Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Попытка

Несколько недель жесточайшей диеты и бесконечных пыток, превращающих каждый новый день в точную копию предыдущего, определенно давали о себе знать. Волочить на своем пусть и не совсем хрупком плече находящегося без сознания Пита Джоанне было тяжело. Но даже допустить мысль о том, чтобы бросить товарища по несчастью здесь, в одном из многочисленных серых коридоров, девушка себе не позволяла. Оставить Пита и спасти только себя было подобно трусливому бегству, а Джоанна не была трусливой.

Работающая сирена не только оглушала, лишая возможности, в случае чего, услышать приближающиеся шаги миротворцев, но и сбивала с толку, мешая разобраться в этом путанном лабиринте бетонных стен. Весь этот строгий распорядок и хваленное умение Капитолия решать проблемы в кратчайшие сроки были не более, чем фарсом. Всего лишь из-за одной заключенной, сумевшей убить своего угрюмого надзирателя пружиной старого матраса, все пришло к самому настоящему хаосу. Джоанна победно ухмылялась, представляя, как миротворцы и вся охрана пленников тщетно обследуют территорию в поисках просочившегося в самый тыл врага. А на деле враг пришел вовсе не из вне.

Сирена смолкла в тот самый момент, когда Джоанна толкнула одну из многочисленных дверей - та поддалась, открывая взору уходящую куда-то вниз лестницу. Времени оставалось все меньше, это было ясно по тому, как начали вдруг оживать коридоры. Миротворцы, решившие, видимо, что охранники убили проникнувшие в Капитолий повстанцы, теперь начали понимать, что все совсем не так, как кажется. Вполне возможно, что пленников никто не пытался спасти - они сами устроили весь этот переполох. А значит, не могли уйти слишком далеко.

В темноте подвального помещения Джоанна на какой-то миг почувствовала страх. Что, если план, придуманный наспех и в полубессознательном состоянии, провалится? Что делать с многочисленными ловушками снаружи, как обмануть наружные камеры и уйти незамеченными? А самое главное - куда идти? Стоило только услышать в коридоре приглушенные запертой дверью шаги, как стало понятно, что все эти вопросы не имеют значения. Важнее - сбежать подальше от этих пыточных камер и неминуемой гибели. А если все-таки ничего не выйдет, значит, сделать все, чтобы не вернуться сюда живыми. Пружина с одним окровавленным острым концом все еще была зажата в ладони беглянки.

Затащив все еще не очнувшегося Пита в тень лестницы, Джоанна устало опустила его на холодный пол и устроилась рядом, с опаской посматривая вверх. Миротворцы были настороже - любой шорох мог привлечь их внимание, и тогда все попытки сбежать были бы тщетны. А сбежать надо было, спастись, пробиться к выходу и затеряться где-нибудь в лесах. Пусть даже надежда обрести покой и по-настоящему счастливое будущее была подобна призраку, с каждой минутой томительного ожидания отдаляясь еще на шаг.

Дверь с тихим скрипом приотворилась, впуская в подвал полоску света. Половицы под весом перешагнувшего порог миротворца издали жалобный стон, и вторил им Пит, чуть дернув рукой и начиная хмуриться. Джоанна зажала ему рот ладонью, чувствуя, как в воздухе, вперемешку с запахом земли и сырости повисает напряжение, такое плотное, что его даже можно потрогать. Мужчина, сделавший еще один шаг вперед, кажется, ничего подозрительного не услышал. Он замер на месте, морща нос от витающего кругом неприятного смрада и раздумывая, стоит ли спускаться в самый низ и осматривать все помещение. К его счастью, в коридоре вновь случился какой-то переполох, и миротворец поспешил прочь из мрачного подвала, захлопнув за собой дверь. Щелкнул замок - бывшим узникам теперь надо было искать другой выход.

- Где... мы? - слабым голосом, едва слышно, спросил Пит, непонимающе всматриваясь в темноту.

