Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Письма памяти

Сноска: так как местность я особо описывать не умею, я просто скажу, что я представляю события в городе (даже скорее деревне) типа Америки через несколько лет после получения независимости. (Или если вы смотрели "Охотники на ведьм", тамошняя атмосфера довольно таки соответствует)



Введение

       Пятисотые годы. Страну Фиор охватили ужасные слухи, о начавших оживать мертвых, призраках, и проклятых людях, подчинивших себе темную магию или ставших оборотнями. Первые десятилетия человечество до смерти боялось порождений дьявола, но появились и те, кто стал защищать простых людей от призраков и прочих тварей. Они разделились на три гильдии, три союза.

Первая гильдия - священники. В силу своей доброты они не хотели убивать проклятых и пытались найти способ излечить их или же договорится о мире. Они встали во главе трех союзов.

Вторая гильдия состояла из людей, помогавших привидениям и призракам попасть на тот свет при помощи исполнения их несбывшейся мечты или дела, ведь, как известно, души людей не уходят отсюда, если их что-то держит. Они получили имя миротворцы.

Третья гильдия считалась самой ужасной и жестокой - гильдия охотников или жнецов. Несколько десятилетий, методом проб и ошибок они изучали немирные способы изгнания тварей на тот свет, что, в конце концов, сделать удалось. Сюда входили редкие смельчаки, которые убивали и призраков и ведьм и оборотней и прочую нечисть, даже если те не были опасными.

Шли годы. Люди становились смелее и все чаще присоединялись к тому или иному союзу. Не стояли на месте и проклятые, которые все чаще и чаще теряли контроль и превращались в монстров. Но гильдию охотников по-прежнему не жаловали, ища мирные способы изгнания тварей. Силы и политическое значение гильдий миротворцев и священников становились мощнее, в то время как некоторые охотники с трудом сводили концы с концами.

       Но со временем положение дел ухудшилось, и теперь государство обязало каждый город иметь гильдию охотников, которые могли бы при экстренном случае спасти жителей. Так возросло и количество союза жнецов, что повело за собой появление лучших и худших.

В свое время, точнее в пятьсот тридцатые годы, вперед по силе вырвалась одна гильдия охотников, которая впоследствии и положила конец нашествию порождений тьмы, ее так и не сумела превзойти ни одна гильдия, даже миротворцы и священники побаивались эту гильдию, и имя ей Хвост Феи - гильдия охотников десятого уровня.

       Но как говорится, все, что имеет начало, имеет и конец. Так и в шестьсот тридцатых годах в Фиоре не было ни одного призрака, ни одной ведьмы, ни одного оборотня и ни единой гильдии охотников. На смену им пришли гильдии лекарей и ученых.


***

631 год. Магнолия. В Фиоре начинают властвовать болезни и мор, оставшиеся от ведьм и оборотней.



       - Мисс Хариет Драгнил! - до невысокой темноволосой девушки двадцати пяти лет донесся оклик блюстителя закона, который, записывая что-то в бланк, медленным шагом направлялся к девушке, кто пустыми синими глазами смотрела на большой красивый двухэтажный дом своей свекрови. - Мисс Хариет, - к особе женского пола подбежал мужчина в форме, - в доме осталось множество вещей, переписанных на вашего супруга - Игнила младшего. Вот завещание Люсьены и Нацу, - мужчина протянул покрытую специальным лаком плотную бумажку, исписанную красивым и ровным почерком Люси Хартфелии, скончавшейся от заболевания в возрасте сорока семи лет два дня назад вместе с супругом.

Хариет грустно посмотрела на завещание. Даже не верится, эти люди, эти прекрасные дружелюбные люди, которые некогда забрали ее из серых и холодных стен дома для беспризорников ушли из жизни. Вот так взяли и ушли.

      Семья Нацу Драгнила была довольно богатой и часть своей жизни Люси и Нацу, будучи уже женаты, прожили в небольшом особняке на краю города. Это место хранило в себе множество тайн, ведь с самого своего основания принадлежало самому известному охотнику Хвоста Феи и дочери лидера миротворцев.

- Мисс Хариет, где же ваш супруг? Необходима его подпись, - требовательно произнес страж порядка. Девушка оторвалась от грустных мыслей о внезапной кончине Драгнилов и перевела взгляд на мужчину.

