Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Shawty.

Your skin is burning at the sight of me.
Your mask can't hide what you're thinkin'.
Don't ask (Don't tell).
Just take whatcha need.
(с) Adam Lambert - Master Plan.




       В последнее время лекции тянулись слишком медленно. Сегодняшняя, по истории моды, не стала исключением. Большая часть студентов уже спали, я же старательно пыталась записывать, но вскоре мои записи стали превращаться в рисунки на полях тетради и глупые надписи. Вздохнув, я уже в сотый раз решила посмотреть время. Взглянув на экран мобильного, я не смогла сдержать улыбки. Мне пришло смс. Обычно я ему не отвечала, но сегодня можно сделать исключение. Возьму потом конспект у подруги, она, в отличие от меня, обожала историю моды, а точнее, нового молоденького преподавателя. И всегда обижалась, когда я не разделяла ее восторга по поводу его внешности. Он, безусловно, был красив, подтянут и молод - не то что наш прошлый лектор. Мой восторженный взгляд принадлежал только отправителю спасительной смс.

«Давай встретимся сегодня», - он таки научился писать смс. Дело в том, что раньше они были намного длиннее и содержали кучу смайлов и лишнюю информацию. Я пыталась ему объяснить, что все свое восхищение и другие не менее прекрасные чувства он может показывать мне лично. А в смс должна содержаться только нужная информация, ну и, может быть, немного смайлов и всего того, что он любит добавлять, в качестве исключений. Рета меня просто не понимал, после пятой очень «содержательной» смски я просто стала его игнорировать. На звонки я все же отвечала и тут уже могла часами слушать его, порой даже не вникая в то, что он говорит, - мне просто нравился его голос.
«Хорошо, я заканчиваю в три часа», - не успела я отправить смс, как тут же получила ответ.
«Прекрасно, я буду ждать тебя».
Я отправила ему вместо ответа смайлик и не смогла подавить смешок. Кисе отвечать мне не спешил, поэтому я, вырвав лист тетради, написала подруге, что ухожу после этой пары. Мы просто договаривались посидеть в библиотеке, пришлось сказать, что иду к врачу, подруга еще не знала о наличии у меня молодого человека. И, беря в расчет ее влюбчивость, я не спешила их знакомить. Мой Кисе был намного лучше этого преподавателя.

       Познакомились мы с ним год назад, не знаю, что и кого он здесь искал, но, забежав к нам посередине первого часа, он извинился за опоздание, а по прошествии пяти минут выяснилось, что он вообще спутал кабинеты. Девчонки, что сидели на первых рядах, ахали и, хихикая, переглядывались. Действительно, было на что смотреть: статный молодой человек в рваных джинсах, что выгодно обтягивали его длинные стройные ноги и не менее красивую задницу, и белой рубашке, пара пуговиц на которой было расстегнуто. Неосознанно я стала буквально пожирать его глазами, и, видимо, ощутив на себе пристальный взгляд, он осмотрелся. Наши глаза встретились. Я тут же отвернулась и позже лишь искоса поглядывала на него. Все оставшееся время я то и дело мысленно возвращалась к нарушителю моего спокойствия, вспоминая этот игривый, но в то же время пронзительный взгляд, а еще его улыбку - так обычно улыбаются модели с обложек журнала, покоряя тем самым сердца поклонниц. Фу, ненавижу такое, эта все игра, а эти девки визжат и пускают слюни. У меня была тоже парочка любимых актеров, но я пускала по ним слюни и визжала в одиночестве в своей комнате - уж никак не публично. Фу-Фу таким быть.
Каково же было мое удивление, когда, выйдя из кабинета, я столкнулась с этим топографическим кретином. Это надо же перепутать университет. Я просто не представляю, как вообще так можно сделать. Я прошла мимо него, в отличие от своих одногруппниц; будь я одна - может быть, тоже попускала бы на него слюни мысленно, но не сегодня. Сегодня явно был не мой день.
Вначале я почувствовала легкий запах грейпфрута, и в следующее мгновение мне на ухо прошептали:
- Я же понравился тебе, – его теплое дыхание и приятный запах не давали мне возможности сосредоточится и что-либо ответить, я просто стояла столбом. Мои одногруппницы что-то шептали, а студенты, что проходили мимо, провожали нас взглядами. Незнакомец же продолжил, наклонившись теперь уже к левому уху, и, выдохнув, прошептал низким сексуальным голосом:
– Пошли погуляем.
- Не-ет, - произнесла я как-то не слишком уверено - он опешил, а я, воспользовавшись этим, вырвалась из его объятий и поспешила к следующему кабинету.
- Почему? – теперь его голос звучал по-детски обиженно.
- Потому что, - уже зло ответила я, наконец-то режим защиты от бабников был включен. Почему я решила, что он бабник? Да вы посмотрите на его поведение. Типичный представитель. Я знаю, что не судят книгу по обложке, но тут и так все видно, посмотрите на толпу девушек, что он собрал за собой.
- Давай сходим в кафе, я заплачу, – теперь он шел передо мной, пытаясь поймать мой взгляд. Я все ждала, когда же он наткнется на кого-нибудь, но настырный незнакомец ловко всех огибал с какой-то кошачьей грацией.
- Не вижу в этом выгоды, – парень на мгновение задумался.
- Я красивый, - меня одарили голливудской улыбкой. Я встала напротив дверей нужного мне кабинета. Надо было его спроваживать и идти на лекцию, иначе опоздаю
- И? - вскинув брови с иронией в голосе произнесла я. Увидев его вытянувшееся лицо, я не смогла сдержать улыбки. – Что, думал, если красивый, то я тут же соглашусь? Если да, то тогда вот там - целая толпа таких согласных, - я указала на стаю своих одногруппниц, что шли за нами по пятам, и обогнув его, еще раз вдохнула парфюм, что до дрожи в коленках мне понравился, надо было поискать его в магазине. Приятно пахнущие мужчины - вообще моя слабость, учитывая что в нашей группе таких нет, поэтому к таким людям, пусть даже и незнакомым, я испытывала легкую симпатию. Фетиши - наше все. Интересно, а его рубашка так же пахнет?
Уже пересекая дверной проем, я почувствовала, как мне в руку вложили какую-то бумажку. Это оказалась его визитная карточка. Надо же, в этот раз я угадала: он и правда был моделью. Наверно, пришел на чью-то лекцию в качестве модели для рисования, либо просто рассказать о модельном бизнесе. На обратной стороне карточки неровным почерком - видимо, он торопился - было написано: «Будет скучно - пиши, куколка». Хмыкнув, я убрала визитку в карман, но кто же мог подумать, что эту пару отменят и мне правда будет скучно, так как подруга моя заболела? Решив, что ничего плохого из простого общения не выйдет, я написала.
«Я не куколка, а Изанами, не думай ничего такого, мне просто скучно».
Стоит ли говорить, что в тот день на всех оставшихся парах мне было скучно.
Замигавший индикатор на телефоне вывел меня воспоминаний.
«Что-то случилось? На тебя не похоже».
«Мне скучно», - нажав на кнопку «отправить», я все еще продолжала улыбаться как идиотка. Если тогда я могла противостоять его феромонам и природному обаянию, то на данный момент времени Кисе Рета овладел мной полностью и без остатка, только осознание того, что он мой, не позволяло мне вести себя как его фанатки. Я, как и он со мной, могла сделать с ним все что захочу и когда захочу.
«Навевает воспоминания =) И чем же я могу помочь?»
«Давай поиграем».
«Во что сегодня?»
«Я буду моделью а ты фотографом».
«Мм-м, неплохо звучит, я давно хотел попробовать себя в роли фотографа, но получится ли у меня?»
«Пфф, Рета, кто из нас обладает идеальным копированием?»
«Да, но одно дело, когда ты действуешь, а другое - когда придумываешь».
«Никто не мешает воплотить мысли в реальность».
«Ловлю на слове», - и тут до меня дошло, что я ляпнула. В отличие от многих парней, Кисе писал просто поэмы, а не смс. И порой эти смс были не очень приличного содержания. Можно сказать, мы писали маленькие мобильные романы с уклоном на +18. А тут я еще пообещала воплотить его и мои фантазии в реальность. Естественно, он тут же оживился и, наверно, забил на работу или на тренировку по баскетболу, так как следующее сообщение было намного объемней и уже вовлекало меня в игру.

