Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Через звезды к себе

Выйти. С прямой спиной, чеканя шаг. И остро сожалея, что нельзя хлопнуть дверью: она была автоматической и с тихим шипением пневматики сомкнулась за спиной сама. Раздражение, ставшее уже привычным спутником, усилилось. Почему мне не везет? Такое чувство, словно вселенная ополчилась против меня. Что же я совершил в своей прошлой жизни такого, за что теперь вынужден расплачиваться? Неужели полтора года практически беспросветного ада – это мало, чтобы искупить свою вину?..
Ладно. Ладно! Самому себе я могу и не врать: существуют поступки, искупить которые нельзя даже за сотню лет. Но, чтобы я ни совершил, кого бы ни обидел, я готов понести наказание, готов извиниться. И вот тут-то на горизонт событий и выплывает моя самая главная проблемка: я, коллапс меня раздери, ничего не помню. Вся моя жизнь, все 27 лет, канули в черную дыру. Это нечестно! Я все забыл. Себя, родных, близких, знакомых, все свои знания и умения. В один я момент я был и не стал.
Многие говорили мне: «Чего ты ноешь? Ты получил шанс начать все с нуля! Не многим так везет, парень! Используй эту возможность на полную катушку». Таким «советчикам» я хочу сказать лишь одно: «Идите метеоритным полем, ребята!». Начинать все сначала хорошо лишь для тех, кому нечего терять. Мне было, что терять.
С прошлой работы меня вышвырнули из-за профнепригодности – я все забыл. Устроиться сразу на новую я не мог: ничего не знал. Потом почти месяц после увольнения провел в социальном реабилитационном центре – изучал всю ту информацию, которую знают даже дети, но которую не знал я. А теперь нахожусь в постоянных поисках нормальной работы и скачу с планеты на планету очень часто. Пришлось посетить уже более десятка звездных систем, побывать на полусотне планет, спутников и станций. И нигде мне нет места вовсе, а иногда колонисты прямым текстом советовали убраться куда подальше еще в порту. Серьезно, люди, что со мной не так?..
Ладно, все былое. И раздражаться не стоит. Тем более на очередной отказ, и, тем более, что здесь я не из-за работы. Просто именно на этой планете прячется один хакер по прозвищу Мастер. Только ради него я тут. А всё остальное – лишь яркая обертка.
Задумавшись, не сразу замечаю, как оказался в огромном помещении холла, у выхода. Замедлив шаг у большой арки, заменяющем в этом металлическом чудище парадные двери, я неосознанно делаю глубокий вдох. Волнуюсь, и даже очень. Кажется, еще и боюсь.
Так, спокойствие. Меня зовут Дархин Фолман, мне двадцать семь лет, день рождения – пятнадцатого мая, рост сто семьдесят шесть сантиметров, вес… э-ээ, вроде семьдесят шесть кг, глаза серые, сам седой, выгляжу как жертва затяжной голодовки, до потери памяти был солдатом из войск быстрого реагирования. Ныне безработный. И ничего не помнящий. Хорошо хоть, деньги есть: за годы службы я заработал преизрядно, а тратить времени не было. Наверно. Так говорят. Надеюсь, я-прошлый не расстроится, если я потрачу их на возвращение своей памяти.
Та-ак! Соберись, Дар. Соберись, ты все помнишь. Главное – свое имя, его ты не потерял, а потом придет и остальное.
Настроив себя таким нехитрым способом, делаю последние шаги и выхожу из офиса очередной колонистическо-местечковой корпорации. Теперь я оказываюсь на улице в окружении стальных блестящих небоскребов, таких же блестящих тротуаров и городского шума. Здешний запах, отдающий ржавчиной настолько, что она чувствуется даже на языке, немного оглушил: в офисе стояли регуляторы воздушной среды и воздух наполнялся искусственным запахом мяты. Но было кое-что еще: кислотно-желтое небо с еле заметными силуэтами двойных звезд, вокруг которых и крутилась эта планетка, - вот оно ошеломляло еще сильнее воздуха. Я здесь уже третий день, а все никак не могу привыкнуть. Мне постоянно кажется, что цвет неба должен быть каким-то другим. Ни желтым, ни сиреневым, ни белым, ни оранжевым, а каким-то другим.
