Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Нет еды - нет счастья!

- Нет, ну это просто издевательство какое-то! – возмущенно завопил Пауль, отбрасывая в сторону гитару, - Я так больше не могу!

- Не вопи, Хайко, - устало откликнулся Рихард, тоже откладывая свой инструмент, - Ты же знаешь – Якоб нас не отпустит. Кроме того, он нам все зубы выбьет, если мы хоть посмеем пикнуть что-то о перерыве.

- Но я не жрал со вчерашнего вечера! – взорвался Пауль, размахивая руками, - А сейчас, между прочим, четыре часа дня! Надо хотя бы попытаться объяснить Якобу, что если один из гитаристов сдохнет, рейтинг группы это никак не поднимет!

- Почему же не поднимет? – удивился Тилль, наблюдавший за перепалкой гитаристов, - С твоей смертью может подняться процент продаж, так что этот вариант никак отменять нельзя.

- Тилль! - Пауль аж покраснел, - Опять ты со своими шуточками в ненужный момент! Я жрать хочу, а ты мне про скорую кончину намекаешь!

- Ну хорошо, что ты предлагаешь? – Флаке опять исполнял роль миротворца, - Есть предложение пустить на бутерброды самого пухленького из нас, - тут он недвусмысленно посмотрел на Тилля, - но есть одна проблема.

- Это каннибализм, и за это нас посадят? – наивно уточнил Оливер.

- Нет, просто в студии нет хлеба, - не оправдал его ожидания Шнайдер.

- Что-то как-то с голодухи очень мрачные мысли, - пробурчал Рихард, - Надо быть позитивнее, ребят!

- Каким образом? – скептично спросил Тилль, - Как ты себе это представляешь? Ведь каждый ребенок в Германии знает – нет мяса, нет счастья!

- Ты это Якобу скажи, - ответил Флаке, - Походу, он собрался нас вегетарианцами заделать. Типа, если жрешь травку – дольше и здоровее живешь. По принципу лошади, видимо. Или черепахи.

- Нет, тут не сходится, - возразил Шнайдер, - Лошадь пашет как…как…как лошадь, а мы один альбом раз в три года записываем. А для принципа черепахи мы наоборот, работаем слишком много. Чтобы жить как черепаха, нужно вообще ничего не делать.

- Эх, мне бы такую жизнь…. Ну почему я родился не одноклеточным?! – печально сказал Рихард, присаживаясь на диванчик.

- Мужики, давайте думать, что с хавчиком делать! – поторопил нетерпеливый Пауль, - Ведь доля правды в словах Флаке есть – для долгой жизни нужно много лени, а для большого количества лени – большое количество энергии, которую некуда девать. А у меня на первого, ни второго, и тем более ни третьего!

В студии повисла печальная тишина. Каждый музыкант сейчас вспоминал, как невесело начался у него этот день. А в случае Рихарда – прошлый вечер. Дело в тот, что разъяренный и плюющийся ядом Якоб позвонил сегодня каждому ( а Круспе - еще вчера, дабы тот успел прилететь в Берлин), и прямым текстом сказал, что если « эти жалкие пародии на немцев» сейчас не поднимут свой зад и не запишут хоть одну песню, он лично отдаст их толпе фанатов на растерзание. Угроза была весомой, поэтому уже в 10 утра Раммы были в студии, и мучили свои инструменты отсутствием вдохновения и трясущимися от бессонной ночи руками ( опять же Рихард). Особо печальная кара постигла микрофон Тилля, когда тот в порыве разочарования саданул его об стену. Теперь в микрофоне была вмятина, а в стене – дыра, такая же, как и в желудках и музыкантов.

- Предлагаю записать одну песню и назвать ее просто - «Сосиски» - неожиданно сказал Круспе, - Что-то мне подсказывает, что такой намек может не заметить только слепой, глухой, или тупой одновременно!

- Ага, я исполнять этот хит будет желудок Тилля, - и, заметив возмущенный взгляд вокалиста, Пауль добавил, - Нет, дружище, серьезно, сейчас твое пузо берет ноты выше, чем ты!

