Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Sensuality

      Ещё один довольно насыщенный день заканчивает своё существование. Чанхи как раз досматривает серию новой, но не слишком интересной драмы, сидя на диване в зале общежития, как наушник бесцеремонно вырывают из его уха и, обдавая дыханием, тянут так жалобно и просяще:

      - Хёооон, сделай мне массаж, а? Я сегодня так устал на тренировке, - и в поле зрения появляются щенячьи глазки макнэ. Знает ведь, что старший перед ними не может устоять.
      - Ладно уж, - сдаётся тот, хотя и сам ужасно устал. - Только сначала иди в душ. Потом приходи ко мне в комнату.

      Чанхи, выключив недосмотренные шесть с половиной минут, удаляется к себе, находит на полке крем для массажа, убрав подушки на комод, поправляет кровать и разминает руки. Давно он не делал массаж, пальцы могут быстро устать.

      Чжонхён с ещё влажными волосами и без футболки, только в одних шортах да с полотенцем в руках, зайдя в комнату, тут же без всяких указаний проходит к кровати и валится на неё. Старший так же молча наблюдает за ним - видно, что тот устал, нужно помочь ему расслабиться.

      Закрыв дверь на замок, чтобы никто не врывался, не язвил и не комментировал, а одногруппники могут, хоть и в общаге, кроме них с младшим, сейчас всего двое, перестраховаться стоит, Чанхи, выдавив добрую порцию крема, растирает её между ладонями, согревая, подходит к макнэ и садится на его бёдра.

      - Руки по швам, - командует старший и размазывает крем по спине, попутно чуть надавливая и разминая.

      У младшего хорошая кожа, её очень приятно касаться. Чанхи, предвкушая приятное времяпрепровождение, берётся за дело. Ладонями сначала чуть разогревает кожу, проводя по спине снизу от крестца вверх мимо лопаток к плечевому суставу. Затем разминает, сжимает своими невозможными пальцами усталые мышцы вдоль позвоночника, сами лопатки, такую чувствительную поясницу, щекотные бока, затем, едва касаясь, словно через ауру медленно, проходится ладонями по коже, вырывая у Чжонхёна стон.

      Чувствуя, что пальцы уже устали, старший трясёт ладонями, и снова опускает их на спину, растягивая кожу от позвоночника к бокам. Очень приятное действие, которое сопровождается очередным стоном макнэ.

      Шлёпнув резинкой шорт, снимает их и принимается за самую обильно снабжённую мышцами часть тела. Здесь можно не церемониться, а размять интенсивно, словно тесто, даже пуская в ход костяшки и рёбра ладони, но младшему только в удовольствие. Натруженные ягодицы явно начинают чувствовать себя лучше, а разогнавшаяся кровь быстрее несётся к сердцу, становится легче и всему телу, Чжонхён и не знал, что массаж пятой точки настолько приятен и действенен.

      Чанхи вспоминает, что нужно было начинать с ног, потом уже ягодицы и спину массировать, но спина младшего была слишком уж манящей, так и хотелось поперекатывать тугие мышцы между пальцами, ощутить, как они расслабляются от его усилий. Ну и конечно же аппетитный зад, настолько аппетитный, что Чанхи не удерживается и прикусывает кожу прямо под ямкой от крестцовой кости, Чжонхён дёргается и приподнимается, удивлённо смотря на старшего.

      - Лежи смирно, - припечатывает ладонью по пояснице старший, макнэ послушно ложится.

      Старший стягивает шорты совсем, решая заняться бёдрами.

      - Эй! - вскрикивает Чжонхён.
      - Тссс, я что тебе сказал, - отвечает Чанхи, коварно улыбаясь.
Младший снова утыкается головой в матрац, опять отдаваясь во власть старшего.

      Тот, немного спустившись вниз, на голени Чжонхёна, раздвигает бёдра обеими руками, чуть нажимая, проводит вверх от коленных суставов до ягодиц, снова и снова, разогревая кожу, затем разминает ладонями боковые части бёдер, поглаживает, пошлёпывает. Чжонхён снова не удерживает стоны, слишком уж приятно.

      Тело младшего такое красивое, такое рельефное, что тактильная тяга Чанхи увеличивается в разы, хочется трогать, гладить, мять, тискать. Старший чувствует, что невольно возбуждается. Но нельзя, Чжонхён же совсем ребёнок, их макнэ, его макнэ… его.

      Чанхи ещё раз шлёпнул младшего, приходя в себя, на этот раз не рассчитав силу.

      - Ай!
      - Извини. Случайно. Так, хорош, поворачивайся.
      - А ты там уже всё? Может, ещё помассируешь, голени там, ступни.
      - В следующий раз, поворачивайся.
      - Нет! - как-то слишком высоко пискнул макнэ, когда Чанхи, привстав, силой поворачивает его на спину, и стыдливо прикрывается руками.
      - Да ладно тебе, мы же сколько раз мылись вместе, что я там… не видел…, - да, старший этого действительно пока не видел. Стояк младшего. – Оу. Держи, прикройся, - протягивает полотенце младшему Чанхи. Чжонхён, скомкав, кладёт его на свой пах тряпку, но всё равно заметно, как он возбуждён. Младший краснеет и отворачивается.