***

Рета стоял около университетских ворот, о чем-то задумавшись, я подбежала к нему.
- Привет, - очнувшись от своих мыслей, он приветливо улыбнулся в ответ.
- А где твоя машина?
- На техосмотре.
- Значит, сегодня прогуляемся пешком, тем более погода хорошая, - пока я рассуждала вслух, не спеша шагая по разогретой солнцем мостовой, Рета отобрал мою сумку. – Ты что-то хотел? – я внимательно на него посмотрела, задирая голову; на его фоне я смотрелась, словно маленькая девочка, как минимум закончившая пятый класс, но никак не четвертый курс университета.
- Нечего такого, просто решил, что в такую погоду не стоит работать, лучше всего где-нибудь прилечь и погреться на солнышке.
- От Аомине нахватался? – он засмеялся. – И куда пойдем?
- Ну, можно сначала в кафе заглянуть, а потом…
- Нет, нет, только не кафе! – перебила я его. Он же удивленно на меня уставился с немым вопросом в глазах – Пойдем лучше к тебе, вот.
- Не боишься после всего того, что писала? – прошептал с издевкой Рета на самое ухо, резко наклонившись и обдав его теплым дыханием. От него пахло одним из моих любимых парфюмов. Он смотрел на меня, хитро прищурившись, глаза поблескивали, на губах ухмылка.
- Сколько мне лет, по-твоему, и чего я еще не видела? – хмыкнула я в ответ, пытаясь не вестись на эту провокацию.
- Я нашел парочку фильмов после нашей игры… – как бы невзначай произнес Кисе, приложив палец к губам. До меня тут же дошло, «какие» фильмы он нашел, и я была более чем уверена: он запомнил все и теперь решил опробовать это на практике. А мне еще завтра на учебу. Я ускорила шаг. – Эй, Изанами, постой! – спохватился парень, догоняя меня. – Не ты ли подкинула эту идею?
- Не спорю, но я всего лишь хотела пофотографироваться, я не виновата, что все каждый раз сводится к сексу.
- Я бы так не сказал, - ответил Кисе, но я его не услышала и продолжила:
– Как будто у одного из нас вечный недотрах! – остановившись, я стала глубоко дышать, чтобы немного привести себя в норму.
- Фотосессию я могу тебе устроить, тем более скоро твой день рождения, - комментарий про недотрах Кисе, похоже, решил пропустить.
- Правда? – спросила я недоверчиво, наблюдая за ним боковым зрением.
- Конечно, но фотографом буду я.
- Ты? – подозрительность сменилась удивлением.
- Не надо только на меня так смотреть, думаешь, я не смогу тебя сфотографировать? – я лишь молча продолжала на него подозрительно смотреть. – Тем более, в таких нарядах… Как бы после этого фотограф живой ушел.
- Ну, вот теперь ты понимаешь, что я чувствую, видя твои обнаженные и не очень фото в журналах. Кстати, а что это за наряды? С этого места поподробнее, пожалуйста.
- Но я мужчина, и фотографы тоже в большинстве своем мужчины.
- Нечего не знаю, – я показательно отвернулась. - Не отходи от темы!
- Если я покажу тебе наряды, это не будет подарком, – упрямился Рета.
- С одной фотографии ничего не будет, и…
Так мы и дошли до его дома, споря и попутно обсуждая еще какие-то новости, правда, добиться того, чтобы мне показали мои будущие одеяния, я так и не смогла. Порой Кисе был до ужаса упрям.

