Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Сезон дождей

      - ЁнДжэ, спаси меня! ЁнДжэ! – кричит молоденький парень, когда двое здоровенных громил выпихивают его из собственной же квартиры. Он брыкается, вопит, пытается пнуть или укусить их, но у мужчин намного больше сил, и они без особых проблем выполняют задачу. Самое страшное и не понятное для него это то, почему любимый человек сидит в их спальне и не пытается спасти его. Почему он привел этих непонятных людей к ним домой в два часа ночи? Малыш не знает, что сейчас его Ёжик, обхватив голову руками, проклинает себя за слабость и трусость. Он не знает, что был поставлен на кон и проигран.

ЁнДжэ слышит, как крик в коридоре стихает после негромкого удара. Сердце моментально сжимается, забыв, что нужно стучать. Сорвавшись с кровати, Ю замирает у дверей, держась за ручку. Слишком слаб. Джэ сползает по стене на пол и, обхватив колени руками, начинает реветь. Алкоголь выветрился из организма, принося осознание случившейся ситуации.

Входная дверь хлопает, закрывшись.

- Зело! – кричит ЁнДжэ и падает на пол, изматывая последние силы в истерике.

* * * *
ЧжунХон приходит в сознание, когда машину встряхивает на очередной кочке. Малыш с паникой оглядывается. Он не понимает, почему находится в столь недружелюбной обстановке с незнакомыми мужчинами, а не в тепленькой постельке в объятиях любимого. И почему, кстати, ЁнДжэ привел этих грубых дядек в их дом и молча наблюдал, как его мальчика хватают за шиворот, словно нашкодившего котёнка, и вытаскивают из квартиры. "Что вообще происходит?" - мечется в голове Зело, но он не решается задать вопрос суровым мужчинам, которые без проблем могут вырубить его снова, а этого он уж точно не хочет.

Парнишка лишь сильнее вжимается в сиденье автомобиля. Его запястья связаны грубой веревкой, которая натерла нежную кожу и слегка пропиталась выступившей кровью ребенка. Попытавшись ослабить путы, ЧжунХон лишь причинил себе больше боли, отчего тихо ахнул. Этим он и привлек внимание охранников.
- Очнулся? Я думал, придется тебя на руках нести, - сидевший рядом мужчина улыбнулся, но от этого оскала Зело вздрогнул и поежился. Мужчина без труда освободил мальчишку от веревки и, убрав ее в карман пиджака, продолжил любоваться видом ночного пригорода через тонированное окно автомобиля.

Если быть точнее, то уже близился рассвет. Небо, как в градиенте, постепенно перетекало из черного в голубое, а на горизонте, за темными силуэтами деревьев и возвышенностей, виднелась огненная полоса восходящего солнца.

- К-у-у-да вы меня везете? – тихо пролепетал Зело, пытаясь вжаться в сиденье. Он пожалел, что не является хамелеоном, не имея возможности слиться со средой и стать незаметным.
- К твоему новому хозяину, - с полным безразличием в голосе ответил этот же мужчина, даже не взглянув на него.
- К какому это еще хозяину?! – ребёнок аж подпрыгнул на месте от услышанного. Он на секунду забыл о страхе, но грубый взгляд заставил Хона вновь вжаться в сиденье.

Оставшуюся дорогу ЧжунХон сидел смирно, трясясь от страха. На лбу и ладошках выступил пот, остекленевшие глаза смотрели в пол, соленые капельки стекали по бледным щекам и падали на ноги, сразу же впитываясь в ткань голубых пижамных штанов со слониками.

* * * *
Зело нерешительно покинул машину, робко ступая босыми ногами по выложенной камнем дорожке. Она извилистой линией ведет к огромному двухэтажному дому из белого камня с тёмно-шоколадной крышей. По краям дорожки в аккуратных клумбах растет ярко-зеленая сочная трава, над которой возвышаются невысокие кустики кораллов причудливой формы и небольшие камни, вносящие в ландшафт некую изюминку.

Деревянная скамейка в тени раскидистого дерева. Журчание воды в находящемся неподалеку миниатюрном водопаде. Пение птиц, восхваляющих появление первых солнечных лучей. Легкий утренний ветерок, приносящий с собой запах цветов и трав. Все это должно расслаблять и умиротворять человека, но ЧжунХон чувствует себя абсолютно противоположно. Он дрожит от холода, страха и неизвестности. Он ничего не замечает.

Охранник небрежно подталкивает Хона в сторону дома, и малыш, неуверенно передвигая ноги, делает несколько шагов, пока в дверях особняка не показывается молодой парень.
- Это и есть Чхве ЧжунХон? – парень медленно спускается по кирпичной лестнице и не спеша подходит к Хону.
- Да господин, - мужчины почтительно кланяются хозяину.
- Милый, – незнакомец приподнимает лицо подростка за подбородок и проводит большим пальцем по его пухлым искусанным губам. Раздраженный этим ЧжунХон отдергивает голову от рук парня, недовольно сопя и нахмурив брови. Он никому не позволит так обращаться с собою. Тем более, "хозяин" был еще молод и не вызвал у подростка должного страха в отличие от тех амбалов, что всё еще стояли, согнувшись, у них за спиной.
- Строптивый. Мне нравятся такие, - усмехается Нам и, развернувшись, направляется в дом. Один из мужчин хватает Зело за локоть и тащит вслед за хозяином.