- Или Якоб, - вдруг вставил Оливер, - Такой намек не заметит только слепой, глухой и тупой или Якоб.

- Тогда, может, пиццу закажем? – спросил Флаке, - Нет, в этом случае мы и пожрем, и не покинем студии. Все, как хотел наш продюсер!

- У тебя есть деньги и ключи? – угрюмо спросил Рихард, - Лично у меня все это отобрали в тот миг, когда я говорил «Здрасте, Якоб!». У меня такое ощущение, что он на дверь еще и замок повесил. Здоровенный такой, амбарный…

- Он мог, - согласился Шнайдер, - Помните, когда мы « Du Hast» снимали? Так вот, на тот сарае, где проходили съемки, до нашего прихода висел замок. А после съемок его не нашли.

- Шнай, не нагнетай, - сказал Пауль, - У меня сейчас тот момент, когда я почему-то вспоминаю, что человеческое мясо похоже по вкусу на куриное…

- Иди в сраку, Пауль, - отмахнулся Тилль, - И кто из нас еще не в тему со своими шуточками?

- А кто сказал, что я шучу? - ответил Пауль.

- А в древней Скандинавии за плохую шутку могли отрезать язык, - вдруг вставил Оливер, - Его запекали в крови, и подавали на стол в качестве деликатеса. И первым всегда пробовал тот, кто этого языка лишился. Тиллю нельзя ничего резать – он петь не сможет. А вот бек-вокал Рихард в состоянии потянуть в одиночку….

- Завались, лысый, - проворчал Пауль – И хватит говорить про еду, а то сейчас Шнайдер себе все барабаны слюной намочит!

- Пауль! – рявкнул ударник, - Хочу напомнить, что традиции древности не стоит забывать! Ты как!?

- Полностью с тобой согласен, - кивнул Пауль, - Так что если что – на обед у нас язык Оливера в собственном соку!

- Фу, какая гадость, - скривился Лоренц, поправляя очки.

- Ладно, хватит размусоливать, - Тилль взял свой помятый микрофон в руки, - Давайте придумаем хоть что-нибудь, и преподнесем это Якобу! Чтоб он, зараза, подавился…

- Не выйдет, - с усмешкой сказал Оливер, - Половина нашей группы уже разбрелась.

- Куда это они из закупоренной бочки?.. – удивился Тилль.

- К холодильнику, - хмыкнул Лоренц, скрываясь в направлении недокухни, состоящей из плиты, стола и холодильника. Тилль крякнул и потопал за ним.

На недокухне вокалиста ждало удивительное зрелище – Пауль Хайко Хирше Ландерс насиловал холодильник в прямом смысле этого слова. Он то открывал, то закрывал дверцу, при этом сверля нутро машины прожигающим взглядом. Холодильник пыхтел, кряхтел, но все равно оставался пустым. От досады Пауль периодически пинал несчастный холодильник, но картина от этого не менялась.

- И что ты хочешь эти добиться? – оставаясь в дверях, спросил клавишник.

- Помнишь, мы с твоей дочкой смотрели «Дети шпионов»? – прорычал Пауль, - Так вот, там был эпизод, где девочка закрывает шкаф пустым, а открывает полным. Так вот, я проверяю, насколько правдоподобен этот факт.

- По-моему, - осторожно вставил Тилль, - Пора было остановиться немного… Пораньше. Сейчас ты оторвешь дверцу, и Якоб тебя на хлеб и воду посадит.

- Тогда я все же умру, - ответил Пауль, ударяясь об холодильник головой, - Прощайте, мои преданные фанаты! Не испить мне с вами больше «кфасу»…

- Не переживай, - Тилль улыбнулся, видя, что гитарист снова шутит, - Пошли запишем Рихардовские «Сосиски», вдруг прокатит.

