Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

You're my Happy Ending

- Регина! Регина, постой! – закричал Робин, но женщина не останавливалась и даже не обернулась назад. Наоборот, она лишь ускорила шаг, смахивая градом катящиеся из глаз слезы. Холодный ветер резко хлестал по мокрым щекам, но Регина и не пыталась как-то защитить лицо, ибо холод слегка заглушал невыносимую, рвущую на части, боль в сердце. Наверно, именно такую боль испытывает человек перед тем, как рука противника превращает его в прах. Только после этого наступает покой, а ее мучениям, казалось, не будет конца. Регина шагала все быстрее и быстрее, практически переходя на бег, лишь бы не останавливаться, не думать, не видеть перед глазами лицо Робина, кинувшегося к своей жене. В тот момент рухнул весь ее мир, куда после стольких лет она, наконец, смогла открыть двери для любви. Мир рухнул, а она осталась. И сейчас Регина не была уверена, что найдет в себе силы пережить еще одну потерю. Возможно, она больше и не хотела их искать.
Женщина резко дернулась от неожиданности, когда сзади кто-то схватил ее за локоть и развернул к себе.
- Регина! Почему ты не отвечала? – запыхавшимся от бега голосом спросил Робин. – Я еле догнал тебя.
- А нам еще есть о чем говорить? - устало ответила женщина.
- Конечно! Регина, я… - только сейчас он заметил, в каком она была состоянии. Неестественно красные от ветра и слез щеки, мертвенно бледные губы, пустые глаза, - ничего не осталось от сияющей радостью женщины, которая шла с ним за руку всего несколько минут назад. Для Робина появление Мэрион было таким же потрясением, как и для нее, и он не сразу заметил, что Регина ушла. Лишь увидев растерянный взгляд Эммы, Локсли понял, что должна была почувствовать Регина. Пообещав жене скоро вернуться, он быстро выбежал из кафе, надеясь, что еще не слишком поздно догнать королеву.
- Я не понимаю, как это возможно. Я думал, что Мэрион мертва.
- Так и было. Но, путешествуя во времени, мисс Свон изменила прошлое, в котором, очевидно, спасла твою жену и вернула ее в Сторибрук.
Робин молчал, все еще пытаясь осознать то, что произошло.
- Иди к ней и сыну, Робин, - неожиданно мягко произнесла Регина. – Ты заслужил быть со своей семьей.
Она попыталась улыбнуться, но ком в горле мешал ей, поэтому она отвернулась, делая шаг, чтобы уйти. Однако, Робин обогнал ее и стал впереди, положив руки ей на плечи и преграждая путь.
- Все, что я говорил о своих чувствах к тебе – это правда.
- Я знаю. Но это больше не имеет значения.
- Конечно, имеет! Потому что они не изменились, Регина. Просто сейчас я не знаю, что должен делать. Я не думал, что вновь когда-нибудь увижу Мэрион, но она здесь, после стольких лет, и я… я не могу сейчас оставить ее одну. Послушай, - Робин прикоснулся рукой к лицу Регины, заставляя ее посмотреть ему в глаза, - Я должен вернуться, но завтра я приду к тебе, и мы все обсудим. Мы найдем выход, обещаю. Слышишь?
Женщина закрыла глаза, из которых побежали слезы, которые как она ни старалась, не смогла сдержать в себе, и опустила голову вниз; но Робин приподнял ее лицо за подбородок, большим пальцем убирая слезы с ее ресниц.
- Регина?
- Хорошо.
Она шагнула в сторону, обходя его, но он снова остановил ее, взяв за руку.
- Ты ведь не наделаешь глупостей?
- Не волнуйся, я не собираюсь вырывать сердца всем, кто попадется мне на пути.
- Я не за других переживаю, Регина, - серьезно ответил Робин. В его взгляде, ставшим уже родным для нее, все так же отражалась забота и нежность, отчего Регине стало еще больнее, ведь, возможно, она видит это в последний раз. Она тяжело сглотнула и лишь кивнула ему головой, а затем, обернувшись, поспешила уйти домой, где ее как обычно никто не ждал.
Робин еще некоторое время стоял на том же месте, провожая женщину взглядом, а когда она исчезла из вида, стал неторопливо возвращаться в кафе. В течение многих лет он безнадежно мечтал о том, что однажды, придя домой, вновь увидит свою жену, обнимет ее, скажет, как сильно любит и скучает. И вот, наконец, мечта стала реальностью. Так почему же он не сказал ей этих слов?

