Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Прочь из моей головы

Никлаусу потребовались бы годы, чтобы назвать тех, кто ненавидит его, и пара минут, что назвать тех, кого ненавидит он. Елена Гилберт определенно подходила под оба списка, как и те, кто был с ней заодно.

Сидя в старом склепе Катерины Петровой, прислонившись к холодной стене, Клаус пытался решить, к какому же списку относилась Кэролайн Форбс. Эта маленькая, светлая девочка, слишком много слушающая своих друзей. Та, что слишком часто поддавалась на лживые слова Елены о том, что правильно, а что нет.

У Клауса под кожей было вытатуировано антрацитово-черное небо. Не требовался звездочет, чтобы понять, что на карте его звездного небосвода белыми нитями вышиты созвездия боли, лжи, предательства. Имя Кэролайн было расположено под крошечным созвездием надежды…

- Клаус… - тихий, дрогнувший под сводами пещеры голос.

Кэролайн топталась перед небольшим входом, ведущим в темноту, в прямом и переносном смысле в ее случае.

Пока Елена и остальные отмечали в Мистик Грилль победу над Клаусом, Кэролайн неуютно ерзала на краешке стула, пытаясь понять, почему внутри нее вместо праздничного веселья разливается бесконечная пустота.

До сверхъестественного слуха Форбс доносится легкое движение воздуха из глубины склепа.

- Клаус, я знаю, что это ты, - она говорит громче, увереннее, только на душе по-прежнему неуютно. Блондинка в целях безопасности делает шаг назад прежде, чем из темноты вырисовывается мужской силуэт.

- Зачем ты здесь? – его голос напоминает северный ветер: он такой же ледяной, обдающий своим холодом ее душу.

Усталость, боль, разочарование были скрыты на его лице за маской привычной холодности, которую он носил всегда. И только при ней эта маска трескалась, давая ей шанс докопаться до того настоящего, что осталось внутри Клауса.

- Я не знаю, - честно призналась девушка, виновато глядя в серые ледяные глаза Первородного.

Его имени боялись. Его имя уже давно стало синонимом самой смерти. Те, что были старше, помнят, какие безрассудства вытворял Никлаус, желая достигнуть своей заветной цели. Те, что были моложе, предпочитают не встречаться с ним вживую, надеясь, что знакомство с ним минует их бессмертную жизнь. И лишь одной позволено чуть больше, чем остальным.

Стоя перед ней сейчас, он осознавал свое бессилие перед обычной провинциальной девчонкой, что стояла сейчас от него на безопасном расстоянии.

- Неужели, Кэролайн? – его слова больше похожи на рычание затаившегося зверя. Клаус попытался сделать шаг по направлению к Кэролайн, однако тут же врезался в невидимую преграду, возведенную ведьмой Беннет и не выпускающую его наружу.

Вампирша инстинктивно отшатнулась от входа в гробницу. Клаусу доставляло своеобразное удовольствие видеть страх на глубине ее глаз цвета самого-самого синего неба.

- Ты боишься меня? – его тон вызывает в Кэролайн волну неизвестно откуда взявшейся храбрости.

- Нет… Нет, - она отвечает увереннее.

- Тогда сделай шаг вперед, - он говорит совсем тихо, и если бы не обостренный слух, то Форбс вряд ли услышала бы его.

Она делает шаг вперед. Медленно. Опасаясь действий гибрида, запертого в гробнице.

В воздухе таяли осколки разбитой надежды. Время тянулось слишком долго для них обоих. Кэролайн была свободна: она могла уйти в любое мгновение. Для Клауса время уже давно ничего не значило. Оно остановилось в тот момент, когда кровь Татьи коснулась его губ. Когда сверхъестественная сила ломала его кости, превращая в подобного волку.

Его небо дрогнуло, когда пытающаяся казаться храброй вампирша оказалась совсем рядом с ним.

- Зачем ты пришла? – он спрашивает уже без первоначальной агрессии, но с той же холодностью. Ярость, бушующая внутри, постепенно стихает.