- Почти выбрались, - так же тихо отозвалась Джоанна, поднимаясь на ноги и протягивая парню руку. Только сейчас она задумалась о том, как долго ее спутник протянет без каких-либо лекарств и сил, чтобы пройти немало миль далеко в лес. Сможет ли он постоять за себя, если миротворцы все-таки их поймают? Было ясно, что Пит не боец и не будет им до тех пор, пока не заживут его недавно полученные раны - а это, как минимум, неделю, если не больше.

Пит хромал на правую ногу и держался за ребра, но за все то время, что Джоанна вела его по подвалу в поисках хоть какого-нибудь выхода, не издал ни звука. Сноу приложил немало усилий, чтобы сломить этого парнишку, и девушка искренне недоумевала, как он до сих пор держался. Хотя после того, как ему начали колоть яд ос-убийц, проводя над его разумом и памятью жестокие опыты, Пит стал давать слабину. Словно что-то внутри него, что помогало парню терпеть все пытки и держаться, начало ломаться. Что бы сейчас не творилось в его светловолосой голове, Джоанна надеялась, что Пит придет в норму.

Наконец девушка приметила высоко в стене металлическую решетку, из-за которой шел еще более мерзкий запах, чем тот, что витал в подвале. Пит предположил, что там когда-то были вентиляционные трубы, но из-за того, что ни подвальным помещением, ни какими-либо комнатами этажом выше давно не пользовались - если уж судить по душным камерам и чересчур грязным для сверкающего Капитолия коридорам, - трубы наверняка пришли в негодность, забившись пылью и всяким мусором. Вполне возможно, что на металлических стенах разрослась плесень, что и объясняло неприятный запах.

- А ты не такой безнадежный, - заметила Джоанна, смерив парня оценивающим взглядом. Значит, пытки не лишили его способности рационально мыслить, что не могло не быть хорошим знаком. Шансы выбраться из этого кошмарного плена заметно возросли.

Пит не обратил внимания на реплику спутницы, молча подвигая несколько ящиков, чтобы девушка могла подняться на них и дотянуться до решетки. На ее тонких пальцах была запекшаяся кровь и виднелись несколько длинных царапин, но казалось, что саму Джоанну это нисколько не волнует. Пружиной от матраса она принялась откручивать заржавевшие и неподатливые болты, подцепляя их пальцами и отдавая Питу, а парень, складывая их в карман, поглядывал в стороны лестницы и двери. В любой момент тот миротворец, который так и не удосужился как следует проверить подвал, мог вернуться.

- Готово, - с трудом отрывая тяжелую решетку, сказала Джоанна. Она осторожно спрыгнула на пол, едва не упав - в ногах появилась доселе неведомая слабость, - и уложила ее на груду старого тряпья. - Ты первый.

Питу немалых усилий стоило взобраться на подставку из ящиков, которые жалобно заскрипели под его весом, а затем протиснуться в выемку от решетки. Труба была намного уже, чем предполагал парень, но грязная настолько, что и представить было трудно. Передвигаться по ней приходилось лежа, и широкие плечи парня терлись об узкие стенки, собирая собой всю пыль и плесень. Ниточки паутины оседали на волосах и лице, и несколько раз Пит громко чихнул, на что Джоанна принималась возмущаться, что Мелларк слишком шумный. Стараясь выглядеть сильной и храброй, девушка пыталась скрыть нарастающую в ее душе тревогу, которую Пит отчетливо слышал в ее тихом голосе, но не подавал виду.

Чем дальше они продвигались по трубе, тем отчетливее начинало казаться, что кислорода в ней становится все меньше и меньше. Приходилось задерживать дыхание, потому что от жуткой вони начинало крутить животы, но в скором времени к чувству тошноты прибавилось еще и головокружение. Джоанна уже не была уверена в том, что они делают все правильно -побег все больше напоминал самую настоящую пытку. А в какой-то момент, когда сделать вдох стало еще труднее, девушка поняла, что если вдруг Пит остановится, решив, что больше не может, она не станет уговаривать его двигаться дальше. Может быть, эти трубы и есть финальная точка их бегства. Умереть от удушья там, где никто даже не догадается их искать, было не так уж и плохо, если сравнивать с мучительной смертью от рук миротворцев.

