Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Штыки в землю!

      Декабрь тысяча девятьсот сорок третьего года выдался на редкость холодным. Снега в лесу было едва ли не по пояс, он забивался в сапоги. Идти было ужасно трудно ещё и из-за пронизывающего ветра. Острые льдинки-снежинки норовили попасть в рот, царапали кожу лица, налипали на ресницы. Чёрные деревья без листьев казались жуткими, мёртвыми силуэтами на фоне ослепительно-белого снега. Небо, затянутое серыми тучами, казалось таким низким, что можно его коснуться, стоит протянуть руку.

      Анна еле переставляла ноги. Она устала. Ей надоела страшная, разрушительная война, длившаяся, казалось, целую вечность. Немец был намного сильнее Брагинской и каждый раз побеждал её во всех боях, проливая реки из крови советских солдат. Людвиг прекрасно знал, что он победит. Но зачем ему эта война?

      Анна с болью вспомнила их крепкую и, казалось, нерушимую дружбу. А может и не просто дружбу, а нечто большее? Людвиг так красиво ухаживал. Боссы общались так тесно. Что же произошло? Почему он столь резко изменился?

      Где-то сзади раздался оглушительный грохот. Немецкий снаряд. Анна, громко и пронзительно вскрикнув, упала на колени. Она почувствовала дикую боль, боль своих солдат. Старая рана открылась совсем некстати, от боли невольно потекли солёные слёзы. Окоченевшим без перчаток пальцами, которые плохо слушались Брагинскую, было чертовски холодно. Ветер, казалось, хотел заморозить выступившие горячие капли. Алая кровь капала на снег, входя в контраст с его белизной.

      Анна заметила чей-то до боли знакомый силуэт. Людвиг! Брагинская с неимоверным трудом поднялась, оперевшись на ствол берёзы, неуклюже смахнула слёзы и приготовилась. Нельзя потерять достоинство перед немцем. Ни при каких обстоятельствах.

      - Hände hoch! – твёрдо и жёстко крикнул Людвиг, направив на Анну автомат, - Что ты забыла за линией фронта?!
      - Я пришла с… миром, - Брагинская с трудом выговаривала слова. Язык как будто налился железом. Анна сняла с плеча своё оружие и вонзила его в снег. Штык вошёл туда под углом. Затем она надрывно прокричала, - Штыки в землю! Ты добился своего, чёртов фриц!

      Анна без сил упала на колени и вновь схватилась за кровоточащий бок.

      - Правильное решение. Хорошие девочки получают у меня хорошие подарки, - Людвиг схватил Анну за подбородок.
      Брагинская скривилась не то от отвращения, не то от боли. Во взгляде немца проскользнула жалость. Он вздохнул и тихо спросил, - идти сможешь?

      Не получив ответа, Людвиг со всей бережностью взял Анну на руки. Та прикусила губу, чтобы не вскрикнуть от боли.
      - Не волнуйся. С перебежчиками у нас обращаются хорошо. Тем более, с такими красивыми…

***

      Россия проснулась от того, что кто-то настойчиво тряс её за плечи. С трудом разлепив веки, Анна обнаружила перед собой Америку, ехидно улыбающегося во всё тридцать два зуба.

      - Доброе утро, Брагинская! Ты в курсе, что спать на совещаниях крайне невежливо? – в голосе Альфреда чувствовалось столько яда, что становилось жутко.

      - Кто бы говорил мне о вежливости… - не задумываясь буркнула Россия.

      - Ты правильно сделала, что заснула, ару! – Китай хихикнул, прикрыв рот широким рукавом, - Такого бреда лучше тебе не слушать, ару!

      Америка резко замахнулся на Вана папкой с документами. Тот инстинктивно пригнулся, прикрыв голову руками.

      Совещание возобновилось, но Анна слушала, что называется, вполуха. Её мысли сейчас были далеко. Анна пристально смотрела на Германию, осмысливая происходящее. Её позорный проигрыш оказался лишь сном. Но отделаться от жуткого ощущения того, что он может стать реальностью, пугало Россию.

      Людвиг, судя по всему, заметил, как Анна смотрит на него. Он взял ручку, что-то написал в блокноте и подвинул его к Анне.

      «Что случилось? Ты сегодня сама не своя. Я ведь волнуюсь» - прочитала Россия. Ровные мелкие буквы без наклона, связанные между собой, выдавали в немце человека серьёзного и прагматичного.

      Россия вздохнула и написала ему ответ.

      «Не обращай внимания. Мне просто приснился кошмар» - почерк России был совершенно другим: буквы большие, немного неровные, и не все соединялись между собой. Но самое интересное, все слова были «опрокинуты», что выдавало в Ане недюженное упрямство.

      Людвиг, прочитав ответ, нахмурился и бросил быстрый взгляд на Россию.

      «Дай угадаю. Про нашу с тобой войну?» - Анна рассеянно кивнула, - «Она уже прошла. Тебе не о чем волноваться. Ты давно уже не Советская Россия, а я больше никогда не стану Рейхом.»

      Немец ободряюще улыбнулся. Но Анна так и не сменила печального выражения лица. Людвиг коснулся ладони России. Та, как ни странно не отстранилась, не отдёрнула руку. Лишь как-то грустно улыбнулась и написала в блокноте:
«Ты уже так говорил. Ты уверен, что сможешь сдержать обещание?»

      Немец дрогнул. Он наклонился к России и прошептал:
      - Клянусь…

      Почему-то России вдруг стало очень жарко. На лице проявился румянец. Анна взяла свой блокнот и стала обмахиваться им, чтобы хоть как-то скрыть смущение. Почему она вдруг не смогла сдержать эмоций? Загадка.

      - Поговорим после совещания? За чашечкой кофе, - шепнул Людвиг, нежно погладив Россию по плечу.

      Сердце, казалось, сейчас пробьёт грудную клетку, а сама Анна сгорит от смущения. Диагноз ясен даже ребёнку: любовь. Давно забытое чувство теплилось в сердце Брагинской. Она уже попалась в её сети. Но почему-то захотелось вновь наступить на те же грабли. Лишь бы вновь быть в объятиях немца.

      Именно это чувство было для неё фразой «Штыки в землю». Но зачем думать о последствиях! Не важно, что произойдёт. Даже, если это будет Третья Мировая, даже если она погибнет, сдастся. Не важно! Важна лишь любовь…

      - Д-да… Конечно, - так же тихо прошептала Брагинская.

      Она видела в его глазах ответное чувство. Она не безразлична ему, он не безразличен ей. Значит, никто не сможет помешать Германии и России!