Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Стеклянная предсказательница судьбы

- Итак!- Гвейн с громким стуком поставил только что опустошенную бутылку из-под эля на стол.- Кто первый?

- Я все еще думаю, что это не самая лучшая идея…- произнес Артур, едва шевеля языком и осоловело пялясь на сосуд перед собой.

- Ох, сир, полно Вам быть таким серьезным! Мы, наконец, разгромили этих наглых саксов – так почему бы не отметить это?

- По-моему, мы уже всю ночь отмечаем,- заметил принц, поглаживая указательным пальцем стеклянный бок бутылки.

- Сир, думаю, Гвейн прав. Нам всем стоит снять напряжение…- Ланселот стрельнул глазами в сторону Гвен, сидевшей рядом и непривычно молчаливой сегодня.

- И все же… Неужели нет другого способа «отметить» или «снять напряжение»?- Моргана, казалось, была единственной, кто разделял скептицизм брата. Вся эта затея казалась ей детской, хотя маленький внутренний огонек, разожженный элем, подсказывал, что идея, в общем-то, не плоха.

- Ой, да много же вы понимаете, миледи,- отмахнулся Гвейн, и Ланселот поперхнулся. В других обстоятельствах его друг тотчас поплатился бы за свои слова, но сейчас…

- Мерлин! А ты что думаешь?

Пять пар глаз уставились на парня, который сидел рядом с господином, подпирая голову кулаком и изо всех сил стараясь не заснуть.

- Мерлин! Тебе, кажется, задали вопрос!

Маг дернулся, сбрасывая дремоту и ошалело озираясь по сторонам. Рыцари разразились хохотом, Гвен прыснула в кулак, а Моргана одарила его сочувствующим взглядом.

Парень вздохнул. И как он до этого докатился?..


- Эй! Давайте завалимся в таверну!- гаркнул Гвейн, перекрикивая радостный ор рыцарей, прямо на поле боя начавших отмечать победу.

- А не зачастил ли ты туда?- Артур старался выглядеть суровым, но от Мерлина не укрылось скрытое торжество на его лице. Еще бы: разгромить давних врагов, отделаться царапинами и чудом избежать смерти от выпущенной прямо в грудь арбалетной стрелы.

Чародей вздохнул. Если бы за такие «чудеса» его награждали…

- Мерлин! Ты с нами?- поинтересовался принц, улыбаясь. Видимо, замечтавшись, он пропустил решение спора о дальнейшем времяпрепровождении, в котором, очевидно, победу одержал Гвейн.

- Ты, конечно, ничего не делал – что, в общем-то, неудивительно,- продолжал разглагольствовать Пендрагон, и от его слов Мерлин нервно фыркнул,- но даже ты заслужил небольшой отдых.

Брюнет вздохнул. Отдых, как же. Подносить-уносить бутылки и посуду – то еще развлечение.

Однако, все вышло не так уж и плохо. Погоняв слугу около часа, Артур милостиво разрешил ему присоединиться к общему веселью. Однако, он не преминул запретить ему напиваться в хлам, ибо «если верить Гаюсу, ты и так частенько здесь бываешь». Мерлин лишь кривовато улыбался, подтверждая ложь лекаря, и втихаря оглядывался, исследуя помещение, в котором был впервые. Помимо Гвейна и Ланселота из замка к ним присоединились Моргана и Гвен. Молодые люди весело проводили время, опустошая бутылку за бутылкой. Девушки предпочитали вино, но в конце концов Гвен, развеселившись, вовсю потягивала эль, таская его у Артура. Ланселот, давно и тщетно пытавшийся завоевать ее сердце, но обделенный вниманием девушки даже сейчас, отозвал Гвейна на пару слов. Тот, неохотно прерывая отнюдь не светскую беседу о любимой выпивке со смущенной леди Морганой, отошел к стойке, за которой его ждал друг.

- Послушай… Мне надоело смотреть, как Гвен флиртует с Артуром. В конце концов, ему, в отличие от меня, наплевать, так что…

- Остынь, брат,- Гвейн примирительно похлопал друга по плечу.- Есть план?

Ланселот расслабился и, скосив глаза в сторону хохочущей компании, коварно улыбнулся.

- Кажется, есть…


- Нет, серьезно, «бутылочка»? Это же просто смешно!- Артур в очередной раз фыркнул и повернулся к слуге.- Может, ты все же выскажешься, раз уж тебе дали слово?

- В кои-то веки,- пробормотал Мерлин, за что тут же получил подзатыльник.- Ау… Я имею в виду, все что угодно, лишь бы господам было весело.

И плевать, что он не разделяет этого нелепого восторга и вообще предпочел бы отправиться домой.

- Отлично. Тогда лучше начать, пока я не передумал.- Весьма нетрезвый Пендрагон схватил бутылку и крутанул ее посреди стола.

