Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Папка с замком

Энакин сидел в квартире Оби-Вана(до недавнего времени и его тоже) и ожидал, когда бывший наставник выйдет из ванной, в которой тот провёл уже более часа, периодически отзываясь на оклики плёсками воды или фразами вроде «Меня нет дома». Молодой джедай выучил пару-тройку приёмов-обманных-манёвров, а лучшей мишени для экспериментов чем добрый Оби-Ван во всей галактике не найти. Именно по этой причине Скайуокер караулил Магистра с момента прибытия того после выполнения очередной миссии. Он с интересом разглядывал своё, когда-то своё, обиталище. Изменения произошли кардинальные. В прошлом принадлежащая ему комната пустовала, печально улыбаясь из-за приоткрытой двери идеально заправленной постелью. Когда Энни зашёл туда, то понял, что после его выселения тут не бывало никого, кроме дроидов-уборщиков. Неясно как к этому относиться: или Оби так трепетно хранит память о падаване, или просто забил и наслаждается одиночеством. Гостиная так же являла собой образец мира перфекиониста — всё ровно, аккуратно, симметрично и чисто. Никаких личных вещей, никаких признаков активной жизнедеятельности. Сплошная печаль-тоска. Кухня тоже пустовала. На полках виднелось несколько тарелок, пара кружек и штук семь столовых приборов. Сюда Кеноби явно тоже заходил редко. За час ожидания Энакин изучил всё, что было дозволенно. Лишь один аспект недозволенности оставался. Он ехидно поблёскивал хромированной ручкой и маняще сверкал небольшой щелью. Щель оказалась настолько пакостно-маленькой, что через неё не проглядывалось ровным счётом ничего. Это слегка злило Скайуокера, с детства отличающегося повышенным любопытством. Так вот и проходил час томительных ожиданий. Энакин иногда подкрадывался к двери, ведущей в комнату мастера, замирал, прислушивался(а если глянуть со стороны, то было бы похоже что и принюхивался), но затем отходил, будто опасаясь чего-то. Решимость кошачьими лапами бродила вокруг сознания, тихо приближалась, била мягкой подушечкой пальцев по действию и отскакивала. Наконец, поняв, что он уже всё рассмотрел, пересчитал все повторения в незамысловатом узоре ковра и изучил всё так, что мог нарисовать по памяти, молодой Скайуокер пробрался к заветной двери. Он смотрел на неё, как хищник, который встретил хищника точь-в-точь похожего на себя. Набрал в грудь побольше воздуха и толкнул створку. Бесшумное движение куска пластмассы в недра помещения сопровождалось лёгким колыханием воздуха, а завершилось негромким стуком об стену. Комната встретила старого знакомого радушно. По ней сразу было видно, что хозяин недавно откуда-то вернулся, об этом свидетельствовали вещи, в количестве «очень много» лежащие на постели и сумка, стоящая рядом. На столе громоздилась обыденная техника, на стуле висел, приветливо помахивая рукавом, джедайский плащ. Энакин ещё раз вдохнул и сделал шаг в пространство, которое ещё с юношеского возраста обозначалось в ассоциациях печальным взглядом наставника. Под босой ногой, отделяемой от покрытия лёгкой тканью носка, прогнулись волокна пушистого ковролина. Они как бы нехотя приопустились, а затем всё-таки решили подчинится и мягко просели под ступнёй молодого человека. Первый шаг сделан. Дальше должно быть легче. Это такое удивительно приятное чувство - нарушать запреты. Оно слегка вязкое, чуть обволакивающие и притягательное, всегда готовое подставить мягкие ладони невинному уму, что бы за его счёт развлечься. Энакин сделал ещё шаг и остановился. А что он хотел тут видеть? Беспорядок или какой-то компромат, например, фотографии или ещё что-то? Он не знал. Ещё в годы, когда был падаваном он пробирался сюда, но тогда его интересовала лишь папка с электронным замком, которой странно дорожил старший джедай. Тогда он и не обращал внимание на что-то ещё. Он не мог ответить, почему крался в комнату лишь в ночи, когда наставник отсутствовал. Наверное, это всё книги и фильмы, пропитавшие его ум в те далёкие времена. Только сейчас Энни осознал, что учитель никогда свою обитель не запирал, что никаких запретов на посещение не ставил, а укоризненный и печальный взгляд появлялся только из-за того, что его мальчик вёл себя как вор. Скайуокер усмехнулся. Как много времени должно пройти для того, что бы осознать такие простые вещи, чтоб понять, что этот запрет маленький Энни придумал себе сам с целью его нарушения. Он снова усмехнулся. Может и нелюбовь джедая он тоже сам придумал? И предвзятое отношение? На душе стало как-то паршиво.
Детство могло бы проходить не за столом напротив Императора, а в дружеских разговорах с Кеноби. Он наверняка был бы интересным, охотно делился бы какими-то воспоминаниями, а иначе как объяснить обилие друзей-знакомых у наставника? Энакин вспомнил, как Оби-Ван однажды попросил ученика найти какое-то имя в записной книжке на его мини компьютере. Тогда Энакин наткнулся на три незатейливых разделения по группам: «мои», «от Квая» и «о, Сила, только не это…». Контакт, необходимый тогда, к слову, находился в последней группе. А общее число адресов заходило за 1500.
Энакин снова усмехнулся. Ему было странно осознавать всё это только сейчас. Странно понимать, что на самом-то деле ничего от него не скрывали. Память услужливо подсовывала воспоминания, представавшие яркими картинками, на которых вещи Оби-Вана оставались без присмотра хозяина на видном месте. Да, всё время его обучения в Энни сидел только одни интерес — папка с электронным замком. Он почему-то думал, что если её вскрыть, то там найдётся что-то такое, что обличит учителя в… А собственно в чём? И на этот вопрос джедай ответа не знал. Он снова окинул комнату взглядом, искомое отозвалось блеском электронного замка с полочки, нависавшей над столом. Сзади послышался лёгкий стук захлопнувшейся двери в ванную комнату. Бывший наставник остановился за спиной так же бывшего ученика, осторожно прослеживая направление взгляда.