- Это не ваше дело. - Строго ответила она, - я могу пройти в дом? Теперь он принадлежит мне и Игнилу, я обязана осмотреть вещи. - Констебль молча кивнул, указывая рукой в сторону открытой двери.

Хариет не спеша прошла внутрь. Первый этаж - ничего примечательного: красивая мебель, пушистые ковры, ровные стены, с весящими на них картинами в фигурных рамках. Но поднявшись на второй, брюнетка слегка опешила. Книги, столы заваленные под завязку исписанными бумагами, коробки с обычными безделушками, альбомы, оружие, кое-как закрепленное на стенах или просто лежавшее где попало, и много чего другого, что создавало классический беспорядок. Девушка тяжело вздохнула и прикрыла глаза, казалось, что еще вчера она, будучи обычной маленькой девочкой играла здесь с Люси в дочки матери, еще вчера Игнил младший сделал ей в стенах этого дома предложение руки и сердца, после которого радостная Люси и счастливый Нацу со слезами на глазах вышли их поздравлять. Тогда этот дом внушал нечто родное, нечто теплое, что никогда не хотелось покидать, нечто, приютившее ее, когда она, брошенная матерью и отцом, искала спасения в холодном мире.

- По письменной просьбе Игнила мы оставили все как есть, кроме этого, - перебив навернувшиеся слезы брюнетки, мужчина взял с близстоящего комода связку немного пожелтевших старых писем. - В завещание вашей свекрови ясно сказано, вне зависимости от обстоятельств отдать эту связку писем вам прямо в руки.

Немного поколебавшись, девушка взяла толстую связку писем и подняла глаза на констебля. - Думаю, вы можете быть свободны, - с легким холодком в голосе произнесла Хариет, делая шаг в сторону лестницы, чтобы проводить мужчину, хотелось побыть одной, как следует обдумать все и смириться. - Игнил приедет только завтра, все подписи подождут, а я останусь здесь. - Объяснила темноволосая, медленно спускаясь.

У двери мужчина учтиво кивнул и передал ключи от дома Хариет, кто, устало скривив губы в подобие улыбки, с довольно громким хлопком закрыла за констеблем дверь.

      Как же она устала. Что морально, что физически. Позавчера, когда она только приехала в городок на северном континенте, чтобы попытаться перебороть болезни тамошних охотников, как ей пришла срочная телеграмма, о том, что родители ее мужа умерли от той же болезни. Хоть Хариет и не часто общалась с Люси и Нацу в последнее время (в силу своей профессии - целитель), она очень любила их, ведь с этой улыбчивой долбанутой парочкой, заменившей ей родителей, никогда не было скучно. Пережив легкий шок, девушка тот же час направилась в Магнолию, где был особняк Драгнилов, ведь прекрасно знала, что Игнил на очередном научном собрание и не сможет приехать вот так сразу.

Вот и сейчас все действовало на нервы, какой-то констебль требовал у нее подписей, нес какую-то ахинею про завещания и передавал ей связку каких-то старых писем. Неужели все это важнее смерти ее, можно сказать, родителей?! Хариет нервно сжала кулаки, немного пронзая ногтями верхний и нижний конверты в связке, которую так и хотелось швырнуть в стенку. Швырнуть, накричать на констебля, плюхнуться в кресло и разреветься. Но девушка от рождения замечала в себе некий холод, тень пофигизма и устойчивость к сильным нервотрепкам, поэтому и сейчас, вспомнив о конвертике, что все еще покоился в ее руке, Хариет подошла к креслу у камина, огонь в котором она и не думала разводить, и опустилась в большое теплое кресло. Понаблюдав с минуту заходящие солнце, брюнетка вздохнула, всегда, общаясь с Нацу и Люси, она невольно вспоминала своих родителей, о которых она ничего не знала, кроме красивого имени матери, являвшейся ровесницей Люси.

Бросив незаинтересованный взгляд на перевязанные алой лентой письма, Хариет вновь прокляла своих предков. Благо, маска холоднокровия в ее генах просто шикарна.