Наверно, я подсознательно хочу увидеть цвет неба своей родной планеты. Каким он должен быть? Пойму только тогда, когда узнаю.
Так, мне нужно такси. Их тут поймать не проблема – пульты вызовов стоят повсюду. Подойдя к ближайшему и набрав нужный код, жду. Недолго: желтый двухместный аэромобиль в черную шашечку опускается передо мной почти сразу после того, как я нажимаю последнюю кнопку. Дверца поднимается вверх, приглашая, и плавно скользит на место, когда я принимаю приглашение и сажусь. Ремни безопасности тут же обхватывают торс, чуть стискивая, а я неосознанно напрягаюсь от вспышки адреналина, выброшенного организмом в кровь. Поборов, хоть и с трудом, желание разорвать ремни и выскочить из тесной кабинки, поворачиваюсь к водителю.
Им оказался затертый до серости, усталый мужчина. На этой колонии развивающегося типа, впрочем, как и на многих других, большинство рабочих мест еще не были заняты автоматикой. Хотя, насколько я могу судить, эта планета не является недавно заселенной: у местных колонистов уже начали проявляться внешние изменения, вызванные атмосферой, климатом или другими факторами. Так, у мужчины-водителя была желтая, испещрённая морщинами кожа, волосы с желтым же оттенком, непропорционально маленький нос, впалые глаза. Моргал он, кстати, как-то медленно. И разговаривал тоже будто с ленцой:
- Куда вам?
Куда мне? Туда, куда не дойти на своих двоих.
- На окраину, в Дрянной квартал.
Водитель еще раз медленно моргнул, отвернулся и переместил правую ладонь с пульта на рычаг скорости. Машина плавно поднялась в воздух почти под прямым углом и шустро отправилась к месту назначения.
Аэромобиль, в котором я оказался, был двухместный, рассчитанный только на водителя и одного пассажира. Окон в такой машинке, понятное дело, было только два: впереди и позади. Поворачиваться назад, чтобы рассмотреть пролетающие пейзажи, не самая лучшая идея, так что смотрим вперед. На все эти высокие здания, надутые, словно мнящие о себе невесть что провинциалы; разноцветные аэромобили разных конструкций и вместимости. Но в целом, впечатления об этой планете у меня сложились не самые лучшие: бросающийся в глаза блеск на самом деле лишь прикрывал общую убогость. Все эти стальные здания держались только благодаря космопорту и тем «отбросам», которых загнали в трущобы. Смотреть не на что, лететь, если правильно помню, еще долго, так что можно и подремать. Вполглаза, вполуха, но подремать.
Район, в котором спустя почти час остановилось такси, был самым неблагополучным местом на этой планете. Этот факт отдельно указывался в туристическом путеводителе. Авторы брошюрки настоятельно рекомендовали посещать это место только экипированной и вооруженной группой, и в сопровождении проводника. Ну, если верить рассказам, то мне не впервой выживать вопреки.
Таксист умчался сразу же, стоило мне с ним расплатиться. Увернувшись от брызг грязи, поднятой его желтой машиной, я огляделся. Мусор, грязь, обшарпанные стены разваливающихся домов. На это место не распространялось фильтрующее излучение поле и влияние атмосферы ничем не блокировалось, отчего даже недавно построенные здания становились ветхими и ненадежными. Сейчас была только первая половина дня, и людей вокруг было немного. Все они, ничем не занятые неприкрыто и озлобленно меня разглядывали. Это злое внимание лишь на мгновение заставило меня растеряться и испугаться, а потом все это сменилось бодрой злостью.