Когда они оказываются внутри, ЁнНам уже вальяжно сидит на большом кожаном диване посередине гостиной. Одна рука закинута на спинку, а во второй он держит стакан с ирландскими виски, причмокивая слишком пухлыми губами сладковатый алкоголь.

- Ну же малыш, не стесняйся, - ЁнНам лукаво улыбается, проведя кончиком языка по губам.

В другой ситуации он показался бы ЧжунХону довольно-таки симпатичным: высокий, с сильными плечами и шеей, на мужественном лице широкая чеширская улыбка, но сейчас все это выглядело пугающе опасно. ЁнНам похлопал по свободному месту рядом с собой. Заметив ступор со стороны Хона, охранник подталкивает его, отчего последний пошатнулся, чуть не упав. Зело растерянно подходит к дивану и садится с краю. Как можно дальше от неприятного типа.

- Ближе. Я не кусаюсь! – В карих глазах блестит похотливый огонь. Нам ставит стакан на столик и поворачивается всем корпусом к испуганному малышу. В его глазах сверкает пошлый блеск, белоснежные зубы закусывают нижнюю губу. Грудь вздымается от тяжелого дыхания. На мгновение Ён закрывает глаза, выдыхая. - Вышли все, - тихо шипит брюнет, и охрана моментально покидает гостиную, закрыв за собой дверь. Зело с непониманием смотрит на мужчину, предчувствуя пятой точкой, что сейчас может произойти. Как ни странно, но в присутствии охраны он чувствовал себя безопасней, чем наедине с ним.

ЁнНам резко соскакивает со своего места и, молниеносно подлетев к Зело, припечатывает его к прохладной обивке дивана, вдавливая в него всем весом. Его губы сразу же примыкают к шее мальчишки, яростно терзая молочную кожу. Хона окутывает истерика. Он бьет кулаками по груди и плечам мужчины, зовет на помощь, пытается высвободиться из хватки, но ничего из этого не удается. ЁнНам грубо хватает руки младшего и заводит их ему за голову. Зело ахает, когда чувствует боль в поврежденных веревкой запястьях. Нам широко улыбается, уловив первые приятные для себя звуки из уст подростка.
- Если будешь так сладко стонать и ёрзать подо мной и дальше, я по достоинству награжу тебя. - ЁнНам провел свободной ладонью по щеке Зело, вытирая дорожки слёз.
- Отпусти меня! Кто ты вообще такой? Что тебе нужно? – в истерике кричит в лицо старшего. Адреналин, зашкаливающий в крови, позволяет ему почувствовать бесстрашие. – ЁнДжэ найдет тебя, и тебе не поздоровится! – еще сильнее рыдает Зело.
- Твой ЁнДжэ проиграл тебя мне в покер. - ЁнНам бесстрастно смотрит на мальчишку, который огромными ошеломленными глазами уставился на него. ЧжунХон не может поверить в сказанную старшим фразу. Как мог Ёжик продать своего малыша, которого так сильно любит? Как вообще можно проиграть человека в покер? Слишком маленький и наивный Хон еще не понимает этого.
- Не правда, - тихо шепчет Хон дрожащими губами и мотает головой. – Не правда. Такого не бывает.
- В нашем мире бывает все, малыш. - Как-то нежно улыбается Нам и гладит Хона по взъерошенным розовым волосам.
- НЕ ТРОГАЙТЕ МЕНЯ! – вскрикивает обезумевший ЧжунХон и, оттолкнув от себя мужчину, вскакивает с дивана.
- Чего разорались? – Зело слышит грубый бас и, повернувшись, замирает на месте. ЁнНам поднимает недовольный взгляд на балкон, откуда донесся голос. – Кто это? – Точная копия ЁнНама стоит на балконе, нахмурив брови и сверля взглядом то онемевшего Зело, то своего братца.
- Это Чхве ЧжунХон. Моя новая игрушка. Правда, милашка? – Нам самодовольно оглядывает Хона, который не может отвести взгляд от неожиданно появившегося близнеца.
- Ты совсем охренел? Ты где его взял? – злобно шипит ЁнГук, сжимая пальцы в кулаки до побледнения костяшек.
- Честно выиграл. Его свой же парень поставил на кон, когда продул все в покер, - гордо заявляет второй, закинув ногу на ногу.
- Немедленно увези его отсюда, - ЁнГук спускается в гостиную и подходит к Зело, который большими пораженными глазами смотрит на братцев. – Он ведь совсем ребенок.
ЁнГук осматривает паренька с головы до ног и вздыхает.
- ЁнГук, не вмешивайся в мои дела. Я сам разберусь с ним, - ЁнНам встает с дивана и подходит к брату. Они стоят слишком близко друг к другу, почти касаясь носами. Хоть они и близнецы, но различия между ними видны. И не только в поведении. ЁнГук более мускулистый, его шея напоминает ствол могучего дерева: длинная и толстая. Волосы обесцвечены, что отлично гармонирует с немного смуглой кожей. Майка, обтягивающая тело, позволяет увидеть красиво накаченные руки, которые сейчас напряжены, и рельефный пресс, а квадратный вырез показывает крепкую грудь и острые ключицы. Неожиданно сам для себя Зело тихо сглатывает слюну.

