Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Со мной всё хорошо

Глотал прогорклое пиво, смотрел футбол. Делал вид, что учит конспекты. Ждал трели телефона. Она позвонила – улыбнулся, потянулся к телефону, провёл пальцем по поцарапанному экрану.

- Я на Майдане. Что бы ни случилось, помни: я тебе кохаю* - и гудки-гудки.

Перезвонил – не ответила. Исходящие вызовы – один, второй, третий… Молчала. Строчил эсмески, стучался в «личку» в соцсетях – не звонила, не писала. Наяривал общим знакомым – не знали, не понимали. Потом четыре коротких слова: «Со мной всё хорошо». И так каждый вечер. Пересматривал бесчисленные видео, всматривался в лица – искал её. Не находил.

Плюнул на экзамены, на зачёты, на всё. Купил билет на скорый поезд в Киев. Трясясь в заплёванном тамбуре, пинал ногой мокрые бычки. Думал, звонил. Не отвечала. Только сдержанное ежевечернее сообщение. Попутчик вышел покурить.

- Зачем в Киев? – спросил, рассматривая погребённый под снегом Миргородский вокзал.
- Девушку ищу. На Майдан поехала. А ты?
- Домой. К матери в Славянск приезжал – волнуется старушка, - сплюнул, потушил бычок о крашеную серую стену. – Найдёшь свою, не переживай.

Кивнул, хлопнула тяжёлая дверь. Постоял, подышал свеже-морозным воздухом. Опять позвонил, опять не ответила. Вернулся в душный вагон, считал долгие часы до прибытия.

Люди в масках, лозунги, речи. Растворился в толпе, искал-высматривал. Заходил в палатки, разговаривал с медсёстрами, врачами. Дышал дымом сгоревших покрышек, впитывал в себя жуткие картины. Снова звонил, снова писал. А она молчала – не отвечала. Только четыре слова – и опять тишина. Искал день, второй, пятый. Смешиваясь с людскими потоками, находил её соотечественников, расспрашивал, нервничал. Долго ходил, много курил. Много кашлял. Ночевал в каких-то захваченных зданиях и везде, где бы ни был, спрашивал про «девушку девятнадцати лет с длинными светлыми волосами со Львова». Таких, как она, там было много. Но её не было. Отчаялся, сдался. Вернулся домой.

Разбирал почту - реклама, уведомления из соцсетей, новости. Лишнее письмо. Неужели от неё? Открыл мелко дрожащими пальцами, улыбнулся. Она. Дома, с друзьями – и приписка: «Я дома. Мы победили». Не разделял победы, не понимал её, но позвонил.

- Ни слова про Киев, - вместо приветствия. – Это мой долг.

Проглотил, согласился. Болтали долго, безудержно, до середины ночи. Смеялись, вспоминали. Договорились в апреле вместе приехать в Винницу. Она пообещала показать ему фонтаны на реке, он ей обещал читать стихи Шекспира. Рассмеялась, кивнула, хоть он и не видел. Пожелали друг другу спокойной ночи – «завтра созвонимся».

***

По привычке набрала номер в начале апреля. Зачеркнула квадратик календаря – до поездки в Винницу осталось немного.

- Я в ополчении. Люблю тебя.
- Где? – закричала так, что хрустальная ваза подпрыгнула на столе.
- В Славянске. В ополчении, - и гудки.

Звонила, писала, плакала, грозилась приехать. По-отцовски советовал сидеть дома, говорил, что справится. Умоляла вернуться домой. Молчал, горько усмехался. Бросал короткие фразы, она иногда слышала отзвуки войны – отзвуки выстрелов. Жадно смотрела новости, искала его среди лиц под масками. Просила, плакала. Строго-сдержанно молчал, велел не волноваться.

Не разделяла его взглядов, не понимала смысла, не видела будущего за дымом пожаров, но любить не переставала. Обещала приехать – отговорил. Сидела дома, нервничала, пила много горького кофе, не спала, боялась.

- Это мой долг, - повторял упрямо, как она сама.

В мае плюнула на дела, на обязательства, на всех и вся, купила билет на поезд. Мать нашла, порвала. Кричали обе, обе плакали.

- Ты не понимаешь, я его люблю!
- У тебя таких ещё много будет, а ты у меня одна!.. – голос срывался, охрип, осип.

Позвонил в середине июля. Обрадовалась, схватила телефон как безумная.

- Всё закончилось. До встречи в Виннице в августе.

***

Лучи солнца нырнули в струи фонтана на Южном Буге. Обнял её, прижал к себе. Улыбались. Счастливые, безмятежные.

- Мы пережили это страшное время. Будет что детям рассказать.
Замолчала, взял её за руки. Взгляд зацепился за перила моста, на котором нацарапаны бесчисленные имена служащих армии влюблённых. Даты знакомств, встреч, свадеб. Свадеб… Может, стоит рискнуть? Столько пережито, столько пройдено. Последние лучи света запутались в светлых прядях её кос, подуло свежестью фонтанной воды… Вдох:

- Ты согласна быть моей женой?
Даже не подумала, не мелькнула и тень сомнения.
- Да, - помолчала, сплелись пальцы крепче. – Мы будем жить в Днепропетровске.
- А отдыхать в Одессе, - выдохнул, улыбнулся. – А детей повезём в Донецк и во Львов к родителям.
- Обязательно.
- Что без тебя просторный этот свет, в нём только ты, другого счастья нет**.
Засмеялась вновь. Ласково, как солнце, которое расплавилось в водах реки.
- Не забыл…
- У нас всё будет хорошо.