Я не стал бросать в ответ вызывающие взгляды, просто взял себя в руки и с самым равнодушным видом отвернулся от озлобленных людей. Карта квартала, купленная накануне за бешенные деньги, оказалась там, где я ее и оставил: в памяти моего ЛИ. Набрав нужный код, я подключился к спутнику и зафиксировал свое точку отправление. После этого набрал другой код и надел специальные очки. Перед моими глазами, во всю ширину сплошных очков, возникла голографическая карта. На ней была изображена округа и две точки, соединенные купленным вчера маршрутом. Прием, я Зеленый, иду к Красному.
Очки вызвали нездоровую зависть у местных. Но я не обращал больше внимания на них, просто двинувшись своей дорогой. Маршрут был отмечен линией прямо перед моими глазами, и я двигался по ней, отклоняясь лишь для того, чтобы обойти лужу, грязь или крупный мусор на пути. Взгляды, откровенно враждебные, не отпускали мою спину до тех пор, пока их не отрезала закрывшаяся за мной дверь.
За ней, в пабе, пришлось встречать взгляды уже лицом к лицу. Если на улице остались голодные падальщики, то в этом прокурено-проспиртованном задымленном пестром помещении меня ждали уже самые разные местные хищники. Откровенно злобные, скучающие, голодные, расчетливые, алчные, рассматривающие меня с каким-то исследовательским интересом – но никто не остался равнодушным… Ну, почти никто: обставленный бутылками пьяница в самом темном углу отдал все свое внимание остаткам алкоголя и был единственным, кому до меня не было дело.
Из всех вариантов поведения стоит выбрать самый нейтральный – деловой. Никакого хамства, наглости и агрессии. Ровной походкой и не вглядываясь в лица вокруг дохожу до стойки. Громко звучит какая-то мерзкая ритмичная музыка, но и без нее в пабе не было бы тихо: своим сверхчутким слухом я улавливаю, на грани восприятия, шепотки и смех. Явно говорят обо мне, причем с насмешкой и предвкушением. Меня не принимают тут всерьез? Ничего страшного.
Хозяина помещения я узнал сразу, едва увидел – он был такой же, как на картинке с досье. И, похоже, даже в том же фартуке. Незаметно надеясь, что за уплаченные мною бешенные деньги, мне продали все-таки стоящую информацию.
Остановившись в двух шагах от стойки и коснувшись кончиками пальцев ее грязной столешницы, сдерживаю брезгливость, вместо этого вежливо опускаю подбородок в намеке на поклон и здороваюсь:
- Безветренного вечера.
Настороженно оглядев меня, коренастый крупный хозяин, такой же желтый и морщинистый, как и остальные местные, с опаской и оглядкой мне за спину, ответил:
- И такой же ночи. Чего надо?
- Я за конкретной работой от конкретной личности.
Тот серый, что меня информировал, убеждал, что местные жители любят конкретику и деньги. Последнее, понятно, больше. А шум за спиной все нарастает, так же как нервозность моего собеседника. Ох, не к добру.
- А с этой «конкретной личностью» у тя договоренно?
- За договором и пришел.
- О чем договариваться буш?
- О информации.
- И к кому?
- К Мастеру.
Тело отреагировало на движения воздуха за спиной само, и раньше, чем я что-то осознал, мое тело уже сделало из полуприседа шаг в сторону, наклоняя вбок, в направлении шага, корпус и избегая чужой хватки на плече, развернулось, пропуская у щеки кулак со сбитыми костяшками, схватило маячащую перед самым носом руку за запястье и, подножкой развернув благоухающее тело заломило эту руку за спину, и оттолкнуло напавшего на пол. Только глядя на распластавшегося на загаженном полу – про уборку тут явно знать не знали – я понял, что влип.