***
- Робин! Наконец-то! – воскликнула темноволосая женщина, обвивая руками шею мужчины. –Миссис Лукас выделила нам комнату, я уже отвела Роланда спать. А ты куда-то пропал. Идем! – не отпуская его руки, она повела Робина за собой. Поднявшись наверх в номер и захлопнув дверь, Мэрион радостно улыбнулась и снова обняла мужа, сильнее прижимаясь к его груди.
- Я уже не надеялась, что когда-нибудь увижу тебя, - она подняла на него глаза, очерчивая кончиками пальцев контуры его лица. – Я люблю тебя!
- Я тоже, - прошептал Робин, не понимая до конца, отвечает ли он на первую часть ее фразы или вторую.
Мэрион приподнялась на носочки, целуя мужчину в губы, который приобнял ее за талию, не углубляя, однако, поцелуй. Казалось, женщина этого не заметила, но все же ощутила некую отстраненность и растерянность с его стороны. Она не могла понять, что именно было не так, но раньше он целовал ее совсем по-другому.
- Мэрион, - Робин осторожно отстранил жену от себя, - Подожди.
Девушка окинула его взглядом, в котором читалось искреннее удивление.
- В чем дело, милый? Ты будто не рад меня видеть.
- Ну что ты, просто все так неожиданно. Я до сих пор не могу поверить, что ты жива, и что ты здесь.
- Теперь я всегда буду рядом и не отпущу тебя ни на шаг, - игриво улыбнулась Мэрион, вновь потянувшись за поцелуем, но Робин придержал ее лицо в своих ладонях, и несколько секунд всматривался в светящиеся счастьем глаза когда-то любимой женщины. Когда-то? Почему именно это слово всплыло в его сознании? Еще недавно он пожертвовал бы всем даже ради единственной встречи с ней, но теперь все изменилось… Что изменилось? Что он должен чувствовать? Что он чувствует? Робин не мог найти ответы на свои же вопросы, и они тяжелыми оковами ложились ему на сердце.
- Мэрион, - он мягко провел рукой по ее волосам, - Все эти годы я засыпал, представляя твой образ, и просыпался вместе с ним. Твое возвращение – это чудо, и я…
- Ты прав, дорогой, это чудо! – торопливо перебила его Мэрион. - Судьба подарила нам второй шанс, и мы будем счастливы, как прежде.
Робин лишь грустно улыбнулся, понимая, что как прежде уже не будет. Да и может ли что-то остаться прежним после тридцати лет разлуки?
- Что происходит, Робин? – наконец, не выдержала женщина. – Сначала ты оставил меня одну в кафе, теперь ведешь себя так, словно я чужая. Куда ты ходил? Я заметила, какой у тебя был расстроенный вид, прежде чем ты выбежал за дверь.
- Мне нужно было поговорить с ней, - обронил Робин. Он ни разу в жизни не лгал своей жене и сейчас не собирался этого делать, хотя прекрасно осознавал, что его слова причинят ей боль.
- С кем?
- С Региной.
- Региной? Со Злой королевой?
- Она больше не Злая королева, Мэрион. Она изменилась, она спасла всех нас, и мы…
- Вы что? – дрожащим, но настойчивым голосом, спросила Мэрион.
- Мы сблизились.
Онемев от неожиданности, и не веря своим ушам, женщина молча ждала продолжения.
- У нас появились чувства. Мы оба многое пережили и смогли найти друг в друге поддержку и понимание.
- Хочешь сказать, - Мэрион с трудом произносила слова, - ты влюбился в нее?
- Да, - вырвалось у Робина, - То есть, я не знаю, я… - он уже пожалел о своем решении начать этот разговор прямо сейчас, увидев, насколько сильно его ответ ранил Мэрион. Она дернулась назад, словно от удара, и непременно упала бы, если бы сильные руки мужчины не подхватили ее и не посадили на диван.
- Я был уверен в своих чувствах к Регине, впервые за долгий период времени я поверил, что вновь могу быть счастливым с кем-то кроме тебя. Но ты вернулась, и я люблю тебя, всегда любил… Боже! – Робин на секунду закрыл глаза, потирая рукой переносицу. - Я не хочу причинить боль ни одной из вас. Мэрион! – он слегка потряс девушку за плечи, так как та, находясь в глубоком шоке, неподвижно смотрела в одну точку на полу.