- Вкусно пахнет, - Кисе обнял меня со спины, крепко прижимая к себе; пара влажных капель с его волос упало мне на плечи, от его тела исходили жар и приятный аромат геля для душа.
- Это единственное, что я хорошо готовлю, - высвободив одну руку из его захвата, я помешала спагетти в кастрюле и проверила бекон, что шкворчал на сковородке.
- Не прибедняйся, - Кисе чмокнул меня в щеку и оставил в покое, проходя к столу модельной походкой: засранец знал, что я за ним наблюдаю, и позволял пускать слюни на его оголенный торс, выступающие мышцы спины, широкие плечи, сильные, но не перекаченные руки, и задницу - какая же у него она была… Как-то сразу готовить расхотелось, лучше бы меня взяли прямо на этой столешнице, на которой я недавно резала лук и бекон. Вообще-то, это мужики должны залипать на женские формы ниже пояса, но в нашем с Кисе случае все было наоборот. Может, он тоже пускал слюни на мою задницу - хотя лично я ничего в ней красивого и такого, что прямо «вау», не видела.
- Эй, Изанами, очнись, наш ужин сейчас подгорит, – я растерянно заморгала, Кисе сидел уже за столом и, подперев подбородок рукой, наблюдал за мной, хитро сощурившись.
- Ой! - я поспешно помешала бекон.
- О чем думала?
- О твоей за… - начала отвечать я, не задумываясь.
- Моей "за"? – переспросил он, хитро улыбаясь.
- Твоей зарплате? – поспешила я исправиться и постаралась не смотреть ему в глаза.
- Зарплате, значит, – судя по тону его голоса, мне не поверили. – И как она тебе?
- Прекрасна, просто словами не описать… Давай уже кушать, все готово, – резко сменила я тему, подхватывая две порции поднося их к столу.
- Я проголодался, - Кисе одарил меня счастливой улыбкой. Мое личное солнце, которое светило семь дней в неделю двадцать четыре часа в сутки. – Приятного аппетита.
- Приятного аппетита, – я села рядом с ним, беря вилку в руки и наматывая немного макарон.
- Ты совсем не умеешь врать, – как бы между прочим заметил Кисе, отправляя вилку с содержимым в рот, я же задавилась. Парень растерялся и принялся мне помогать; остановив его жестом, я отпила немного воды.
- Не мог подождать?
- Прости, - он потупил взгляд, но я-то видела, как его губы тронула мимолетная улыбка.
В тот день я так и не добралась до дому: всю ночь из меня выбивали правду, о чем я думала, готовя ужин, всем ведомыми и неведомыми способами. В итоге я созналась во всем, да еще и согласилась на фотосессию - и не какую-нибудь, а именно ту, что мы «разыграли» днем на парах. Два : ноль все еще в пользу Кисе.

***

       Ну, вот и настал этот день. Сегодня я стала еще на год мудрее, хотя в этом я очень сомневалась, так как направлялась на фотосессию, на которую пару дней назад Рёта меня уговорил самым безотказным способом. Может, конечно, и есть женщины, что способны отказать в тот момент, когда им показывают небо в алмазах, но я к таким не относилась.
Кисе хотел меня даже довести до места назначения, но я предпочла добраться сама: по крайней мере, пока я дойду, найду хотя бы пять поводов, чтобы не развернуться и не уйти, а еще не поссориться с мистером «всегда на позитиве». Настроения у меня сегодня не было. Впрочем, это повторялась из года в год. Обычная хандра именинника, ничего особенного, скоро пройдет, наверное. В довершение всего, сегодня было очень жарко. На мне были надеты легкая белая туника, джинсовые шорты и босоножки под цвет туники, но и это не спасало.
Оказавшись внутри здания, где сегодня проходили съемки моего молодого человека, я облегченно вздохнула, чувствуя прохладу, что обеспечивали с десяток работающих кондиционеров. Подойдя к стойке администратора, я узнала нужный мне павильон и направилась к нему. Сегодня было довольно оживленно, сквозь приоткрытые двери я могла посмотреть, что происходит за ними, пока искала нужную комнату. Где-то фотографировались дети, где-то животные, в одной же комнате совместили все вместе. Не знаю, специально ли он так задумал или нет, но чем ближе я подходила к нужной двери, тем откровеннее становились съемки.
Я остановилась перед дверью с номером "23" - как символично, меня в который раз тыкали носом в мой возраст: сначала в холле попросили показать паспорт, а теперь еще тут. Но это мелочи. Ну, как мелочи, больше всего меня сейчас волновало, что я увижу в комнате, и, судя по тому, что я видела в предыдущей, Кисе должен быть голым и в окружении не менее четырех мужчин или женщин, а может, и тех и других вместе, и все это под грифом +21. Любопытное зрелище, не знаю, многие ли об этом думают, но меня порой посещала мысль посмотреть на Рету в качестве пассива. Мои личные попытки не увенчались успехом ни разу. И все потому, что кто-то нечестно играл.
Я машинально потрогала мочку уха, задевая серьгу в форме клыка хищного животного, - пускай это будет гепард.