Тем временем атмосфера в гостиной резко накаляется. Кажется, что от этих двоих сейчас исходят электрические разряды, способные взорваться и разнести всё кругом.
- Посмотрим, как ты разберешься. - ЁнГук кидает взгляд на ЧжунХона и, тяжело вздохнув, быстрым шагом покидает комнату.


Почему-то Хону кажется, что второй брат, так неожиданно появившийся, является полной противоположностью этого самоуверенного ублюдка. Он почувствовал в этом мимолетном взгляде сочувствие и беспокойство.
- Это мой брат – Бан ЁнГук. Для тебя он Господин. А вот меня, - ЁнНам подошел к ЧжунХону вплотную и, придерживая за подбородок, провел пальцем по губам, – ты будешь звать Хозяином.
ЁнНам резко ударяет кулаком в живот, отчего младший сгибается пополам, хрипло кашляя и обхватив живот руками.
- Если будешь вести себя спокойно, такого больше не повторится. Понял? – Нам за волосы оттягивает голову ЧжунХона назад так, чтоб видеть его лицо. Милое невинное личико малыша искривлено в гримасе боли. С ним еще никогда так не обращались - ЧжунХона даже родители не били в детстве за провинности. – Ты понял?
ЁнНам сжимает волосы в кулаке сильней, отчего с губ Зело опять срывается стон, полный боли. Малыш еле заметно кивает в согласии. От этого знака ЁнНам хищно улыбается и гладит Хона по голове.

* * * *
Зело жмурится, когда ЁнНам небрежно толкает его на мягкую постель, заставляя упасть. ЧжунХон хочет отползти назад, к изголовью кровати, но его дергают за ноги ближе к себе, в тоже время разводя их как можно шире. Подросток испуганными глазами смотрит на своего насильника. ЁнНам, встав на четвереньки, медленно подползает к Хону, облизываясь и сверкая зловещим блеском в глазах.
- Отпустите меня, - тихо шепчет ЧжунХон, отползая назад.
- Никогда, - ухмыляется Нам и, схватив малыша за руки, заводит их ему за голову.
Зело кричит, на сколько это возможно. Голос уже слегка охрип, да еще и слёзы затрудняют дыхание. Раздраженный ЁнНам внезапно встает с кровати и, подойдя к тумбочке, открывает верхний ящик. Достав оттуда непонятный объект, тюбик и темно-синий галстук, он держит ткань на указательном пальце, слегка покачивая ею в воздухе, с ухмылкой глядя на Зело. Малыш только судорожно сглатывает.
ЁнНам не спеша залезает на кровать и, резко дернув Хона за ногу так, чтоб он упал на спину, привязывает хрупкие ручки подростка к изголовью кровати. Зело хочет опять закричать, но Нам ловкими движениями рук засовывает ему в рот небольшой металлический шарик, а на затылке завязывает кожаные ремешки, которые надежно фиксируют предмет. Противный металлический вкус во рту, слюна, стекающая из уголков губ на подбородок, галстук, натирающий и так порезанные запястья, да еще и чужие губы, ласкающие ключицы и шею подростка. Он никогда не испытывал столько унижения. А еще и отвращения. К самому себе. За то, что позволяет так с собой обращаться. ЧжунХону остается только неподвижно лежать и тихо плакать, молясь, чтоб это быстрее закончилось.
Хон с силой зажмуривает глаза, когда чувствует, как пухлые губы обхватывают один сосок, а второй зажимают умелые пальцы. Губы нежно посасывают, а острые зубы кусают нежную кожу, заставляя вскрикивать и ёрзать. Вдоволь наигравшись с сосками, Нам спускается ниже, покрывая поцелуями каждый миллиметр тела своего пленника. Он обводит языком вокруг пупка и проводит влажную дорожку до резинки штанов. В этот момент Зело замирает. Он не знает, чего ждать от старшего, и от этого становится страшнее.

ЁнНам поднимает взгляд на подростка и, пошло облизнувшись, резким движением стягивает пижамные штаны вместе с бельём. Теперь Зело полностью обнаженный, со связанными руками и кляпом во рту, лежит перед молодым мужчиной. Нам приподнимается на колени. Расстегивая ремень на брюках, он рассматривает покрасневшего мальчишку. Довольный увиденным, Ён быстренько освобождает себя от ненужной одежды и ложится сверху на Хона. Нам открывает тюбик с гелем, который до этого лежал рядом на кровати и, выдавив немного холодной жидкости, растирает её по ладони.

Зело в страхе распахивает глаза, когда чувствует палец, приставленный к его анусу. Нам вводит вначале один, медленно двигая им, растягивая парнишку. Через кляп вылетает первый стон боли. К одному пальцу добавляет второй. Затем третий. Когда по его мнению малыш уже готов, Нам отстраняется от шеи, которую терзал до этого, покрывая кровавыми засосами и укусами, и резким движением переворачивает Хона на живот, из-за чего последний болезненно жмурится. Ткань сильней впивается в кожу.

Встав на колени, ЁнНам приподнимает Зело за бедра, ставя на согнутые колени, и раздвигает тонкими пальцами ягодицы подростка, подставляя к колечку мышц безумно горячую и твёрдую плоть. Подросток сжался всем телом, когда почувствовал, как головка медленно проталкивается внутрь него. Сердце колотится, как бешеное, а на лбу выступают капельки пота.

