Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
Компания точность отзывы глюкометр компания.

Как я встретил вашу маму

Оранжевый свет заката мягко падал на пол квартиры, отражаясь и играя на предметах мебели и волосах девушки, заснувшей на диване за прочтением очередной книги.

Раньше она не любила читать, да и само это занятие считала чуть ли не самым ужасным, ведь в ее времена читали только Эрудиты, их вечные враги. Но сейчас Трис поняла, книги - не такое уж плохое занятие, книги - единственный способ узнать то, что ты хочешь. После этого количества лжи в ее молодости только и остается, как верить им. Как говорят "что написано пером, того не вырубишь топором" Многое стало понятней с тех времен.

Ее муж аккуратно накрыл девушку одеялом и постарался как можно тише выйти из комнаты. Многие говорят, что со временем страсть угасает, а любовь уходит на второй план, но только не в этом случае. С каждым днем Тобиас начинает все сильнее ценить свою жену, с каждым днем он понимает, что тогда, еще четырнадцать лет назад, он не ошибся с выбором.

Только мужчина хотел пойти в сторону кухни, как его окликнул детский голос, и несмотря на все намеки вести себя тише, малыш продолжал громко и радостно тараторить, не замечая спящую мать.

- Папа, папа, вы срочно должны мне кое-что рассказать, - радостно хихикал малыш, размахивая в это же время каким-то листом над головой, - где мама?

- Тише, Эрик, мама спит, - прошептал мужчина и взглядом указал на диван, стоящий позади мальчика, - что ты хотел, идем на кухню.

- Нет, пап, ты не понимаешь, нам нужна мама, - не унимался мальчик.

- А это не может немного подождать? - спросил Тобиас, явно не довольный перспективой вырывать свою жену из царства Морфея, он так любил видеть ее спящей, и, к тому же, сон девушки уже последние несколько лет был не самым частым ее сопровождающим. После всех событий Трис часто просыпалась в холодном поту от кошмаров, который совсем не хотят отпускать ее.

- Не нужно ничего ждать, я уже встала, - проговорила девушка, вставая с кровати, зевая и потягиваясь.

- Ой, - вскрикнул малыш, явно не ожидавший того, что его мама находилась так близко.

- Эх ты, ну говорил же... - отец мягко взлохматил волосы своего сына и направился в сторону дивана, - рассказывай, что за такое срочное дело?

- В общем, пап, мам, нам в школе задали написать сочинение на тему: "Как познакомились ваши родители", но так как, сколько бы я не просил, вы мне никогда не рассказывали, поэтому теперь вы просто обязаны это сделать.

- Эрик, ну это же сочинение, вот садись и сочиняй, - усмехнулся Тобиас, приобнимая свою жену за плечи.

- Ну па-ап, - уже не скрывая своего разочарования протянул мальчик.

Тобиас и Трис переглянулись, девушка даже вздохнула, чувствуя безысходность своего положения. Но она понимала, рано или поздно все же придется им рассказать про те времена: про фракции, забор, моделирование и все остальное. Все-таки их дети имеют право знать, через что прошли их родители. Да, они пытались забыть это все как страшный сон, но прошлое по пятам тянулось за ними, не хотя отступать.

- Хорошо, садись в кресло, я расскажу, - на выдохе произнесла девушка.

- Стойте, подождите, без меня не начинайте, - послышался детский девичий голос с лестницы.

- А ты тут что делаешь? Вообще-то это рассказывают только мне, так как меня заставили в школе, - возмутился мальчик.

- Эрик, - Тобиас кинул на сына строгий взгляд, - если продолжишь так разговаривать со своей сестрой, то от нас можешь ничего не ждать.

- Все, все, молчу. Рассказывайте уже, - надув губы проговорил он.

Только отец двоих детей хотел начать свой рассказ, как жена прервала его.