       Приоткрыв дверь, я вошла в комнату; ее наполняли негромкие разговоры, щелчки затвора фотоаппарата, вспышки и запах косметики и парфюма. Оглянувшись по сторонам, я нашла стул Кисе и, присев на него, стала наблюдать за Ретой. К моему великому сожалению, жесткого порно я не увидела, но то, что предстало перед моим взором, было не менее прекрасно.
Сейчас на Кисе были джинсовые бриджи, что заканчивались чуть ниже колена, края были подогнуты; верхние пуговицы его чёрной рубашки были расстегнуты - это позволяло увидеть его ключицы и грудь, когда он наклонялся вперед, расставив ноги на ширину плеч и упершись руками в колени, и улыбался в камеру. Образ завершали черные спортивные кроссовки. Похоже, тематика сегодняшней фотосессии - спортивная одежда.
Еще пара кадров, и он, улыбаясь, направился ко мне. Как только он скрылся с глаз публики, улыбка сошла с его лица, сменившись уставшим выражением, но так было до того момента, пока наши глаза не встретились.
- Изанами!! - я поднялась со стула, открыто улыбаясь: как бы я его ни ругала, я всегда была рада его видеть, да и вообще, могла обижаться и ругаться на него, только когда его не было рядом со мной. Если же он был где-то поблизости, дуться долго не получалось. Его опыт общения с противоположным полом не пропьешь.
Он крепко обнял меня, и в то же мгновение я ощутила любимый аромат парфюма. Все, мой мозг отключился. Я стала похожа на парфюмера. Неимоверным усилием воли я отодвинулась от него.
- Ты рано.
- Не хотела опоздать.
- Ты бы в любом случае не опоздала, вся эта комната в нашем распоряжении до утра, – произнес он тихо, но отчетливо, наклоняясь ко мне. Я хотела было ответить, но его окликнули.
Поэтому Кисе оставил меня в легком замешательстве, и да, контрольный в голову - на пути к площадке он оглянулся и сказал, что я шикарно выгляжу, подмигнув. Я осела на стул и попыталась сообразить, какой приговор себе подписала.
Как вы успели заметить, я не была особо стеснительной, а точнее, не была стеснительной с привычными для меня людьми и в привычных ситуациях. Тут же было немного другое. Все и каждый, придумывая какой-то рассказ, мечтали, чтобы он воплотился в реальность. Именно это сейчас со мной и происходило. Не то чтобы я не хотела всего того, что вчера писала, но мне было не по себе, словно через тридцать минут я буду сдавать экзамен.
Чтобы как-то себя отвлечь, я стала наблюдать за Кисе. Теперь на нем были короткие джинсовые шорты, все те же кроссовки, а рубашку сменила красная футболка. От его выражений лица и поз фотограф пускал радугу и откровенно удивлялся, откуда у него берутся силы. Мои губы сами собой растянулись в улыбке: я-то знала, для кого он так выделывается. Вон и рубашку задрал, оголяя пресс.
По прошествии получаса он подбежал ко мне в тех же шортах, но уже расстегнутой черно-зеленой рубашке в мелкую клетку и оповестил, что этот ад закончился. Фотограф, завидев меня, понял, от чего было такое рвение к работе, и не преминул подколоть Рету. Со словами, что он покажет мне мою гримерную, Кисе вытолкнул меня из комнаты. И лишь за дверью устало выдохнул:
- Отвязался.
- А по-моему, ты получал удовольствие.
- Последние сорок минут - точно.
Прикинув все в уме, я произнесла:
- Значит, ты видел ,как я заходила, - вместо ответа его губы тронула полуулыбка, и, взяв меня за руку, Кисе направился к нужной комнате.
- Вот, чувствуй себя как дома.
Комната была средних размеров и в белых тонах, но на больничную палату не походила. На вешалках было довольно много одежды - и далеко не пошлого характера, хотя и ее я тоже заметила.
- Удивительно, ничего пошлого, я думала, меня ждут одни бикини и стринги с бюстгальтерами, – я провела рукой по одежде, заставляя вешалки, на которых она висела, постукивать друг о друга.
- Без одежды я тебя видел, да и, пока искал наряды, понял, что хочу много чего увидеть лично на тебе, а потом снять, - закончил он фразу низким голосом с придыханием и обнимая меня за талию.
- Ре-та… - произнесла я, громко выдыхая - мне повода не давали, но, слыша его низкий голос, я неосознанно начинала представлять картинки, что обычно крутят по ТВ после двенадцати ночи.
- С днем Рождения, И-за-на-ми, – томно прошептал он, растягивая гласные в моем имени и целуя изгиб моей шеи, я наклонила голову набок, подставляясь под его горячие губы, но он не стал продолжать, а вместо этого развернулся и, не давая мне вдохнуть, запечатал мои губы глубоким поцелуем, его язык прошелся по ряду зубов сначала верхних, потом нижних, проникая в рот и не позволяя мне что-либо делать в ответ. Вновь забыла, как дышать. Кисе разорвал поцелуй, когда мои легкие начало неприятно садить из-за нехватки воздуха. Хищно улыбаясь, он облизал губы.
- Я жду тебя, - я до сих пор не могла привыкнуть к смене его поведения: мгновением назад на меня смотрел хищник, доминирующий во всем и всегда, сейчас же он снова был милым мальчиком, улыбающимся всем и вся. Не верьте таким милым мальчикам, как правило в глубине них прячется тот еще извращенец, маньяк и альфа-самец. Они, как хищные цветы, заманивают свою жертву яркой обложкой и потом уже не отпускают никогда…