И тут же, когда до всех все дошло, воцарилась тишина... Ну, не совсем, конечно: музыка по-прежнему гремела, но шепотки почти все стихли – завсегдатаи с предвкушением на лицах ждали шоу. И, конечно, дождались: главный режиссер и постановщик в одном лице не стал разочаровывать публику. Громила со слишком умным и опасным взглядом, сидящий за одним из центральных столов, уже не таясь подал знак своим шестеркам. Тут же встали человек десять. Но, прежде чем натравить их на меня, главарь решил повыпендриваться. Типа, дал последний шанс.
- Ты ничего не хочешь сказать, чужак?
Я слегка пожимаю плечами и виновато-рассеяно улыбаюсь улыбкой беззащитного наивного ребенка, обращаясь, впрочем не к главарю, а к уползающему от меня телу:
- Извини, рефлексы.
Главарь, фыркнул, не приняв мои слова всерьез, и дал последнюю отмашку. Его шестерки, поигрывая кто на что богат – ножами, мускулами, бровями – двинулись ко мне с самым угрожающим видом. На заднем плане кто-то стал делать ставки, а я, подпустив противников поближе, просто отключился. Было опасение, что не выйдет, как это случалось раньше довольно часто, но в этот раз все прошло на ура: я перестал соображать, что я делаю, и контролировать свои движения. Тело лучше меня знало, как ему поступать: оно уворачивалось, кажется, что-то говорило, и исправно махало руками и ногами. Сколько прошло времени за этим делом, я затрудняюсь сказать: мгновение в бесконечности, или что-то вроде.
Все тела исправно отлетали от меня раз за разом, их количество то уменьшалось, то увеличивалось, а на мне по-прежнему не было ни царапинки. Только мелькали чужие конечности перед глазами, да иногда слышался хруст чьих-то костей и не затихали вопли боли разных тональностей.
Неожиданно все прекратилось. Эта остановка и вывела меня из режима берсерка: если спокойно, значит, опасности нет и можно отключиться. Моргнув пару раз, я осмотрел зал. Все смотрели на меня. Сначала на мою руку, потом на меня и опять на руку. Я посмотрел на людей, явно испуганных, а потом тоже глянул на свою руку. И неосознанно скривился: один из последних нападающих зацепил меня ножом.
Не до крови - кожи он вообще не коснулся, но куртку порвал. И так «удачно», что прореха оказалась именно в том месте, под которым красовалась цветная несводимая татуировка. Это была довольно незатейливая картинка: планета Земля, - ядро ВС и прародина - которую будто бы то ли держали, то ли предлагали чьи-то раскрытые ладони; под ладонями был расположен взлетающий космический корабль. Эта эмблема - что-то вроде герба и опознавательного знака отрядов СПП. СПП – это аббревиатура, сокращение от «солдат спецподготовки». На всех планетах считается, что СПП – что-то вроде пожизненного диагноза… Якобы пожизненного: меня вот выперли за милую душу и не поморщились. Но, кроме меня, этого никто здесь больше не знал.
Судя по испуганным взглядам и попыткам незаметно рассосаться по углам, местные прекрасно знают и помнят те байки о непобедимых солдатах, выращенных из пробирки, что способны в одиночку и голыми руками расправиться с любым количеством противников. Не буду разубеждать. Тем более, после того шоу, что я устроил, это вряд ли возможно.
Громила-главарь, помедлив, отодвинул стул и встал, направляясь ко мне навстречу. Его свита неохотно последовала следом, но остановилась на приличном расстоянии. Сам главарь смог подойти на расстояние целых пяти шагов.
- Зачем ты здесь?
- Я же уже сказал: за информацией.
Громила был хмур и недоволен моим ответом и лишь каким-то чудом не выплеснул все эмоции на меня. Чудо это еще называют инстинктом самосохранения. Поэтому главарь проявил чудеса выдержки и терпения еще раз.
- Какой? От кого? Это мое место, я должен знать.