- Я что-то вижу, - подал голос Пит. В тот же миг Джоанна почувствовала, как сквозь смрад вони пробивается спасительный свежий воздух, и в душе, словно птица в крохотной клетке, забилась надежда, что побег все-таки удался. Что еще совсем немного - и они окажутся на свободе, где-нибудь за пределами этого проклятого Капитолия.

- Здесь решетка, - проползя на животе еще пару метров, сказал Пит. Джоанна протолкнула к нему по скользкому дну трубы пружину, и теперь настал черед парня возиться с болтами. У него ушло на это куда больше времени, чем у девушки, но вот решетка рухнула в холодную мутную воду несколькими метрами ниже.

Здание, в котором пытали Джоанну и Пита, находилось на окраине возвышенности, переходящей в одну из гор, окружающих Капитолий. Отсюда было рукой подать до центра красивейшего в Панеме города, и на поверхности протекающей внизу реки виднелись отблески света из окон многочисленных высоток. Кованый забор с заостренными навершиями располагался выше торчащей прямо из земли трубы, отгораживая горные массивы от капитолийских жилищ. Это было даже на руку беглецам - если бы их заметили миротворцы, им понадобилось бы время, чтобы перебраться через забор и поймать пленников.

Прыгать в воду с высоты в несколько метров из положения лежа было не только проблематично, но еще и опасно. Под мутной поверхностью воды могли скрываться камни, о которые запросто можно было разбиться, но что еще оставалось делать беглецам? Пит соскользнул вниз, ощутимо ударившись о воду, и вынырнул на поверхность в тот самый момент, когда прыгнула Джоанна. Она подхватила неловко барахтающего руками и ногами парня, с трудом разбирая, в какую сторону надо плыть. Берег на противоположной стороне реки был скалистым и весь порс мхом и травой. Забраться на него было еще труднее, чем вырвать пружину из матраса - царапины на руках Джоанны вновь стали кровоточить. Да еще Пит снова потерял сознание, едва только вскарабкался на скользкие камни.

Чувствуя, как острые края камней впиваются в кожу, Джоанна вновь взвалила на себя Пита, но в этот раз не смогла не то, чтобы шаг сделать с такой ношей – даже встать ей оказалось не под силу. А в это время в небе над площадью взорвался фейерверк. Снопы ярко-синих, зеленых и красных искр на несколько секунд озарили ночное небо, отбрасывая причудливые узоры на поверхность воды и лицо Джоанны. Девушка зачарованно смотрела на них, оставив попытки передвинуть Пита и спрятаться где-нибудь за деревьями – они ведь были на самом виду, стоило только кому-нибудь подойти к забору. Где-то в городе по приказу Сноу капитолийцев, таких несчастных и опечаленных идущей войной, развлекали, как могли, устраивая шумные сборища, несмотря на то, что эвакуация из самых отдаленных районов шла полным ходом. Кто-то веселился, а кто-то умирал, и Джоанна злилась, понимая, что относится отнюдь не к первой категории.

Возможно, именно ненависть ко всем, кто жил среди всей этой роскоши и фальши, кто никогда в жизни не знал, что такое страх, и кто считал Голодные Игры веселым развлечением, помогла девушке подняться. Поднять Пита ей так и не удалось, потому она старалась как можно аккуратнее волочить его по земле, держа за руки. Ноги скользили по мокрой траве – то ли недавно прошел дождь, то ли земля намокала от воды, ручьями стекающей с обоих пленников, - и несколько раз девушка падала, зарабатывая себе все новые и новые синяки и ссадины. В конце концов, добравшись до здоровенной каменной глыбы, за которой земля начинала круто уходить к вершине горы, Джоанна решила, что пока можно остановиться и здесь. Река была неподалеку, но благодаря деревьям и кустарникам беглецов не было видно, что было на руку.

