Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Пятнадцать лет

Я помню первую ночь с парнем. Мне было пятнадцать.

Многие ли из нас, дорогой читатель, в период своего взросления и полового созревания задумываются о том, что некоторые вещи, которые сделать очень хочется, которые, кстати говоря, делаются, несмотря на неподходящий возраст, вредят нашему организму? Причины желания пойти против правил и моральных устоев разнообразны и совершенно глупы, но ведь мы, пятнадцатилетние подростки, видим мир совсем по-другому, поэтому, безусловно, мотивы совершения запрещённых поступков кажутся нам очень важными и, что самое главное, правильными.

Ты спросишь, почему я вдруг начала об этом говорить, почему мне захотелось испачкать девственный лист бумаги не совсем приятными словами, которые показывают нам истинный мир подростков, их думы и мечтания, их стремление быть взрослыми и не такими как все? Всё просто, вспомни, с чего я начала данную речь. Нет, это было не признание ошибки, а просто констатация факта, того, что я помню.

Читатель, ты можешь прямо сейчас закрыть этот текст и выбросить из головы то, о чём прочитал ранее. Пятнадцатилетним подросткам свойственно преувеличивать и лгать, поэтому я не могу обещать тебе, что этот текст будет состоять из одной только правды, однако её крупица точно будет присутствовать.

Я не отвечу на вопрос, почему мы так поступаем, почему идём против правил, почему стыдимся правды. Я лишь поведаю свою историю, в которой можно рассмотреть ответы на эти вопросы, однако они будут глубоко спрятаны. Но помни, что вся правда лежит на поверхности.


Как я уже говорила, мне было пятнадцать, когда я провела первую ночь с парнем. Собственно, мне и сейчас пятнадцать, да и уже всегда теперь будет пятнадцать, ибо в этом возрасте я обрела всё, что хотела, о чём мечтала, о чём грезила ночами. Обрела и практически сразу же потеряла. Подросткам свойственно терять то, что дорого, ведь без этого жизни не научиться, но я, как мне кажется, потеряла слишком многое.

Судить тебе, дорогой читатель. Перед тобою моя исповедь, и раз уж ты начал её читать, то прочти до конца, не суди меня на половине моего рассказа. Я надеюсь, ты поймёшь меня.


Той весной было слишком жарко. Удушливые +30 две недели мучали Северную Пальмиру, не давая горожанам и глотка свежего, прохладного воздуха, о котором они мечтали. Прогулки по центру становились невыносимыми: люди прятались в тени домов, выходили к набережным каналов и рек, только чтобы почувствовать себя относительно живыми.

В те дни и я гуляла по центру со своим новым спутником, человеком интересным и незаурядным, а также чертовски симпатичным. Все мои мысли сводились к желанию быть с ним в качестве не просто «знакомого», хотя поиск прохладного места всё же стоял в приоритете.

К слову, в то время я уже давно перешла грань дозволенного. Наверное, я перешла её ещё в девять лет, когда попробовала курить. Или в одиннадцать, когда на спор с взрослыми людьми пила крепкий алкоголь. В любом случае, моё детство прошло под девизом «Нельзя не означает твёрдого нельзя», и я очень жалею об этом.

В пятнадцать же я решила обратить внимание на окружающих меня юношей, поэтому знакомства по Интернету стали чем-то обыденным и привычным. Два раза я пыталась строить что-то наподобие отношений, но всё с треском рушилось, едва заканчивался месяц более тесного общения.

И вот в один жаркий день я, как и упоминала уже ранее, гуляла с великолепным юношей, который, впрочем, был одним из многих. Ничем особенным он меня не зацепил, но мне всё равно хотелось быть с ним, ибо таким странным и необычным способом я лечила своё одиночество.

В тот же день, в день первой нашей встречи, он предложил встречаться. Моё желание исполнилось.

Прости, что тяну время и отвлекаюсь от темы, дорогой читатель, но я не могу не спросить: а ты замечал когда-нибудь, что делаешь совсем не то, что хочется?

