Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Автобус

Страшно трясясь, пронзительно стенал старый автобус, словно предупреждая о чем-то. Солнышко же, светя с ясного неба, приятно пригревало сквозь оконное стекло. Я ехала с закрытыми глазами, чтобы не жмуриться от яркого света, и постепенно расплывалась по мягкому сиденью. Я не боялась пропустить свою остановку, ведь прямо перед ней на дороге была череда лежачих полицейских, взлеты транспорта на которых не заметить было невозможно. Сквозь закрытые глаза я видела желтые круги и темные полосы. Хаотично расползаясь, они складывались в причудливые геометрические узоры, образующие тоннель, уводящий куда-то вглубь сознания. Скрипучие стоны подвижных частей автобуса сливались с другими, трудно отличимыми в общей какофонии звуками: шарканье ног об пол, бряканье об поручни чего-то, кажется, звон мобильного...Все вместе они сливались в своеобразную трансовую мелодию, витиеватую и неравномерную, но чудно гармоничную, слушать которую мне доставляло удовольствие. Интересно, кто-нибудь еще слышит это? Слышит это так, как я?

***

Вздрогнув, я резко проснулась от чувства падения. Сердце громко стучало. Я непонимающе огляделась по сторонам. Свободный салон и кромешная тьма за окнами, ничуть не рассеиваемая тусклой автобусной подсветкой. Кроме меня здесь было только двое: кондуктор и водитель. Мы стояли на месте.

- Приехали. - Сказала, улыбаясь мне, полноватая седовласая женщина, с открытым взглядом. Она сидела на возвышенном кондукторском кресле напротив меня и держала на коленях сумку с билетиками.

- Ой, как же это я... - Слева, в голове автобуса, спиной к нам сидел широкоплечий водитель с ежиком волос, торчащих из-под потертой кепки.

- А что это за остановка? - надо хоть понять, где я. Никогда не ездила дальше по этому маршруту. Бездумно выбегать в темноту мне не хотелось, хотя передняя дверь и была открыта.

- Конечная. - Не отводя от меня взгляда, сквозь улыбку ответила мне женщина.

- Нет, я понимаю, а что за улица?

- Нет, не понимаешь. Это конец. - На секунду улыбка исчезла с ее лица, но женщина тут же задорно наклонила голову и вновь заискивающе улыбнулась, глядя мне в глаза. - Улица конечная.

- Ну и шуточки у вас. - Мне стало неловко.

Ненадолго повисло молчание. Нету такой улицы в нашем городе. Вроде. Я ожидала еще какой-то реплики от кондуктора.

- Подскажите, что за место? - громко обратилась я к водителю, поняв, что от женщины ответа не дождаться.

Мужчина даже не шевельнулся.

- Он глухой. - Весело сказала кондуктор, хихикнув. - Проткнул себе уши, чтобы не слушать местный шум.

Обернувшись обратно к ней, я вновь встретилась с ее пристальным взглядом. Мне стало уже совсем не по себе. Она что, так и будет на меня пялиться и говорить загадками?

- Так...- Я попыталась собраться с мыслями. - А сколько времени? Может, на обратный рейс успею?

- Опоздала ты, девонька, везде опоздала. - Ее ласковый голос заставил меня нервничать еще больше.

- Ну, ладно...

Я встала и направилась к выходу - темнота снаружи уже пугала меня меньше, чем эти странные люди. Но в этот момент через дверь вошли.

- Так-с, проверочка, оплачивать будем? - высокий молодой человек в синей форме и значком на груди с надписью "Контролер" преградил мне дорогу.

- Ээ... Так у меня же карточка. - Тихо ответила я, совсем теряясь. Что происходит?

- Нет, дамочка, платить придется. Платить за ошибки приходится всем.

Хоть в его голосе и не звучало угрозы, меня бросило в жар.

- Какие ошибки?

- Так-с, посмотрим, что тут у нас. - Продвигаясь в салон, он достал толстую папку бумаг. Я отступила перед ним вглубь салона. Не знаю, в какой момент кондуктор оказалась рядом с нами, но она подала контролеру катушку билетов с улыбкой, которая, казалось, стала еще счастливее, и тот, отмотав несколько, протянул мне со словами:

- Сквернословие, пожалуйста.

Контролер даже сглотнула в предвкушении.

Я автоматически взяла протянутые мне бумажки, ничего не понимая.

- Зависть, держите. - Он отмотал еще несколько, оторвал.

- Похоть. Возьмите. - Дальше, хотя он и держал в руке стопку бумаг, перелистывая страницы, он туда даже не заглядывал, а только отрывал и пихал мне в руки ленты разной длины со словами:

- Уныние. Много уныния. Ваше? Лень. Ой, постойте, вот еще она же. Так-с, вот ваш гнев... - Кажется, до меня начало доходить... - О, смотрите-ка, а вот и чревоугодие. Печаль с гордыней. Ох, что я вижу, попытка самоубийства?

- Я... Я молодая была, глупая. - С удивлением распахнув глаза, почему-то стала оправдываться я. Откуда он знает?

- Ничего, разберемся. - Ответил тоном полицейского, поймавшего преступника с поличным.

Мысли разбегались. Меня стало потряхивать. Сделав еще один шаг назад, я потеряла равновесие и осела на кресло. Теперь контролер еще более грозно возвышался надо мной. Он продолжал перечислять мои грехи и выдавать билеты. Голос его все нарастал.

Заметив, что все еще сжимаю в руках бумажные ленты, я с отвращением отшвырнула их, отчего они мишурой повисли на спинках соседних кресел и даже на поручнях.