      Старший судорожно вздыхает, по самообладанию вмиг пошли огромные трещины.

      Макнэ ведь уже совершеннолетний, так?

      Чанхи, как ни в чём не бывало, решает продолжить массировать. На очереди грудная клетка. Как и всё остальное у младшего, она тоже восхитительна, с маленькой ложбинкой в середине. Сглотнув, старший снова садится на его бёдра и принимается разогревать кожу, действовать надо аккуратно и осторожно, проводить только в середине и вверху параллельно ключицам, но руки то и дело соскальзывают к соскам, заставляя младшего жмуриться и закусывать губы.

      - Не напрягайся, это же расслабляющий массаж, - шепчет Чанхи.

      Но кого он обманывает? Какой же это расслабляющий, когда оба уже возбудились, старший вдруг чувствует своё напряжение в брюках, а кровь уже в слишком большом количестве отлила от головы, что значительно мешает думать адекватно.

      Самообладание крошится ещё сильней, грозя разбиться совсем. А мысль остановиться так и не возникла в его сознании.

      Чанхи переходит на живот, но только поглаживает его, забывая, что же делать дальше. Кожа макнэ горячая, чуть влажная от пота. Старший проводит пальцами по низу живота рядом с полотенцем и предплечьем задевает член младшего. Чжонхён дёргается, простонав.

      И самообладания Чанхи остаётся только мелкое крошево, которое тут же сдувают совсем другие эмоции.

      Он вырывает полотенце из рук младшего и швыряет на пол, тянется к дрожащим губам. Целует самозабвенно, глубоко, немного мокро, но это совсем не портит. Макнэ отвечает так же неистово, хоть и немного неумело. Обнимает за шею, постанывает, трётся. Ему хочется, хочется большего.

      На ласки Чанхи почти не тратит времени, только проходится губами по соблазнительной ложбинке, прессу и низу живота. Обхватывает рукой член младшего. Чжонхён опять судорожно вздыхает.

      Старший уже совсем слетает с катушек, раздвигает ноги младшего, чуть приподнимая бёдра. До одури хочется внутрь, хочется заставлять стонать и наслаждаться, хочется не причинять боли совсем, но это вряд ли возможно. Ведь у Чжонхёна точно никого не было.

      Чанхи ищет хоть какую-то смазывающую субстанцию, сейчас особо не до церемоний, а смазкой он, естественно, не обзавёлся, кто ж знал, что она когда-либо понадобится. Поэтому массажный крем как нельзя подходит.

      На растягивание старший решает потратить времени побольше, чтобы всё получилось как можно приятнее. Внутри Чжонхёна гладко и необычно, даже пальцам, что же будет, когда он войдёт туда уже не ими…

      Но эту мысль Чанхи приберегает на потом, старательно разрабатывая узкие мышцы.

      Через некоторое время, когда через шум в ушах доносится отчаянное чжонхёновское: «Ну сделай уже что-нибудь!», старший, содрав футболку с себя, закинув левую ногу младшего на своё плечо, приспустив свои брюки, медленно и как можно аккуратней входит в него. И это не похоже ни на какие представления. Макнэ охает и пытается принять позу поудобнее, избавляясь от боли, но та не спешит проходить. И когда ёрзания становятся более интенсивными, Чанхи, положив руки на талию, фиксирует младшего, шепча, что всё будет хорошо, надо только подождать – откуда он это знает, наверное, из каких-то прошлых жизней. Целует щёки младшего, скулы, подбородок, губы. Потом еле слышно спросив: «Можно?», начинает двигаться. Он пытается сделать всё медленно, честно пытается, но как же это тяжело. Поэтому когда Чжонхён расслабляется окончательно, начиная наслаждаться процессом, тяжело дыша, Чанхи, вцепившись пальцами в его бедро, срывается на судорожные быстрые движения.

      Наблюдая за раскрасневшимся лицом младшего, за тем как его грудная клетка поднимается от судорожных вдохов и выдохов, слушая его постанывая, старший делает ещё несколько глубоких толчков и выходит, кончая на покрывало. А после помогает Чжонхёну дойти до оргазма, буквально парой движений.

      Тот кончает бурно и долго, явно, что давно даже сам с собой не развлекался. Может, именно поэтому так возбудился от массажа?

      Чанхи становится неприятно от этой мысли. Но ведь он сам так возбудился только от прикосновений.

      Он ложится рядом с младшим, берёт того за руку и смотрит ему в лицо. Оба до сих пор тяжело дышат, щёки до сих пор алые, и Чанхи вдруг понимает – разве могло быть иначе? Когда-нибудь это бы в любом случае произошло, слишком соблазнителен, чертяка-макнэ.

      Старший хмыкает и ложится на спину, уставившись в потолок.

      Чанхи надеется, что Чжонхён, придя в себя, не размажет его по стене за произошедшее.

      Но тот только произносит:

      - В следующий раз, я тебе буду массаж делать, - и, повернувшись на бок, обнимет старшего за талию, утыкаясь в шею.

      «Непременно», - думает в ответ Чанхи, повернув голову, целуя в висок.