- Мне нужен Мастер. Он хакер.
Местный лидер удивился, а потом скривился в презрительной гримасе и кивнул мне куда-то за спину.
- Вон тот, пьяный, в углу. Видишь? Это тот, кого ты ищешь. Договаривайтесь и проваливайте побыстрее.
Легко сказать – побыстрее. Едва подойдя к указанному типу, я неосознанно скривился и попытался задержать дыхание: воняло перегаром жутко. Эта в плинтус пьяная морда не может быть тем самым гениальным хакером, которого мне рекомендовали. Тощий, явно голодающий мужчина – видимо, тратит все свои деньги не на еду, а на алкоголь – в грязной и поношенной одежде и с самым наиглупейшим выражением лица, которое мне только доводилось видеть. Пьяный настолько, что уже давным-давно должен свалиться под стол и отрубиться. Говорить он тоже уже не мог. Мерзость.
Не обращая больше внимания на местных, я развернулся и снова подошел к хозяину.
- Отрезвляющие таблетки есть? – деловито поинтересовавшись, я сразу же закатываю порванный рукав, показывая свою платежеспособность. Браслет личного идентификатора, ЛИ, сполз к запястью, частично закрывая татуировку-эмблему. Вообще, я думаю эта татуировка не просто так: она не нарисованная, она… твердая. Словно ее выложили под кожей из очень маленьких частиц. Но зачем она нужна, мне никто не сказал. Вернув ЛИ на место и перевернув его так, чтобы сверху оказалось окошко банковской карточки, показываю цифры хозяину.
Тот кивает и отходит куда-то в подсобное помещение. Выходит он оттуда уже с небольшой, с ладонь, непрозрачной белой коробкой. Мое зрение позволяет мне еще издалека разглядеть, что это действительно то, что мне нужно, а считыватель, проверивший ценовой код, лишь подтверждает это. На экране прибора высвечивается название и цена. Слишком большая цена для такого медикамента. Но вряд ли хозяин установил ее за то время, что пробыл в кладовке. Просто тут окраина, вечные дефициты и поистине космические цены на все. Что поделать, беру. Все равно для меня эта сумма – как капля в море.
Поднеся ЛИ все к тому же считывателю, подтверждаю покупку. Кредиты перечисляются с моего счета на счет хозяина, и коробка переходит в мои руки. Вернувшись к хакеру, перебарываю свое отвращение и прикасаюсь к нему. Заставляю открыть рот, получаю еще одну волну вони, и закидываю в мужчину сразу две зеленых пилюли. А потом удерживаю до тех пор, пока этого «мастера» не прекращают скручивать судороги. А что вы хотели? Ускоренный метаболизм – это вам не абы что. И хакер, в одно мгновение обретший трезвый, разумный и четкий взгляд, вырвался из моих рук, помчавшись в туалет подтверждать важность правильного образа жизни. Проще говоря, улетел выблевывать запросившийся наружу алкоголь. Я поспешил за ним.
Туалет был на удивление не так уж и отвратителен. Ну да, немного грязновато и запущенно, но ожидаемой вони и антисанитарии не было. Все в пределах всесоюзного колонистического стандарта, только немного устаревшее. Даже стены почти чистые. Но прислоняться к ним, пожалуй, все равно не буду.
Из трех кабинок занята была только одна, ближайшая к выходу. Возле нее я принялся нахаживать, морщась от характерных звуков, приглушенных дверью кабинки лишь немного.
Очищение организма хакера от алкоголя заняло почти десять минут. За это время туалет успели посетить несколько местных. Они старались не смотреть на меня, а мне тем более не было дела до них. Меня интересовал только Мастер. Когда я уже нетерпеливо подумывал постучаться и предложить еще одну зеленую капсулу из коробки, которой я сейчас размахивал в такт шагам, звуки наконец утихли. Еще через пару минут моего нетерпеливого притоптывания вышел и сам хакер. Наконец я смог разглядеть его получше.
