Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
Ника кухни официальный сайт корпусная мебель на заказ интернет магазин ника.

Тройняшки?..

— Расенган!

Вокруг сгущалась темнота, и лишь одиноко светящая луна разбавляла ночной мрак. На поляне стояло два человека: первый был невысокий мужчина с короткими непослушными волосами черного цвета. Лицо скрывала маска, и лишь сквозь одну дырку можно было заметить Мангёко шаринган, а вместо одежды на нем висел какой-то балахон. Второй же был знакомый всем Йондайме Хокаге. Минато нахмурился, вновь собирая в руке чакру.

— Сколько еще ты будешь продолжать свои жалкие попытки защитить деревню? Рано или поздно, но я уничтожу ее, — безразлично хмыкнул человек в маске, вытягивая из рукавов цепи.

— Я буду стоять за Коноху, пока не умру. Мне есть, что защищать! — крикнул блондин, сделав шаг в перед. Тут же Намикадзе помчался к напавшему на Лист, пытаясь поразить того расенганом. Однако и эта попытка увенчалась провалом — молодой Хокаге пролетел сквозь своего противника и тут же переместился к метке в десяти метрах от поля боя. Отдышка.

Йондаме прислонился спиной к стволу дерева и сжав правый кулак, приложил его к сердцу. Крепко стиснул зубы и достал трехлепестковый кунай. «Кушина... я обязательно защищу Коноху, и ты будешь жить с нашими детьми в мире и спокойствии. Я не позволю вам умереть».

Минато вновь переместился на поляну. Обито уже ждал его, гордо озираясь по сторонам. Вокруг него стало искажаться пространство, и он тут же пропал. Намикадзе поспешил отбежать от леса, так как не мог позволить себе проиграть. Блондин будто звал своего противника обратно, стоя в боевой позиции и крепко сжимая в руке особое оружие с его меткой.

Учиха не заставил себя долго ждать — появившись за спиной Йондайме, резко замахнулся для удара, при этом громко звеня цепями. Минато отскочил в сторону, а Обито вновь исказился в пространстве и оказался метрах в пятнадцати от молодого Хокаге. И вот они уже несутся на друг друга, мечтая нанести решающий удар...

«Мы обязательно встретимся, Рин. Осталось совсем немного...»

«Кушина, я обязательно защищу Коноху! Я создам мир для нас и наших детей...»

В Обито полетел трехлепестковый кунай с расчетом в точности до секунды. Во второй руке скапливается голубая чакра. Он готов, как никогда. Ведь пока есть, что защищать, Четвертый не сдастся! Он сможет исполнить все мечты своей любимой и вырастить своих детей в любви и спокойствии. Он будет лучшим Хокаге, что бы Коноха расцвела и стала сильнейшей деревней в мире. Он постарается, и не важно, выживет ли он сам, если это сможет принести мир своей семье и родине.

Учиха перемещает часть своего тела в другое измерение, и кунай спокойно пролетает сквозь него. Обито будет пользоваться любыми методами, использует любых людей для достижения цели. Он готов в одиночку положить всю Страну Огня, а если будет необходимо — и весь Мир шиноби. Для него нет рамок и запретов, пока есть заветная мечта. Он должен выжить, что бы вновь увидеть Рин. Эта девочка стала для него жизнью, и ради нее он готов на все.

Секунда. Только кольцо на конце куная полностью появилось, как Минато переместился к своему оружию и атаковал ничего не подозревающего Учиху, что не успел защититься. Вторая. Оглушительный грохот, вперемешку с криком разнеслись по округе.

— Расенган!

Неужели, Минато победил? Конечно, он смог это сделать. Смог бы в любом случае. Ради Кушины. Ради детей. Ради Конохи. Ему есть, что защищать.

Намикадзе обходит бессознательного наследника шарингана и медленно снимает его маску. Лицо Йондайме наполнено ужасом, глаза расширились, а дыхание стало прерывистым, нервным.

— ...Обито? — еле выдал Хокаге сухим и тихим голосом, так как говорить нормально для него сейчас не представлялось возможным. Все это время он сражался против своего ученика, и сейчас испытал глубокий моральный шок.

Но тут же его лицо стало серьезным. Мужчина подхватил Учиху на руки и перенесся к одной из меток в больнице Конохи. Положив Обито на койку, резко выскочил за дверь, позвал санитаров. Быстро протараторил им все, что произошло, и ирьенины старались усвоить всю информацию, что бы лучше помочь бессознательному ученику Четвертого. И, закончив свою речь, Йондайме бросил что то в роде:

— Простите, мне пора срочно бежать!..

И испарился в желтой вспышке. Появившись на своем каменном лике, Минато достал еще один трехлепестковый кунай и ужаснулся. Он, конечно, знал, что на деревню натравили Кьюби. Но ничего не подозревал про второго биджу.

Двухвостая кошка, созданная будто из синего пламени, ловко перепрыгнула скалу Хокаге. Приземлившись на четыре лапы, она повернулась к ошарашенному Минато и произнесла своим полурычащим, полумурчащим голосом:

— Я не имею ничего против твоей деревни, Четвертый, и не горю желанием ее разрушать. Однако, с Курамой надо что-то делать. Я помогу тебе расправится с хвостатым!

