Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Не навсегда

Твик затягивается сигаретой и смешно жмурится, хотя это далеко не первая его сигарета. Год назад он впервые попробовал, с тех пор иногда покуривает. Мне все равно, это его дело. То есть, я не должен нести за него ответственность, пусть это и я дал ему первую сигарету. Твик достаточно взрослый и умный парень, чтобы справиться с этим.

- Нет, - он вздрагивает, но скорее от холода, в парке, где мы сидим, уже довольно прохладно, - этим ты не добьешься катарсиса*.

Ну понеслось.

- Этим, - я рассматриваю зажатую между пальцами сигарету, - я и не рассчитываю.

- Я про любую зависимость.

- Я давно завязал, ты же знаешь, - я морщусь и смотрю в серьезные глаза Твика. Дело в том, что он пытается обо мне заботиться, и меня это бесит.

- Я знаю, что ты видишься с Томасом, - вдруг тихо говорит он, и в его голосе сквозит упрёк.

Значит, какой-нибудь мудак типа Клайда тебе уже нашептал. Окей, милый. Пару лет назад Томас был лучшим дилером в нашем захолустье, но он завязал. Нам уже по девятнадцать, мы все до ужаса поумнели.

- Ну и что, - я закатываю глаза. – Я с ним вижусь не поэтому.

- А почему? – голос Твика становится раздраженным. Ненавижу такие моменты.

- Ты знаешь, - говорю я спокойно, - он всё еще сохнет по мне.

Я улыбаюсь и наблюдаю, как Твик почти гневно тушит бычок об асфальт и пытается изобразить безразличие. Я жду, когда ему надоест. Надоедает быстро.

- И что? – нервно спрашивает он и с презрением смотрит в глаза.

Я пожимаю плечами:

- Так, сделал ему приятно по старой памяти.

Я смотрю, как расширяются у него глаза. Это невыносимо забавно.

- Мы просто гуляли, - серьезно говорю я через пару секунд, - а твоему информатору пора завалить ебало.

Твик фыркает. Его информатор хочет выебать его, и Твик знает и использует это. По крайней мере, я в этом уверен. Почему я до сих пор не устранил Клайда самостоятельно? Это выглядело бы как ревность, а это не так, да и вся эта херня по итогам бывает весьма забавной.

Честно говоря, я страшно заскучал за эти два года. Когда мы учились в школе, всё было куда проще. Мне не надо было вообще ни о чем думать. А теперь мы учимся в колледже в Денвере, снимаем квартиру с Твиком, ради чего я вынужден подрабатывать, пока Твик читает книжки и идет к духовному просвещению.

Томас тоже учится в этом колледже, только на другом факультете. Я всегда был очень рад его видеть, чего не сказать о Твике. Ревновал он или типа заботился обо мне, меня одинаково это бесило. Да, Томас снабжал нас наркотой на протяжении всей средней школы, ну и что. Все сумели завязать с этим и поступить в колледж. Да, Томас явно симпатизировал мне. Хотя вообще-то инициатором был я, еще в начальной школе, когда мы познакомились. Но из этого так ничего и не выросло. Мы даже ни разу не поцеловались. Ну, до недавнего времени…

- Крэйг, я устал от этого, - вдруг подает голос Твик и вздыхает.

Вот оно. Я тоже устал. Устал от этой бестолковой привычки любить его. Я был глупым и шестнадцатилетним, когда впервые поцеловал его. Я плохо помню, я был хорошенько чем-то накачен, спасибо Томасу. И почему не он тогда оказался рядом? Может я всё это время ошибался и проживал не свою жизнь?

- Правда… Пора что-то менять, - негромко говорит Твик, разрушая молчание.

- Что? – наконец говорю я.

Я надеюсь, что он скажет то, что я сам не решаюсь сказать. «Нам пора разойтись, Твик» - вот что я бы сказал ему, но почему-то не говорю. Мне по-прежнему страшно, что он тот дрожащий пятнадцатилетний мальчик, которого я обнимал, ночуя у него, и успокаивал, когда за окном была гроза. Тогда он сказал, что боится людей, потому что они могут его оставить. Я почти спал, но мои губы почему-то прошептали ему: «А я не оставлю». Дурак, нет, какой же я идиот. Нахрена я это ему сказал? Я связал себя этим на много лет. Не сказать, что мне всегда это было в тягость, нет. Это был классный эксперимент, но он затянулся слишком надолго. А я ненавижу всё, что связано обещанием.