Шесть пар глаз неотрывно отслеживали каждый поворот смертоносного, в глазах Мерлина, оружия, пока стеклянное горлышко не замерло напротив мага.

«Что за…»

- …черт?!- воскликнул наследник престола, уставившись на бутылку, словно та только что предсказала ему скоропостижную кончину. Спустя мгновенье он потянулся к ней, но был остановлен Гвейном:

- При всем уважении, сир, но выбор сделан. Переиграть нельзя. Придется…

- Я никому ничего не должен,- порычал Артур.

Ланселот усмехнулся:

- Кажется, кто-то говорил о равенстве…

Пендрагон с надеждой взглянул на Моргану, но та лишь коварно улыбалась и качала головой. Издав стон проигравшего, Артур нехотя повернулся к мертвенно бледному и протрезвевшему от такого развития событий слуге и произнес:

- Отлично! Но если твой дрянной язык посмеет покинуть твой дрянной рот в процессе – неделю сидеть тебе в колодках!

Мерлин даже не успел ничего ответить, как вдруг его пересохших от страха губ коснулись удивительно мягкие горячие губы принца. От неожиданности маг широко распахнул глаза, но как только он решил действовать, Артур, пылающий, как маков цвет, отстранился, брезгливо вытирая рот ладонью.

Ватная тишина, оглушившая чародея на момент поцелуя, медленно растаяла, и он понял, что за их столом стоит дикий хохот, а Пендрагон злится и огрызается, отмахиваясь руками от подтрунивающего над ним Гвейна. Мерлин мимолетно коснулся пальцами губ. Они пылали и зудели, и это странное чувство… вовсе не было неприятным.
«Чертов эль…»

- Так, отлично. Хватит издеваться над моим братом,- Моргана схватила бутылку и отправила ее в свободное вращение по поверхности стола. Когда ее горлышко остановилось, указывая в направлении Гвейна, тот едва смог удержать победный клич и, широко улыбнувшись, наклонился к смутившейся Моргане. Их поцелуй был довольно долгим, и Артуру пришлось откашляться, чтобы привести молодых людей в себя.

- Гм… Ладно,- Гвейн, сияющий и жутко довольный собой, крутанул бутылку, надеясь, что она вновь укажет на сестру принца. Но в одну воду не войти дважды, и Гвен тихо ахнула, когда поняла, что очередь за ней.

Гвейн бросил быстрый взгляд на Ланселота. Тот сжал челюсти, но кивнул, и парень, быстро, но крепко чмокнув девушку в губы, с улыбкой передал ей бутылку.

Очередной поворот – и злосчастная стеклянная предсказательница судьбы указала на Артура. Гвен расплылась в широкой улыбке и потянулась через стол к удивленному принцу. Ланселот хрустнул костяшками пальцев, закрывая глаза, а Мерлин неожиданно для себя ощутил странную разливающуюся внутри горечь. Силясь понять, в чем дело, он уставился на целующуюся парочку и почувствовал нестерпимое желание отодрать служанку от своего господина и занять ее место.

Брюнет ужаснулся, по-прежнему не понимая, что это, как вдруг услышал тихое обращение Гвейна к Ланселоту:

- Ну же, друг. Ты знаешь, что ему все равно, так что не ревнуй.

Вот оно.
Ревность.
Мерлин тихо застонал, опуская голову на стол и пытаясь понять, как же ему быть. Спустя пару минут, когда Артур, наконец, мягко отстранил Гвен, маг понял для себя лишь одно: он не хочет видеть никого больше с Артуром.

Ланселот, удачно рассчитав приложенную силу, заставил сосуд остановиться прямо напротив все еще румяной Гвен. Та подняла на него удивленный взгляд и робко улыбнулась, и рыцарь, не смея задерживаться, прильнул своими губами к ее.
Девушка, казалось, впала в ступор, но несколько мучительно долгих мгновений спустя ее губы шевельнулись в ответ, а руки мягко легли на его предплечья. Рыцарь победно улыбнулся, а служанка полностью сместила центр своего внимания с принца на сидящего рядом парня.

- Мерлин, не спи! Твоя очередь!- подмигнул Ланс, и парень крутанул бутылку. Убрав руку, он вдруг осознал, что совершенно не хочет целоваться ни с кем. Почти ни с кем…

Не успев толком подумать и что-то решить, Мерлин лишь неконтролируемо сверкнул глазами, и бутылка, словно намагниченная, указала на Артура.

«Сейчас начнется»,- с досадой подумал слуга, ожидая новых возмущений от господина. Но тот, к удивлению брюнета, лишь смерил его долгим тяжелым взглядом, после чего резко припал к нему губами.