- Робин, пожалуйста, скажи, что это шутка, - подняла на него полный слез и мольбы взгляд Мэрион. – Ты ведь не серьезно?
- Мэрион… - начал было Робин, но по выражению его лица она уже поняла, что все действительно так, и отчаянно замотала головой, будто пыталась отогнать кошмарный сон.
- Нет! Нет! Ты понимаешь, что говоришь о Злой королеве? О Злой королеве, Робин?! – вскричала Мэрион, поднимаясь на ноги.
- Злая королева в прошлом, сейчас она просто Регина. Если ты лучше узнаешь ее, то поймешь, как сильно она изменилась.
Мэрион вдруг резко и нервно рассмеялась, выплевывая слова ему в лицо:
- Узнать получше? Просто Регина? Она ведьма! Ведьма, разрушившая тысячи жизней, и нашу в том числе! Как ты можешь защищать ее? Может, она околдовала тебя? Точно! Скорее всего, так и есть! Нужно что-то сделать… - у женщины начиналась истерика, и Робин поспешил притянуть ее к себе, успокаивающе гладя по спине.
- Тише… Тише… Я не нахожусь ни под какими чарами. Мэрион, мне так жаль, правда! Но все реально, мои чувства к тебе и к ней, они настоящие. Мы во всем разберемся, все будет хорошо. Все будет хорошо, - повторил он, не зная, старается ли убедить в этом ее или себя.
- Папа? Что случилось? Вы кричали, и я испугался, - детский голосок заставил их обернуться.
- Роланд, ничего не случилось, милый, - Робин подошел к малышу и поднял его на руки. – Мы просто громко разговаривали. Прости, что разбудили тебя.
- Пойдем, я снова уложу тебя в кроватку, - сглотнув слезы, улыбнулась сыну Мэрион.
Роланд сначала посмотрел на отца и, когда тот ободряюще кивнул ему в ответ, протянул ручки к матери.
- А когда мы пойдем к Регине, папа?
- Сегодня уже поздно, милый, - быстро ответил Робин, увидев, как напряглась Мэрион.
- Но завтра мы ведь сможем пойти, да? – не отставал Роланд. – Ты же обещал, что мы проведем целый день вместе. Регина сказала, что знает много интересных историй, а еще она купит мне мороженое, и подарит игрушку, и…
- Я тоже могу рассказать тебе сказку, Роланд, - прервала сына Мэрион. – Хочешь?
- А ты умеешь? – спросил мальчик, но тут же снова повернулся к отцу, не дожидаясь ответа. - Только ты не забудь, папа. Регина будет нас ждать.
- Я не забуду. Но сейчас тебе пора спать. Спокойной ночи, дорогой, - Робин поцеловал мальчика в лоб и слегка сжал руку Мэрион. – Мы можем поговорить утром. Роланду нужен отдых.
- Да, поговорим утром, - тихо произнесла женщина и скрылась за дверью спальни, откуда еще некоторое время доносился звонкий голос Роланда.
- Ты тоже можешь пойти с нами, если хочешь. Регина такая хорошая. Когда мы были в лесу, она защитила меня от летающей обезьяны и превратила ее в игрушку, представляешь?
Робин невольно улыбнулся, вспоминая, как Роланд без умолку рассказывал всем эту историю и отказывался ложиться спать без своей обезьянки. Затем мужчина устало опустился на диван и закрыл глаза. Как правильно поступить? Есть ли верный выход из этой ситуации? Ведь в любом случае кто-то будет страдать. Один из двух самых близких ему людей. И он будет ненавидеть себя за это.

***
- Ты нужен мне, Робин, - пристально смотрели на мужчину шоколадного цвета глаза, а руки женщины нежно легли ему на плечи. Он уже хотел потянуться, чтобы ощутить мягкой шелк ее кожи, но она вдруг громче и более резко повторила:
- Робин! Ты нужен мне. Робин!
Он поднял веки и к своему разочарованию увидел, что уже другие глаза внимательно следят за его пробуждением.
- Мэрион? Что такое?
- Роланд. У него жар. Он весь горячий и зовет тебя.
- Да, конечно, я иду, - беспокойно поднялся на ноги Робин и поспешил в комнату, где спал его сын.