- Прощение, - тихо-тихо сказала блондинка, понимая всю абсурдность этого слова в сложившейся ситуации. Она жаждала прощения от того, кто убивал, карал, издевался над остальными за куда меньшие поступки.

- Не можешь спать по ночам, милая? – усмехнулся Никлаус, делая шаг назад от невидимой стены, удерживающей его от нее.

- Клаус, я… - Кэролайн не замечает, как во время череcчур эмоционального взмаха рукой, ее ладонь проникает сквозь барьер. Но этого мгновения было достаточно, чтобы гибрид успел ухватиться за край ее куртки, затаскивая девушку внутрь.

Кэролайн кажется, что ее мир в этот миг остановился. Глаза блондинки расширились от страха, а воздух, кажется, перестал поступать внутрь нее.

Крепко сжимая запястья девушки, прижатой к ледяной стене, Клаус ощущает дрожь, прокатившуюся по всему телу блондинки. Он чувствует ее страх, и слышит, как храбрость стремительно покидает ее.

- Думаю, так будет гораздо лучше, Кэролайн, - он произносит ее имя по слогам, словно смакуя каждую букву. Она была словно наваждением. Безумием. Его личным безумием, проникающим под кожу, отравляющим его кровь хуже яда день ото дня.

- Убей быстрее, - тихо просит девушка, глядя в глаза сумасшедшему гибриду.

В голове Никлауса словно щелкнул переключатель. Та, что владела его сознанием так долго, сейчас находилась непозволительно близко к нему, он чувствовал ее страх, ее сбившееся дыхание, касающееся небритой щеки.

Слышал неравномерный стук ее сердца, как кровь циркулирует по венам. Кровь… За сутки, проведенные без нее, он, кажется, совершенно свихнулся.

- Клаус, пожалуйста, - он столько раз мечтал, как вырвет ей сердце, показывая, что она ничто для него. Что она всего лишь очередная игрушка для него, утомленного временем и скукой.

Ее губы, пухлые и манящие, притягивают его взгляд. Мечты, иллюзии, все это сейчас обращалось в реальность. В голову Никлауса закралась мысль, что она – всего лишь плод его разбушевавшегося воображения.

Он касается ее губ резко, несдержанно, словно пытаясь почувствовать, ощутить, что она реальна. Попытки сопротивления Кэролайн так и не увенчались успехом: едва девушка попробовала отправить гибрида как можно дальше, Клаус, воспользовавшись ситуацией, проник языком в ее ротик, очерчивая самым кончиком ее белоснежную зубную эмаль, лаская шелковистое нёбо.

И Кэролайн поддалась, отвечая ему совсем робко, вызвав негласное изумление Клауса.

Завтра они спишут это все на галлюцинации. Завтра. Не сегодня.

Когда кислород перестает поступать в легкие, Клаус отрывается от ее губ, с удовлетворением замечая огоньки похоти в ее глазах. Кажется, теперь они все равно повязаны вместе здесь навсегда: вряд ли «друзья» Форбс хватятся ее прежде, чем они оба утратят способность к жизни.

- Не надо, - он не замечает ее слов, заново приникая к ее губам.

Ее жакет безвольно падает около входа в пещеру, и Кэролайн остается в одном лишь светлом топике, туго обтягивающем фигурку девушки. С каждым прикосновением к телу белокурой нимфы, по телу Первородного разливаются ручейки желания.

У Кэролайн начисто сносит крышу, когда ее шаловливые пальчики забираются под рубашку Клауса, царапая ноготками накаченные мышцы на его животе. Он чуть отстраняется от нее, чтобы девушка могла стащить ненужную тряпку.

Жар тела Клауса и холод влажной стены, к которой Клаус прижал Кэролайн, вызывают резкий контраст. Оторвавшись от припухших из-за поцелуев губ вампирши, Клаус целует ее шею, чуть царапая клыками нежную кожу, утыкаясь ей в ключицу, чтобы она не видела его таким: с янтарно-желтыми глазами, вздувшимися венами, что расползлись по всему лицу.