Возле одного из деревьев девушка откопала небольшую яму, измазав в грязи все руки, а затем закидала ее еловыми ветками и листьями, чтобы лежать было не слишком жестко. Чтобы уложить туда Пита, Джоанна истратила все силы, что у нее оставались. Копать яму для себя она была уже не в состоянии, да и разве могут они тут вдвоем спать, когда их разыскивает большая часть миротворцев Капитолия? Один должен сидеть на страже, внимательно прислушиваясь ко всем звукам и всматриваясь в просвет между ветвями деревьев, чтобы, в случае чего, успеть спрятаться. Правда, сделать это с почти бездыханным Питом, который выглядит слишком бледным для живого человека, будет весьма проблематично.

Коснувшись пальцами его шеи, девушка нащупала пульс – слабый, но все-таки. Как оказывать медицинскую помощь и что вообще нужно делать, Джоанна понятия не имела. Возможно, Пит не доживет до рассвета – накануне миротворцы изрядно над ним поиздевались, да еще и этот яд. А теперь вот ползание по вонючей трубе, прыжок в ледяную воду и сон прямо на земле. Это явно не может закончиться ничем хорошим, и где-то в глубине души девушка даже надеялась, что все так и будет. По крайней мере, Мелларк заслужил того, чтобы его перестали пытать и мучить, и такая смерть была вполне достойной. По крайней мере, несмотря на все, он умер бы свободным человеком, не сломленным до конца и преданным тем идеалам, за которые боролся. Если бы и сама Джоанна могла лечь рядом, закрыть глаза и никогда больше не просыпаться, отправившись в неведомое ей лучшее место, о котором она так много слышала.

Но закрывая глаза, девушка видела только пугающую темноту, а шорох листьев на поднимающемся ветру заставлял ее всякий раз вздрагивать. Высоко в ночном небе ярко светила луна – поразительно круглая, кажущаяся совсем нереальной. Где-то рядом слышался стрекот кузнечиков, ночных жителей этого обычно угрюмого и молчаливого леса. Эта обстановка напоминала Джоанне о ее первых Играх, заставляя память подсовывать ей картинки кровавой бойни у Рога Изобилия, тех ребят, которых она убила, спасая себя. Если бы она только знала, что победа на самом деле ничего не значит, стала бы она предавать свои принципы, превращаясь в еще одну игрушку Капитолия и делая все, что он прикажет? Стала бы убивать ни в чем неповинных и даже совершенно незнакомых ей детей, таких же, как и она сама?

Размышления окончательно утомили девушку, и в какой-то момент луна в небе сменилась серой пылью и дымкой тумана, медленно ползущего по мокрой от прошедшего дождя земле. Джоанна и не заметила, как уснула, и уж тем более пропустила пробуждение Пита. Тот, к ее удивлению, выглядел намного лучше, чем ночью, и сидел рядом с девушкой, обтирая ее грязные от земли руки смоченным в воде куском тряпки. Кажется, это был оторванный рукав его футболки.

- Что ты делаешь? – только и смогла спросить Джоанна, не привыкшая к такому проявлению заботы, и пытаясь высвободить свои руки. Но Пит взглядом попросил ее не двигаться, продолжая смывать грязь с ее исцарапанных пальцев, касаясь их так осторожно, словно ни были из хрусталя и могли сломаться от любого неверного движения. Девушка подчинилась, позволяя парню промыть свои раны, и не сказала при этом ни слова, по большей части из-за охватившей ее вдруг ностальгии. Забота Пита, пусть и такая малая, напомнила ей о далеком детстве, когда мама вот так же промывала испачканные ручки дочери, которая снова таскалась с мальчишками в лес вместо того, чтобы играть во дворе с другими девочками.

- Миротворцы ходили вдоль забора, когда я попытался подобраться к реке. Они знают, что мы выбрались через трубу, но думают, будто мы поплыли вниз по течению реки, а оттуда пробрались к пустующим улицам, - сказал Пит, закончив промывать руки Джоанны, за что та поспешила сказать ему «спасибо» - слишком быстро и отрывисто, словно для нее это было в новинку. Благодарить кого-то и принимать помощь. Она явно успела позабыть о таких простых вещах.

