Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Rush

Время не лечит, оно учит жить с болью...

Ночной Чикаго — это город миллионов огней. Кристина невольно любуется им из иллюминатора. Частный самолет спонсоров медленно снижается над городом, и Кристина невольно замирает. В мыслях, на самых дальних полках, спрятанных даже от самой себя, зашевелились воспоминания. До боли сжимавшие сердце воспоминания. Пять лет назад она сбежала из этого города, ничего не сказав друзьям. Сбежала, чтобы быть счастливой.

Эрик сидит в мягком кресле из светло-бежевой кожи напротив жены. Его глаза закрыты, а руки расслабленно вытянулись на подлокотниках — мужчина безмятежно спокоен.

Кристина знает, что это спокойствие обманчиво. Эту маску она раз глядела давно, но ничего не говорит. Эрику тоже не просто возвращаться в Чикаго. Здесь его ждет встреча на ринге с бывшим другом и вечным соперником. Спорт разрушил дружбу и на её место пригласил вражду до последних вздохов жизни. Четыре еще никому не удавалось победить. Эрик преисполнен решимости сделать это. На кону не только кубок Чемпиона Штатов. Этот поединок — дело чести.

Эрик не спит, он слушает размеренный гул двигателей самолета и тут же открывает глаза, как только этот звук стихает. Вот и дом. Чикаго — его родной город, и мужчина помнит дорогу из аэропорта в центр наизусть. Многое изменилось. Заведения, рекламные вывести, но в сути свое Чикаго все тот же. Эрик любит этот город.

Они, муж и жена, сбежали из этого города, преследуют собственные идеалы, а теперь вернулись.

— Ты уверена, что хочешь жить в отеле? — с сомнением спрашивает мужчина свою жену, когда такси останавливается у роскошной в ночной подсветке Плазы.

— Уверена, — Кристина говорил со стальной ноткой в голосе и выходит на улицу, не дожидаясь, пока водитель откроет ей дверь. Девушка вдыхает полной грудью воздух Чикаго. Этот воздух отравлен. Он душит ее своим ядом. Кристина ненавидит проклятый город. Вернуться сюда было огромной ошибкой.

Широкая сильная рука Эрика ложится на плечо девушки, и Кристина вдруг понимает, что не смогла бы оставить мужа в такое важное для него время. Воспоминания не материальны. Боль давно подавлена. Кристина верит, что справится с этим.

Когда она просыпается утром, яркое палящее солнце сквозь открытые окна греет Кристину своими нежными лучами.

Эрик рано утром уехал на тренировку и появится только вечером. Кристина могла бы поехать к нему, но Макс не любит присутствия посторонних. Даже если это жена. Грозного тренера слушаются и Эрик, и Кристина.

Девушка наспех завтракает и одевается. У Кристины важные планы на этот день. Трис ждет ее.

На фотографии у подруги глаза кажутся светлее, чем в жизни — или это память подводит Кристину? — а волосы еще длинные. Трис тогда подстриглась перед гонкой, а Кристина обещала подруге новые снимки, но так и не успела их сделать. Фотография — на памятнике.

Памятник могилы Трис украшают два голубя. Работа выполнена настолько тонко и искусно, что кажется, будто они вот-вот взмахнут крыльями и упорхнут ввысь, на свободу.

Их было четверо. Два парня и две девушки. Они были молоды, беззаботны и счастливы. Они обожали жизнь, но еще больше обожали гонки.

На тахометре десять тысяч оборотов, рев мощных моторов — они жили этим. Адреналин гнал кровь по венам, заставляя сердце бешено стучать в груди. Двадцатилетние, они были наркоманами скорости.

Трис и Четыре любили друг друга и уже назначили день свадьбы. Они мечтали о детях и взяли с Уилла и Кристины обещание быть крестными родителями первенца.

Трис погибла на глазах у троих своих друзей. Ее машина слетела с дороги и пролетела пару десятков метров, переворачиваясь. Трис умерла на месте. Четыре едва не убил Питера Хейеса — их вечного соперника, от чьего удара Трис потеряла управление. Кристина едва помнит это. Но картина красного Випера, переворачивающегося десятки раз, навсегда останется в ее памяти.