       В комнату я вошла в джинсовых бриджах, босоножках на платформе и бледно-желтой волнистой тунике, волнистой потому, что казалось, будто один кусок ткани нашили на другой, и они каскадом спускались вниз. Кисе стоял ко мне спиной, на нем были мои любимые рваные потертые джинсы и черная рубашка. А еще сильно пахло моим любимым одеколоном. Неужели он ходил и опрыскивал комнату по углам?
Я хотела подкрасться к нему со спины, пока он настраивает технику и свет, но не вышло, меня заметили раньше. Окинув меня оценивающим взглядом, Рета жестом предложил пройти к моей импровизированной сцене. Яркий свет от ламп немного слепил, заметив, что я щурюсь, Рета тут же что-то поправил, и теперь мне ничего не мешало наблюдать за ним.
- А ты неплохо освоился.
- Годы наблюдений, - он улыбнулся, и на мгновение вспышка ослепила меня.
- Рета! Предупреждай, когда фотографируешь!!
- Зачем? – на его лице было искреннее недоумение.
- Как это зачем, фотографии должны быть хорошими, мы же не на мою мыльницу снимаемся.
- Самые хорошие фотографии - живые, – тоном знатока начал вещать мой любимый, напустив на себя важный вид. – Так что веди себя как обычно, а поймать нужный кадр - моя забота.
- Мне что, просто кривляться? – голос слегка подрагивал от раздражения и легкой нервозности.
- Именно, я знал, что ты схватываешь на лету, – Рета подмигнул, сделав еще несколько кадров. Вздохнув, я подчинилась. Пару раз он меня поправлял и советовал, как надо встать или посмотреть, мы даже сделали одно совместное фото, правда, я так и не поняла, когда он успел сходить за блеском для губ. А может, это был его?
Следующий мой наряд состоял из темно-синей джинсовой куртки, черного топика и джинсовой юбки грязно серо-зеленого цвета с черными открытыми туфлями на среднем каблуке.
- Что-то не так, – Рета скептически меня оглядывал, и под его пристальным взглядом я тоже стала осматривать себя. – Попробуй, накинь куртку на плечи.
- Вот так? – я сделала, как он просил. Вместо ответа защелкал затвор фотоаппарата, и мне подарили ослепительную улыбку.
Я хотела было пойти переодеться, но Рета движением руки остановил меня и сказал, что просто принесет все сюда. Как же хорошо, что я сразу отобрала нужные мне наряды и повесила их отдельно, благо вешалок было много.
Пока Рета ходил за реквизитом, я решила посмотреть фото, и большинство из них мне понравились. Такие живые и красивые, в плане своих фотографий я была придирчива. А вот фото Кисе мне нравились любые. На нашем совместном снимке я задержалась дольше, чем было нужно, и машинально облизала губы, совсем не замечая объекта моего воздыхания за спиной.
- Мне тоже она больше всего нравится, – я вздрогнула.
- Кисе, твою мать, еще пара таких трюков - и наша фотосессия закончится в больничной палате.
- Мм-м, хочешь примерить костюм медсестры? Я как то не продумал, но можно поискать.
- Очень смешно, - топая громче, чем нужно, я подошла к вешалке: нарядов стало больше, и к ним еще добавились надувные круги, солнечные очки, черные и белые, стаканчик с соломинкой и пачка жвачки.
- Надень вот это, - Рета подал мне черную кожаную куртку, розовый топ, больше похожий на бюстгальтер, и юбку из практически прозрачной белой ткани с орнаментом в виде цветов.
- У меня будет видно живот, – меня одарили взглядом, полным скептицизма, он так и говорил: «Где ты нашла у себя живот?» Кисе никогда не разделял моих страданий по поводу моего не слишком плоского живота, не единожды заявляя, что пособия по анатомии его не привлекают. – Ладно-ладно, все ради тебя, – он просиял в улыбке.
Когда я закончила переодевания, все еще думая, что выгляжу ужасно, он нацепил мне на голову очки и попросил покрутиться.
- Я же говорила, что не... – я замолчала на полуслове, наткнувшись на его злобный колкий взгляд.
Он долго рылся в реквизитах, что принес, но, не найдя нужного, чертыхаясь и пятерней зачесывая волосы назад, вышел из комнаты. Не успела я впасть в депрессию по поводу и без повода, он вернулся. Ничего не говоря, Рета подошел ко мне и взял за подбородок, заставляя смотреть прямо на него. В левой руке у него был тюбик помады.
- Только сегодня, – заметив мой недовольный взгляд, добавил он.
Я не особо любила помаду, вследствие того, что все время куда-нибудь впечатывалась лицом, а точнее губами - лучше уж блеск.
– Позволишь?
Кивнув, я сомкнула губы - вряд ли в таком состоянии я могла бы противиться. Ну вот, теперь если его целовать, то останутся следы, - хотя какого черта это меня волнует, это его должно волновать. Но Кисе, похоже, был доволен своей работой как слон и то и дело просил меня сменить позу.
С каждым разом наряды становились все более открытыми, я же вконец расслабилась и даже успевала рассказывать Рете последние новости. Естественно, меня тоже без информации не оставили, и так я узнала, что, когда Рета недавно выходил из комнаты, он пошел не в туалет, а договорился о нашей парной фотосессии в какой-то журнал. Там как раз нужна была парочка. А снимая меня последний час, он в который раз убедился как я прекрасна и что лучше меня модели не найти. Врал как дышал, льстец, ну да ладно. Мне это понравилось, и против я уже не была.
Как ни странно, мне больше всего понравилось фотографироваться в купальнике и нижнем белье, особенно кадр с жвачкой. Я не умела надувать нормальные пузыри до сегодняшнего дня. Мы, наверно, кадров тридцать сделали, и куда она мне только не налипала в процессе! А еще Кисе стал все больше меня поправлять - и не на словах, а именно подходил и ставил меня как надо, будто бы лепил скульптуру. Его мягкие прикосновения и ощущение прохладных пальцев на разгоряченной коже будоражили и заводили не по-детски. А последние несколько кадров я вообще подумывала, как с него снять рубашку и джинсы и прилечь на тот не очень удобный шезлонг. Где он его достал, оставалось загадкой.

