Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Потоп

"Мог ли кто-то, преисполненный доброты, додуматься до того, чтобы посадить в своем саду дерево, приносящее прекрасные, но ядовитые плоды, а потом наказать своим детям, чтобы те не подходили к нему, добавив, что они умрут, если съедят хоть один плод? Да едва лишь узнав, что такое дерево растет у него в саду, этот бесконечно мудрый папаша должен был срубить его немедленно, тем более зная, что, отведав ужасных плодов, дети его погибнут сами и обрекут все последующие поколения на непоправимые несчастья!"

- Маркиз де Сад, "Жюльетта"



Непредсказуемость человеческого поступка предполагает три чувства на выбор: отвращение, страх, эйфорию. Льстя себе, Мейсон Верджер был убежден, что своим поведением преподносит интригующий коктейль из всех трех ингредиентов. В этом он не сомневался. Сомнения казались ему чем-то безвкусным, вроде золотых ремешков для часов, распития вин из граненых стаканов или сожалений. Каждый раз, когда его спрашивали: "Раскаиваетесь ли вы в том-то и том-то?" он отвечал отрицательно.
Каждый раз, когда за поволокой слез он читал во взгляде сестры: "Неужели в тебе нет жалости?", кривая усмешка искажала его лицо, но не могла обезобразить. Как известно, комедия лежит на несоответствии. Мейсону было смешно, так как он-то знал, где в его душе место для милосердия. Знал, что оно в принципе есть. Но хранились там довольно странные вещи, например, та самая "меньшая из зол".
Мейсон знал, что для Марго худший вариант - если он попросту зажмет ее в одном из коридоров поместья, не имея склонности к прелюдиям и даже не спуская брюк.
Поэтому, предлагая принять ванну, Верджер расценивал это как аттракцион невиданной щедрости.

- Скажем, потру тебе спинку?

О, ванная - такое особое место.
До одиннадцати лет у Марго не было отдельной ванной, чтобы запираться там. А к папе идти было неудобно.
Сидя вдвоем в мутной воде, перекинув руки через керамические края, Мейсон постоянно громко и протяжно жаловался, что сестра стала слишком длинноногая и пихается, но все равно помогал ей мыть голову. Однажды он замолчал, что обеспокоило Марго. Подозрительная девчонка, а какой момент был упущен! И она выпросила у отца собственную ванную комнату.
Зато сейчас, через столько лет, вновь оказавшись в просторном холодном помещении в светлых тонах и бледных розах, Мейсон испытывал предвкушение и детскую радость. Марго, напротив, равнодушно изучала взглядом флору, выгравированную в кафеле, и сколько брат не пытался, уловить ее взгляд ему не удавалось. Пока это не злит.

- Ты разденешься сама? - сестра привыкла воспринимать любое проявление заботы как предупредительный удар хлыста. Наблюдая за тем, как она равнодушно расстегивает верхние пуговицы блузы, а потом стягивает ее через голову, он поперхнулся смешком, думая, что его слова прозвучали как: "Или по-хорошему, или как всегда."
Слышно только шорох одежды, шум воды и легкое постукивание - язык Мейсона перекатывает во рту мятный леденец и он ударяется изнутри о зубы.
Если внутри леденца - таблетка риталина, то все в разы забавней.
Почему, почему, девочка, когда все забавно, это пугает тебя еще больше?
Она задумывается, вертится, не зная, как встать: брат любит ее шрамы на спине и крошечное родимое пятно над левым соском очень любит тоже. Решать надо быстро. В качестве компромисса, она встает боком.

