Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

My "dear" relatives



Да, дружище день не задался с самого вечера предыдущей недели. Как раз с того момента, когда позвонила двоюродная сестра и сообщила, что «Никки, наконец, выздоровел и мы можем приехать в гости».
Да, я был несказанно рад.
Вот, стою за кухонным столом и пытаюсь нашинковать капусту, не глядя на полоумную женщину. Не глядя. Не обращая внимания. Стараясь не нервничать. Миссия невыполнима. Знакомо, да?
Стоит себе, поет, не сводя глаз с моих рук.
Что в них не так? Кривые?! Может, из дерева сделаны?! Нет, ну скажи, неужели это так?
С глупым оскалом на лице продолжает петь старую детскую песенку. До тошноты фальшиво. Настолько фальшиво, что, гляди, барабанные перепонки вот-вот лопнут.
Не выдерживаю. Готов закричать, но героически молчу. А вот руки дрогнули.

- Боже мой! Боже мой, Макс! Максик! Ты порезался?! Боги, бедное дитятко! Где у вас антисептик и бинты? Боже, Боже… - начинает верещать она, словно наседка кудахтая вокруг меня. Начинаю закипать.
- Тетя Траст, все в полном порядке! – говорю сквозь зубы, с нажимом.
Показательно слизываю кровь с пальца и продолжаю шинковать капусту.
- Все же, нужно обработать… - никак не угомонится тетя.
Продолжаю молчать и до скрипа сжимать зубы.

И продолжается всё это вот уже неделю.
Приехали, вроде бы на два дня и одну ночь. Я, даже, поначалу, рад был. Сестру давно не видел, по племяшке скучал, а тетя… ну, тетя – это тетя.
Рад был, счастливо улыбался, играл с Никки. Первый день, второй день, третий…
На четвертый день мысль поскорее свалить в колледж стала навязчивой. Сбежать от этих нудных клуш.
На пятый день раздражать стало все. То, как Никки ест, то, как Лайти вешает белье (кстати сказать, делает она это очень часто – единственную полезную вещь, которую она может сделать в доме – это постирать. Вот и стирает она сутками. Все, что только может иметь намек на грязь. Могу сказать с уверенностью, что капрал Ривай нервно курит в сторонке), то, как тетя Траст дышит. Раздражает абсолютно всё.
И ничего сказать нельзя – мама в родственниках души не чает. А отец… что отец? Против матери не попрешь…

А я едва держусь, чтоб не вспылить. Вроде бы сдержанный по жизни, я становлюсь нервозником, заводящемся с пол-оборота. Стоит только тете открыть рот.
А делает она это по делу и без. Постоянно бормочет странные фразы, читает вслух этикетки от конфет, рассказывает анекдоты. На которые нельзя не улыбнуться. В противном случае начинаются причитания по поводу: «Боже, Максик, в чем дело? Тебе плохо? Чего ты такой сЮрьезный? Неужели девушка бросила?» и бла-бла-бла.
И вот после этой получасовой тирады хочется взвыть, но приходится натянуть на свой кирпич улыбку и скрыться в недрах своей комнаты, где тебя обязательно найдет Лайти или ее ненаглядный сыночек.
Если находит второй, то это, считай праздник. С громкими криками он просто вломится в комнату и потребует PS3. Тут-то отвязаться можно.

Но если придет нерадивая мамаша, то пиши пропало.
Причитания по поводу моей нетрадиционной ориентации будут преследовать тебя до ночи.
«Господи! Да уже мама свыклась с мыслью, что я люблю мальчиков, какого черта ты лезешь в мою личную жизнь?!» - хочу я ответить на ее расспросы, но не могу.
Они ведь гости.
А еще любезная моя сестричка любит привозить вещи своего мужа, которые «малые, не в моде, потерлись, но ты можешь их носить. В колледже офигеют». Все бы нечего, но того самого мужа я выше на голову и крупнее на два размера.
Со вздохом и великой скорбью в глазах, каждый свой приезд, ей приходится упаковывать все три мешка одежды (которую я, естественно, успел перемерить) назад.
Кстати, о муже. Я видел его всего лишь раз – на их с Лайти свадьбе. Он ни разу не появлялся в нашем доме со своей семьей, наверняка отдыхая от родственников. Дружище, имей я такую жену и тещу, я делал бы также.

Братишка Никки – избалованный нарцисс. И ты, пожалуй, уже вспомнил пару-тройку таких знакомых детишек.
Весь мир крутится вокруг Никки, нет никого важнее Никки. Даже чрезмерное внимание тетушки Траст по отношению ко мне - лишь капля мочи туриста в мировом океане.
Никки не ест капусту, не ест картошку, колбасу, сыр, творог, горох, манку и список можно продолжать до бесконечности. Интересно, чем он питается дома, где в холодильнике на пару с протухшим дешевым маргарином повесилась мышь? Загадка природы, не находишь?
Никки не спит днем, не спит ночью. Никогда не спит! Он, кажется, засыпает только тогда, когда счастливое семейство, о Боже, собралось уезжать. Но и тут меня поджидает птица обломинго, ибо «Ничего, пусть спит – уедем завтра». А завтра откладывается на послезавтра и так далее.
Мои гаджеты – гаджеты Никки. Тут без разговоров. Стоит мне только услышать «Ну, неужели, тебе жалко?» и я подаю капитуляцию. В итоге за год я сменил PS2 на PS3, три планшета и восемь телефонов. При этом, не выпросив у предков ни копейки.

Тетушка Траст – это отдельная история. Это настолько мощный раздражитель, что если бы мой гнев можно было преобразовать энергию, то весь мир избавился бы от топливно-энергетических потребностей примерно на сотню-другую лет. Ты спросишь, что не так?
Она читает. Читает вслух, по слогам, при этом шмыгая носом. Читает всякую чушь, прослушав которую я удивляюсь, как в современной прессе вообще такое печатают.
Еще она читает эмблемы. На майках, бейсболках. Читает, а потом расспрашивает значения: «1950. Эта бейсболка выпущена в 1950-ом?».
Она разговаривает. Разговаривает обо всем на свете. Начиная с обстановки на Украине и заканчивая новым телефоном девушки с соседнего квартала.
Она повторяет. Она постоянно что-то повторяет, переспрашивает, уточняет. При этом напрочь отрицает хоть какие-то проявления старческого склероза.
Она спрашивает. Она безумно любит задавать риторические вопросы. Что-то вроде «А оливье заправлять майонезом?», «Мороженое убрать в холодильник?» и ее коронное «Это что, суп?».
Правда, после последней фразы она лишь фыркает с отвращением и начинает готовить заново, пытаясь тем самым научить нерадивую сестренку готовке.

И вот, я из последних сил доживаю эти дни – после сдачи сессии я свалю к чёрту из этого дурдома.
А сейчас меня начинает нервировать даже мама. Знакомо? Ха, еще бы! Только, опасное это дело – не дай бог закричать. От отца потом не хило достанется. Поэтому, стараюсь не пересекаться.

Просто молча, терплю и сваливаю в свою комнату, громко хлопнув дверью…