Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

В королевстве всё спокойно уже год

      В королевстве все спокойно уже год.
      Уже целый год власть вновь принадлежит Королю, а Белоснежка и Принц, любимые всем народом, живут в счастливом браке.
      Уже целый год Король, глядя на принцессу, все чаще узнает в ней её мать.
      Черные волосы, белая кожа, алые губы – в этом вся Белоснежка. В этом же была вся его нежно любимая супруга.
      Алая – кровь, черная – земля, белый – погребальный саван.

      Король почти не знает свою дочь. Сколько он не видел? Он с трудом вспоминает, какой она была в восемь лет, и не перестает удивляться тому, какой она стала сейчас. Куда пропала его маленькая девочка, с восторгом глядящая по сторонам и наивно верящая в сказки? В ножнах на поясе висит кинжал – его последний подарок – и девушка совершенно точно умеет им пользоваться, как и полуторным мечом – тяжеловатым для девичьей руки, но удобно в ней лежащим.
      Король не знает, как вести себя с дочерью: он помнит ее совсем ребенком и не может привыкнуть к тому, что теперь ее нельзя, обняв, подхватить на руки и покружить – для подобных развлечений есть Принц.
<…>


      Мужчина тяжело вздохнул, погладил развалившуюся на коленях кошку и, запрокинув голову, устало прикрыл глаза: и день, и ночь выдались дьявольски тяжелыми, но если повторение дня он мог бы пожелать только в кошмарном сне, пережить заново эту ночь он совершенно точно не отказался бы.
      Свечи в комнате были потушены, а холодный блеклый свет луны не приносил особой пользы: ночь выдалась облачная, да и серебристое светило формой давно не походило на круг, истончаясь и истончаясь. Впрочем, даже такого освещения хватало, чтобы рассмотреть комнату – мелкие предметы не интересовали, а не заметить дубовый стол, кресло или кровать было еще труднее, чем сосчитать звезды на небе. Огонь в камине давно погас, да в нем и не было большой нужды – в самый-то разгар лета, когда день едва ли не вдвое длиннее ночи и вода в глубоком озере у леса сохраняет тепло до самого утра.
      Кошка мурчала успокаивающе, лениво шевелила хвостом и время от времени тыкалась мокрым носом в ладонь хозяина; тот, устав разглядывать потолок, любовался лежащей в его постели женщиной: девушкой та перестала быть года полтора назад, когда вышла замуж за Принца. Дети, в конце концов, появляются отнюдь не от поцелуев.
Король – а это был именно он – не мог не признать того, что красотой своей его дочь превзошла всех: и Клементианну, и мать, и первых красавиц королевства. Белая кожа, вороные пряди и алые, цвета крови, уста – Белоснежка привлекала чужие взоры и внимание, подобно свежей лилии, распустившейся среди роз. Выросшая в дальней башне замка, привыкшая общаться лишь со слугами, будущая королева столь же отличалась от придворных дам, сколь домашняя кошка от хищной.
      И сейчас его дочь, его милая Снежка, всем обликом своим напоминающая мать, спала в его постели. Спала спокойно, не видя дурных снов: не хмурилась во сне, тонкие пальцы не стискивали ткань тонкого одеяла или край подушки, с припухших уст не срывались тревожные стоны или неразборчивый, но испуганный лепет, дыхание оставалось размеренным и глубоким. Некстати вспомнилось, что кроме одеяла ничего нет – и, значит, он может вновь обнять ее, ласкающее провести кончиками пальцев по талии, линии бедра, оглаживая нежную кожу; может поцеловать – в плечо, шею, губы, и так припухшие от долгих и порою грубых поцелуев; может, положив ладонь на поясницу, привлечь к себе и ласкать, зацеловывая каждый сантиметр кожи, срывая глухие, но оттого не менее сладкие стоны… Совершенно некстати.
      Снежка устала: она и так пришла к нему не в лучшем состоянии, под конец же вымоталась вовсе и, заснув, тесно прижимаясь к отцу, даже не заметила его исчезновения – только подтащила и обняла подушку, уткнувшись в нее лицом и счастливо улыбнувшись. Пожалуй, именно это поразило Короля больше всего: не то, что он переспал с собственной дочерью, не то, что она изменила своему горячо любимому (по идее) супругу, а именно то, что после всего этого она спала сном младенца. Впрочем, кто знает, какие на самом деле отношения у нее с мужем, и сильно ли она терзалась угрызениями совести.
      Едва ли.
      Король согнал с колен кошку, поднялся и подошел к окну. Раздвинул тяжелые занавеси, вглядываясь в горизонт, устало вздохнул и прикрыл глаза, прислонившись лбом к ледяному стеклу.
      Слышно, как по крыше барабанят тяжелые дождевые капли вперемешку с градом: осень подходит к концу, но зима – такая, как при Злой Королеве – не наступает никогда. Ветер становится холоднее, иногда хлопья снега покровом ложатся на землю, кроны деревьев и крыши домов, но держится снежный покров недолго: день-два, если сильно повезет – три, и белые хлопья исчезают, истаяв, и в окна вновь стучат бесконечные капли.
      Сейчас Король не смог бы сказать, когда и как всё это началось. Кто сделал первый шаг, кто первым нарушил незримые, но оттого не менее явные границы, кто раньше обнял, взглянул иначе, нежели то полагалось отцу или дочери?..
      Наверное, это все-таки сделал Король: обнял свою милую маленькую Снежку, когда она в очередной раз пришла к нему поздним вечером, зарылся пальцами в смоляные пряди и поцеловал, властно и в то же время нежно, готовый принять отказ и отпустить ее при первом признаке недовольства… которого не последовало. Девушка сама прижалась к нему, оплела худыми руками его шею, запрокинула голову, подставляясь под поцелуи, и так никуда и не ушла той ночью из королевских покоев.
      Белоснежка улыбнулась, когда на щеку легла широкая ладонь. И даже не вздрогнула, когда мозолистые пальцы очертили контур вишневых губ, чуть надавили на нижнюю: будто бы не хватило вечерних ласк, после которых так сладко спала принцесса. Потом загрубевшая от меча и прожитых лет рука скользнула по точеному плечу, немного помедлив, откинула одеяло и самыми кончиками пальцев коснулась острой ключицы, лаская тонкую даже на вид и почти прозрачную кожу. Принцесса же в ответ вздрогнула, теснее прижалась к горячей руке и бессвязно что-то пробормотала, не просыпаясь: воздух в комнате был прохладным, но не настолько, чтобы прервать сон.
      Как странно было смотреть на дочь и видеть в ней любовницу, женщину – желанную и любимую, - а не девочку, которая лет десять назад приходила за сказкой на ночь и боялась темноты, залезала под одеяло и использовала тебя вместо любимой игрушки. Сейчас у нее самой есть ребенок – нередко принцесса проводила вечера с отцом и дочерью, пока Эндрю отсутствовал. Куда он пропадал, никто особо не интересовался: конечно, Белоснежка любила его, как же иначе, и доверяла… Но сколь сильно отличалась влюбленность в сказочного героя от семейной жизни с ним! Опасность, влечение, первый поцелуй – все это сродни любовному зелью, которым когда-то опоила его Клементианна: в их свете любой кажется лучше, чем есть на самом деле, и не возникает никаких сомнений в верности принятого решения. Не задумываешься, что и как будет происходить дальше, как вы будете жить, не начнете ли раздражать друг друга через пару лет?..
      Обо всем этом не думал Король, об этом же не думала его дочь, давая свое согласие Принцу, и наверняка жалела.
      Ведь сейчас она лежала в постели отца и к нему ластилась пару часов назад, пока не заснула.