мной. Вопреки своему росту, я никогда не отличался бойцовскими навыками. Ладно, меня даже в школе девочки били, что уж там… Поэтому сейчас я был беззащитен, чего не скажешь о Филе, у которого, насколько мне помнится, была хорошая физическая подготовка и пять лет тюремного заключения. Конечно, я знаю, у кого беру в долг, а затем не возвращаю. Кто победитель? Уикс победитель!
Когда мы зашли за угол, Фил зарядил по моему лицу и сделал это с такой силой, что я не удержал равновесие и повалился на грязный асфальт, скользя спиной по кирпичной стене дома. Он долго говорил мне, какое я чмо, отброс и еще кучу унизительных вещей. Затем Фил в очередной раз ударил меня. Теперь уже ногой в живот. Вся боль, что я ощущал до этого, казалась укусом комара. Во рту уже начала скапливаться металлического привкуса кровь. Дышать стало катастрофически сложно.

POV Brendon
Как. Всё. Надоело. Надоело изо дня в день видеть эти морды моих якобы коллег. Надевать маску делового дяденьки, чтобы угодить партнёрам на конференциях. Хоть иногда можно побыть в спокойствии, например, как сейчас. Ехать в автомобиле по шумному вечернему Нью-Йорку. Ненавижу, когда за рулем сидит другой человек. Я просто ему не доверяю. Я никому не доверяю. А кому вообще в наше время можно верить?
Проехав незнакомую мне мясную лавку и крохотный магазин, где купил пару банок моего любимого пива, я забеспокоился о некоторых договорах, что положил на заднее сидение. Меня волновало, в правильных ли местах расписались те идиоты.
Я остановился на обочине, наплевав на табличку «стоянка запрещена», вам жалко 4 блядских метра для моей ласточки? Ну а заплатить штраф копам – не проблема. Я надел очки, снял пиджак и вышел, оставив дверь немного открытой, и принялся разглядывать бумажки, положив их на крышу белого железного коня. Лучше проверить всё сейчас, чем потом возвращаться через половину города обратно, ещё и названивать партнёрам в позднее время. Я пристально вглядывался в бумаги, иногда снимая очки, прищуриваясь, пока не услышал ор, который по звуку находился не так далеко от места, где мне пришлось припарковаться. Райончик то опасный, наверняка местные гангстеры выясняют отношения. Но судя по голосам, людей было не так много. Или вообще один. Кто-то сегодня перебрал и решил обматерить бедных жителей?
Я продолжал рассматривать документы, надеясь, что крик затихнет. Но его обладатель всё никак не мог успокоиться. Да что он там, «Шекспира» пересказывает в матерной форме?
Рыкнув, с жирной стопкой бумаг в руках я пошел проверить, что за чертовщина там творится. Кажется, крик доносился из-за угла пятиэтажного дома. Каблуки лакированных туфель раздражающе цокали по асфальту. Когда меня это окончательно взбесило, я поднялся на носки. Нахер договоры, подамся в балерины. Добравшись до зловещего угла, я оперся на кирпичную стену и выглянул. Кроме двух незнакомых мне мужчин там больше никого не было. Один из них ухмылялся, глядя на другого, что истекал кровью, лежа на грязной земле. После долгих унижений лидера, я услышал звук удара.
Дыхание перехватило. Бумаги повалились из рук. На автомате вынув пистолет из обоймы на джинсах, я направился к парню, что стоял и, выстрелил в него, поджав губы. С глухим стоном противник безжизненно упал. Блять, ещё убийств мне здесь не хватало. Я подбежал к его телу и проверил пульс.
- Чёрт! - кажется, я всё-таки завалил его. Нужно быстрей сваливать отсюда, пока кто-нибудь не вызвал копов, и этого с собой прихватить, он не выглядит сейчас прекрасно. - Эй, ты то хоть живой?
Парень ошарашенно смотрел на меня.
- Ты, блять, человека убил! – прохрипел он.
- Неужели? А я думал, что водой его обрызгал. Пошли, нужно тебя в больницу отвезти и вообще скрыться подальше от этого места, - я поднял его и оттряхнул от песка. – Идти можешь? – кивнул.
- Я Даллон, - кряхтя от боли, произнёс парень.
- Брендон. И угораздило же тебя вляпаться в это дерьмо, - нервно усмехнулся я. Видимо, только начинаю понимать, что сделал несколько минут назад.
Когда мы дошли до машины, которая, к слову, так и осталась стоять с открытой дверцей (как её ещё не угнал никто), я усадил Даллона на переднее сидение, а сам вернулся собрать оставшиеся документы, валявшиеся на холодном асфальте, услышав перед этим тихое «спасибо».