ЁнНам резко входит глубже, почти до середины, задыхаясь от удовольствия.
Подавшись назад и выходя из ЧжунХона, он снова толкнулся вперёд, ускоряя темп и вдалбливаясь в паренька, с наслаждением запрокинув голову назад. Внутри было немыслимо жарко и узко. Мышцы вокруг члена сжимались, доставляя еще больше наслаждения.

Мычание и всхлипывания бедного пленника переплетаются с пошлыми стонами. Невольные слезы текут по щекам подростка. Ему противно, как никогда. Нам же хрипло стонет, сильнее стиснув в пальцах бедра мальчишки и ускорив темп. Он чувствует приближение оргазма. Зело ощущает, как пульсирует орган внутри него, и невольно сжимается, причинив себе еще больше боли.

- О да, - хрипло простонал Нам, наклонившись вперед и уткнувшись носом в волосы мальчика, вдыхая полной грудью запах апельсинового шампуня. Он сильнее сжимает в пальцах узкие бедра ребёнка, крепче прижимая к себе. Еще несколько секунд, и утробный рык вырывается из груди мужчины, а горячая жидкость наполняет мальчишку изнутри, тонкими струйками вытекая по внутренней стороне бедра. Обессилевший ЁнНам падает сверху на малыша, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя после яркой вспышки, сверкнувшей перед глазами во время оргазма. Казалось, что ощущение беспредельного удовольствия уносит сознание во Вселенную, где на секунду вспыхивают разноцветные звезды, здесь же потухая. Нехотя приподнявшись на руках, Ён вытащил обмякший член из попки малыша и завалился рядом, блаженно улыбаясь. Зело так и лежал на животе с привязанными к изголовью руками. Он тихо плакал, содрогаясь всем телом. Ноги обессилено расползлись по кровати, а руки онемели от подвешенного состояния.
- Тебе понравилось, детка? – усмехается ЁнНам, повернув голову к мальчишке, самодовольно улыбаясь. От этого слёзы сильнее покатились из глаз подростка, а из груди вырвался всхлип. – Ну, сейчас я развяжу тебя.
Ён выпятил пухлые губы уточкой. Сев рядом с Хоном, он не спеша развязал ремешки кляпа, а затем и сам галстук, отбросив его в сторону. ЧжунХон сразу же свернулся клубочком, затравленным взглядом глядя на насильника.
- Теперь это твоя комната. Набирайся сил, детка. Они тебе понадобятся. - ЁнНам наклонился к Хону, что б поцеловать, но подросток в панике отполз назад, еще сильней трясясь. Глаза покраснели от слез, а запястья ныли, кровоточа еще больше. Но ничто не могло сравниться с душевной болью малыша. Невинный и ранимый мальчик не смог выстоять против такого развратного и жестокого напора и сломался.

Ён только хмыкнул и, встав с постели, подобрал свои вещи, после чего покинул новую обитель ЧжунХона, закрыв дверь на замок.

* * * *
- Где мальчишка? – Достал из холодильника коробку яблочного сока, Гук сделал большой глоток. Он только что покинул свой кабинет, где работал над очередной песней. Сочинение текстов было одним из его хобби помимо благотворительности и коллекционирования великих произведений искусства.
- В своей комнате, - безразлично ответил старший близнец, что-то листая в планшете.
- Отпусти его. - ЁнГук сверлил брата своим самым угрожающим взглядом. Он всегда презирал "игры" старшего, считая это низким и очерняющим фамилию Бан. Но этот случай был особенным, потому что очередной жертвой был явно несовершеннолетний мальчишка, не провинившийся ни в чём. Слова младшего вызвали на лице Нама удивление.
- Вот это поворот. С каких пор ты стал переживать за мои игрушки? – Нам отложил планшет в сторону и, поставив руки на стол, придвинулся ближе к братцу, внимательно глядя на него.
- Потому что раньше это были дешевые шлюхи или мальчики, подставляющие свой зад ради денег, а этот ребёнок совсем другой! - Гук сорвался на крик. Его грубый низкий бас иногда пугал даже ЁнНама, и увидев разъяренное лицо и напряженные мышцы, старший решил отступить.
- Я думаю, ты ошибся, братец, - фыркнул Нам, взяв себя в руки и бесстрастно посмотрев на близнеца.
- О чём ты? – Непонимание в глазах.
- Он стонал как профессиональная эм... куртизанка. - Нам подобрал более литературное слово. Усмехнувшись над озадаченным лицом ЁнГука, он взял стакан с виски и покинул кухню, направившись в свою спальню.

* * * *
На улице с утра льёт дождь. Холодный, но свежий воздух проникает в комнату Зело, наполняя её запахом сырости. Подросток стоит у открытого окна, любуясь серым небом, по которому не спеша плывут почти черные тучи. Когда раскаты грома прорезают тучи, небо, как и комната, озаряется белым светом, отбрасывая на пол истощенную тень подростка.

ЧжунХон уже два дня живет в этой "клетке", но ему кажется, что прошла целая вечность. Так происходит всегда, когда постоянно испытываешь унижения, побои, насилие. В свои семнадцать лет он испытал достаточно за эти дни.