Видок у него был… ну, не очень. Я бы даже сказал, очень сильно не очень: мертвенно-бледный, трясущийся, весь в поту. Изможденность и болезненная худоба тоже никуда не делись. Волосы - грязные и спутанные, похожие на сосульки, цвет точно не разобрать, видно лишь, что темный. Длина – ниже плеч, и то, видимо это не прическа, а отсутствие стрижки. Надеюсь, местных насекомых он себе нигде не завел? Смотрел хакер на меня даже не враждебно, а, скорее, обреченно.
- Ну и что тебе от меня надо? Я купил эту выпивку на последние деньги. Я же больше не смогу так напиться – не на что.
- Если согласишься с моим предложением – сможешь напиться еще раз, а может, даже и два.
- Если хочешь завербовать меня в колонисты или в армию, то можешь проваливать сразу.
- Если бы я был вербовщиком, я не стал бы тебя протрезвлять, а потащил бы с собой так, пьяного. И получил бы тебя всего с потрохами в обмен на еще одну бутылку. Так что нет, ты нужен мне как хакер.
Взгляд мужчины тут же стал настороженным. Мастер уже открыл было рот, чтобы что-то спросить, но его прервал на полуслове еще один «посетитель». Проводив местного одинаково недовольными взглядами, мы с хакером снова уставились друг на друга. К слову, Мастер совсем не был похож на местных жителей.
Смерив меня настороженным и внимательным взглядом, мужчина, в конце концов, махнул рукой и предложил:
- Думаю, это не самая лучшая идея - вести важный разговор в отхожем месте. Если ты не против, тогда давай продолжим у меня в комнате.
- Не против. Веди.
Приглашать первого встречного к себе домой? Не самая лучшая идея, но так мне даже удобней. Проскользнув в придержанную для меня дверь, иду следом за хакером, и, пользуясь случаем, верчу головой, разглядывая обстановку жилой части паба. Цвет стен, как и в основном зале – желто-коричневый, но вот света намного меньше: главный зал освещен очень ярко, в нем почти нет темных углов, а этот коридор и есть один сплошной темный угол. Света едва хватало на то, чтобы рассмотреть пол под ногами.
Хакер провел меня мимо всех дверей первого этажа, поднялся на второй этаж по лестнице, спрятанной за поворотом стены, и стал отсчитывать двери по левую сторону от себя. Около восьмой он остановился и зашарил по карманам, что-то отыскивая. Поглядев на ручку двери, на которой стоял считыватель с ЛИ, я любезно подсказал:
- На шее.
Оглянувшись, хакер резко поднял руку от кармана брюк и захлопал себя по груди. Открепив жетон от металлической цепочки, мужчина поднес его к засветившемуся считывателю и дверь, щелкнув замком, открылась. Вернув жетон на место и застегивая на ходу рубашку, гостеприимный хозяин зашел в свою комнату, не обращая на меня больше никакого внимания. Справедливо решив, что приглашение все еще в силе, прохожу следом.
И останавливаюсь на пороге: в комнате полнейшая темнота. Глухой, чуть сорванный голос раздается совсем неожиданно, заставляя меня еле заметно вздрогнуть, и идет откуда-то спереди:
- Проходи ты, не стой. И дверь закрой. Я не могу свет включить, пока ты на пороге торчишь.
Хмыкнув, надеюсь, что впереди все-таки есть пустое пространство, и делаю шаг вперед, захлопывая дверь. Хотя захлопывая – это все-таки слишком сильно сказано: дверь закрылась почти беззвучно. Тут же зажегся свет, такой же тусклый, как и в жилом коридоре, загудели, включаясь, два компьютера. Пока хозяин комнаты, стоя ко мне спиной, возился над столом, включая что-то еще, я воспользовался случаем и огляделся.