Трис любила белые лилии. Именно эти цветы украшают ее могилу. Кристина опускает свой букет рядом с похожим и уходит прочь.

Последний раз она была здесь, когда хоронили Трис. Это место душило свой гнетущей атмосферой, а боль от потери рвала сердце на части. Пять лет прошло — ничего не изменилось. Сердце по прежнему болит, а город хранит воспоминания их безоблачной дружбы.

Кристина ещё больше ненавидит Чикаго.

***


— Ты красивая, — Эрик стоит за спиной жены любуется ее отражением в зеркале. А Кристина любуется им. Он такой большой и сильный, рядом с ним она чувствует себя защищенной. У Эрика и Кристины нет большого дома, о каком когда-то мечтала девушка с Уиллом, но Кристине дом не нужен. Эрик — ее дом и ее уют.

Кто бы мог подумать, что этот сильный мужчина с холодным взглядом, не щадящий своих соперников, будет так нежно любить свою жену. Дарит поцелуи, каждый раз встречать её своими серыми глазами, как что-то очень дорогое и обнимать, как в последний раз.

Кристина верит, что однажды ответит ему таким же пылким чувством. А пока что ее задача делать все, чтобы быть для Эрика самой лучшей женой на свете.

Прием, что устроили организаторы поединка, по-настоящему роскошен. Лучший ресторан города, живая музыка, изысканная еда и пьянящее шампанское. Кристине нравятся подобные мероприятия, она как рыба в воде на светских вечерах. Но только не в этот раз.

Тобиас Итон не сводит с нее синих глаз весь вечер. Конечно, он знал, на ком женился его соперник. Не мог не знать. Кристина изменилась. Из пацанки, не чурающейся машинного масла, она превратилась в настоящую леди. Вот только льда в ней стало больше. Как и в нем.

— Ты изменилась, — говорит Тобиас, когда Кристина останавливается рядом с ним.

— Ты тоже, Четыре, — Девушка улыбается. Он все еще её друг. Пусть теперь между ними огромная пропасть, но Четыре не чужой. И никогда таким не будет. Слишком многое их связывает в прошлом. Никто из них не забыл ту дружбу, — как дела у Уилла?

— Его бизнес процветает.

— Я была на открытии его автосалона в Вегасе. Но не столкнулась с ним. Уилл меня ненавидит.

— Нет, Крис. Он все еще любит тебя.

— Это совсем не важно, — голос Кристины звучит едва слышно, но Тобиас различает слова девушки. Их было четверо. Погибла одна, и никого не стало.

— Кристина? — Рука Эрика, что опускается на хрупкие плечи, тяжелая. Взгляд, которым он смеряет соперника, еще тяжелее. Два друга, они росли рядом и с детства увлекались боксом, пока однажды их пути не пересеклись на одном ринге. Четыре готов был отказаться и заведомо проиграть. Эрик же жаждал боя.

— Я лишь пожелала Тобиасу удачи, — Кристина улыбается мужу, но стальные нотки в его голосе оставляют в душе девушки смутную тревогу.

Эрик не знает о том, что когда-то Кристина и Четыре были друзьями. Соглашаясь уехать с ним из Чикаго, Кристина ничего не рассказала о трагедии, случившейся с ее подругой. Она хотела оставить боль в городе, из которого уезжала, похоронить вместе с воспоминаниями. Тогда Кристина не понимала, что это её часть. А от самой себя скрыться и убежать невозможно.

— Мы просто разговаривали! — возмущается Кристина.

— Я не хочу, чтобы ты «просто разговаривала» с ним! — Эрик ненавидит и презирает Четыре, вечного номер один. И видеть свою жену рядом с ним — ну уж нет.

— А я не хочу больше оставаться здесь!

— Тебя здесь никто не держит! — со злостью шипит мужчина. Кристина сверлит его не менее злым взглядом, а потом разворачивается и идет прочь. Эрик не собирается останавливать жену. Вспышки ссор для них обычное дело. Останавливать Кристину нет смысла, она все равной уйдет. Потом успокоится, вернется, и все будет как прежде.