Дверь в комнату открылась, тихо скрипнув, но мальчишка даже не обернулся. А зачем? Он прекрасно знает, кто пришел. Тяжело вздохнув, Зело вжал голову в плечи и робко повернулся к "гостю". Подросток с облегчением вздохнул, увидев ЁнГука.
- Привет Зело. Надеюсь, можно? – Мужчина стоит в дверях, ожидая разрешения.
- Конечно. Это же Ваш дом, - смутился Хон, от чего щеки сразу покрылись легким румянцем. Гук подошёл к окну, засунув руки в карманы брюк, с еле заметной умиротворенной улыбкой наблюдая за ливнем.
- Начался сезон дождей. Обожаю это время. Сколько себя помню, всегда любил дождь. Гулять под ним по пустым улочкам Сеула. Люди почему-то предпочитают в такую погоду прятаться в зданиях, не понимая всей прелести дождя. А я вот наслаждаюсь им. Дождь помогает мне привести мысли в порядок, разобраться в них. Охлаждает пыл или подбадривает, - Гук издает смешок, потому что знает, что подобное звучит глупо из уст взрослого мужчины. Но, кажется, Зело выглядит серьёзным. Он внимательно слушает хёна, вникая в каждое слово. – Вообще-то я пришел поговорить с тобой, - Гук повернул голову, с нежностью смотря на парнишку. Он совсем не хочет пугать и так затравленного малыша. До этого смотрящий на него влюбленными глазами ЧжунХон резко отвернулся, покраснев. – С того момента, как ты появился в нашем доме, у меня не выдавалось такой возможности. Сейчас, когда Нам уехал по делам, я хочу знать: хочешь ли ты оставаться здесь? Зело, ты меня слышишь? – Гук помахал рукой перед глазами подростка, но реакции не последовало. – С тобой всё в порядке? – ЁнГук схватил мальчишку за плечи и встряхнул. Зело быстро пришел в себя, еще больше смутившись, когда понял, что на его плечах лежат чужие руки.
- Да господин, все хорошо. – Зело почтительно поклонился и развернулся обратно к окну, чтоб скрыть своё стеснение.
- Не смей называть меня господином. Ты свободный человек, у которого нет хозяина. - Раздражению ЁнГука не было предела - он всегда презирал подобное.
- Я уже сомневаюсь в этом, - тихо прошептал Хон, отпустив голову. Он закрыл глаза, чтоб слёзы не полились, ведь он мужчина, хоть ещё и маленький.
- Посмотри на меня, - Гук попытался заглянуть в лицо собеседнику, но подросток отвернулся. Тихий всхлип выдал состояние ребенка. ЁнГук не мог ничего сказать, он просто подошел ближе и заключил малыша в объятия. Крепкие, теплые, дарящие заботу и спокойствие. В них Хон расплакался еще сильнее. Уже не было сил сдерживаться, ведь слишком много боли накопилось в душе, а проявление сочувствия заставило выплеснуть все наружу.
ЁнГук бережно развернул мальчишку к себе лицом, еще крепче стиснув. ЧжунХон как можно сильнее обвил руками талию старшего, уткнувшись носом в крепкую грудь. Конечно, он удивился такому отношению в его сторону, но сейчас это было не важно.
- Не плачь, ЧжунХон. - ЁнГук бережно гладил розовые пряди Хони, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Взяв лицо младшего в ладони, он заглянул в красивые черные глаза, которые опухли и покраснели от слёз. Мысленно проклиная брата, Гук невесомо прикоснулся к бледной щеке, губами убирая слезинки. Глаза Зело от неожиданности распахнулись, руки обессилено повисли. В голове - полное отсутствие мыслей. Отстранившись, Гук мягко улыбнулся, большим пальцем стерев последнюю капельку в уголке глаза. ЧжунХон словно рыба ловил воздух ртом, не в силах сказать что-либо. Было невозможно оторваться от широкой завораживающей улыбки. Сжав пальцы в кулаки, Зело зажмурил глаза и, резко подавшись вперед, коснулся губами губ ЁнГука. Не долго думая, Бан сгреб малыша в охапку и, насколько это было возможно, прижал к себе. Невинный чмок перерос в полноценный, страстный, сжигающий поцелуй. Хон запустил пальцы в волосы, жадно сжимая пальцами крашенные пряди и нетерпеливо теревшись телом об старшего.
- Ты уверен? – Гук прервал поцелуй, прижавшись лбом ко лбу любимого.
- Да, - тяжело дыша, прошептал Зело, сильней прижимаясь к ЁнГуку. Этого было достаточно. Подхватив Зело за попу, он приподнял его, заставив обхватить ногами за талию. Зело, словно обезьянка, повис на Гуке, радостно улыбаясь в поцелуй. Донеся ценную ношу до кровати, ЁнГук осторожно положил подростка на постель, нависнув сверху, не разрывая горячего поцелуя. Его большая ладонь скользнула под спину Зело, заставив его прогнуться. Разорвать поцелуй только для того, что б лишить друг друга ненужной одежды, и опять соединить языки в жарком сплетении. ЧжунХон извивается под умелыми ласками старшего, сладко постанывая от удовольствия.