— Энни?
— Оби-Ван… Ты знаешь… Я… Я был очень глупым — Скайуокер понуро опустил плечи и обернулся к наставнику — Всё детство я гонялся за иллюзией. Придумывал тайну там, где её скорее всего нет.
— «Скорее всего»? Ты до сих пор не уверен?
— Ну… Ты ведь поможешь развеять сомнения, как делал это всегда, правда? — Энакин с надежной посмотрел в серо-голубые глаза напротив.
— Если смогу, то конечно — пожал плечами Магистр-Джедай — выкладывай.

Скайуокер молча показал на заветно блестевшую папку.

— Ах, это — Оби-Ван тепло улыбнулся — Легко.

Он прошёл к полке, снял предмет вожделения долгих лет, сел на кровать и похлопал по месту рядом. Энакин подошёл, удобно устроившись на раскиданных предметах гардероба и повернулся к старшему джедаю. Тот уже набрал нехитрый код, который юный Скайуокер подбирал годами. И откинул верх.
Внутри папки находилось три отдела. Два совсем маленькие по бокам и один, предназначенный скорее всего для писем или небольших бумаг, между ними.

— Что ты хочешь увидеть, мой бывший падаван?
— Только то, что ты посчитаешь нужным, учитель…

Привычка называть Кеноби учителем вряд ли когда-нибудь завершит своё существование. Разве что тогда, когда завершит существование её носитель.

— Тогда давай в порядке заполненности…

Оби-Ван приоткрыл центральный отдел. В нём находилось огромное количество различного размера бумаг. Клочки, альбомные листы, сложенные вчетверо, обрывки от конспектов и ещё что-то. Вся эта кипа макулатуры была аккуратно извлечена. При помощи силы Кеноби подтащил к кровати небольшой столик из гостиной, стал раскладывать на нём свои сокровища, попутно поясняя.

— Это первая записка Квай-Гона мне.
А это когда у меня была ангина, а ментальную связь мы ещё плохо освоили.
А это исправление орфографических ошибок Йодой, только при сём действе он сам допустил ошибки.
А вот моя первая плохая оценка.
Это от Квая.
Тут наставления мне, снова болеющему ангиной.
Наша тайная переписка с Куни…

На Энакина опустился груз чужих добрых и приятных воспоминаний. Они завораживали и уводили за собой. Тексты мелькали один за другим.

«Оби-Ван, если ты так и будешь продолжать прогуливать учёбу, я расскажу Квай-Гону! Подпись неразборчива»

«Кеноби! Твоя сломанная нога — не повод игнорировать уборку. Силу можно использовать и в тривиальных делах, не всё ж ей твоё Величие подчёркивать»

«С Днём Рождения. Прости, что не смог поздравить лично. Ты у меня самый замечательный. Помни это всегда. Независимо от того, как я на тебя ругаюсь»

«Завтра после заката! На нашем месте. (приписка другой ручкой) Ага. Будет вам после заката…»

Энакин улыбался. Всё стало таким понятным. Ясным… У него тоже была подобная папка…