Кристина идет к выходу из ресторана и мысленно просит Эрика остановить ее. Девушка понимает, что эта ссора — что-то иное, не как обычно. Не то место, не то общество. Вокруг Чикаго. Все здесь пропитано Трис и болью от ее смерти. Кристина выходит на улицу и идет прочь от ресторана. Куда подальше от мужа, друга, погибшей подруги, проклятого города и от самой себя. В мыслях возникает образ тех голубей на памятнике Трис. Кристине хочется быть свободной от всего этого груза на её плечах. Если бы она могла так же уйти от боли, закрытой на замок в глубинах ее души и отчаянно рвущейся наружу. Если бы она могла хотя бы плакать... Но слез нет.

Вечер на удивление прохладный для такого знойного дня. Ветерок касается обнаженных плеч девушки. Кристине холодно. Сумочка с деньгами и телефоном осталась в ресторане. До отеля еще идти и идти, а каблуки ее туфель невероятно высокие. Но Кристине все равно.

Она сбежала от мертвой Трис, как последняя трусиха. Она бросила Уилла, которого любила, бросила Четыре, нуждавшегося в ней. Она жалкая трусливая эгоистка и Кристина ненавидит себя за это.

— Девушка, вас подвезти? — мужской голос резко выдергивает девушку из укоряющих мыслей. Она оборачивается. Светловолосый парень кажется ей знакомым. Его черный Камаро знаком до боли.

Воспоминания охватывают девушку. Две машины, мчавшиеся вровень. Черный Камаро и ярко-красный Випер. Випер вдруг дергается влево, не вписывается в поворот и летит с дороги. Огненным пламенем* переворачивается, и песок летит из под машины.

Кристина с ужасом смотрит на черный Камаро, притормозивший рядом с ней, и вдруг бросается прочь. Каблуки мешают передвигаться так быстро, как ей того хочется. В голове пульсом бьется только одна мысль — Прочь! Прочь! Прочь!

— Кристина! — Питер с легкостью догоняет девушку и останавливает, поймав за локоть.

— Отпусти! Я ненавижу тебя! Убийца!

— Я не убивал ее! Моя машина не касалась ее тачки! — Питер крепко держит Кристину за плечи. Ей не вырваться и не убежать. — Четыре знает об этом! Ее машина была неисправна! Трис знала! Он знал! Я не виноват!

— Пусти... — тихо просит Кристина. Пальцы Питера оставят следы на ее плечах. Воздуха не хватает. В его слова слишком сложно поверить.

— Пойдем, я отвезу тебя, — Питер не спрашивает, что делает Кристина одна посреди ночной улицы, что она вообще делает в Чикаго. Его поражает ужас в зеленых глазах девушки, когда она оборачивается и видит Камаро.

Перед Питером кто угодно, только не та девочка, что была его принципиальным соперником пять лет назад. В глазах той Кристины ярким огнем горел азарт, жажда скорости. А колкости так и сыпались с острого язычка.

Взгляд этой девушки потух, она сломлена. И дело не в ее подруге. Кристина сама лишила себя того, что ей нужно больше воздуха. Сама загнала себя в клетку и теперь медленно умирает внутри. Гниёт в четырёх стенах воображаемой коробки.

Прошлую Кристину Питер ненавидел за то, что какая-то девчонка с легкостью умела обходить его. Эту девушку в красивом платье и с дорогими украшениями на шее, но без огонька в глазах, Питеру искренне жаль.

— Где ты живешь?

— В Плазе, — Кристина смотрит на Камаро. Бояться машины глупо. Это всего лишь груда металла, — ладно, отвези меня, — сдается девушка. Она не пойдет на поводу у страха.

Кристина откидывается на спинку сиденья и закрывает глаза. Питер молча ведет машину. Он не говорит с пассажиркой и полностью сосредоточен на дороге. И правильно. Даже если он не толкал Трис... Он — это Питер, который никогда не играет по правилам. Он не знает, что такое честность.

Нужно было вспомнить об этом раньше. Открыв глаза, Кристина вдруг понимает, что Чикаго остался позади. Они не в городе. Эта дорога хорошо знакома девушке. Даже спустя пять лет она помнит каждую выбоину и каждую ямку в асфальте.

— Выходи из машины, — приказывает Питер, открыв дверцу справа от девушки. Кристина понятия не имеет, для чего он привез ее сюда, но подчиняется.