ЁнГук отпускает губы и переходит к мочке уха, нежно посасывая её. Затем спускается к шее, зализывая засосы, оставленные братом, и оставляя свои метки. Теперь это только его малыш, и никто не посмеет к нему прикасаться. Нежные поцелуи постепенно покрывают грудь и ключицы паренька. Пытаясь не оставаться в долгу, Зело целует шею и плечо Бана. Тонкие пальчики царапают крепкую спину, а из приоткрытых губ вылетают несдержанные стоны. Когда ЁнГук опускается слишком низко, Зело недовольно стонет, поджав губы, ведь он хочет обнимать и целовать этого прекрасного мужчину. А Гук, не обращая внимания, уже покрывает поцелуями внутреннюю часть бедра, отчего Хон блаженно стонет, изгибаясь в позвоночнике, сжимая пальцами простынь. ЁнГук берет у основания уже возбужденный член Зело и медленно проводит языком по головке, слизывая выступившую смазку. Еще пара таких движении, и Гук вбирает плоть до основания, сразу набирая темп. Стоны малыша подтверждают правильность действий ЕнГука, который не так уж и часто практиковался в минете. Замедлив темп, Гук дразнит ЧжунХона, который извивается от сладкой муки. Решив больше не мучить, Ён ускоряет движения головой, вскоре чувствуя, как член начинает пульсировать. Зело кончает, громко выкрикнув имя любовника, который покорно проглатывает всю сперму.

ЁнГук поднялся к разомлевшему малышу, счастливо улыбаясь. Зело тут же притянул любимого к себе, слизывая оставшиеся белые капельки с мужественного подбородка. Когда Зело отстраняется, ЁнГук видит в его глазах счастье, искреннюю детскую невинность и озорство. Невольно губы мужчины расплываются в самой теплой и нежной улыбке, которая только может быть. Он сгребает малыша в свои медвежьи объятия, прижав к груди и уткнувшись носом в волосы, вдыхая их свежий аромат. Хон жмурится от счастья, тая в столь сильных и заботливых руках. Он всё ещё не понимает, как можно влюбиться столь сильно в мужчину, которого знаешь всего пару дней. Но сейчас он не хочет думать, он хочет отдаться полностью этому сильному и восхитительному парню, который так нежно обнимает его.
- Я хочу тебя, - робко шепчет Зело и тут же утыкается лицом в плечо, чтоб скрыть смущение.
- Ты правда хочешь этого? – Обеспокоенный взгляд.
- Да, - уверенно, коротко и ясно. Зело притягивается к Гуку и целует. Бан, не выпуская младшего из рук, принимает сидячее положение, усаживая Зело на бедрах. Все-таки прекратив поцелуй, Ён подносит ко рту Зело два пальца. ЧжунХон без слов понимает, что надо делать, и начинает старательно облизывать пальцы, не прерывая зрительного контакта. От этой картины ЁнГук протяжно стонет, словно огромный зверь, закатывает глаза, а мальчишка, довольно улыбаясь, продолжает свое дело.
- Думаю, хватит, - хрипит мужчина, убирая пальцы из горячего ротика, а Зело невинно хлопает глазками, обнимая любимого за шею и прижимаясь своей грудью к его. Бан нежно шлепает своего малыша по попке и Зело приподнимается. ЁнГук вводит сразу два пальца, из-за чего ЧжунХон ахает, прижимаясь к нему сильнее, утыкаясь носом в плечо. – Все хорошо? – заботливо уточняет Гук, уткнувшись носом в шею возлюбленного.
- Да-а-а, – довольно тянет Зело, самостоятельно насаживаясь. Бан, понимая, что тот готов, начинает медленно двигать рукой, вызывая у Зело громкие стоны.
- ЁнГук, хватит. Я… хочу почувствовать… тебя-я-я, – после нескольких толчков стонет парень, не выдерживая пытки. ЁнГук вытаскивает пальцы, заменяя их на свой член. Он придерживает Хона за бедра, помогая двигаться, иногда скользя рукой по тонкой спине. Зело впивается короткими ноготками в спину, а зубами закусывает сильное плечо. ЁнГук проводит носом по шее любимого малыша, вдыхая запах. Он уже становится зависимым от этого розоволосого чуда с хитрыми, но в тоже время невинными глазами. Зело уже сам прыгает на бедрах Гука, насаживаясь до основания. Атмосфера в комнате раскаляется до предела. Становится невыносимо жарко. Кислорода не хватает. Оба тела покрываются потом и влагой от поцелуев. Розовая челка, намокая, прилипает ко лбу ЧжунХона, делая его образ более возбуждающим. ЁнГук, предчувствуя разрядку, берет в руку член Зело, быстро надрачивая, и младший вскрикивает, получая двойное удовольствие. Закрыв глаза, Гук рычит, изливаясь в Хона. Следом со звонким стоном кончает и сам Хон, пачкая руку любовника и их животы. Они сидят, крепко обнявшись еще несколько минут.
- Я люблю тебя, Чхве ЧжунХон, - ласково шепчет ЁнГук во влажные после секса волосы подростка.
- И я тебя хён. Хочу быть только с тобой. - Зело утыкается лицом в шею мужчины, вдыхая терпкий запах одеколона.
- Ты и будешь только со мною. Думаешь, я отдам кому-нибудь своего малыша? - усмехается ЕнГук, а Зело только сильнее прижимается к горячему телу старшего. Гук невесомо целует малыша в макушку, пальцами играя с ярко розовыми прядями. Хоня своеобразно мурлычет от приятных ощущений, чем вызывает улыбку на лице старшего.
- Я купил дом. Далеко отсюда. Хочу, чтоб ты уехал со мной.
- Я согласен, - сразу же прошептал Зело, подняв невинные глазки, а с сердца Бана словно свалился огромный камень, позволяя свободно дышать. Он опять улыбается чеширской улыбкой, заваливаясь на подушки и сгребая Зело к себе.
Подросток радостно смеётся, заваливаясь на старшего. Смотря на любимого, он отмечает про себя, что хоть эти двое и близнецы, но не похожи друг на друга даже внешне. Мысленно поклявшись, что никогда больше не вспомнит о ЁнНаме и ЁнДжэ, Зело удобнее устраивает голову на груди Гука, сладко зевая и сжимая хрупкими пальчиками большую ладонь.

