Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Storytime

Юноша скитался по глухой и темной чаще леса не первый день. С самого начала было очевидно, что он сбился с пути, но упрямство не позволяло ему опустить руки и смириться с тем, что было заведомо понятно: в одиночку невозможно добраться до Столицы. По Главной Дороге он не рискнул идти, ведь его попросту не пропустила бы стража или ограбили бы и убили где-нибудь в пути. Поэтому он решился на отчаянный шаг – воспользовался старой лесной тропой, но, увы, тропа заросла еще десяток лет назад и, как итог, он заблудился.
Воздух здесь был затхлый, птицы уже не пели, как это было, когда он только зашел в лес. Слышны были только его шаги да легкий треск сухих веток под ногами. Громадные корни, оплетающие пространство вокруг так и норовили неожиданно появиться то тут, то там. Он спотыкался и, падая, раздирал в кровь ладони, царапал ноги о сучья и задевал головой низко склоняющие ветки.
Решив, что пора сделать привал, парень скинул с плеча мешок и сам сел на землю, привалившись спиной к дереву. Еда закончилась еще утром, как бы он не растягивал, а фляга неумолимо пустела. Чаще не было видно конца, солнце почти не проникало сквозь листву могучих деревьев, каждому из которых было едва ли меньше века. Кругом царил полумрак, нагнетающий тоску и страх. Он откровенно не знал, что будет дальше и уже начал жалеть о том, что покинул свою деревню.
Передохнув, юноша поднялся на ноги, водрузив мешок обратно. Покрутив головой по сторонам, он двинул на юг, надеясь, что таким образом он вернется на тропу или хотя бы выйдет на Главную Дорогу. Конечно же, он даже и не подозревал, что с каждым шагом все дальше уходит от Столицы в противоположную ей сторону.
Ближе к закату, он все же покинул чаще и очутился на поляне. Кроваво-красное солнце почти скатилось за горизонт, но после мрака, царившего в лесу, оно казалось невыносимо ярким. Высокая трава, укрывающая поляну, доставала ему до пояса, надежно укрывая от глаз протекающий тут же ручей. Однако его бодрое журчание невозможно было спутать ни с чем другим.
Радостно вдохнув свежий воздух полной грудью, путник наполнил флягу и, не позволив себе такую роскошь, как отдых, решил идти вверх по течению, пока солнце еще не село.
К полудню следующего дня оказавшись у подножия горы, он понял, как же сильно ошибся. Он выбился из сил и, наконец-то, признался себе в том, что заблудился. Короткая ночная передышка не придала сил: он был голоден, а сон его не был крепким - скорее, настороженным. Ведь мало ли опасностей! К воде мог выйти хищник или что похуже…
Может, все это и сказки, но появлялись они неспроста. Множество сказаний ходило и про огромных волков, крадущих по ночам детей и ходящих на задних лапах, и про чудищ, что живут под землей, а ночью выходят, чтобы полакомиться человечиной, и, конечно же, про драконов, о которых россказней по деревне ходило еще больше, чем о живых мертвецах, встающих в полнолуние из своих могил. Конечно, если в огромных волков еще можно верить, то в драконов, спящих на горах краденого золота, уж никак нельзя! Тем не менее, когда ты один в темном лесу, и не в такое готов поверить…
Сделав еще несколько шагов, он упал без сил, так и не дойдя до дороги, ведущей к небольшому городу и скрытой густым кустарником, буквально пары десятков метров.
***
Градоправитель по обычаю совершал утреннюю прогулку, объезжая свои владения. Утро выдалось чудесным: солнечно и тепло. День обещал быть погожим. Но это совсем не волновало мужчину. Хмурясь и подергивая правый ус, он обдумывал, что же делать с такой немаловажной проблемой как дракон. Он думал об это не первый день, но в голову ничего не шло. Раньше решение, как знак свыше приходило к нему само: либо попадалась какая-нибудь воровка, либо нищенка из других краев приходила к городским воротам. Но вот злосчастный вторник наступил, а чуда не происходило. В самом деле, не отдавать же на растерзание чудища горожанку?
Он был так сильно погружен в свои мысли, что не сразу заметил, когда его окликнул кто-то из свиты. Слуги заметили кого-то совсем рядом с дорогой. Едва ли не возликовав, градоправитель тут же велел забрать находку с собой.

Город был расположен у подножья Слепой горы. Называлась она так, потому что уходила высоко вверх, в самые облака, и была вся покрыта лесом. Взобравшись на нее, невозможно было разглядеть долину, расположившуюся у ее подножия, да вообще ничего с нее невозможно было разглядеть. Отсюда и название.
Высоко на горе, уходя в ее глубь, был спрятан замок. Не такой большой, чтобы походить на Императорский Дворец, но на средний замок обычного лорда вполне тянул. Он не был особо примечательным, наоборот – владелец стремился укрыть его от глаз посторонних. Именно поэтому заметить его, не приблизившись вплотную, было невозможно.
Однако, несмотря на то, что замок был скрыт, о его месторасположении, пусть и приблизительном, знали все местные. Впрочем, их знания ограничивались лишь местом, где условились оставлять подношения, и тем, что приближаться к владениям запрещено. Ну и еще одна очень важная деталь. Не упомянуть о ней было бы просто непростительно. В замке жил дракон. Самый настоящий. Огромного размера, с блестящей чешуей и кровавыми глазами. Удары его крыльев вызывали ураган и разруху, а пламя и клыки с когтями несли смерть всему живому.
Конечно, времена, когда он разорял города, давно канули в лету, сейчас он вел оседлый и относительно миролюбивый образ жизни, что не мешало ему держать в страхе местных жителей. И дабы не злить чудовище, каждый год в третий вторник мая, жители оставляли ему на скалистом выступе подарок: немного золота и невинную красавицу.
