Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Верная псина

Небо было серым, самое время перед дождем. Безумно свежо пахло озоном. Легкие бередило ожидание долгожданной прохлады среди по-пустынному жаркого лета.

В небольшой квартире Мэтта и Мелло были открыты все окна - хотя бы форточки. Оба изнывали от жары, но Мелло все же не снимал своего кожаного костюма. Он закинул ноги на спинку дивана, а под голову положил руку, внимательно разглядывая Мэтта.

- Да сколько же ты будешь курить? - сдерживая накатывающее раздражение, проговорил Мел.

Мэтт не ответил. Его уже давно не заботили такие нападки друга. Что он может сказать с горяча? Все, что угодно. Он уже давно свыкся, что Михаэль - это сумасшедший такой гений, создавший себе круг неприкосновенности из мнимого уродства и больной любви к шоколаду.

- Что пялишься?! - Мелло угрюмо отвернулся, снова откусывая кусочек такой сладкой плитки.

Да, он считал, что на него нельзя долго смотреть. И чем дольше был взгляд на его лицо, ему в глаза, да и вообще - в его сторону, тем большим было цунами бешенства. Но, тем не менее, Мэтт любил это. Он почти восторгался, когда Мелло начинал орать, словно ему ампутируют ногу без наркоза. Конечно, Дживасу не приносило удовольствие ссориться, но ему нравилось то, что Мелло таким образом выпускает пар, немного (и наконец-то, ведь этого не исправишь) свыкаясь с тем, что его лицо обожжено.

- Почему ты так любишь этот шоколад, Мел? - Мэтт откладывает ПСП, кладя локти на спину дивана, сводя лопатки.

- А почему ты так много куришь?! - снова огрызается Мелло, резко подрываясь. С секунду непонятного молчания: Михаэль уставился на Мэтта в нерешительности. Но буквально через секунду резко развернулся, и, стуча тяжелыми шагами, вышел на кухню.

Мэтт устало опустил голову на ладони. Сигареты - это лучший способ борьбы с Мелло. А главное - молчаливый.

Ведь Мэтт знает, как сейчас бесится Мел, ходя из угла в угол по небольшой кухне. Но отчего? От секунды лишнего взгляда? Надо же было вдолбить себе в голову, что ты урод, а потом не разувериться в этом. Мэтт поднимается, покачиваясь с носка на пятку. Тушит сигарету. Та с шипением прекращает цикл своей жизни.

- Ну, чего ты? - Дживас становится в дверном проеме, наблюдая, как Мелло облокотился руками на раковину. Он стоит к нему спиной. С белокурых волос стекают капли воды. Он не умылся, он, скорее, окунулся в раковину.

- Съеби, - голос глух, мат решителен.

Мэтт даже не закатывает глаз. Ему даже это кажется забавным. Мелло никогда не отличался особой учтивостью, особенно, когда ругался матом. Но у него была одна слабость...

- У меня есть для тебя вот это, - и Мэтт простодушно протягивает Мелло очередную шоколадку.

- Бедному мальчику, - сквозь зубы цедит Мелло, не поворачиваясь, - решили подать средство для поднятия настроения? Неужели, Мэтт, ты думаешь, что я слепой?!

И с криком взбесившегося зверя, Мелло поворачивается. Его шея разодрана руками - красные полоски зияют капельками крови, на щеке та же проблема. Даже шрам он пытался расцарапать.

- Ты не слепой, - спокойно отвечает Мэтт. - Ты немного дурной.

Легкая улыбка, осевшая на губах Мэтта не проходит. Он понимает - лучше так, чем беспокоиться и холить его. Мелло слишком увяз в своей нелюбви к своему лицу.

Михаэль глубоко дышит. Его грудь вздымается, а глаза горят. Первые капли дождя вносят в квартиру беспокойную свежесть и предчувствие чего-то необычного.

- Еще раз говорю: съеби, - и Мелло снова отворачивается от друга, умывая лицо холодной водой.

Внезапно: касание. Мэтт положил руки к Мелло на плечи. Какие-то судороги ходят по телу у этого ненормального шоколадомана. Мэтт немного наклоняет голову Мелло вперед, заставляя белые волосы оголить шею. Целует в позвонок. Да, Мелло приятно.

Но он зло разворачивается, Мэтт убирает руки, поднимая их вверх, словно под полицейским оружием, словно он коснулся горячей плиты.

- На что ты способен?! - орет Мелло. Он просто не может произнести: "из жалости". - Оставь меня, блять! И прикасаться ко мне будешь тогда, когда я разрешу! Ясно?!

Блондин выхватывает шоколадку, судорожно разворачивая, а после - откидывая на пол. Стремительным северным ветром он вылетает из кухни обратно, в зал. Садится на диван, сложив руки в замок.

Стадия кипячения. На этой стадии нужно посолить и убавить огонь, чтобы блюдо не приобрело чересчур мягкой консистенции.