* * * *
- Ну, как тебе? – ЁнГук выжидающе смотрит на ЧжунХона, крепче сжимая его ладошку в своей.
- Здесь очень красиво, - совсем тихо шепчет парень, оглядывая раскинувшийся перед ним вид.

Небольшой холм с ровно подстриженной сочной травой, на котором стоит их дом, незаметно перетекает в широкое поле. Дикие полевые цветы скромных и нежных тонов растут вперемешку с высокой травой. Зело слегка смущается, представляя, чем им можно будет заниматься в траве, когда поблизости нет ни одной живой души.

Чуть дальше тонкой светло-голубой линией изгибается речка, вносящая прохладу и свежесть в этот райский уголок. Справа, в тени высоких раскидистых деревьев, виднеется небольшая белая беседка.

Хон с восторгом представляет, как они вдвоем будут здесь жить вдали от людей и проблем, которые они доставляют.
- Я рад, что тебе нравилось, - нежно улыбается Гук, мимолетно касаясь губ любимого. – Пошли в дом.
Ён сильные сжимает руку, большим пальцем проводя по костяшкам пальцев ЧжунХона. Хоть это создание и выросло почти в два метра роста, он все равно остается милым и невинным малышом, который любит поиграть, покататься на скейте или пошалить, как это делают все подростки в его возрасте.

* * * *
- ЧжунХо-о-о-н, просыпайся. Зе-е-ело, - как можно нежнее тянет Гук, пытаясь разбудить свое солнышко. – Уже почти обед.
Легкий чмок не дает никакого результата, а малыш только переворачивается на другой бок, что-то тихо бурча. ЁнГук понимает, что просто так разбудить его не получится, поэтому переходит к крайним мерам. Через мгновение дом наполняет звонкий смех вперемешку с недовольным бурчанием мальчишки.
- Ахахаха, ЁнГук, не надо! - Зело пытается увернуться от рук старшего, но Гук откидывает одеяло в сторону, продолжая щекотать мальчишку. – У меня уже животик болит, - ноет подросток, между приступами смеха извиваясь в руках любимого.
- А я тебя предупреждал, - Гук наконец-то окончил пытку, нависнув над Хоном, поставив руки по обе стороны от его головы. Мальчишка тяжело дышит, глядя хитрыми глазками в глаза мужчины. Его губы слегка приоткрыты, а горячее дыхание опаляет шею Гука. Зная реакцию Бана, ЧжунХон закусывает нижнюю губу, прикрывая глазки. Мужчина шумно вдыхает, сжав между пальцев ткань подушек. – Хитрожопый кролик, - шипит Бан и впивается в губы малыша, яростно их сминая.

* * * *
Хон не спеша пританцовывал на кухне, пока резал овощи для салата. Гуки приедет вечером, а поэтому некуда торопиться с обедом, ведь время всего три. Дорезав необходимые овощи и заправив их оливковым маслом, Зело направился в гостиную. Удобней устроившись на диване в обнимку с любимым плюшевым мишкой (ЁнГук ездил домой к ЁнДжэ и забрал все вещи Хона), ЧжунХон включил телевизор на любимом канала с аниме.
- Бли-и-и-н, - недовольно протянул Хон, когда вспомнил, что не взял с собою вкусняшки. Нехотя поднявшись с дивана, он поплелся на кухню, попутно вспоминая, куда Гук спрятал заначку в виде любимых хоновских мармеладных мишек.
- Привет, малышка, - раздался голос за спиной паренька. От неожиданности Зело подпрыгнул на месте, а когда развернулся, впал в ступор. Перед ним стоял никто иной, как ЁнНам. – А я уж думал, что не найду тебя.
Нам хищно скалится, проводя языком по верхнему ряду зубов, а малыша передергивает. Хон в ужасе пятится назад, но, сделав всего один шаг, чувствует, как стол упирается в поясницу, блокируя отступление.
- Как ты оказался здесь? – решается узнать Хон.
- А разве это важно? Важно то, что ты сбежал с моим братцем, живешь здесь счастливо и беззаботно, а я там мучаюсь от чувств собственника, - ЁнНам состроил несчастную мордашку и тут же рассмеялся. Громко и злобно, так, что по спине Зело пробежались мурашки. – Я пришел вернуть себе то, что принадлежит мне по праву. И это ты, детка. - Ён указал пальцем на Зело, самодовольно улыбаясь.
- Я не твоя собственность. Если я кому-то и принадлежу, то только ЁнГуку и больше никому. - На глаза подростка наворачиваются слёзы. Он пытается держать себя в руках, но не получается.
- Значит, так? Ну, тогда мне нечего больше сказать. - Ён грустно поджимает губы и резким движением руки достает из кармана пистолет, направляя его на дрожащего ЧжунХона. – Я никогда никому не отдавал свои игрушки и не собираюсь этого делать. Моё остается моим.
Глаза подростка в момент распахиваются. Он не готов умирать сейчас, но и сделать ничего не может. Хон неотрывно смотрит в дуло пистолета, не в силах даже зажмуриться.