       Я долго с ним спорила, но в итоге на мне был тот самый купальник, и я стояла вся мокрая - нет, не мог он, видите ли, сфотографировать меня как обычно! Хорошо, что я была босиком, иначе бы, наверно, ноги разъехались, хотя и босиком было не особо комфортно. Глаза моего фотографа горели, в них читалось откровенное желание, я буквально чувствовала, как его плотоядный взгляд скользит по мне. Мне не нравилось, что я мокрая, но очень понравилось, что мои темно-русые кудряшки хоть и ненадолго, но распрямились, позволяя почувствовать себя человеком с не вьющимися волосами - и вдобавок они стали немного длиннее.
Пока я предавалась мечтам о прямых волосах, мне сказали встать посексуальнее. Помочь Рета на этот раз не захотел - то ли из вредности, то ли понял, что фотосессия сразу же закончится, как только он подойдет. Меня устраивал второй вариант, очень устраивал.
Почему-то при слове "сексуальный" мне сразу же вспомнились фото, где он обычно задирал майку, оголяя свой пресс и так призывно смотря в камеру. Можно попробовать, но не думаю, что у меня получится. Попытка не пытка.
Слегка поддев края купальника, я потянула его вверх, оголяя трусы, которые довольно странно к нему крепились, и, если купальник не задирать, можно подумать, что я без них, - но мы сейчас не о трусах. Теперь надо сделать правильное выражение лица. А вот с этим точно проблемы возникнут. Кисе терпеливо ждал, смотря на меня, на его губах играла ядовитая улыбка. Видимо, он понял, что я хотела сделать, но выходило у меня плохо.
Так, надо подумать о чем-то пошлом. Может, вспомнить недавний рассказ, что я читала - там такие пошлости были… Я почувствовала, как губы растягиваются, и скорее всего - в довольно тупой улыбке. А чего это я, воспользуюсь методом фотографа Кисе, то есть подручными средствами.
Я посмотрела на Кисе: расстегнутых верхних пуговиц, на его черной рубашке стало чуть больше, а две нижних вообще были расстегнуты изначально, позволяя видеть плоский живот. Джинсы так сексуально обтягивали его длинные, стройные и в меру мускулистые ноги. Босые ноги. Взгляд вернулся наверх, останавливаясь на лице. Раскосые карие глаза - что сейчас с любопытством за мной наблюдали, но изредка в них виднелись блики желания, - острые скулы и да, серьга в ухе. Еще один мой фетиш, однако все мои фетиши начинались и заканчивались на человеке с именем и фамилией Рета Кисе, никому ничего из того, что мне нравилось, не шло так, как ему. Я закрыла глаза и начала размеренно дышать, представляя, как обливаю его водой из бутылки, как черная рубашка прилипает к его телу, очерчивая соблазнительные контуры, - но она лишняя, я медленно ее сниму и прикоснусь пальчиками к столь любимому телу, а затем в ход пойдут губы.
Думая обо всем этом, я на выдохе приоткрыла глаза и посмотрела в объектив камеры.