Мне вот кажется, что мной давно уже управляют, ибо мои поступки существенно отличаются от моих мечтаний, что заставляет меня злиться на весь окружающий мир. Близкие ко мне люди любят управлять моими действиями, говорить, что надо делать, а что нет. Возможно, из-за этого контроля я и творю неправильные вещи, тем самым пытаясь вырваться, но всё сильнее увязая в той трясине, что сама же и создала. Возможно, надо просто сделать то, что хочется, но я боюсь промахнуться, поэтому позволяю управлять собой.

Это очень глупая позиция, мой верный читатель. Не позволяй управлять собой, и если тебе по душе кулинария, как и мне, а тебя заставляют выбрать совершенно другое образование, которое, может, тебе и интересно, но не о нём ты грезишь ночами, смело выбирай кулинарию. Мне уже поздно сворачивать с выбранного наполовину не мной пути, слишком многое положено на карту, но ты обязательно делай то, что хочешь.

Так легко говорить: «Делай то, что хочешь», однако я прекрасно понимаю, что влияние общества на человека слишком велико. Вряд ли ты сбежишь из-под вечного контроля, но если в тебе есть стержень, то не бойся ничего. Во мне данного стержня, к сожалению, нет, поэтому я легко поддаюсь постороннему влиянию. Беги от людей, которые указывают тебе, что делать. Беги и не оглядывайся, а я, между тем, продолжу свой рассказ.


Так вот, после той прогулки у меня появился мой третий по счёту парень. Мои родственники восприняли эту новость отрицательно, заявив, что я становлюсь шлюхой. Я уже говорила, что чужое мнение больно бьёт по мне, и слова родственников не стали исключением. Но что сделано — того не исправишь, поэтому я решила быть в их глазах хоть и шлюхой, но счастливой шлюхой, потому что у меня был человек, которому я нравлюсь. И который, наверное, нравился мне.

Почему «наверное»? Дорогой читатель, прости меня, если я рассказываю бессвязно и непонятно, но тут вновь придётся сделать отступление.

Долгое время я влюблялась так, что ответа ждать было глупо и бессмысленно. Но невзаимные чувства давали мне осознать то, что это не игра, и я действительно влюблена в этого человека. Взаимная же симпатия настолько выбивала меня из колеи, что я понятия не имела, что чувствую к этим людям. И в этот раз произошло то же самое — я не знала, что чувствую к этому юноше. Сейчас я знаю точно, что искала лекарство от одиночества, но больше ни о чём не могу сказать с уверенностью.

Вернёмся к нашей первой прогулке с тем юношей. Фееричным завершением вечера стал совершенно неожиданный поцелуй, который буквально ознаменовал начало новых отношений, начало чего-то необычного и обязательно хорошего.

Следующий день мы тоже провели вместе — сидели на каком-то выступе у берега реки, он обнимал меня сзади и целовал шею, а я всё думала, нужны ли мне эти отношения, стоит ли продолжать их, боясь наступить на те же грабли, что попадались прежде?

Моё безразличие убивало меня. Целует? Пусть целует. Главное — не одна, а на остальное плевать. Но мне действительно было хорошо рядом с ним, однако всё вновь слилось в однообразную и серую рутину, а это был лишь второй день отношений.

Тут в пору сказать, что именно после второй нашей прогулки родители каким-то странным образом прознали про юношу (кажется, я случайно обмолвилась о прогулке с новым знакомым) и назвали меня нелицеприятным словом «шлюха», что ударило больнее, чем известие о том, что выбора, какое образование получать, у меня, собственно, и нет.


Вновь тоскливые серые будни опустились на мои плечи. Хочу сказать, что жизнь моя не отличалась ничем таким, что могло бы выделить её из разнообразных судеб случайных прохожих. Пятнадцатилетние подростки обычно начинают совершать непоправимые ошибки именно в этом возрасте, я же уже попробовала многое и успела об этом пожалеть, переосмыслить ценности и понять, что стремлюсь ни к чему другому, как к уютному дому и хорошей семье, которой нет у меня.

