Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Когда свечи гаснут

Когда свечи гаснут в третий раз, Сэм понимает - Кроули не придет.
И в бункере наступает тишина, мертвая, давящая, как будто вот только сейчас он по-настоящему остался один - наедине с пентаграммой, бесполезными черными свечами, и серебряной чашей. Наедине с мыслями о том, что не успел сказать, и, опять, снова! Не успел сделать.

Он с трудом встает с пола, машинально отряхивая колени, и идет, ноги сами ведут его в комнату Дина. Дин считал этот бункер домом... Так странно, но сейчас, после его - смерти, Сэм мысленно произносит это слово «смерть», но все равно не испытывает нового прилива отчаяния, кажется, он оцепенел - так вот, после смерти брата бункер и впрямь превратился в пустую коробку, будто именно присутствие Дина наполняло его жизнью и превращало в дом. Раньше Сэм не замечал, теперь остро чувствует, как «остывает» все вокруг, медленно, неотвратимо. И еще что-то, отчего тревожно стукает в ребра сердце. Сэм испуганно смотрит на пустую кровать, и шумно втягивает носом, еще не веря себе, воздух. Отчетливо пахнет серой.

Восемь недель Сэм без сна и отдыха ищет Кроули, подстерегает его, вызывает, но проклятое демонское отродье отчетливо избегает его. И даже плененные демоны не дают ответа - что сделал с телом брата их господин. Сэм в ярости убивает пойманных демонов, но даже умирая, они молчат, а последний хохочет ему в лицо, и говорит, прежде чем сдохнуть:

– Это смешно, Сэм. Это правда смешно. Ради этого не жалко и помереть, но оно того стоило!

От гнева у Сэма темнеет в глазах, и он не помнит, как именно убивает насмешника. Приходит в себя над раскромсанным трупом, весь в крови с головы до ног, со слипшихся волос капает, с пальцев стекает, он молча смотрит на застывшую в жуткой гримасе улыбку демона, и впервые в голове ясно, эмоции, злые, отчаянные, больные - наконец, оставляют его. Он может думать.

Наконец-то, он может думать.

Это как выйти из темной реки, в которой захлебывался гневом, болью, страхом, отчаянием, и непомерным чувством вины, выполз на берег, дрожащий от напряжения, измученный, зная, что передышка ненадолго, совсем нет - река боли пучится и догоняет, уже снова лижет пятки, и снова поглотит его вот-вот, и нужно успеть - понять. Что происходит. Кто это делает с ним?

Непомерным усилием воли Сэм удерживает себя в бункере - нужно остановиться. Проклятый король демонов ни за что не попадется, слишком умен и хитер, и старые способы вызова не действуют, значит, нужно придумать новый способ. Он зарывается в книги, в бункере летописцев огромная библиотека, Сэм ищет способ подчинить себе демона. Должен быть такой, или заклинание, или обряд, что-то такое.

Сэм методично вынимает полку за полкой книги, их так много, что на изучение может уйти вся жизнь, но Сэм ищет любое упоминание про демонов, остальное пролистывает, просматривая по диагонали. Однажды он несет стопку просмотренных вот так наспех книг обратно к полке и одна выскальзывает, Сэм не останавливается. Он доносит книги, рассовывает их, потом возвращается к упавшей, наклоняется и видит на раскрытой странице что-то смутно знакомое. Поднимает книгу и с недоумением рассматривает клинок - смотрит на обложку - там и вовсе написано «книга рецептов» он ведь даже не пролистал ее.

Через несколько часов Сэм знает ответ - что случилось с его братом. История Каина, вместе с другими божьими отступниками, начиная с Люцифера - словно в насмешку под кулинарной обложкой - слепи себе демона из человека или из ангела? - открывает Сэму глаза.

С Дином случилось то же самое, что и Каином. Клинок не отпустил его. Клинок превратил Дина в демона.
Это все объясняет, все сразу встает на места, все правильно. Дин бы не дал ему встретиться с Кроули. Он и сейчас защищает его - и от короля Ада, и от правды, правды о себе.

Когда до Сэма доходит со всей очевидностью весь ужас случившегося, книга выскальзывает из ослабевших пальцев на пол. Все вокруг размывает, проклятый бункер плывет, все плывет в глазах, но Сэм не плачет, на самом деле - нет. Он в глубине души знал это всегда, сразу - просто сейчас получил подтверждение своим догадкам, гнал все время прочь это знание, не хотел верить, а теперь принимал его - допускал. И испытывал вместе со страшным горем - малую толику облегчения - легче, когда знаешь, что случилось, чем когда полная пустота, неизвестность и страх.