Впереди – стол с одним большим компьютером, с одной персоналкой, и кучей каких-то мелких приборов. Справа от меня тоже была уйма приборов, занявших почти весь пол. Слева – расстеленная кровать и шкаф с открытыми дверцами. В шкафу беспорядочной кучей, вперемешку, валялась одежда. Первое ощущение, которое я испытал – это стеснённость. В комнате было очень тесно, неосознанно хотелось ссутулиться, чтобы поместиться. А во-вторых – бардак. Я попал если не на помойку, то куда-то очень близко.
Включив все, что посчитал нужным, хакер сел в единственный в комнате стул - в компьютерное кресло – и, развернувшись, глянул на меня.
- Ну? Тут можно говорить. Рассказывай, что тебе надо.
Не торопясь отвечать, я сделал пару шагов влево и осторожно сел на кровать, преодолевая легкую брезгливость. Теперь мы были почти на одном уровне напротив друг друга.
- Мне нужна информация. Зачем еще люди идут к хакеру?
- А поконкретней? Информации во вселенной много. Или ты хочешь всю и сразу?
- Хочу всю. Но не обо всем. А только об одном единственном человеке.
- Стартовая информация есть? Фото, имя, пол, дата и место рождения?
- Дархин Фолман, пол мужской, двадцать семь лет, родился пятнадцатого мая четыреста сорок восьмого года, место рождения неизвестно. Фото без надобности, если у тебя, конечно, нет проблем со зрением и ты меня совсем не видишь.
Хакер посмотрел на меня с удивлением и даже перестал крутиться на стуле.
- То есть, ты хочешь найти информацию о себе? Я правильно понял?
- Правильно, - я кивнул.
Мастер нахмурился, пытаясь понять.
- Но зачем тебе это?
- А не все ли равно? Может, захотелось. Зачем ищут информацию? Чтобы узнать что-то или использовать ее… У меня амнезия из-за одной травмы, я ничего о себе не помню. Но очень хочу узнать свое прошлое.
Хакер задумался. Он наклонил вбок голову, постучал пальцами по подлокотникам, крутанулся пару раз на стуле вокруг своей оси, и что-то решил.
- Если ты родился не здесь, то информацию получить будет сложно. Пройдется пройти через уйму фильтров и блоков, потом еще скачать. К тому же не факт, что информация будет в свободном доступе. Может, в итоге будут вообще одни ссылки.
- Сколько будет стоить?
Он назвал сумму, на которую в этой колонии можно было прожить в неплохой гостинице с полным обеспечением около полугода. Где-то одна десятая от всех моих денег. Нор-рмально, что.
- Я согласен. Сколько времени займет?
Мастер пожал плечами.
- Приходи завтра к вечеру. Первый пакет информации будет готов.
У меня создалось впечатление, что человек напротив меня немного не в себе. Как я буду шляться по этим трущобам туда-сюда? Если мне повезло один раз дать местным отпор, то это не значит, что мне так же повезет и в следующий раз. Я отрицательно качнул головой.
- Нет, я подожду. Тут, у тебя.
- Долго же тебе придется ждать.
Мне показалось, или я вправду слышу язвительный тон? И он определенно не рад моему решению. Однако, не прогоняет. Странно.
- Ничего страшного. Тут же можно заказать еду в комнату?
- Конечно можно, если у тебя есть столько лишних кредитов, - хакер равнодушно пожал плечами и добавил: - Но я бы не советовал есть то, что тут готовят. Исключительно специфичная пища. Кроме местных ее никто есть не может.
- Ну, тогда ладно, обойдусь тем, что взял с собой, - а взял я исключительно набор питательных капсул, содержащих строго рассчитанное количество калорий.
Хакер снова пожал плечами и отвернулся спиной ко мне, лицом к ярко горящим мониторам, приступая к работе. А я устроился на кровати поудобней, прислонился спиной к стене и стал терпеливо ждать. Незаметно для себя я уснул.