Мир вокруг снова заволокло ватой. В груди что-то вспорхнуло мотыльком и принялось биться о грудную клетку. Звуки и запахи куда-то пропали, осталась лишь стучащая в висках кровь и ромашковый аромат волос принца. Мерлин считал мгновения, не смея пошевелиться и лишь закрыв глаза. На исходе бесконечно долгой восьмой секунды он почувствовал, как губы, прижатые к его собственным, неуверенно шевельнулись. Боясь спугнуть и одновременно упустить момент, маг неловко шевельнул губами в ответ и – он мог поклясться! – почувствовал резкий выдох своего господина. Однако мгновение спустя иллюзия разрушилась, и Мерлин ощутил непривычный холод на губах, ни с чем больше не контактирующих.

Артур откашлялся и, не давая времени на веселье, резко крутанул бутылку. Мерлин чуть не пропустил момент ее остановки где-то в районе Гвейна. Он понял, что должен почувствовать это снова, должен понять, что зашевелилось внутри, почему принц не вытер губы, отчего он целовал его дольше, зачем…

Глаза вновь полыхнули золотом, и бутылка послушно указала на Мерлина. Пендрагон, не веря, уставился сначала на нее, затем на него, а слуга лишь робко улыбнулся и пожал плечами. Принц насупился и напрягся, и чародею на миг показалось, что тот отступит, но…

Слишком уж поспешно столкнулись их губы и, не теряя времени, начали свое движение. Теперь это длилось целых тринадцать секунд, и на прощание Артур внезапно втянул нижнюю губу Мерлина и прошелся по ней языком, тут же отстранившись.

За столом больше не смеялись. На них смотрели с удивлением и неверием, но какое-то озорство светилось в глазах рыцарей.

Моргана сделала ход, и выбор пал на Гвен.
Вот где пришло время удивляться.
Парни разинули рты, а Гвен, виновато посмотрев на Ланселота, привстала и наклонилась к своей госпоже. Их поцелуй был недолгим, но что-то, казалось, задрожало в воздухе между ними, и девушки, оторвавшись друг от друга, с удивлением потупились на собственные руки.

Бутылка перешла к Гвейну, и Мерлин, повеселевший от сложившейся ситуации, вновь сверкнул глазами.

- Серьезно?!- воскликнул Ланселот, и все, кроме него и Гвейна, подавились хохотом. Рыцари долго сверлили друг друга глазами, после чего, одновременно встав, решительно соприкоснулись губами. Странная вибрация в воздухе, появившаяся во время поцелуя девушек, вновь зазвенела, утягивая парней в непонятный водоворот смятения и удивления, и Мерлин уже не мог сдержать смеха. Он насладился своей маленькой местью за реакцию друзей на его поцелуй с принцем и внезапно понял, что должен делать.

Синяя радужка глаз налилась золотом, и Гвен вновь поцеловала Моргану, а Ланс – Гвейна.
Мерлин понял, что не ошибся, мысленно отмеряя длительность поцелуев и запечатлевая забавные эмоции на лицах рыцарей и дам. Когда пришла его очередь крутить бутылку, он уже знал, что делать.

Губы принца были поразительно мягкими, действительно умопомрачительно мягкими, и маг, наплевав на все запреты и угрозы, провел по ним языком. Его сердце забилось чаще, стоило ему услышать тихий полувыдох-полустон, сорвавшийся с губ принца и не заметный никому, кроме него. Мотылек в груди трепетал и рвался наружу, и осоловелый Мерлин забыл считать секунды…

- Думаю, пора спать,- хрипло объявил Артур и тут же закашлялся. Смущенные и покрасневшие рыцари дружно закивали, дамы встали со своих мест, и друзья покинули таверну, мысленно переваривая итоги «игры» и решая для себя нечто очень важное.


***


В ту ночь слуги так и не покинули покои своих господ.
Гвейн и Ланселот, тихо посмеиваясь, шли по коридорам замка и обсуждали битву, старательно не возвращаясь к теме поцелуев. Они тоже уже давно все решили, но о выборе друг друга даже не подозревали, и этот детский неуместный страх заставлял их молчать и заговаривать о другом, как только речь заходила о таверне.
Однако у двери Гвейна им пришлось остановиться для прощания, и парней накрыло неловкое молчание. Они старательно оглядывали свои плащи и мозоли на пальцах, боясь заговорить.

- Знаешь… Кажется, у меня в комнате завелись пауки,- неловко улыбнулся Гвейн.

- Забавно,- заметил Ланселот и посмотрел на парня.

- Я боюсь, что… Не справлюсь с ними,- рыцарь залился краской.

- Погоди ты… Ты боишься пауков? Ты? Пауков?- Ланс вздернул бровь и улыбнулся.

- Отвали,- Гвейн пихнул его в плечо и задрал подбородок.- Ну, так ты поможешь, или как?

Ланселот расплылся в улыбке.

- Эх, что бы ты без меня делал. Так и быть, только если недолго. А то так спать хочется…


***


В ту ночь из покоев Гвейна так никто и не вышел.