- С ума сойти, я совершенно не слежу за покупкой твоей банной косметики, но тут хватит на целый магазин! Ну, какой гель предпочитаешь?..
Пауза. Короткий всплеск - Марго опускается в воду с непреднамеренной грацией, которую она очень хочет скрыть. Это хорошо, это очень хорошо, это плюс, даже если она сидит спиной. Особенно, если спиной. Правда, если слишком неприязненно передергивать плечами, и укус можно заслужить.
-...Возьму на свой вкус.
И выбор совершен мгновенно. Пресловутый шоколад, нетронутая, запечатанная бутылка геля. Она не может отказаться. Она не имеет права капризничать и воротить нос, не сейчас.
Помнится, первое время, когда все было официальней, Мейсон запускал сестру в ванную на тридцать минут - привести себя в порядок, предварительно убрав все лезвия из шкафчиков. Ему казалось, что она может себе навредить. А последние несколько лет он оставлял бритвы. Ему казалось, что она захочет навредить ему.
Смешно и по-настоящему удовлетворяюще было все же словить однажды ее руку, сжимающую лезвие, заломить, до тех пор, пока не издаст звук...
Она испытывает молчанием. Именно так и нарывается.
Занимательно, если он останется вот так - сидя у ванной, по пояс раздетый, босиком. Но она все равно не смотрит. Молча размазывает по плечу гель. Кто здесь настоящий мучитель?
Неужели так тяжело понять, что все, за чем гонится единственный наследник династии Верджеров - ответ!
Всякий раз.
Изо дня в день - ничего не выражающий взгляд. Даже ненависть она умело скрывает, и последняя капля удовольствия пропадает.
Рукой вдоль по позвоночнику - ничего.
Марго. Ты ведь умная девочка.
Даже слишком умная. Вон, как сжала челюсти, как поджала покрасневшие колени.
Хоть вздохни. Борьба неинтересна без сопротивления.
Вода мутнеет.
Намекающий укус в плечо, обхватив губами старый шрам - ноль эмоций.
Интересно, о чем вообще думал папочка, когда позволял мыться вдвоем?..
Дорогая, просто ответь мне.
И - триумф! Она не позволяет развести колени, даже несколько раз отталкивает руку, непреднамеренно окатив водой. Как далеко нужно зайти! Намыленные плечи опускаются и вздымаются, глаза распахнуты и смотрят в воду. Прелесть. Она не боится боли, но боится унижений. И готова к обороне. Это и есть "ответная любовь".
А уж садисту-то никогда не наплевать на свою жертву. Раз - тугая коса обернута вкруг запястья. Два - Марго резко наклоняют вперед. Три - она уже пытается отпихнуться, задыхается, но рот только выпускает в воду пузыри.
-... Четыре, пять, не барахтайся, пожалуйста, шесть, семь.
За терпение (еще двадцать секунд она не прекращает попыток вырваться) Марго зарабатывает поцелуй в мокрую спину. С шумом и брызгами ее за волосы тянут назад.
Она трогательна, когда задыхается. Вода стекает с нее, мокрый затылок упирается в плечо брата. Ненавидит ли Марго Верджер своего мучителя в такой момент? Несомненно. Обожает ли Мейсон Верджер её? Больше всех. Особенно, когда видит её ненависть. Её страдание. И слезы. Это ведь все, что делает человека живым, не так ли? К тому же, играть на слабо - очень весело. Особенно, когда партнер по игре об этом не знает, но смутно догадывается.
- Еще разок?
Она поворачивает голову, смотрит ему в глаза. Умная, умная, знает, что делать. Просто, как дважды два - ответ!
- Мейсон, пожалуйста...
Мольба - лучший способ общения. Можно слушать не слова, а тон, срывающиеся слоги, дрожащий от пережитой асфиксии голос. Идеально. Может, на ванне и остановиться сегодня? Это планировалось как подготовка, но искусство - сделать из закулисья - аттракцион. Просто слушать, как хрипит ее голос.
- Пожалуйста, пожалуйста. Не хочешь конфетку? - он зажимает между зубов светло-зеленый леденец, и рот сам собой растягивается в счастливый оскал. Взгляд выжидающий.
Марго уже не держат, она мгновенно отодвигается, и уже чуть ли не испуганно качает головой. Ну что же ты так, дважды на одни и те же грабли.
Мейсон прячет леденец за щеку, скрыть недобрый блеск в глазах не помогают даже очки. Рука снова по-хозяйски впивается в затылок сестры, как в загривок животного.
Она ненароком всхлипывает, кусает губу - но не плачет.
О, свет моей жизни, огонь моих чресел.
- Подожди, подожди, не надо. Марго, ты боишься? - свистящий голос идет прямиком в ухо.
Ответь.
Он максимально прижимает ее к бортику ванной и своей груди, так сильно, что она ударяется, так сильно что он может ощутить непроизвольный ее кивок.
- Очень хорошо, умница. А тебе противно? - кивок приходит слишком быстро, и она, опасаясь, норовит отпрянуть. Правильный животный инстинкт. Но кто же позволит?..
Рука сжимается сильней.

"- Мейсон? - очаровательные детские проблемы с дикцией.
- А?
- Что ты делаешь?
- Брось, тебе разве ни капли не приятно?"


Цена ответа неслыханна.
- И тебе ни капли не приятно? Я прав? Да или нет?
Лгала ли она в прошлый раз? Вряд ли. Что могло дитя понимать в том, что понимает эта прекрасная взрослая женщина. И он на удивление терпеливо ждет, уткнувшись носом в её мокрый висок. Ответь, солнышко, Марго, ответь, дрянь, или придется искупаться уже на полторы минуты. Ты выдержишь? Вот и проверим.
В прошлый раз ему не хватило духа изловить сестру, когда она поспешно выскочила из ванной, оставив его наедине с мыльной водой и спутанными подростковыми мыслями.
Сейчас у Мейсона Верджера хватает духа и не только на это.
Цена честного ответа - баснословна.
И ее голова отклоняется от его лица. Она качает головой. И тут же получает самое любовное поглаживание по мокрым волосам, которого и не желала. Но Мейсону было, по правде говоря, наплевать.