- Это неправда! - крикнула я, не выдержав.

- Ну как же неправда, у меня тут все зафиксировано. - Ровным деловым тоном он стал зачитывать:

- Вот, например. 12 февраля 18 года. Будучи расстроена проблемами на работе, накричала на свою престарелую бабушку. Вот вам сразу и гнев, и сквернословие, и почитание родителей. Но это, впрочем, мелочи. - Он перелистнул пару страниц своих бумаг, бросил беглый взгляд и продолжил. - Вот посущественней. 14 апреля, 10-й год. Стоя на улице со взрослыми, скучая, глядя по сторонам, обратила внимание на пробежавшего мимо молодого человека. Спустя несколько минут к вам подбежал полицейский и стал спрашивать, в какую сторону ушел тот человек. Так как остальные до того были увлечены беседой и прохожих не замечали, они указали неверное направление. А ты постеснялась вставить слово наперекор. В тот день преступник скрылся. До того, как его поймали, он успел убить еще двоих...

Я хорошо помнила тот день. Но я тогда совсем недолго переживала, уверив себя, что мое молчание ни на что не повлияло.

Дальше контролер без остановки перечислял случаи из моей жизни, где я поступила неправильно, и то, к каким последствиям это привело для других. Многие из них в свое время часто не давали мне спать ночью, мучая уколами совести. Но большинство из них я вспоминала впервые и никогда раньше не осознавала, насколько они плохи.

Чувство вины, стыда и страха навалились на меня неподъемной ношей, я не могла вдохнуть, меня трясло, я стала плакать. Я закрыла уши руками, но все равно отчетливо слышала каждое слово контролера.

Попятившись, я вжалась спиной в окно и, подтянув к себе ноги, выставила вперед руки в жалкой попытке укрыться.

Контролер вдруг взял паузу.

Я осторожно подняла голову и встретила его строгий взгляд.

- Что же теперь делать? - всхлипнув, тихо спросила я.

- Ждать, пока остальные должники соберутся. - Как что-то само собой разумеющееся, ответил он.

- Остальные?

Контролер не ответил. Свернул стопку с бумагами и, повернувшись к кондуктору, произнес:

- Все в порядке. Сверка окончена. Можно отправляться.

Улыбчивая женщина кивнула.

Что-то стукнуло в стекло прямо за моей спиной. Обернувшись, я увидела два глаза с узкими зрачками, смотревшие на меня из темноты. Я вскрикнула. На шум прореагировала и тьма - жуткие глаза стали открываться повсюду за окнами. Тьма оживилась. Её движение передавалось автобусу - его стало слегка покачивать. Теперь стало видно, что тьма состоит из множества тощих черных фигур с длинными конечностями, тянущимися к автобусу, скребущимися в его стены. Они хотят внутрь.

Я обернулась к открытой передней двери, в ней как раз исчезала спина контролера. Не успела я подумать, что дверь надо заблокировать, чтобы эти твари не проникли внутрь, как послышался характерный звук: водитель нажал на кнопку, все двери автобуса распахнулись.

Черная масса ввалилась в салон, молниеносно заполняя собой все пространство. Спотыкаясь, падая, наступая друг на друга, фигуры впихивались внутрь единым слизняком, с торчащими впереди щупальцами из тощих конечностей кого-то из них. Все слышнее становилось гудение их низких стонов, все громче и выше. Фигуры скулили, стенали, плакали, набиваясь все плотнее.

Я рванула к выходу, к передней двери, но не успела, а лишь потеряла мало-мальски защищенное место - в угол между сиденьем и окном тут же хлынула толпа. Я оказалась окружена ею со всех сторон. Я махала руками, отгоняя этих существ, и пытаясь пробраться вперед, но расчищенный путь тут же смыкался. Я крутилась, стараясь держать всех существ в поле зрения, но все время кто-то оставался у меня за спиной, касался меня своими тонкими угловатыми пальцами, отчего меня просто передергивало. Всеобщий гул все нарастал: шкрябанье ног об пол, бряканье костей об металл поручней, какой-то хруст... Скрипучие стоны стали невыносимыми, мне хотелось оглохнуть, лишь бы не слышать этого.

Раздался звон.

- Уважаемые грешники, автобус следует по маршруту номер девять до пункта назначения искупление. Будьте внимательны, не забывайте свои проступки и преступления, не уступайте свои муки другим. Несчастливого вам пути!

***

- Ты видел, да? Какая авария сегодня была на нашем перекрестке!

- Видел. Полтора часа из-за нее в пробке простоял. Все же знают, как гоняют идиоты маршруточники, а все равно садятся в эту капсулу смерти. Вот и впилились в автобус на повороте.

- Да... Не знаешь, много жертв?

- Знаю. У меня друг, Мишка, в этом автобусе контролером работал, как раз на его смену всё пришлось. Чудом выжил. Теперь работу другую ищет - ни за что не вернется туда, сказал.

- Да ну! И что там?

- Не хочу весь кошмар пересказывать, что он мне описал... Короче, в маршрутке - треть салона насмерть. Остальные - ранены, кто больше, кто меньше, в основном все же больше... Такое месиво... А в автобусе полегче. Там больше ушибами да переломами отделались. Ну, кроме одной девушки. На нее как раз удар пришелся. Мишка еще до того на нее внимание обратил: сидела у окна симпатичная деваха, пока ехала, заснула, думал познакомиться, когда будить станет...

- Умерла?

- Умерла. Видимо, не просыпаясь.

- Бедняжка. Хорошо, если во сне - легкая смерть. Земля ей пухом.

- Да... Она теперь счастлива в лучшем мире. Давай, не чокаясь.