- Хэй, малыш, что случилось? – ласково прикоснулся мужчина ко лбу мальчика, ощущая капельки пота на своей ладони.
- У меня болит голова, - пожаловался Роланд, обвивая руками шею отца. Робин взял его на руки и посадил к себе на колени, положив голову ребенка к себе на грудь.
- Ничего, она скоро пройдет. Ты, наверно, простудился вчера. Как тогда в лесу, помнишь, мы купались в озере, а на следующий день заболели.
- Да, - потянул мальчик, - и ты тоже.
- И я тоже, - улыбнулся Робин, вызывая ответную улыбку Роланда. – Но было весело, правда?
- Ага! Но потом ты заставил меня пить противную жидкость, - поморщился ребенок.
- Не переживай, в этот раз не будет ничего противного. В этом мире с лекарствами намного легче. Я сейчас схожу в аптеку и принесу все необходимое.
- Нет! Не уходи!
- С тобой останется мама, Роланд. И я быстро вернусь.
- Нет, нет, я хочу, чтобы ты остался, - заплакал мальчик, сильнее прижимаясь к отцу.
- Мэрион, - растеряно посмотрел на жену Робин.
- Я сама схожу, - кивнула она в ответ. – Спрошу у миссис Лукас, думаю, она мне подскажет.
- Хорошо. Ему просто нужно время, чтобы привыкнуть к тебе.
- Я знаю, - просто улыбнулась Мэрион и закрыла за собой дверь.

      Таблетки сбили температуру, и Роланд крепко спал между лежащими рядом с ним родителями. Мэрион аккуратно убрала прядь волос, упавшую мальчику на лоб.
- Он такой красивый, - не отрывая взгляд от сына, произнесла женщина.
- Да, и очень похож на тебя.
- Знаешь, это так странно, для меня ведь прошло совсем немного времени с тех пор, как я его видела в последний раз, но, кажется, я пропустила огромную часть его жизни.
Сердце Робина на секунду кольнуло сострадание, и, взяв жену за руку, слегка сжал ее в знак поддержки.
- У вас все наладится, Мэрион. Ты его мать, и этого ничто не изменит.
- Я хочу, чтобы у нас всех наладилось, - прошептала она, накрывая его руку своей ладонью.
- Мэрион… то, о чем мы говорили вчера….
- Нет, постой, давай не будем обсуждать это сейчас. Давай просто побудем вместе с нашим сыном. Пожалуйста. Может, ты расскажешь мне что-нибудь о нем? То, что поможет нам сблизиться?
- Конечно. Больше всего ему нравится…
Робин пару часов говорил о Роланде, и мог бы продолжать еще очень долго, но заметил, что Мэрион уснула. Сам он еще некоторое время молча смотрел на спящую жену и сына, а затем аккуратно поднялся и, стараясь не шуметь, вышел в коридор.
Только сейчас Робин заметил, что их номер был как раз в той части коридора, где они с Региной целовались, когда он провожал ее к Чармингам. Несмотря на ситуацию с Роландом, он целый день не переставал думать о ней. Достав сотовый телефон, он набрал ее номер.
- Регина?
- Да.
От звука ее голоса по телу разлилось приятное тепло.
- Как ты?
- Прекрасно, - прозвучал ответ, который она по инерции сообщала всем, кто сегодня уже успел справиться о ее самочувствии.
- Это ведь не правда?
- Неправда, - выдохнула она.
Только с Робином Регине не казалось нужным возводить вокруг себя стены и надевать маску равнодушия. Ей больно, и она знает, что ему это известно. Потому что она чувствует его боль тоже.
- Регина, у Роланда поднялась температура, и я не смогу сегодня прийти. Мне очень жаль.
- О, я могу чем-нибудь помочь? У меня дома есть лекарства, я могу прислать, если нужно.
- Нет, спасибо, ему уже намного лучше. И знаешь, он спрашивал о тебе.
- Он хороший мальчик, - даже через расстояние Локсли почувствовал, что она улыбнулась. – Я скучала по нему.
«И по тебе» - срывалось у нее с языка, но все же Регина промолчала. Она не хотела давить на Робина, вызывая в нем чувство жалости или долга. Как бы трудно ей сейчас не было, как бы сильно ни хотелось ей вновь ощутить его горячее дыхание на своей коже и утонуть в его крепких объятиях, она не допустит, чтобы мужчина, засыпая рядом с ней, думал о другой женщине. Больше никогда.