Блондин кротко кивнул и запрыгнул на голову кошки, что так заботливо поднесла ее к камням. И вот они несутся к разбушевавшемуся лису под удивленные взгляды шиноби, и Ниби заносит лапу для удара. Прижав шесть хвостов Курамы к земле она дала знать, что сможет на время отвлечь лиса на себя, и Минато перепрыгнул на тело Кьюби, уверенно направляясь к его макушке.

— Мататаби! — рыкнул Девятихвостый, пытаясь укусить кошку, но та ловко дала ему хвостом по морде. — С каких это пор ты стала прислуживать жалким людишкам?

— Это мое собственное решение, Курама. Меня не поглотила ненависть, и я не имею ничего против спокойного будущего этого мира, — прошипела ему в ответ Ниби, смотря прямо в глаза разбушевавшемуся биджу.

— Что ж, я не буду настраивать тебя под себя, сестра. Но помни, что я не хочу быть запечатан в джинчуурики и провести всю жизнь взаперти, — оскалился демон, в то время как Намикадзе находился около его уха. Кошка показала клыки в ответ.

— Прости, Курама. Свободное будущее возможно лишь при отсутствии ненависти. Именно поэтому мне доверился Четвертый!

Йондайме сложил около тридцати семи печатей, среди которых было лишь восемь стандартных, и прыгнул вниз. Приземлившись на нос Кьюби, он хлопнул ладонью по лбу Девятихвостого, в точку ровно между глазами.

— Подчинение!

Демон замер на месте, а его зрачки стали как у человека — круглыми. Ниби довольно кивнула и села прямо на хвосты застывшего биджу. Хокаге лишь облегченно вздохнул и, вытерев пот со лба, спрыгнул на землю, складывая новые печати. На крыше одного из домов появилось три небольших алтаря с люлькой для ребенка. На секунду Йондайме пропал, а в следующую появился тут уже с тремя детьми. Каждого младенца уложили отдельно, и Намикадзе вновь принялся складывать печати.

— Что будешь делать, Четвертый? Я буду не против, если меня запечатают как можно скорее. Пока я еще могу подавить свою ненависть, но скоро она возьмет верх над разумом, — взволнованно мяукнула Двухвостая, подойдя впритык к Хокаге.

— Я использую печать Восьми Триграмм и запечатаю вас обоих в этих детях, — прохрипел Минато, медленно подходя к кошке, — Слишком много чакры ушло на подавление Кьюби, оставшейся хватит лишь на ритуал, — Намикадзе нахмурился, закусив нижнюю губу.

— Понятно. Как там тебя, Четвертый? — Ниби чуть приблизилась к крыше, что бы Хокаге не напрягался лишний раз, уже с трудом удерживая свое сознание.

— Намикадзе Минато, — ответил блондин, сложив еще несколько печатей и положив горящую ладонь на лоб кошки.

— Я Мататаби, и я запомню твое имя. Спасибо, Минато, — это было последнее, что произнесла Ниби перед тем, как с хлопком исчезнуть. Один из детей заплакал, нервно дергая сжатыми кулачками.

Йондайме лишь горько усмехнулся, осознавая, что сотрудничал с хвостатой. Прыжок — и он оказался на носу дрожащего от вырывающейся ненависти Кьюби. Ровно семь печатей, а потом еще тринадцать. Приложил обе ладони ко лбу Курамы и нахмурился, сосредоточившись. Сейчас он должен был поделить чакру монстра на Инь и Ян, чтобы поровну запечатать ее в двух последних детях.

Лис оглушительно взревел, и Минато откинуло в сторону. Он сразу встал на защиту младенцев, попутно запечатывая светлую чакру. Кьюби заметно уменьшился в размерах, у него выступили ребра и стала впалая морда. Алые глаза светились яростью и ненавистью.

— Четвертый, будь ты проклят! — все, что прорычал Курама перед исчезновением. Намикадзе грустно улыбнулся и, посмотрев на спокойно спящих детей, упал на землю. Он исполнил свой долг. Защитил любимую. Защитил детей. Защитил Коноху. Он смог? Да. Но плата за это действо — жизнь.

Больница Конохи

Ирьенины сидели вокруг бессознательного Минато в позах лотоса, пуская свою чакру по особым каналам из иероглифов. Они усердно залечивали все серьезные раны своего Хокаге, сменяясь каждый час. Так продолжалось почти весь день. Все заметно устали, а Йондайме все еще не приходил в себя.

Тоже самое происходило и в соседнем кабинете, но с Кушиной. После изъятия биджу женщина была очень слаба, почти на волоске от смерти. А учитывая сложные роды тройняшек, было еще хуже. Класноволосая все еще дрожала, сжимая кулаки и неровно дыша. А под глазами залегли глубокие тени. Истощение сил и чакры было на лицо.

А в светлой палате лежали трое младенцев. Они дружно сопели, улыбаясь во сне. И у каждого на щеках было по три полоски — дар Девятихвостого, знак того, что это дети его бывшей джинчуурики. И у всех трех малышей будет счастливое будущее в мирной и спокойной деревне Листа. Ведь надпись на их люльке гласила счастливую весть:

«Намикадзе Менма, Намикадзе Наруто и Намикадзе Даичи»

____________________________________

Фуух... запарилась печатать. Да простит меня автор заявки за мою фишку с двухвостой, но уж больно я ее люблю))
А так могу смело заявить — конец пролога. Завтра-послезавтра будет новая часть.
И я очень жду ваших комментариев ^^