На деле же новый градоправитель хитрил вот уже десяток лет и вместо красавиц подсовывал дракону на ужин кого попало. В этом году он решил, что и найденный возле дороги путник вполне сойдет за главное блюдо. Возможно, раньше проявить такое неуважение побоялись бы, но теперь трепет перед чудовищем перестал сковывать липкими цепями страха жителей. Да и какая, в конце концов, дракону разница, что есть?
Парня, который от голода все никак не приходил в себя, нарядили в красивое девичье одеяние, расшитое драгоценными камнями, темные вьющиеся волосы убрали пестрой заколкой, женщины смягчили румянами черты его лица, выбелили кожу пудрой и подвели глаза, делая их ярче, а ресницы длиннее. Хрупкие юношеские черты легко преобразились, превратив парня в самую настоящую девушку. Пусть и не очень красивую. К своему счастью, он все не приходил в себя…
***
Он очнулся на закате солнца от жуткого пронизывающего ветра. Первое, что он увидел, открыв глаза, - нечто, неумолимо приближающееся к нему. Оно так ярко сверкало в последних лучах солнца, что было больно глазам. Алые и багровые цвета переливались, отражались и смешивались с золотом, сияя ярко, как только само солнце может сиять.
Когда же дракон (а это был, несомненно, он) приземлился рядом, послышался глухой рокот.
- Наконец-то! – прорычал он, и его голос отразился от голых скал.
В панике юноша забыл, как дышать, с ужасом глядя снизу-вверх на чудовище. Хотелось списать все на то, что он по-прежнему находится без сознания, но почему-то не получалось. Уж слишком реальными были все ощущения: вплоть до мелких камешков, впивающихся в спину и ладони и вибраций воздуха, сотрясаемого ударами крыльев.
Дракон сложил крылья и сделал несколько шагов к парню, двигаясь легко и бесшумно, что было весьма удивительно для его размеров. Приблизившись, он склонил морду, стремясь получше разглядеть подношение.
Парень буквально почувствовал, как его сердце замирает, пропуская один или два удара, и мечтал только об одном – снова лишиться чувств.
- Интерес-сно, - пробормотал дракон. – Пахнеш-шь не как крас-савица, но как девтс-ственница.
Парень тяжело сглотнул, чувствуя, как слюна неприятным комом идет по горлу. С таким же комом был сравним его страх. Вязкий и мерзкий страх встрял где-то в груди. Неловко откашлявшись, он несмело подал голос, стараясь, на всякий случай, говорить как можно громче:
- Простите, но я не девственница! Мне очень жаль. Произошла ужасная ошибка, я никак не могу быть ею.
Слегка удивленный подобной смелостью дракон смущенно и неразборчиво проворчал что-то невнятное. С трудом угадывалось лишь «ни стыда» и «испорченный век». Он принюхался, сощурив глаза.
- Как же ты не можеш-шь быть девс-ственницей, если ты пахнеш-шь соответс-ственно?
Склонив морду чуть вбок, он задумчиво выпустил клубы дыма в воздух.
Стемнело. На небосводе уже начали появляться первые звезды и золотая чешуя, будто бы притягивала к себе их слабый свет, приумножая его и делая менее холодным. Путник завороженно уставился на это зрелище, очарованный им.
- Лиса! – спустя пару мгновений почти восторженно воскликнул дракон, резко перестав шипеть на согласных, и земля слегка содрогнулась. Внутри у него что-то заклокотало, из пасти и ноздрей повалил дым – он засмеялся.
- Реш-шила меня провес-сти. Недурно, недурно…
Он еще раз оценивающе взглянул на парня, совсем не догадываясь об обмане, и протянул к нему огромную лапу, крепко и в тоже время бережно схватив добычу.
- Пойдешь со мной, тебе наверняка понравится у меня в гостях, - довольно проговорил дракон, вновь неожиданно перестав шипеть.
Расправив крылья, он взмыл в ночное небо, по кругу набирая высоту. Тогда-то парень очень-очень сильно пожалел, что покинул дом. Теперь его семья точно пропадет! Он всего лишь хотел им помочь, а угодил в лапы к дракону. С горечью вздохнув, он принял свою судьбу, отдаленно задумываясь, на основании чего на нем не его одежда.
Облетев кругом гору, чудовище приблизилось к высоким башням, ловко лавируя между ними. Словно бы красуясь, он сделал еще круг над замком и начал снижаться. Во дворе уже суетились люди. Маленькие фигурки становились все ближе, и стало ясно, что они приветливо машут руками.
Мягко опустившись на землю, дракон отпустил свой подарок, распоряжаясь, чтобы приготовили комнату. Недоуменно смотря то на пожилую женщину, которая закивав, поманила его за собой, то на дракона, парень хотел было поправить одежду, но тут понял, что на нем не просто чужая одежда – на нем девичье платье! Какой позор! Его нарядили девицей!
Меж тем, дракон собирался снова взлететь, но вдруг, словно вспомнив что-то, остановился. Он снова склонился к своему пленнику и неловко кашлянул, выпуская из ноздрей дым. Казалось, будто бы он был жутко смущен.
- И вс-с-се-таки крас-с-сивая. Как тебя зовут?
Не менее смущенный из-за подобной ошибки парень неловко потер шею, думая, следует ли ему представляться или сразу нужно прояснить ситуацию. Решив, что лучше еще немного пожить, он выдохнул, почти неразборчиво:
- Руки, - тут же откашлявшись, он более уверенно повторил, - Мое имя Руки.
- Р-руки, - прорычал дракон, словно пробуя имя на вкус. – Необычное имя. Мне нр-равитс-ся.
И он взмыл в ночное небо, подняв сильный ветер и заставив парня закашляться от поднявшейся следом пыли.