Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Трясина.

Зачем ты пишешь?

Я не раз задавалась этим вопросом, глядя на твою низко опущенную голову, странно равнодушное, но одновременно чуть испуганное лицо, горящие нездоровым азартом глаза и длинные белые пальцы, мертвой хваткой вцепившиеся в карандаш. Такой хваткой, будто у тебя больше ничего не осталось. Словно это твой единственный шанс...
Так утопающий хватается за соломинку.
Забавно, не так ли?

Это наша с тобой трясина,
И выбираться желания нет.
Не хватает как будто силы,
Не хватает как будто лет...


Знаешь, а мне надоел этот карандаш в твоих руках. Как ни посмотришь на тебя, ты держишь его постоянно, лишь изредка сменяя чашкой кофе или бокалом вина. Ты что-то пишешь. Все время.
Но зачем? Для кого?
Мне надоели наваленные на нашу с тобой постель обрывки исписанной мелкими буковками бумаги. Надоели кипы сшитых между собой листов, мешающие пройти из одной комнаты в другую. Их слишком много.
Но... Почему-то у меня не понимается рука выбросить все это. Не потому, что я опасаюсь твоей реакции. Я сама не знаю, почему.
А ты знаешь. Я вижу по твоим глазам, что знаешь.

Это наше с тобой болото,
Я забываюсь, не чувствуя дна.
Ну хотя бы откликнулся б кто-то!
Хоть бы я не осталась одна!


Мне надоели косые взгляды в твою сторону, когда ты подходишь к дому. Мне надоели эти вечные кривые усмешки, когда я упоминаю тебя в разговорах с людьми. Надоели сплетни про нас, и что много больше - лица моих родителей, когда я говорю о тебе. Их равнодушный, пренебрежительный взгляд, поджатые губы и раздраженные голоса. Моих родителей, дорогой. Моих.
Они все думают, что я живу с психом. Ты понимаешь это? Понимаешь, что они все считают тебя сумасшедшим?
Понимаешь. Догадываешься. Но ведь тебе все равно, я права?

Эта наша с тобою шахта,
Так бездонна, как пропасть, мрак,
И добавить бы к чаю вахту...
Допивай поскорей, мой неопытный враг!


Сколько мы живем вместе, дорогой? Год? Два? Три? А вместе ли?
Соседи говорят, что вместе. Мои родители думают, что вместе. Друзья, коллеги, и просто знакомые знают, что вместе.
А все гораздо проще. Нет, что ты, ты не один. Это я одна. А ты все время там. С теми, кого ты любишь больше, чем меня. Ты сидишь рядом со мной, но думаешь все время о них.
Вот так вот. Вместе.
А я не могу оставить тебя. Люблю.
Честно говоря, сама не знаю, за что...

Это наша с тобой трясина...

Зачем ты пишешь? Зачем тебе все это?
Ты никогда не ответишь мне. Это единственное, что я знаю точно.
Болото. И когда-нибудь тебя затянет туда целиком. Поверь мне, мой дорогой...

Зачем ты пишешь? Твоя жизнь для тебя слишком скучная, серая и неприметная? Так почему бы тебе не раскрасить ее? Почему бы тебе самому не стать "цветным" в этой серой жизни?
Потому что легче сразу рисовать красками то, что ты хочешь, рисовать самому, чем пытаться что-то исправить в чужом творении.

Ты боишься этой жизни? Она для тебя слишком быстрая, шумная и резкая? Так почему бы тебе не идти с ней в ногу? Почему бы тебе не ускорить шаг?
Потому что гораздо проще прятаться за несуществующими стенами своих фантазий. Потому что всегда легче остановиться и плестись в конце, чем сломя голову нестись вперед.

Ты одинок? Люди вокруг кажутся глупыми и ненужными пустышками? Так почему бы тебе не снизойти до них или не найти других? Попросту раскрыться?
Потому что в людях всегда есть то, что может тебе не понравиться. Ведь намного приятней иметь дела с человеком, у которого нет изъянов, под которого не нужно подстраиваться. Которого ты придумал сам.

Окружающие считают себя выше тебя, презирают, считают слабаком? Так почему бы тебе не доказать, что это не так? Почему бы не ударить по лицу того, кто унижает тебя?
Потому что гораздо проще вновь спрятаться за прозрачные стены, быть в этих стенах королем, героем, Богом, кем угодно. Быть и знать, что ты по-любому лучше всех остальных.

Но ведь люди не имеют возможности увидеть тебя таким, не так ли? Твоя корона, твой ореол скрыты от чужих глаз.
Потому что ты за стенами. За собственными стенами.

Ты хочешь быть Богом?

Зачем ты пишешь?
Трясина. По другому это назвать просто нельзя.