       В следующее мгновение меня уже прижали к фону с бассейном, впиваясь в губы болезненным и переполненным страстью поцелуем. Я попыталась оттолкнуть Кисе и выяснить, что случилось, хотя случилось то, что у меня получилось. Я идеально его скопировала - 1:2 в мою пользу, - но Рета мне этого не позволил, обхватив мои запястья ладонью и поднимая мои руки над головой. Прошло несколько секунд, а может быть и минут, прежде чем мои губы освободили. Мы оба тяжело дышали.
- А… Как же фото? – я уперлась руками в его грудь, чтобы еще был слабый шанс его остановить.
- К черту фотографии, я хочу тебя, – прошипел он низким голосом, в его глазах плясали бесенята.
Неужели я так шикарно выглядела? Вы, конечно, можете подумать, что я тупая, и, скорее всего, так и подумали, но мне до сих пор в это не особо верилось.
Я посмотрела вниз. Ну вот что: груди нет, и даже этот купальник на мне бы не смотрелся, если бы не идеально подобранные размеры. За это, видимо, надо благодарить моего пышущего страстью визави. Роста тоже нет. Только улыбка - спасибо, зубы не кривые, - глаза и слишком пошлое воображение. И податливый характер. Ну, как податливый - когда меня все устраивало или мне указывали на явную выгоду, я соглашалась.
- Но Рета, – протянула я, заправляя мокрую прядь волос за ухо и жалобно на него смотря, – я тебе еще сексуально попозирую, тебе же понравилось? – я улыбнулась.
- Издеваешься?
- Нет, что ты, я просто хочу… Пофотографироваться, и тебя я тоже хочу… Но давай еще немножко? - я сложила руки в умоляющем жесте, зажмурившись. Вместо ответа я услышала тяжелый вздох.
- Если бы не твой день рождения, Изанами... тебя спасло только это, – он снова вернулся к фотоаппарату.
Я же усиленно стала вспоминать фотографии девушек в купальниках. Но мне они быстро наскучили, и я стала придумывать сама. На полу было не очень приятно лежать, но я быстро забыла об этом, поглощенная процессом. Время шло, а моя фантазия иссякала, Рета же специально мне ничего не говорил. Обиделся. Я же отказала.
Тут меня осенило: слегка сгибая ноги и медленно поглаживая их, я остановила одну руку в районе паха, а вторую положила так, будто бы хотела прикрыть грудь; не рассчитав, я провела пальцами там, где не следовало, и, с шумом выдыхая, слегка выгнулась. Исправиться мне возможности не дали. За одно мгновение Рета покрыл расстояние между нами и, схватив меня за запястья, вновь прижал мои руки к полу по обе стороны от головы, наваливаясь всем своим весом и устраиваясь между ног. Мои серо-голубые глаза смотрели в его карие. Зрачки расширены, дыхание сбито, и взгляд, наполненный желанием, - он пугал и заставлял подчиняться, сейчас я поняла, насколько же мала и слаба.
- Мы закончили? – я скованно улыбнулась.
- Нет, все только начинается, - на губах его расцвела злобная ухмылка, и, наклонившись, он начал покрывать мою шею болезненными поцелуями.
- Больно, Рета! – выдохнула громко и протяжно я.
- Сегодня я не буду нежным, ты сама в этом виновата, - прошептал он мне на правое ухо, облизывая ушную раковину и прихватывая мочку уха зубами.
- Я не специально… - выстонала я, ощущая, как его руки, высвободив мои, резко и грубо мнут мою грудь.
- Это твоя лучшая фотография за сегодня, – с этими словами он подарил мне еще один глубокий поцелуй, руки же плавно начали снимать купальник. Наши страстные влажные поцелуи только прерывались на небольшие вздохи. И он снова припадал к моим губам подобно кочевнику, нашедшему источник воды в пустыне после долгих блужданий. Купальник был с меня снят, я, в свою очередь, разорвав поцелуй, расстегивала оставшиеся пуговицы на его рубашке, затем ремень и ширинка.
- Может, приляжем куда-нибудь? – сказала я, пытаясь абстрагироваться от его обнаженного торса и стояка, что не заметил бы только полный идиот. – Ай! – Рета подхватил меня на руки и понес к шезлонгу, который я облюбовала еще полчаса назад.
Уложив меня, он навис сверху, целуя мой лоб, щеки, скулы, губы. Руки гладили мои волосы, пропуская их сквозь пальцы и сжимая.
- Рета, мне твердо, - на меня недоуменно уставились. – Ну, на нем твердо лежать, – для убедительности я поерзала на импровизированной кровати.
- А может быть, кто-то хочет быть сверху? - он сузил глаза, склоняясь так близко, что наши носы соприкоснулись.
- Конечно, хочу, но все-таки... мне неудобно лежать.
Он низко рассмеялся и, схватив меня за руку, потянул за собой. Затем, сняв последнюю часть одежды, оставшуюся на нем, улегся на шезлонг, закинув руки за голову, как будто загорая. Вау, вот это видок. Аж дыхание сперло, и внизу живота все сжалось при виде его немаленького члена.
- Изанами, - произнес он чувственно, слегка растягивая гласные. Выдохнув, я уперлась руками ему в грудь и, перекинув через него правую ногу, оседлала. – Ты немного промазала, – я почувствовала, как к щекам приливает кровь, Рета же улыбался во все тридцать два зуба.
- Это ты слишком длинный, – я поерзала, пытаясь, устроиться поудобнее и чтобы мышцы паха не так тянуло. Все же мне надо растягиваться. Или просто опробовать все позы камасутры - эффект, наверно, тот же самый.
Заметив, как я хмурюсь, Кисе плавно очертил контур моей фигуры, останавливаясь на бедрах и поглаживая их с внутренней стороны. Наклонившись вперед, я припала губами к его груди и стала неторопливо целовать, спускаясь ниже, насколько мне позволяло собственное тело. Рета тяжело дышал и, прижимая мою голову, терся своим стояком о мои ягодицы. Немного привстав, я согнула ноги в коленях. Аккуратно обхватив его член, я начала медленно опускаться. Чувствуя, как он пульсирует, обильно выделяя смазку. Кисе дернулся, тихо застонав, когда его член оказался полностью во мне.
Я не спеша двигалась, упираясь одной рукой в его ногу, а второй в грудь. С каждым моим движением пошлые звуки становились все громче; закусив губу, я сдавленно стонала, чувствуя, как он пульсирует внутри меня. С шумным выдохом с губ сорвалось его имя, и в это же мгновение Рета сел, обхватил меня за талию и, развязно целуя, ускорил темп; когда он проникал особенно глубоко, то прикусывал мне губу. Во рту возник солоноватый привкус крови. Обняв его, я двигалась навстречу, стонала в голос, впиваясь в его спину ногтями. Еголаза с поволокой, тяжелое дыхание и капельки пота заводили меня еще больше; касаясь губами его уха, я начала шептать все те глупости, что крутились у меня в голове.
Я кончила раньше, кусая его плечо. Кисе резко вошел в меня в последний раз и, крепко сжимая в объятьях, так что мне стало тяжело дышать, шумно выдохнул, уткнувшись мне в шею.
- Это было классно, - произнесла я устало, голос стал намного ниже.
- Почему было? Мы еще не закончили, милая, – он поцеловал меня за ухом, провел языком, спускаясь к шее. Подсунув руку под мои бедра, он встал с шезлонга и пошел куда-то.
- Тут есть кровать?
- Нет, – последовал короткий ответ, и меня посадили на стол. Рета, обхватив мое лицо ладонями, мягко меня поцеловал. Я ответила на поцелуй, обнимая его за шею.