- Мне кажется, нам пора поменять свою жизнь, - говорит Твик, глядя в землю, - может, нам будет лучше в других условиях…

Как он любит ходить вокруг да около, блять.

- Может… может нам отдохнуть, - он прикусывает губу и поднимает глаза. Да не может быть.

- Может нам разойтись? - подсказываю я ему.

Он кивает, и его глаза дрожат.

- Пожалуй, - я пожимаю плечами.

Удивительная пустота. Нет, даже облегчение. Я вспоминаю лицо Томаса и представляю, как он усмехнется и сожмет мою руку, выкрикнув пару ругательств, когда узнает. И мне не терпится наконец снять с него всю одежду и жадно целовать всё его тело, глядя на то, как он выгибается и пытается сдерживать свой грязный рот, потому что если он не будет сдерживаться, я кончу, не успев ничего начать. Ах… Мы как-то на днях обсуждали это и фантазировали.

- Я соберу свои вещи и съеду сегодня же, - Твик прерывает мои приятные мысли своим неровным голосом. Кажется, ему обидно, что мне наплевать, что всё так получается.

- Можешь сразу же приглашать Томаса, мне все равно, - продолжает он, с вызовов глядя в мои глаза. Я только хмыкаю в ответ.

- Меня заберет Клайд.

Ах, кто бы мог подумать.

- Я даже не сомневался, - спокойно говорю я и чувствую, что Клайду я все-таки съездил бы по лицу, но это может сойти за ревность, но дело-то в том, что он просто мудак.

- Знаешь, - я смотрю ему в глаза, - мне все равно, я даже рад, если у вас всё будет хорошо.

Я слышал, что при расставании надо говорить какую-то подобную ерунду, чтобы не расходиться врагами. А мне не нужны враги.

- И еще, - я опять вспоминаю ночь, грозу, пятнадцатилетнего Твика, - я не оставлял тебя, помни это.

Я слабо улыбаюсь и вижу в его глазах понимание. Ну хоть это радует, он не ненавидит меня. Нам было хорошо, но я не верю, что что-то способно длиться вечно. Просто всё меняется, и мы нуждаемся в переменах.

- Значит, я пойду, - говорит Твик, протягивая мне руку.

- Давай, - я пожимаю его руку и пытаюсь улыбнуться. Да к черту всё. Я притягиваю его и обнимаю. На прощание, так сказать.

- Пока, - говорю я, отпуская его, и вижу в его глазах слезы. – Не плачь, это твой выбор.

Он шмыгает носом и кивает:

- И твой тоже.

Он жестом просит у меня сигарету и, подкурив, снова кивает и уходит. Черт, мне почти жаль, что всё так получилось. Я тоже закуриваю и смотрю в серое небо. Мы часто гуляли здесь, в парке, а в последнее время я встречался здесь с Томасом, пока у Твика были дополнительные пары…

В кармане звонит телефон. Улыбаюсь. Звонит Томас.

- Я свободен, Крэйг.

- Я тоже. Совсем. Понимаешь?

- Что? Твою мать! Ты серьезно что ли?

- Да, - я улыбаюсь, с удовольствием выпуская дым, - вот только что. Ты дома?

- Да. Дерьмо! Отсоси!

- Я приду и наконец отсосу тебе, грязный ты извращенец.

Он смеется на другом конце трубки, почти задыхаясь от радости и волнения.

- До скорого, - говорю я и отключаю вызов.

И все-таки мне не жаль, и не должно быть жаль оттого, что я так прожил свою жизнь. Мне только девятнадцать, самое время что-то менять и искать свое счастье. Я встаю с насиженной скамейки и направляюсь к Томасу. И мне наплевать, что и это не навсегда. Навсегда – это слишком скучно, не правда ли?


*катарсис - от др.-греч. κάθαρσις — возвышение, очищение, оздоровление через страдания.