Воцарилось молчание, когда каждый из них пытался сказать что-то важное, но не мог подобрать слов.
- Робин, - наконец, первой нарушила гнетущую тишину Регина. – Если ты хочешь остаться со своей семьей, то прошу тебя, оставайся. Поверь мне, я рада за тебя. Ты получил свой второй шанс, свой счастливый конец. Просто это не я.
- Это ты, Регина, - твердо произнес Робин. – Вчера, когда я вновь увидел Мэрион, я запутался в своих чувствах, но сейчас я точно знаю, что смогу быть счастливым только с тобой. Я всегда буду любить свою жену, но теперь только как мать моего сына. Слишком много времени прошло, и я уже отпустил ее, отпустил навсегда. Когда я смотрю на Мэрион, то вижу прошлое. Оно прекрасно, но все-таки, это прошлое. А представляя свое будущее, лишь один образ возникает передо мной и рядом со мной – твой, Регина.
- Ты уверен? – тихо вымолвила женщина.
- Уверен. Завтра утром я поговорю с Мэрион и попытаюсь все ей объяснить.
- Будет нелегко.
«Ты даже не представляешь, насколько», - отметил про себя Робин.
- Знаю. Но это нужно сделать, я не могу обманывать Мэрион и давать ей ложные надежды. Она не заслужила этого. Но потом я сразу приеду к тебе, ты ведь все еще будешь меня ждать?
- Конечно, - улыбнулась Регина, и если бы Робин был сейчас рядом, то увидел бы, как слезы двумя дорожками покатились по ее щекам.
- Повтори это.
- Я буду тебя ждать.
- Верь мне, Регина, у нас все будет хорошо. Мы со всем справимся. Вместе.
- Я верю. Ты знаешь, тебе я доверяю, как никому другому.
- Тогда до завтра, и…. спокойной ночи.
- Спокойной ночи, Робин.
      Отключив телефон, Локсли откинулся назад и прислонился головой к стене, собираясь с мыслями. Больше всего на свете ему хотелось сейчас же помчаться к Регине, ощутить вкус ее поцелуя, сжать хрупкое тело королевы в своих руках и шептать, что больше никогда не оставит ее одну. Жаль, что ему суждено обрести счастье лишь после того, как разобьет сердце другой женщине, которую поклялся когда-то защищать от любых невзгод. Погрузившись в раздумья, Робин не заметил, что на самом деле, уже сделал это, что по обратную сторону двери девушка отчаянно сжимала пальцы в кулаки, впиваясь ногтями в свою кожу, чтобы не закричать от боли, которая душила ее, перекрывая воздух к легким. Это несправедливо. Она прошла сквозь ад, чтобы вернуться к своей семье, к Робину, а он хочет уйти от нее. Весь день Мэрион избегала разговора с ним, надеясь, что проведя время вместе, он сам вспомнит, как сильна их любовь; и на какое-то время, лежа рядом с ним и сыном, она поверила, что все наладится. Но это оказалось ложью, иллюзией, которую она сама придумала. Чертова ведьма! Это она во всем виновата! Мэрион задыхалась от ярости и обиды. Как он мог предпочесть ей Злую королеву? Нет, так не бывает. И не будет. Она не допустит этого. Женщина начала успокаиваться, вытирая слезы тыльной стороной ладони. Она прошла в ванную комнату и включила воду, чтобы привести себя в порядок. Возможно, ее соперница и Злая королева, но и она способна побороться за то, что принадлежит ей. У ведьмы есть магия, - думала Мэрион, - поэтому нужно придумать что-то, что не будет угрожать собственной жизни. Несколько минут она сосредоточенно всматривалась в висящее над раковиной зеркало, а затем ее отражение украсила еле заметная улыбка.

***
Дверь со скрипом отворилась, и, оглядевшись предварительно по сторонам, женщина вошла внутрь, с интересом озираясь вокруг. В помещении было сумрачно, лучи еще только зарождавшегося солнца еле просачивались сквозь темные занавески, скрывающие окна. Она медленно прошла вперед, рассматривая расположенные на полках различные предметы, и вздрогнула от неожиданности, услышав за спиной глухой голос:
- Чем могу помочь, дорогуша?