— Идем, — голос мужчины звучит мягко, но его ладонь крепко сжимает ее руку. Питер подводит девушку к водительскому сиденью.

— Нет! — Кристина вдруг понимает, что он задумал. — Нет! Нет!

— Садись! — Питер кричит на нее и силой вынуждает сесть за руль. Руки девушки невольно сжимают кожу, еще теплую от его рук. Она не делала этого пять лет. Она просто не может.

— Поехали, — говорит Питер, садясь на пассажирское сиденье, — только туфли сними.

— Что? — Кристина ошарашенно смотрит на мужчину, не понимая, причем тут туфли. Но потом до нее доходит. Он хочет, чтобы Кристина проехала по этой дороге.

Нет! Ни за что! Ее всю трясет от ужаса и страха, нервы на пределе. Еще немного, и девушка будет кричать. Эмоции бьются фонтаном в груди и просятся наружу. Костяшки пальцев бледнеют от того, что пальцы слишком сильно вцепились в руль.

Кристина снимает туфли и закидывает их на заднее сиденье, не глядя. Босыми ступнями она ощущает педали. Педаль газа длиннее других двух, и ступня Кристины повторяет ее форму. Вторая ступня отыскивает сцепление и вжимает до упора в пол. Кристина газует, стрелка на тахометре стремительно проходит полукруг, и мощный мотор Камаро надрывисто ревет, недовольный, что его прогоняют впустую.

Раньше Кристина обожала этот звук. Теперь он только пугает до дрожи во всем теле.

—Давай, Крис, ты сможешь, — тихо говорит Питер. В это сложно поверить. Эти слова должны принадлежать Эрику, Уиллу или Четыре. Но не жалкому подонку, нещадно подрезавшему ее на поворотах сотни раз.

— Поехали, — снова повторяет Хейес, кладет руку Кристины на рычаг и включает первую передачу.

«Просто сделай это!» — приказывает себе Кристина и легонько газует, медленно отпуская сцепление. Она ждет привычного толчка, но вместо этого Камаро рассерженно глохнет.

Ее движения были слишком быстрыми. Ноги все забыли. Это открытие неприятно поражает девушку. Водить — это как дышать. Как же она могла все забыть?!

Питер подбадривает ее, но вторая и третья попытки проваливаются. На четвертой машина дергается с места и тут же глохнет. Кристина забывает о страхе. Сдвинуть с места эту упертую тачку теперь уже дело принципа.

Наконец, Камаро едет. Кристине хочется смеяться, но вместо этого она сосредоточенно переключает передачи. Каждый раз Камаро протестующе дергается, но больше не глохнет и слушается своего непутевого водителя. Кристина вспоминает давно забытые ощущения. Как же это приятно...

Пока вдруг совсем близко не отказывается тот проклятый поворот.

Улыбка сходит с лица девушки. Она снова видит вперед красный Випер. В ушах звенит крик Трис. Это нереально. Это было давным давно. Но разбивающаяся машина подруги — эта картина застыла перед глазами.

— Тормози! — орет Питер, хватаясь за руль. Он резко выкручивает вправо, а Кристина бьет по тормозам, вдруг осознав, что едва не вылетела с дороги.

Вслед за Трис.

Эта мысль убивает все удовольствие, которое она успела получить. Эта мысль убивает Кристину. Девушка выскакивает из машины, но Питер быстро догоняет ее.

— Она мертва, Крис! — глаза у него светло-зеленые. У Трис были похожие, замечает вдруг Кристина. — А ты нет! Ты жива! В чем дело?! Почему ты хоронишь себя вместе с ней?

— Я должна была ехать в том круге. Уилл еще не приехал, а я хотела дождаться его. Трис вызвалась поехать вместо меня и взяла мою машину. Это я должна была умереть, понимаешь? Я, а не она! — мысль, съедавшая изнутри эти долгие пять лет, впервые вырывается наружу. Кристина слышит свои же слова, но они как будто чужие.

— Нет, девочка моя, — Питер вдруг обхватывает лицо Кристины широкими ладонями, заставляя ее смотреть ему в глаза, — здесь ты не права. У каждого своя судьба! — так много вины и боли в зеленых омутах. Невыносимо глядеть в них и видеть все это.