- Давайте я начну, а то папа вам такое наплетет, - улыбнувшись сказала девушка и крепко сжала руку своего мужа. Может, по внешнему виду и не было видно, что она волновалось, но внутри все бушевало и металось.

- И чего же я такого, интересно, наплету? - возмутился мужчина.

- Ну, например, то, что в первые же дни знакомства ты метал в меня ножи, а потом и вовсе, чуть не убил меня. Этого нашим детям знать не обязательно, - немного прикрикнула девушка, обиженно поджав нижнюю губу.

- А сейчас же ты что сделала? Не наплела ли случайно чего не стоит? - усмехнулся мужчина, ласково поцеловав свою жену в висок, - да и какая теперь разница. Если рассказывать, то уж все, - Тобиас повернулся к своим детям и продолжил, - первый раз я заметил вашу маму еще на похоронах своей матери, вашей бабушки, мы жили тогда в одной фракции, но, признаться честно, я не обращал на нее внимания. Беатрис Приор меня тогда не особо интересовала.

- Хочешь знать, ты меня тоже тогда не особо интересовал, - девушка повторила слова своего мужа и насупилась, - Но по-настоящему мы с вашим отцом познакомились во время моей инициации. Он был нашим наставником.

- Да, а ваша мать была первым прыгуном, - улыбнулся своим мыслям парень, - я тогда даже подумал, что ее насильно сбросили со здания. Но, как оказалось, она всегда рвалась в бой.

Дети удивленно уставились на своих родителей, но последние, кажется, этого не замечали.

- Что значит "первым прыгуном"? - поинтересовалась девочка десяти лет.

- А это значит, что во время инициации бесстрашных первым пунктом был прыжок с высоче-енного здания, - отец развел руки в разные стороны, как бы показывая, что здание действительно было очень высоким, - ну а ваша мама прыгнула самой первой, - Тобиас замолчал, но увидев непонимающие взгляды своих детей, продолжил, - раньше мы жили в фракциях. Их было пять и у каждого была своя. Это вроде как группки людей, объединенных чем-то общим. Ну, например, вот видишь, у каждого предмета в нашем доме есть свое место. Книги хранятся рядом с другими книгами, продукты хранятся рядом с другими продуктами в холодильнике, а подушки лежат на кровати рядом с другими подушками, - как можно проще пытался рассказать мужчина, - Вот и там было так же, были эрудиты, дружелюбные, искренние, бесстрашные и отреченные.

- То есть вы с папой были бесстрашными? - поинтересовался сын у своей мамы.

- Не совсем, мы оба перешли из отречения, но да, в конечном итоге стали бесстрашными, - улыбнулась Трис.

- Но почему именно бесстрашные? - удивилась девочка.

- У них торт был очень вкусный, - сказал мужчина, и они с Трис засмеялись.

Дети опять переглянулись, но говорить ничего не стали.

- Пап, а много человек ты обучал? - вставила свое слово дочь.

- Нет, - Тобиас поморщился от, накатившихся новой волной, воспоминаний, - я обучал только тех, кто перешел из других фракций. Так же были те, кто уже родился в бесстрашии, их обучал наш лидер - Эрик.

- Подожди, я ведь тоже Эрик, а что с тем Эриком сейчас? - воскликнул мальчик.

- Да ничего хорошего, но я уверен, что ты не повторишь его ошибок, - отец опять взлохматил волосы своего сына.

- Что за ошибки, пап? Он сделал что-то плохое? - глаза мальчика опустились в пол, можно было подумать, что он чувствует себя виноватым за что-то.

- Уже не важно, мы с мамой давно его забыли и простили, главное, что ты пойдешь по правильному пути и не подведешь нас, - отец улыбнулся уголками губ, но на его сердце потяжелело от воспоминаний о том Эрике, о том человеке, который почти убил их, о том человеке, который принес столько страданий им. Но это был правильный выбор - простить его и жить дальше, его больше нет, а жизнь идет своим чередом. Они с Трис даже не помнили, что заставило их назвать так своего сына, но они назвали. И они любят его, а это главное.