Сэм не перестает искать нужное заклинание - теперь с удвоенной силой, и совершенно точно знает - неважно, какова будет цена. Он вернет Дина, где бы он ни прятался. Он все исправит.

Но Дин появляется раньше, чем Сэм находит что-то, способное подчинить демона.

Сэм настолько занят, что забывает поесть, он не выходит из бункера, оказывается, неделями, пока не обнаруживает, что еда полностью закончилась. Есть не хочется совсем, но необходимо поддерживать силы, Сэм обнаруживает рассеянно, что не брился, и борода уже отросла на полпальца, он раздумывает, потратить ли несколько минут на бритье, и тут слышит шаги.

Он точно знает, что все двери закрыты, и везде охранные знаки и ловушки, но одновременно с этим знает - это Дин. И даже знает, почему он здесь, и от догадки перехватывает горло.

Сэм слишком долго не выходил наружу и... Дин не выдержал. Решил проверить, что с ним.

Сэм не решается выйти из «своей комнаты», где переоделся перед тем, как поехать за продуктами. Он слушает, как Дин идет. Слышит обострившимся до предела слухом эти мягкие, крадущиеся шаги, и, черт, это Дин, никто другой. Дин нерешительно останавливается возле его двери, и Сэм, не мигая, смотрит на нее и ждет.

Целую минуту он думает, что ему все померещилось, и что он сходит - сошел с ума, но дверь открывается - и на пороге стоит... Дин.

Сэм смотрит, не отрываясь - не двигаясь - смотрит на Дина и знает, что это реальность - он никогда не видел этой куртки и рубашки, вся одежда - чужая, незнакомая. Это Дин и... не Дин.

Лицо Дина не выражает эмоций. Сэм старается разглядеть в нем беспокойство, ну зачем-то же пришел он в бункер? Но Дин так же внимательно цепко разглядывает его, точно как и Сэм - словно ждет опасности.
Из Сэма как будто воздух выпускают - он садится на кровать и слабо говорит:

– Дин.

Дин ли?

Дин прислоняется к косяку, не решается войти? И Сэм судорожно вздыхает, ему кажется, что он сейчас лопнет от раздирающих его болезненных эмоций, и тут вдруг Дин говорит ворчливо, так, будто ничего не случилось, и они не по разные стороны баррикад, и все по-прежнему:

– Ну-ну, Сэмми, не вздумай разнюниться. Я принес тебе еды. Иногда надо есть, знаешь.

Сэм складывается пополам - так больно в груди, закрывает лицо и воет в ладони, монотонно, просто подвывает и качается, чтобы успокоить боль, но не получается.

Он снова чувствует себя мальчишкой, как будто ему десять лет, и старший брат утешает его, отвлекает и подначивает, но от этого еще горше, и бьется в голове - не исправить, не исправить, не исправить...

Кровать рядом прогибается, и Сэм затихает. Странным образом одним своим молчаливым присутствием Дин помогает. Сэм почти успокаивается, убирает руки от лица и выпрямляется, когда Дин спрашивает буднично:

– Давно догадался?

Сэм поворачивает голову, и Дин смотрит на него черными глазами - так близко! Потом моргает, и глаза снова прежние. Сэм сглатывает и шепчет:

– Давно. Я... думаю, почти сразу, но не хотел верить. Это все Клинок.

– Не только.

Дин так быстро возражает, что Сэм удивленно таращится на него, всем своим видом требуя - объясни! Дин усмехается и качает головой - устало и безнадежно, но с прежней бравадой:

– Дело и во мне тоже. Но ты и так знаешь, умник. Наверное, раскопал уже все. Или нет?

Сэм молчит подавленно и смотрит перед собой. Он медленно наполняется упрямой злобой - поворачивается к Дину - тот сидит и все так же безнадежно улыбается.

– Нет, – неожиданно для себя твердо говорит Сэм. Дин уже не улыбается, смотрит внимательно, а Сэм продолжает, и голос его наполняется уверенностью: – Но я обязательно найду способ все исправить. Ты ведь не уйдешь? Дин, пожалуйста. Мне нужна твоя помощь. Ты... скажи, что не уйдешь.

Дин изучает его - на секунду спадает с него маска, не маска, но что-то меняется в лице, и отвечает:

– Ладно. Должен же за тобой кто-то приглядывать.