Но записать сей, без сомнения, оригинальный сингл у Тилля не вышло. Он спокойно вернулся в комнату, и не обращая внимания на остальную часть группы, снова принялся тихонько распеваться. Однако стоило вокалисту протянуть руку к микрофону, как его негромко окликнул Оливер. Он с улыбкой прислонил палец к губам, и указал на диван. Тилль перевел на оный взгляд, и обнаружил спящего Рихарда, измученного бессонной ночью. Гитарист сложил руки на груди, и медленно сползал по спинке дивана, каким-то неведомым образом умудряясь не уронить гитару. Судя по мордам остальных музыкантов, те очень хотели увидеть шоу «Грандиозное падение гитариста с Дивана» под музыкальное сопровождение. Но и это им не удалось.

Правда, стоит признать, музыкальное сопровождение в виде грохота в прихожей и отборного мата все же было. От этих звуков Рихард вздрогнул, и ускорил свое сползание. Шлепнувшись на пятую точку, и он сонно захлопал глазами, а потом, выслушав натужный вой струн, снова прикрыл их и, откинув обратно голову, собрался дальше спать. Пауль негромко хихикнул, а Рихард вдруг резко поднял голову и потянул воздух.

- Жратвой пахнет, - хрипло сообщил он, поднимаясь на ноги. А через миг группа Раммштайн полным составом неслась навстречу шуму.

- Ого, как вы синхронно! Меня даже дочка так не встречает! – Якоб присвистнул, стягивая ботинок. Он совершенно не замечал, какими взглядами его прожигали музыканты.

- Ну, как продвигаются успехи? – продюсер совершенно не стесняясь прошел в студию, и немного поморщился, увидев валяющуюся на полу гитару, - Рихард, сколько раз говорить, убирай гитару на место!

- Якоб. – прорычал вдруг Тилль.

- Что? – Хелльнер оглянулся, и только сейчас заметил горящие взгляды – прожектора, направленные на него, - Вы ч-чего, ребят?

- Жрать, - раздался шепот-свист Пауля, - Ты принес нам пожрать?!

- Д-да, - вяло откликнулся продюсер, - Там, в коридоре. А еще там газетка, она вас заинтересует…

Но последнюю фразу уже никто не слышал. С бравым улюлюканьем Пауль вылетел в коридор, и теперь потрошил там пиццу. Остальные Раммы тоже не отставали, и только культурный Оливер отбирал свой кусок без матов.

Когда с едой было покончено, и музыканты довольно развалились на диванах, сверкая улыбками, Якоб рискнул подать голос:

- Ну так что там с песней?

- Есть не прошибаемый вариант, - пробормотал сонный Круспе, - «Сосиски». Это хит, я тебе отвечаю.

Якоб растерянно посмотрел на Тилля. но тот только отмахнулся. В этот миг из прихожей вернулся Лоренц, сжимая в руках газету. Он затравленно посмотрел на продюсера, и пропищал:

- Вот это должно было нас заинтересовать?!

- Именно, - ответил Якоб, глядя, как музыканты столпились над газеткой, - Ну, что думаете?

- «Добровольный случай каннибализма. Человек съеден по собственной воле»… - процитировал Рихард, - Кажется, у меня сейчас пицца назад полезет.

- Ого! Вот это да! – Тилль, в отличие от остальных, был в восторге, - Мы просто обязаны написать про это песню!

- А как же «Сосиски»? – обиженно поинтересовался Пауль. – Я уже на них настроился, а ты…

- Ой, Якоб, я тебе не песню, я тебе альбом запишу! – глаза вокалиста сверкали, и он совершенно не слушал Пауля, - Класс, я уже вижу этот хит! А как его назвать?! Думайте, вы! Блин, в голове недавно крутилось…

- «Mеin Tеil» - неожиданно сказал Дум. Все уставились на него, а Тилль аж подпрыгнул.

- Ты гений, гений! А еще можно…

- Засунуть Флаке в котел и сварить его там, - вставил Круспе, вызвав недоумение со стороны клавишника.

- Именно! А еще…

Так и был рожден сингл «Mеin Tеil».