POV Кисе
       Я только что кончил, но, посмотрев на ее - растрепанные волосы, измученный взгляд и тяжелое дыхание, - понял, что мне этого мало.
Подхватив ее на руки, я направился в сторону столика визажиста. Хорошо, что она у меня маленькая. Она что-то сбивчиво спросила про кровать. Наивная девочка, даже если бы она здесь была, до нее мы бы не дошли. После всего того, что я видел, я хочу ее трахнуть жестко и грубо, оставляя метки на всем теле, чтобы никто не смел трогать мое. Еще я осознал, что забыл надеть презерватив, но это такие мелочи. Сейчас я в любом случае не способен ее отпустить.
Сидя на столе, она немного растерянно на меня смотрела; заключив ее лицо в чашу из ладоней, я мягко её поцеловал, она тут же ответила мне, прижимаясь сильней и обнимая меня за шею. Я плавно повел руками вниз - шея, плечи, талия, бедра, - затем так же не спеша вернулся наверх, поглаживая её живот и добираясь до груди. Сжимая ее и срывая с губ Изанами новый стон, к одному соску я припал губами, второй ласкал левой рукой; мелко подрагивая и двигаясь, она вплела свои ловкие пальчики мне в волосы, то поглаживая их, то сжимая.
Спустя какое-то время я плавно добрался до ее шеи, целуя и зализывая покрасневшую от укусов кожу. Она повернула ко мне голову и, приоткрыв ротик, облизнулась. Меня не надо было просить дважды. Пока я исступленно целовал губы, ее шаловливая ручка прошлась по моей груди, задерживаясь на прессе, но затем все же спускаясь ниже и начиная осторожными и плавными движениями поглаживать мой член. Ее маленькая ладонь сомкнулась в кольцо, двигаясь по стволу вверх и вниз с каким-то садистским напором.
Эрекция не заставила себя ждать; счастливо улыбаясь, словно ей купили ее любимый леденец, она стала поглаживать головку большим пальчиком. Не в силах противиться, я толкнулся навстречу, выдыхая сквозь сжатые зубы. Пока одна рука ласкала головку, вторая поглаживала ствол, задевая яички.
Чертовка, поглощенная процессом, она совсем забыла о себе, и я не преминул этим воспользоваться. Облизав два пальца, я нежно погладил ее киску, вводя сначала один палец и, не почувствовав сопротивления, второй, начиная медленными поступательными движениями проникать в нее, массируя уже влажные от смазки стенки и чувствуя, как с каждым новым движением она сжимает мои пальцы все сильней.
- Ре-ета, – простонала она, сгибая ноги и хватаясь одной рукой за столик, а второй лаская меня, но ритм уже сбился, что позволило мне не кончить первым и помучить ее.
- Грязная девочка, тебе это нравится, - прошептал я ей на ухо, обдав его теплым дыханием. Она пыталась отрицать, но тело было честнее, с каждым моим движением внутри становилось все более влажно, и пальцы уже скользили без проблем, она же пыталась двигаться мне навстречу, но неустойчивая поверхность ей не позволяла делать слишком резких движений, от чего она лишь поскуливала, прося большего.
- Не такая, как ты… - все-таки ответила мне она, ее щеки раскраснелись, глаза влажно блестели.
- А по-моему, это ты мне пару минут назад шептала, что хочешь еще глубже, жестче и быстрей, - ухмыльнувшись и не дав ей возможности ответить, я подхватил её на руки и помог спуститься, затем развернул спиной, так что теперь она видела свое отражение в зеркале. Навалившись сзади, я вошел в нее полностью с глухим стоном. Изанами же, вскрикнув и распластавшись на столе, схватилась за его края. Я не спеша двигался, чувствуя, как тепло от паха разливается по всему телу. Изанами легла на столик, который поскрипывал в такт нашим движениям, скребя по нему ногтями и тихо постанывая,.
- Ре-та, быстрей… - выговаривала она сквозь рваные вздохи вперемешку со стонами. Мне не было причин ей отказывать - придавив ее к столу, который грозился развалиться, и тем самым не позволяя ей упасть, я ускорил темп. Шлепки от соударения наших тел, запах секса и стоны с именем на губах заставляли вбиваться в нее еще яростней. Схватив ее за руку, я заставил её встать. Изанами, склонив голову немного набок и тяжело дыша, из-под полуприкрытых век смотрела на свое отражение, при этом с каждым моим толчком она сжималась все сильней, трепеща от возбуждения. Еще немного - и она кончит. Ну уж нет, не сейчас.
Резко выйдя из неё, я её развернул лицом к себе и, грубо целуя, вновь вошел до конца - она затряслась, мыча мне в губы.
- В следующий раз снимем видео, - прошептал ей в губы я, убирая ее уже завившиеся локоны за уши. Изанами лишь посмотрела на меня снизу вверх. Серо-голубые глаза тускло блестели, губы припухли и раскраснелись от поцелуев. Словно заметив мой взгляд, она облизнулась.
Приглашение принято.
Поймав ее язычок губами и проведя по нему своим, я углубил поцелуй. В последние мгновения в голове была только одна мысль - кончить, вогнав на всю длину, чувствуя, как она содрогается в моих руках от пережитого оргазма. Я поспешил воплотить фантазию в реальность. Изанами, упершись руками в края стола, выгнулась. И с каждым моим движением с ее губ слетали все более громкие стоны и пошлые выражения. Многие я слышал впервые. Вот тебе и милая невинная девочка, да она фору даст любой порноактрисе… Она только моя. И когда я только стал таким собственником?
С этими мыслями я прикусил ее кожу на шее, кончая. Тело бил мелкий озноб, и волнами по нему растекалось удовольствие. Выходить я не спешил, чувствуя, как она сжимает мой член внутри себя, принося неповторимое удовольствие. Похоже, финишную черту пересек только я, и, плавно погладив ее живот, я коснулся средним пальцем клитора и, слегка надавливая на него, помассировал. Изанами, зычно застонав, сжала меня еще сильней.
- Ты монстр, я завтра с кровати не поднимусь.
- И не надо.
Выйдя из нее, я хотел было отойти и взять одежду, но она стала оседать, и, подхватив свою куколку, я усадил её на шезлонг. Ей не нравилось, что я ее так зову, но она и правда была как куколка. Хорошо, что мыслей моих не читает.
Она виновато улыбнулась, что-то бурча про занятия спортом и растяжку. Подав ей одежду, я отправил её в душ. А сам принялся за уборку следов нашей бурной фотосессии.

- Душ свободен, – Изанами вернулась быстрее, чем я думал. Этот сарафан с бледно синими и розовыми цветами ей очень шел. Впрочем, как и все, что я выбрал. Надо бы выкупить эти все платья.
- Ты быстро, - она что-то пробормотала себе под нос, я смог расслышать только свое имя. Уже в дверях меня окликнули, я развернулся и на мгновение выпал из реальности. Ее лицо просто светилось от счастья, а губы расплылись в широкой благодарной улыбке.

       Домой мы вернулись уже в десятом часу и тут же пошли спать: наутро надо было скрепя сердце отнести фотографии в печать. Я бы рад сделать это дома, лишь бы никто не видел тех фото в купальнике, но подарок есть подарок. Их еще надо было оформить в альбом и поставить на полочку рядом с тем, что подарила она мне в прошлом году. Это была моя лучшая фотосессия после сегодняшней и за все время моей работы. А еще у меня из головы так и не выходила идея по поводу домашнего видео, но это уже будет в следующий раз.