- Это был бы хороший план, - отозвалась Джоанна, поднимаясь на ноги и разминая затекшие от долгого сидения в неудобной позе конечности. План действительно был хорош, ведь в заброшенных жителями домах можно было найти чистую одежду, еду и медикаменты. Конечно, риск попасться был бы очень велик, но шансы выжить в лесу без каких-либо припасов были ничтожно малы. Сейчас не приходилось выбирать между тем, что безопасно и тем, что нужно. Если придется рисковать – значит, так тому и быть. В конце концов, они уже трижды избежали смерти, если считать Игры и побег. Почему им не может повезти в четвертый раз?

- Тогда нам остается только идти выше, - продолжил Пит. Он поднялся следом за девушкой, чуть покачнувшись, когда наступил на больную ногу. Он, как и Джоанна, понятия не имел, заработал он себе вывих или растяжение, и в чем вообще разница. Главное, что идти он мог, а то, что при этом придется терпеть боль, было не так страшно, как снова оказаться в плену Капитолия. Пусть даже он вывихнет себе обе ноги, останавливаться он не будет.

- Выше по реке ничего нет, - покачала головой Джоанна. – Рискнем. Идем вниз, а там заберемся в какую-нибудь квартиру и…

- Нельзя, - перебил девушку Пит. Мейсон бросила на него сердитый взгляд, недовольная тем, что парень собирается потащить их в какую-то глушь, в то время как совсем рядом есть то, что им так нужно. Они ничего не ели со вчерашнего дня, и идти с пустыми желудками куда-либо было намного сложнее.

Тратить время на споры было глупо, и потому Джоанна с большой неохотой, но все-таки уступила Питу. Он первым двинулся вперед, еле шевеля ногами, хотя и сама девушка была не в силах идти быстрее. Ни единой тропы в этой части леса не было, а вскоре и вовсе под ноги стали попадаться сплошь одни камни, а земля круто уходила вверх. Бывшие трибуты слишком близко подошли к подножию одной из гор, обойти которую можно было только двумя способами. Либо возвращаться в Капитолий, либо искать тоннель, по которому в город проезжают поезда. И тот, и другой путь были слишком опасны. Джоанна почувствовала, как ее медленно начинает охватывать отчаяние.

Глупо было бежать. У них ничего нет, никакой провизии, никаких шансов. Кругом неизведанная территория, кишащая врагами, и пути назад уже нет. Они не могут вернуться, так же тихо пробраться обратно в свои камеры и сделать вид, будто никакого побега не было. Не могут остаться, потому что в таком случае не протянут и пары дней. Они ничего не могут.

- Мы можем попытаться, - упрямо заявил Пит. Подняв на его уставший взгляд, Джоанна увидела в его глазах слабый огонек надежды. Юный пекарь, несмотря на явный провал их затеи, все еще пытался держать себя в руках и даже искать что-нибудь, во что можно верить. Капитолий не сломил этого парня. Пока еще не сломил.

- Ты прав, - не думая, отозвалась Джоанна. – Мы можем попытаться.

От былой решительности не осталось и следа. Девушка была слабее, чем Пит, намного слабее, чем могло казаться. Больше всего на свете сейчас она хотела вернуться в то прошлое, которое существовало до Игр. В родной дом, к своей семье, и хотя бы на миг почувствовать себя в безопасности. Забыть, как страшный сон, все то, через что ей пришлось пройти за последние несколько лет. Словно чувствуя настроение девушки, Пит подошел к ней, неуклюже обнимая ее за плечи. Он прекрасно понимал, что искать спасения в тоннелях нет смысла. Его уже вообще нигде нет.

Миротворцы, тем временем, уже поверив заброшенные участки города, двинулись верх по реке. Беглецы были схвачены уже спустя час; и Пит, и Джоанна из последних сил пытались спастись бегством, но все было тщетно. Их заперли в тех же камерах, где они и находились до этого, а из обрывков разговоров парочки охранников, узники услышали о попытке повстанцев пробраться в Капитолий и спасти пленников. Им удалось увезти отсюда Энни и еще несколько человек, но, не обнаружив Джоанны и Пита, они, видимо, решили, что этих двоих держат где-то в другом месте. Возможно, они еще вернутся. Только уже точно не в эти камеры.