- А как на счет меня, у кого-то тоже есть такое имя, как у меня? - расплылась в улыбке девочка, предчувствуя что-то интересное.

- А тебя, Нати, назвали в честь моей мамы Натали, хотя она и не Натали вовсе, но мне очень нравится это имя, - Трис улыбнулась своей дочери мягкой улыбкой, в ней она видела черты своей матери, которая когда-то пожертвовала собой ради нее, - моя мама была очень храброй женщиной, и я уверена, ты будешь такой же.

- Как это понять не Натали? - искренне удивились дети.

- А вот так, она раньше жила за забором, но потом приехала в Чикаго под другим именем, - ответила Трис.

- Каким еще забором? - хором продолжили дети.

- А вам не кажется, что уже слишком много вопросов? - возмутилась девушка, - раньше вокруг всего города стоял высокий забор, а за ним жили совершенно другие люди, включая мою маму.

- А вы там были?

- Конечно были, мы даже жили там некоторое время, а ваш отец тогда подумал, что он "поврежденный" и почти совершил самую глупую ошибку в своей жизни. Хотя я его предупреждала, - возмутилась жена и посмотрела на Тобиаса.

- Ну я же подумал, что ты просто ревнуешь! Для меня это было тогда правильное решение, - возмутился парень.

- Да о какой ревности может идти речь? Я же волновалась за тебя, и, как оказалось, не зря, - продолжила девушка.

- А сколько мне приходилось волноваться за тебя? Ты же несколько раз добровольно убегала навстречу своей смерти. Умерла бы ты, умер бы и я тоже.

- Ты просто глупец, это единственное, что я могу тебе сказать, - рассердившись закончила девушка.

Злость кипела в ней, она догадывалась, что ворошить прошлое плохая идея, но она не думала, что все может закончиться еще хуже. Ссоры уже было не избежать, они оба были уперты как бараны, и, навряд ли, кто-то захочет сейчас отступать. Трис любила своего мужа, очень любила, но мысль о том, что сейчас он или она могли бы не находиться здесь, мысль о том, что их детей сейчас бы не было, просто разрывали ее на части изнутри. Но, оказалось, что эти мысли тревожили не ее одну. Тобиас переживал все страдания вместе со своей женой, он прекрасно понимал ее, и сейчас, когда пришлось столько вспомнить, он понимал, что нужен ей как никогда.
Он мягко накрыл ее губы своими и отстранился только тогда, когда кислород начал кончаться, а легкие начали полыхать пламенем.

- Я люблю тебя, - одновременно прошептали они и засмеялись.

- И я никогда не оставлю тебя, - добавил Тобиас.

Дети же в это время все поняли и тихо ушли на кухню, закрыв за собой дверь.

- Я хочу такую же любовь как у них, - заулыбался Эрик.

- Да ты же маленький, какая еще любовь, - хихикнула девочка.

- Да ты же маленький, - спародировал свою сестру мальчик, строя при этом смешные гримасы, - а от кого я это слышу, ты же сама еще меньше меня! - заключил Эрик и высунул язык.

- Ладно-ладно, идем, не маленький, не будем им мешать, - ответила Натали, и они оба быстрым шагом, звонко смеясь, выбежали на улицу.
Туда, где нет больше фракций. Туда, где все живут сообща, где не нужно ничего бояться. Туда, где солнце светит ярко, а птицы поют громко. В новый мир, созданный благодаря двум влюбленным.

Возможно, дети еще не поняли весь ужас прошлого их родителей, возможно они и не поймут никогда, но дети есть дети. Они живут настоящим, они видят только хорошее и верят в счастливое будущее. Они видят любовь своих родителей, и когда-нибудь у них будет точно такая же, светлая, чистая, озаряющая путь в темноте, спасающая от кошмаров, настоящая и искренняя любовь.