Мэтт садится напротив, облокачиваясь локтями на свои широко расставленные колени. Мелло смотрит в сторону. Ему легче переносить взгляды, наблюдая за чем-то ненужным.

- Мел, угомонись, - голос Мэтта всегда спокойный. Как успокоительное или, тут будет конкретней, транквилизатор.

Мелло громко выпускает пар, закатывая глаза, насколько хватает орбит глаз.

- Меня это заебало, ясно?! Сколько ты будешь пялиться?! Почему ты не таращишься на безруких?! Почему именно на ожоги ты выкатываешь свои глаза?! Заводит?!

Мелло нагло вскидывает бровь.

- Не то, чтобы, - уклончиво отвечает Мэтт, опуская взгляд вниз - передержал. - Может, ты успокоишься, и мы продолжим нормально сидеть? На вот, шоколад.

Мелло резко выбивает плитку в фольге из руки Мэтта.

- Засунь ее себе в зад.

Мэтт усмехается. На самом деле, он всегда так делает. Но теперь глаза Мелло наливаются кровью, он расценивает это как подшучивание.

- С чего ты тащишься?! - Мел старается сдерживать напор гнева, обуявшего его.

- Ни с чего, ус...

- Значит, - Мелло вскакивает. - Ты решил издеваться?! - глаза Мэтта округляются от удивления. - Ну-ну, - Мелло поднимает его рукой. - Думаешь о том, как присадил мне?! Это тебя так веселит?! - Брови Мэтта хмурятся. Но зато это был у Мелло железный аргумент - если секс с ним, то только из жалости. - Ну так, может, еще хочешь, а, Дживас?!

Мелло в один шаг подходит ближе к Мэтту, сокращая расстояние до нескольких сантиметров. Мэтт не злой, но суровый.

- Может, хочу, - глухо отвечает он.

Неправильный ответ, Мэтт... Мелло заводит руку за спину, набирая в свой размах всю злобу, которую только смог накопить за жизнь, и с силой бьет Мэтта в челюсть. Тот падает на диван.

Секунда молчания. Мелло отходит с легкой дымкой ощущения, что поступил неправильно. Но эта легкая дымка рассеивается тогда, когда Мэтт поднимается на ноги. У него рассечена губа. Кровь тонкой струей стекает по ободку губ.

- Ты перегнул, Мелло, - голос Мэтта разносится тихо, беспристрастно. - Не боишься, - рыжий поднимает глаза, ядовито ударяя пощечину этим вопросом: - что я уйду?

- Ты никогда не уйдешь. Ты такая скотина, которая привязана лучше самого верного пса.

- Да ну? Проверим?

Мэтт складывает руки на груди в замок, важно вскидывая бровь и глядя на Мелло. Тот попятился так, словно перед его носом пробежал обжигающий огонь.

- Да и катись! - снова раздается крик Михаэля. - Ты думаешь, ты мне нужен?! Да хера с два! Давай, катись!

Мэтт глубоко вздыхает, беря в руки пачку сигарет. Мелло внимательно следит за этими действиями не веря в то, что Дживас на это способен.

- Пока, - сухо говорит тот, аккуратно прикрывая за собой дверь.

Огромные глаза Мелло застывают во взгляде на закрытую дверь. Бешенство!

В дверь полетела мэттова ПСП, с глухим ударом разбиваясь. За ПСП полетела подушка, за ней пульт от телика. Потом портсигар, потом ваза. Разнесся оглушительный звон. Стуки и грубые крики Мелло заполонили квартиру. Потом он не выдержал сам. Закричал. Безумно сильно, на шее проступили все вены. Лицо покраснело. Костяшки на собранных в кулаки руках побелели. Он с разбегу побежал в дверь. Ударяя ее кулаками, но ведь не изменится ничего, если он будет бить в нее, а не откроет и выйдет. После ударов руками, Мелло врезается в нее всем телом. Остаются больные ссадины на острых плечах и костях бедер.

Мэтт внимательно слушает по ту сторону двери, как Мелло истерит. Сейчас он не знает - выйдет ли он. Пальцы сами открывают пачку. Жаль, она пуста. Громкие крики Мелло не могут удержать Мэтта, когда тот хочет курить. Мерными шагами, он удаляется от квартиры.

Мелло всерьез запаниковал.

- Да пусть катится, урод, - бурчит он себе под нос. - Ты мне не нужен! От тебя нет никакого толка!

Он бесится. Ходит по квартире из стороны в сторону, подбивая ногой все, что лежало неправильно. Наконец, устав бить, Мелло упал на пол. Вернее, сел. Сел у входа в квартиру, среди груды разбитых вещей, которые он кинул в дверь. ПСП была уже на том свете. Мелло безразлично отбросил игрушку.

Встал. Снял с себя жилет.