Питер подается вперед, прижимая Кристину к капоту машины, и целует ее. Девушка слишком ошеломлена, чтобы оттолкнуть его. Разум твердит, что нужно сделать это, но Кристина позволяет языку Питера ласкать и исследовать ее рот, а его рукам гладить ее бедра, бесстыдно задирая платье вверх.

Это неправильно. Так лечить ее он не хотел.

— В машину, — Питер отпускает Кристину и возвращается за руль. Она поправляет платье, отыскивает на заднем сиденье туфли, и садится рядом с ним. На обратном пути оба молчат.

Дни похожи один на другой. Четыре готовится к поединку. Эрик готовится к поединку. Питер думает о Кристине, а Кристина думает о Питере.

Она не понимает, почему он помог ей. И уж тем более — почему поцеловал. Кристина вспоминает, как они впервые встретились семь лет назад. Оба еще были учениками старшей школы, но катались на тачках, подаренных родителями. Он уже тогда был победителем, а девчонка на точно таком же авто — новеньком Ченджере — впервые приехала на уличные гонки и тут же заявила, что сможет победить его.

Кристина сделала это только по одной причине — чтобы сбить спесь с самодовольного красавчика. Питер посмеялся над ней, но вызов принял. И она действительно победила его.

Следующую гонку выиграл Питер, подрезав девушку на повороте. После финишной черты она так и рвалась накинуться на него с кулаками. Но Питер только смеялся над злостью Кристины. Потом таких стычек было еще множество. Они отчаянно ненавидели друг друга и каждый отчаянно желал победы. Каждую их гонку Питер помнит наизусть. И помнит вкус губ Кристины. Её манящий аромат и нежный шелк смуглой кожи. Кристина нравится Питеру. Нравится уже давно. И ее образ не по силам стереть ни одной из его любовниц. Победы на трассе он вырывал у нее не раз. Питеру всегда нужна была другая победа.

Кристина много гуляет по городу. На ее шее фотоаппарат, а улицы вокруг все те же, по которым они гуляли с Трис, будучи десятилетними девочками или пятнадцатилетними подростками.

Бар на их улице, где подруги впервые напились — в пятнадцатый день рождения Трис. Миллениум-Парк, где девушки встречались с Уиллом и Четыре, сбегая со школьных занятий.

Чикаго пропитан воспоминаниями, но они больше не душат Кристину. Что-то внутри нее изменилось. Она снова хочет за руль.

Кристина хочет рассказать обо всем Эрику, о Трис, о гонках, но все его мысли о поединке и только о нем.

Кристина хочет прийти к Питеру и попросит его помочь, но не решается. По ночам ей снится поцелуй и ласки мужчины. И даже Эрик — ее муж — не может стереть эти воспоминания из её памяти. Эрик ни о чем не догадывается, а Кристине кажется, что она предает его. Она запрещает себе думать о Питере.

Он появляется на пороге ее номера неожиданно. Питер заносит руку, чтобы постучать, а Кристина открывает дверь, чтобы выйти из номера и отправиться поддерживать мужа в самый важный для него день.

Питер впивается в девушку своими светло-зелеными глазами, и Кристина сразу понимает, зачем он пришел.

Эрик уже на ринге. Его соперник в противоположном углу ставит защиту на зубы. Эрик поправляет перчатки. Может, Четыре и был непобедимым раньше. Но только не сейчас. Мужчина бросает быстрый взгляд в первый ряд зрителей. Спонсоры кивают ему и улыбаются. Только вот одно кресло пустое.

Красное платье летит к ногам Кристины, Питер гладит спину девушки, вдыхая сладковатый запах ее волос.

— Не надо, Питер... — слабо просит Кристина, теряя остатки разума, когда широкие ладони забираются под кружево бюстгальтера, касаясь нежной кожи. Питер разворачивает девушку к себе и жадно целует в губы, заставляя замолчать.

Первый раунд. Оба противника уже выросли из того возраста, когда эмоции брали над ними верх. По крайней мере, так думают они оба. Эрик и Четыре не торопятся нападать и боксируют, пытаясь задеть друг друга кулаками в боксерских перчатках. Вальяжное настроение исчезает, когда синяя перчатка Четыре сталкивается со скулой Эрика.