- Я дома! – Такой родной и любимый бас. Хон срывается с места и бежит в коридор, но пуля быстро настигает подростка, и он падает на пол почти у ног ЁнГука.
Бан стоит в оцепенении. Он не может понять, что сейчас произошло. Почему его кролик лежит на полу в луже крови? ЁнГук поднимает остекленевшие глаза с тела возлюбленного и видит Нама, с протянутой рукой, в которой он держит пистолет. Понимание приходит слишком поздно. Гук падает на колени, переворачивая Зело на спину. На бледном лице нет никаких эмоций. Безжизненные глаза смотрят вдаль, а изо рта вытекает темно-алая струйка крови. На груди в области сердца расплывается багровое пятно. Перед глазами Бана все мутнеет из-за слёз.
- Хон, ЧжунХон, очнись! Открой глаза, ХОН! – кричит ЕнГук, но холодное тело мальчишки неподвижно лежит на его руках, пачкая их кровью. Гука трясет, как никогда. Он отказывается верить в происходящее. – Этого не может быть. Не может, - тихо шепчет ЁнГук, прижимаясь губами к розовым волосам и жадно вдыхая их запах.

ЁнНам неподвижно стоит в стороне, наблюдая за этой картиной. Он не ожидал такой реакции и теперь не знает, как себя вести. Разум подсказывает, что стоит быстрее покинуть этот дом и не попадаться ЁнГуку на глаза. Но слишком поздно. Гук закрыл своей ладонью глаза любимого и нежно коснулся его губ своими. Холодные и пересохшие, но все так же любимые Гуком. Он осторожно положил мертвое тело на пол и поднялся на ноги.

Его взгляд, полный хладнокровия, жестокости и ненависти быстро нашел виновника случившегося.
- ЁнГук, не надо… я же не знал, что он так дорог тебе. - ЁнНам не знает, что ему делать. Он просто пятится от брата, дрожа всем телом. – Я буду стрелять! - Он выставляет оружие вперед, но трясущиеся пальцы роняют его. ЁнГук молча идет вперед, не отводя взгляда от цели. Таким опасным Нам никогда его не видел, и от этого колени убийцы подкашиваются. ЁнНам пытается бежать, но Гук успевает схватить нож и кинуть его вслед. Холодная сталь входит почти до рукояти в спину, после чего по дому разносится истошный крик. Нам падает на пол в гостиной недалеко от тела ребёнка. ЁнГук быстрыми шагами настигает цель и вырывает нож из спины, чтоб воткнуть его снова и услышать очередной крик. А затем еще раз и еще, пока все тело не превратится в бесформенную массу одежды и плоти, а голос не замолчит на веки.

Закончив с расправой, Гук брезгливо откидывает нож в сторону и подходит к возлюбленному, падая перед ним на колени.
- Прости меня, кролик… Я должен был защитить тебя. Но я не смог… Видимо, не настолько могучий, как ты думал… Но свое обещание я сдержу. Прости меня Зело. - Гук наклоняется и еще раз целует любимого, проводя ладонью по белоснежной щеке.

* * * *
ЁнГук вернулся домой с кладбища. Сегодня проходили похороны его любимого малыша. Шел дождь, как они вдвоем и любили. Холодный, промозглый дождь. Приехали все друзья, родственники и родители ЧжунХона, которых Гук привез из Мокпхо – родного города Зело. Никто не мог сдержать слёз, видя, как столь юного паренька опускают в землю. В последний момент ЁнГук успел положить рядом со своим малышом медвежонка, которого так сильно любил Зело.

Гук никогда не был так подавлен. Он потерял самого дорогого в своей жизни человека. Своего мальчика, которого не смог защитить и уберечь, с которым он прожил самый счастливый месяц в своей жизни.

ЁнГук медленно заходит в их спальню, подходит к тумбочке, на которой стоит рамка с фотографией. Сердце вновь сжимается, а в глазах мутнеет. Гук судорожно всхлипывает и берет рамку в руки. На фото он вдвоем с ЧжунХоном во время прогулки по окрестностям их нового дома. Они лежат на траве. Малыш как всегда лучезарно улыбается, положив голову на грудь ЁнГука, а сам Бан ерошит игривые кудряшки на голове любимого. Хон вечно таскал с собой планшет, постоянно фотографируя старшего.
- Прости, - Гук проводит пальцем по изображению Зело, роняя на стекло горячую слезу. Поставив рамку на место, он достает из верхнего ящика тумбочки пистолет. Тот самый, что лишил жизни ребенка. Поднеся его к виску, ЁнГук широко улыбается.

Тишину небольшого, но уютного дома нарушает всего лишь один выстрел, который уносит жизнь последнего члена семьи Бан.