"Вот у других людей почему-то хватило сил обо мне позаботиться..." - угрюмо подумала девушка, развязывая аккуратный бантик.

Первая бумажка, которая была и легче, и новее остальных, неслышно упала к брюнетке на колени. Драгнил опустила на нее острый взгляд и, развернув, начала вглядываться в ровные аккуратные буквы.

Здравствуй, дорогая Хариет.
Возможно, прочитав все, здесь написанное, ты возненавидишь меня, но я заранее прошу прощения.
Ровно с того момента как я тебя увидела и забрала к себе в дом, я не знала, что делать с этими письмами, показывать ли тебе или же нет. Надеюсь, ты первая и последняя, кто читает эту записку, ведь это касается только тебя, и ты одна имеешь полное право прочитать эти письма.

В конце шестьсот четвертого, когда начался самый разгар буйств проклятых, когда уже было пять лет, как я ушла из дома и когда был ровно год с моего вступления в самую лучшую и безбашенную гильдию охотников "Хвост Феи", меня отправили в горячую точку на востоке, где участились жалобы на шабаши и укусы оборотней.

Мою лучшую подругу - Джувию Локсар, которая и является твоей матерью отправили в своеобразный отпуск в тихий городок Магнолия, где привидения, ведьмы и прочая нечисть являлись нечастыми гостями. Мы условились писать друг другу, чтобы быть спокойными, казалось бы, что такого могло произойти, но все же...

Надеюсь, после прочтения этих писем, ты поймешь, почему я никогда не рассказывала тебе о том, что твоя мать была моей лучшей подругой, простишь своих родителей за твою судьбу и поймешь, почему тебе так легко удается исцелять людей.

Твоя Люси.



      Хариет в недоумение моргнула и еще раз перечитала содержание коротенькой записки. "Не может быть... - девушка тупо уставилась на свои руки, - не может быть, чтобы тетя Люси не рассказала мне об этом. - Глубокий вдох. - Люси все это время хранила у себя письма моей нерадивой мамаши?! Мало того она была еще и ее лучшей подругой, - казалось, что вмиг внутри все исчезло, время остановилось, а в ушах включили тонкий ультразвук. Одинокая слеза скатилась по побледневшей щеке. Руки слабо опустились на подлокотники, а опустевший и шокированный взор устремился в алые просторы бескрайнего неба. Минуту Хариет смотрела в никуда. - Раз она не говорила, на то были причины."

Приведя нервы и дыхание в порядок, брюнетка взяла первый, пожелтевший от времени конверт и внимательно его изучила. Аккуратно выведен адрес отправителя и получателя, неровно приклеена красивая марка с синим крестом и сломанная печать городка Магнолии. Хариет невольно улыбнулась - "Шестьсот четвертый значит. Хоть когда-то мама жила здесь. Сколько же ей тогда было?.. - девушка запрокинула голову, прикидывая возраст матери, - двадцать или двадцать один."

В конверте было несколько листов, исписанных косым мелким почерком. Темноволосая еще раз глубоко вздохнула, прикрыла глаза и досчитала до десяти, пытаясь ни о чем не думать и очистить сознание перед увлекательным путешествием в историю. "Что ж, мама, все равно у тебя не будут оправдания."

"Привет, дорогая Люси!

Рада, что вы добрались нормально, и ситуация не так страшна как нам описывали.
Ты знаешь, я не люблю писать письма или с чувствами излагать, что у меня происходит, поэтому я напишу как всегда.

По приезду в Магнолию, которая оказалась довольно мрачным, но многолюдным городом, я сразу же направилась к местному шерифу, чтобы тот показал мне мое временное место жительства и посвятил в курс дела. Признаться, мне не очень-то здесь и нравится. Думаю это из-за того, что здесь есть службы всех трех гильдий, основной из которых как ни странно являются миротворцы. Я живу на краю города, недалеко от леса, но это не очень-то и пугает.

Первый день прошел абсолютно бестолково, сама знаешь, заселение, документы и прочая ересь. Я устала. Ужасно устала. Три тысячи раз я за сегодня закатывала глаза, сидя в приемной, и столько же вспоминала фразу Макарова - "Застой, шпанье, губителен"

Но следующий день заставил меня встрепенуться как никогда..."