Кристина утопает в мягких простынях и в страстных ласках Питера. Он целует внутреннюю сторону ее бедер и поднимается выше. Когда мужчина касается языком самого потаенного уголка женского тела, Кристина со стоном произносит его имя. Она больше не просит его остановиться. Теперь сама мысль об этом нереальна. Она хочет Питера каждой клеточкой тела. Питер хочет Кристину до боли.

Пятый раунд заканчивается, когда спина Четыре встречается с полом ринга. Рефери оттаскивает Эрика от соперника. Тот не сразу понимает, что раунд закончен. От былого спокойствия не осталось и следа. Эрик выливает на себя полбутылки прохладной воды. Ее капли смешиваются с каплями пота на мускулистом теле и смывают его. Помощники вытирают кровь с лица мужчины. Он снова отыскивает глазами первый ряд. Кресло Кристины все так же пустует.

«Она уже не придет», — неожиданно понимает Эрик.

— Еще, Питер, еще... — просит Кристина вперемешку со стонами, крепко обхватив ногами его бедра. Внутри неё безумно горячо, а звуки ее голоса сводят Питера с ума. Она ведьма, околдовавшая его своими чарами. Но ее тело — самое желанное, что есть на этом свете. Каждый новый толчок Питера резче и сильнее. Капли пота бегут по загорелой спине. Скорость и машины — то, чем всегда дышал Питер. Сейчас он дышит Кристиной, а Кристина дышит им.

Эрик тяжелее, но Четыре уже в плечах, он легче уходит от ударов. Обманный выпад, который ослепленный яростью Эрик не замечает. Он бросает корпус вперед и вдруг понимает, что Четыре больше нет там, где он был секунду назад. А в следующее мгновение кулак бывшего друга врезается ему в солнечное сплетение. Четыре валит соперника на ринге, и через мгновение тот вскакивает, но раунд уже проигран. Эрик хочет броситься на Итона, но рефери не дает ему этого сделать.

Впереди три раунда. Девять минут отделяют Эрика от самого долгожданного события в его жизни. Стать чемпионом Штатов, победив заклятого друга, чертового везунчика Тобиаса Итона. Четыре. Раунд за раундом все три заканчиваются победой. Рефери вскидывает руку Эрика вверх.

Он победил. Он выиграл у Четыре. Долгожданная победа. Эрик оборачивается и встречается взглядом с бывшим другом. В глазах того больше нет озверелой ярости. На результат и титул Четыре давно уже все равно. Он дерется, потому что на ринге забывает о боли и зияющей дыре в груди. Эрик вдруг понимает, что не чувствует сладкого вкуса такой желанной победы.

Кристина и Питер лежат рядом, откинувшись на подушки. Им обоим все еще тяжело дышать. Им обоим давно уже не было так хорошо. Они оба теперь могут дышать полной грудью. Девушка вдруг осознает, что Питер лежит там, где еще утром находился Эрик, обнимая ее и прижимая к своему сильному телу боксера.

— Крис, — Питер хочет коснуться губами волос девушки, но та отстраняется.

— Уходи, Питер, — тихо просит Кристина, и руки мужчины больше не касаются ее.

Питер молча собирает одежду, одевается и уходит, тихо закрыв за собой дверь. В роскошном номере отеля витает запах секса и чужого мужчины. Предательский запах, но без ощущения горячих рук Питера на теле девушки, ей сразу становится холодно и одиноко.

Она изменила Эрику, предала его. Она больше не ощущает той глухой боли, с которой жила все эти годы.

Кристина отыскивает пульт и включает спортивный канал. О победе Эрика говорят уже вовсю. Он чемпион. Она жена чемпиона.

Нет. Она просто жалкая предательница.

Кристине хочется броситься собирать вещи, но девушка останавливает себя.
Она понятия не имеет, как ей быть дальше. Но две вещи знает точно. Кристина расскажет Эрику всю правду о своей жизни.

И убегать от себя, как пять лет назад, она больше не будет.

Чем больше мы меняем, тем больше все остается прежним. Звучит романтично. Но все это означает, чем больше вещи меняются, тем больше они остаются теми же.