Почему его так пугает собственное отражение? Почему он считает, что чтобы Мэтт ни делал - это из жалости?

Ровными шагами он идет на балкон. Дождь барабанит по козырьку. Свежесть, прохлада. По телу Мелло даже прошли мурашки. По противоположной улице бежит бездомная собака. Какой черт дернул его за язык назвать Мэтта псом? Нет, ведь это так. Он всегда такой - верный до безумия. Он действительно похож на преданную собачонку.

Мелло понимал, но даже в собственных мыслях не смог озвучить то, что он не прав. Это было сродни вслух сказать "я тебя люблю" или "прости" - нереально.

Он выходит из балкона. Сколько времени прошло, пока он бегал по квартире, разнося все на пути? На город опустились сумерки. Значит, уже более двух часов.

Мелло нетерпеливо сидит напротив входной двери на диване. Он не убирается - зачем ему? Он ест шоколад, он не может успокоится. Ему, вообще, трудно успокоится, если Мэтт гуляет где-то далеко. Он не боится - он всегда ревнует. Считает, что если на его лице такая уродливая отметина, то он ищет разряд у кого-то другого.

Что странно... Наверное, если бы Мэтт пришел и сказал: "Я спал с тем-то", то Мелло бы даже не кричал. Он молча бы проглотил обиду, внимательно глядя на друга. Такая странность, если не считать, что Михаэль уж до безумия ревнив.

- Я сверну тебе шею этими руками, если ты не появишься сейчас же! - Мелло говорит это с такой интонацией, словно Мэтт стоит за дверью. Но его там нет... уже.

В итоге, доев шоколадку, Мелло решается открыть дверь. Он напускает на себя беззаботный, безразличный вид. Решается открыть дверь. Он уверен, вот сейчас он откроет дверь и увидит ухмыляющегося Мэтта. Щелчок. Ручка двери проворачивается, Мелло с силой открывает дверь, немного себя охлаждая потоком воздуха. Но он не видит главного виновника этого цирка - Мэтта нет.

То есть, он ушел? Браво!

Умозаключение случилось. Правда доходит слабым пульсирующим светом до мозга Михаэля. Нет, Мэтт конечно мог пойти за сигаретами, но прошло столько времени... Уж не на материк он за ними поехал? Нет, куда он запропастился?

Судорожное ожидание убило в Мелло последнюю бодрую нотку. Он безумно захотел спать. Так и уснул - сидя у двери (потом сполз по стене на пол), без жилета.

Звук чирканья спичек разбудил Мелло. Он резко открыл глаза, привыкая к тусклому свету фонаря с улицы. Перед ним на корточках сидел Мэтт, выдыхая кольцо дыма Мелло в лицо.

- Притащился, - сказал Мелло неуверенно, запинаясь. Словно бы боялся, что еще одно неосторожное слово, и его снова оставят.

- Притащился, - подтвердил Мэтт. - Я же твоя верная псина, забыл?

- Нет, не забыл, - елейно ответил Мелло, поднимаясь на ноги. - Который час?

- Полчетвертого.

- Где тебя носили ноги? Трахался с кем-то?

- Да.

Глухой ответ ударил Мелло в спину хуже шлакоблока. Медленно, словно скрипя каждым суставом, Мелло повернулся. В глазах полыхнула ярость, но он лишь хмыкнул, сказав:

- И как?

- Ну... - Мэтт затянулся сигаретой, прищурив глаза. - Одиноко.

Мелло усмехнулся.

- Ебанутые шутки, Мэтт, - он задрал подбородок.

На самом деле, с души Мелло рухнул огромный камень. Его прошибло током, внутри растеклась лава. Да, он перенервничал.

- Ты разбил ПСП, - Мэтт спокойно повертел в руках игрушку. - Обидно.

- Я тебе не обязан, - проворчал Мел. - Ты разбил мне чертову тучу нервных клеток центральной нервной системы - они уж точно не восстановятся.

- Ты мне обязан, - горячий шепот обдал ухо Мелло. Его глаза округлились. И он лишь успел схватить вырывающийся стон, буквально за ноги.

Мэтт положил прохладные руки на торс Мелло. Он сразу ощутил, как забилось сердце. Плохо быть легко возбуждаемым, истеричным, принимающим все близко к сердцу. Да и неважно-то все это. Мэтт обдал поцелуями обожженную раковину уха.

Мелло схватился руками за руки Мэтта. Но все еще держал при себе томные выдохи.

- Что, даже с таким уродом...

Мелло не договорил. Мэтт одним движением повернул его к себе, накрывая губы своими. Влажный поцелуй. Слюна растянулась между ними. Кончиком языка Мэтт облизал губы Мелло, всасывая их по очереди. Глаза Михаэля закатились от томительного ожидания удовольствия.

- Даже с таким уродом, - негромко ответил Мэтт зная, что сейчас Мелло уже не способен думать.