- Зачем я пишу?
Я испуганно поднимаю голову и сталкиваюсь с тяжелым, чуть усталым взглядом твоих черных глаз. Твое лицо спокойно, и только кривая усмешка немного перекосила его идеальные черты.
Чувствую, как у меня трясутся руки... Сердце заколотилось быстро-быстро, и... больно.
- Ты... слушал меня?
Вновь усмехаешься, вставая с кресла и выпрямляясь во весь рост. Когда-то я купилась на твою красоту... я ведь не знала, кто ты есть на самом деле.
- Зачем я пишу...
Обходишь меня, медленным, тяжелым шагом приближаясь к шкафу. Единственное опрятное место в нашем доме.
Здесь хранятся твои книги. Дописанные, получившие известность книги.
- Книги... - ты самозабвенно проводишь по шершавым корешкам кончиками пальцев, чуть прикрыв глаза, - мои книги переживут меня.
Резко поворачиваешься ко мне, глядя насмешливо, иронично, но в то же время серьезно, в голосе чувствуется горечь, смешанная с легкой надеждой:
- Ты хоть понимаешь, что это значит?
- Прости, нет.
Снова усмехаешься и отворачиваешься от меня, нежно дотрагиваясь до книг обеими ладонями и медленно, осторожно тянешься вверх.
А говорил, что не умеешь быть нежным.
Прикасаешься лбом к деревянной дверце шкафа и закрываешь глаза. Так хочется подойти и погладить по голове...
Господи, но почему я так люблю тебя? Почему?
- Потому что иначе не можешь.
Ты говоришь негромко, холодно. Ты не умеешь по-другому.
- Знаешь, все что есть в нашем мире - в некоторой степени искусство. Та же жизнь. Тот же человек. Но... это все ужасно, ты так не считаешь? Жизнь, человек - самые отвратительные произведения, которое мне приходилось видеть. Но ведь его создал Бог... его помнят и чтят лишь за то, что он создал жизнь и нас... не для нас. Иначе бы это был бы идеал, к которому нужно стремиться. А раз венец творения до того противен, значит, идеала нет. Как ты считаешь?
Ты по-прежнему не открываешь глаз, а я чувствую, как дрожу. Это все чепуха, чепуха...
- Не говори так...
- Молчи. Сама просила.
Глубоко вдыхаешь запах страниц, как будто внезапно стало нечем дышать. Хотя... ты только этим и дышишь. Ты дышишь своими книгами.
- Может, его уже нет, Бога. Но ведь мы говорим, что он бессмертен...
Смеешься. Негромко, чуть хрипло.
Зачем?
- Творения могут подарить вечную жизнь, храня в себе кусочек Создателя. Я говорю не о Нем. Я говорю о всех нас. Эти неидеальные, уродливые создания будут жить вместо нас.
Резко поворачиваешься ко мне и хватаешь меня за руки, привлекая к себе. Я чувствую боль от того, с какой силой ты держишь меня, чувствую твое горячее тяжелое дыхание, слышу бешеные удары твоего сердца. Надо же, оно бьется...
- Я боюсь смерти. Твоей и моей. Я боюсь просто так сдохнуть, как последняя шавка, но еще больше содрогаюсь при мысли, что то же самое когда-нибудь произойдет с тобой.
Теперь ты понимаешь? Понимаешь, зачем я пишу?
Эти неидеальные, отвратительные, уродливые создания... мои книги... они переживут меня. Переживут нас.
Они подарят нам вечную жизнь, память, как Бог, понимаешь? Тебя нигде нет, но все считают, что ты есть. Что ты жив. Иллюзия существования...
Ты не могла выкинуть листы, потому что это жизнь. Чужая жизнь, чужие лица. Ведь наш мир еще никто не скомкал и не отправил на помойку, как ненужный черновик!
Иллюзия существования...
Приподымаешь меня за подбородок и впиваешься в мои губы. Слишком сильно. Слишком больно.
- Мы будем жить. Хотя бы в моей иллюзии...

Это наша с тобой трясина,
И выбираться желания нет.
Не хватает как будто силы,
Не хватает как будто лет.

Это наше с тобой болото,
Забываюсь, не чувствуя дна...
Ну хотя бы откликнулся б кто-то!
Хоть бы я не осталась одна!

Это наша с тобою шахта,
Так же бездонна, как пропасть, мрак.
И добавить бы к чаю вахту...
Допивай поскорей, мой неопытный враг!


Это наши с тобой алмазы,
Все - фальшивки, нечеткая грань...
Не хватило как будто фразы...
Знаешь, ты прав. Творенья - та еще дрянь.

Это наша с тобой трясина,
Выбираться - желания нет.
Люди думают, много силы...
А мы знаем, что
мало
лет.