Я бы могла ещё долго распинаться по поводу своих чувств, но тебе это, дорогой читатель, знать совершенно не обязательно, поэтому перейду сразу к событиям, что случились через неделю после начала наших с ним отношений.

Всё дело в том, что мои родственники уезжают на дачу на выходные. Его родные тоже решили покинуть Северную Пальмиру и отправиться в пригород, дабы насладиться природой.

Всё закрутилось, завертелось, и так вышло, что я приняла его предложение переночевать у него. Не спрашивай, читатель, как так получилось, ибо я сама не знаю, что нашло на меня в тот момент. Он говорил, что у нас не будет секса, пока я не захочу, и я поверила ему.

Собственно, по дороге к его дому (а ехать надо было около часа) я уже тысячу раз прокляла себя, представила, что будет, если родители каким-то образом прознают, а потом осознала, что мне ужасно стыдно, что я перехожу все грани дозволенности. Повернуть назад было ещё не поздно, но я почему-то этого не сделала. И поверь, я не пожалела.

Мы говорили, целовались и спали вместе. Это была моя первая ночь с парнем, это были приятные объятия и страстные поцелуи. Никакого секса, только нежные ласки, которые поселили в моей душе счастье.

Читатель, я знаю, что ты можешь решить, что я поступила неправильно и неразумно, решив переночевать у малознакомого парня в квартире. Я тоже так считала, но желание увидеть его пересилило страх, и я рискнула.

Родители не узнали. Я прекрасно понимала, что если они прознают, то звание шлюхи навсегда и моё падение в их глазах мне обеспечено, но, если честно, эта поездка стоила того.

И всё равно, пускай родители и не узнали, неприятный осадок от того, что я им нагло вру, остался в душе. Не суди меня, ибо я осуждаю сама себя, и это осуждение намного сильнее прочих. Я не жалею, что поехала, но в то же время действительно чувствую себя шлюхой. Я провела время с человеком, что нравится мне, но знаю, что рано или поздно обман будет раскрыт.

Помнишь, в начале рассказа я сказала, что теперь мне всегда будет пятнадцать? Сложно сказать, почему я так считаю, но я попробую объяснить, пускай даже для этого вновь придётся сделать отступление.

Я упоминала ранее, что с сигаретами познакомилась в очень раннем возрасте. Ребёнок, который ввязался в неправильную компанию. Ребёнок, не имеющий собственного мнения. «Попробуй, тебе понравится». Уже тогда я делала то, что мне говорят, не задумываясь о правильности поступков.

Родители узнали о моём абсолютно противоречащем всем устоям увлечении спустя полтора месяца, попросили больше так не делать, но я почувствовала, как их доверие ко мне пропало. Точнее нет, оно осталось, но было практически разрушено.

Пить они разрешили мне сами. Их коллектив — сборище людей, любящих алкоголь. В эту компанию родители привели меня и после этого практически перестали контролировать. Несколько дней в году я делала то, что хочу.

А потом, к годам четырнадцати, я резко повзрослела. Сказалось абсолютное отсутствие интереса к моей жизни у родителей. К годам четырнадцати я чётко расставила приоритеты и поняла, что алкоголь и сигареты — это плохо, а то, что делают сверстники, неправильно.

А потом я начала знакомиться с мальчиками по интернету. Родителям это не нравилось, но они молчали. Позже сказали, что я меняю их, как перчатки. И совсем утратили ко мне доверие. Совсем.

Новость о том, что я переночевала у мальчика, больно ударит по ним. И доверие, которого уже и нет, никогда более не появится.

Я навсегда останусь именно в этом возрасте, потому в то время я стала совершенно самостоятельной и потеряла связь с семьёй. Ту священную связь, которая объединяет ребенка с родителями.

Не удержала.

Мне было пятнадцать, когда я совершила непоправимое.

Пятнадцать.