- Посмотри на меня, - резко выдыхает Кэролайн

Клаус поднимает на нее лицо, жадно вглядываясь в любимые черты лица, словно стараясь сохранить их в памяти на всю жизнь.

Кэролайн, чуть закусив нижнюю губу, осторожно коснулась кончиками пальцев его щеки, пробегая по его щетине, чуть колющей нежную кожу.

Он целовал ее жадно, страстно, требовательно, будто в последний раз. Кэролайн чувствовала, как внизу живота завязывается тугой узел желания. Она чуть поддалась вперед, касаясь бедер Клауса, у которого джинсы стали слишком тесными.

Пара секунд – майка блондинки, не выдержав напора силы гибрида, летит на пол, оставаясь там бесполезной тряпкой и открывая Майклсону доступ к желанному телу.

Его рука, прижимающая Кэролайн ближе, скользнула по ее спине, нащупывая застежку лифчика. Совсем немного, и черное кружево последовало примеру топа. Майклсон чуть отстранился, осматривая свою чаровницу.

Форбс хотела прикрыться, но мужчина тут же перехватил ее руку.

Первородный резко впечатал девушку в стену, острые камни расцарапывали кожу спины, но ни один из любовников не замечал этого.

Отчего-то, Кэролайн сейчас не чувствовала себя предательницей. Именно сейчас, находясь в запретной близости с врагом, самым ужасным из всех существующих на этой планете существ.

- Ты нужна мне, - его горячее дыхание касается маленького ушка, отчего у Кэролайн вырывается приглушенный стон.

Целуя шею, Клаус спускается чуть ниже, к ключице, затем к ее набухшему заострившемуся соску. Расстегнув пуговицу на джинсах, его рука проникает ниже живота, отчего у Форбс вырывается еще один стон. Она пытается оттолкнуть Клауса, но тот затыкает ее рот поцелуем, отчего у блондинки напрочь сносит крышу.

Резким движение она вырывает с корнем ремень на его брюках, спуская штаны вниз.

- Пожалуйста, Клаус… - выдыхает Форбс, извиваясь под ним, словно змея.

- Ты ненавидишь меня, милая, - ядовито прошептал в ответ Клаус, стаскивая с нее джинсы, вместе с кружевными трусиками.

На вампирской скорости Кэролайн резко меняет положение, прислоняя Клауса спиной к стене.

Каково это было, смотреть ему в глаза, осознавая, что сейчас она предает всех: Тайлера, Елену, Бонни, Стефана… Лиз… Нельзя было описать то чувство, которое повисло между ними в тот момент.

Прислонив партнершу к соседней стене, Клаус приподнял ее за бедра, Кэролайн обвилась своими ногами вокруг его торса, прижимаясь как можно ближе.

- Клааааус… - протянула блондинка.

Майклсон вошел в нее резко, срывая крик с уст девушки, заполоняя ее внутри. Вампирша выгнулась дугой, пытаясь быть как можно ближе к нему.

Клаус двигался в ней неравномерными толчками, вдалбливая хрупкое тело в каменную стену, разрывая при этом ее спину.

Острые ноготки Кэролайн глубоко впивались в кожу Клауса, оставляя кроваво-алые разводы.

- Я люблю тебя, Кэролайн.

Минута слабости, о которой они оба скоро забудут. В конце концов, каждый сейчас знал, чего он хочет.

- Ты нужен мне…

***



Кэролайн резко вскакивает на кровати, чувствуя, как между лопаток стекает тоненькая струйка холодного пота. Прохладный ветерок, врывающийся в комнату из открытого окна, приятно ласкает ее лицо, помогая выравнить сбившееся дыхание.

Вот уже месяц, как они заперли Никлауса в старом склепе под церковью. И вот уже месяц, как Кэролайн пытается выгнать прочь из своей головы мысли о нем…