Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры
слотобар зеркало www.slotobari.ru

Пыль

Он сидит на подоконнике, свесив ноги вниз, и смотрит, как тьма пожирает последние остатки солнечных лучей после заката. Город распахивает свою пасть и жадно, со вкусом пережевывает своими грязными челюстями, насквозь пропахшими гнилью и смертью, последний на сегодня свет.
Все погружается во мрак, а потом загораются фонари - один за другим, медленно, рассеивая почти непроницаемую тьму. Зажигаются факелы в руках стражников.
Город становится самим собой. Тем самым местом, к которому так привык Гарретт.
Он спрыгивает вниз, кожаными, мягкими ботинками едва слышно касаясь черепицы, и растворяется в тени, сливаясь с нею, становясь призраком, снующим по улицам Города в поисках наживы. Вдыхая полный сырости и дорожной пыли воздух и проскальзывая от одной стены к другой, он чувствует, что живет.

* * *
Он возвращается под утро, когда первые лучи солнца касаются верхушки часовой башни. Город, как ни странно, умирает, жмурится от света, пытается закрыться, но фонари тускнеют и тушатся факелы. Стражники глубоко зевают, отсчитывая минуты до конца своей смены.
Гарретт запрыгивает в открытое окно часовой башни и оказывается перехваченным парой сильных рук. В его жилище пахнет совсем не так, как раньше, - не пылью и тлеющими углями, а речной водой - горькой и чуть солоноватой. Он знает, с кем пришел этот запах, еще даже не смотря на подхватившего его мужчину.
- Вернулся, значит, - говорит Гарретт. Чужие руки сжимают бока, и голова утыкается ему в плечо, что-то невнятно бормоча. Хмыкнув, Гарретт отстраняет мужчину от себя, проходит к столу и аккуратно укладывает свою экипировку, чуть ли не с нежностью проводя подушечками пальцев по луку. - ...Корво.
Мокрые пряди длинных волос свисают с лица, Корво проводит ладонью по лбу, забирает волосы за уши. У него безумно усталый вид, синяки под глазами, бледная кожа и тонкая полоска сухих, потрескавшихся губ.
Когда они встретились в первый раз, Корво выглядел куда бодрее и… живее. Сейчас же он был больше похож на призрака, чем Гарретт.
- Сколько прошло? Два года, кажется, - говорит вор. Опускает маску, открывая лицо, снимает капюшон и встряхивает головой. Корво смотрит в его глаза, и Гарретт отвечает тем же. Секунды замедляют свой ход.
Гарретту кажется, что в зрачках Корво он видит саму Бездну - место, о котором когда-то рассказывал Аттано. Бездна смотрит на него из чужих глаз, она улыбается, тихо смеется и чернеет за считанные доли секунды. “Тебе здесь не место,” - слышит он голос, который не принадлежит ни Корво, ни ему, ни кому-либо из знакомых. Гарретт уже слышал эту фразу. Внутри все напрягается.
Сделав шаг назад, Гарретт упирается спиной в книжный шкаф и отводит взгляд в сторону.
Ладонь упирается ему в грудь так, что вор не может пошевелиться, пригвожденный к полкам. Корво наклоняется прямо к его уху.

Горько-соленый запах реки, шум волн, уносящих лодку с одиноким, практически бездыханным телом на борту. Рыба, впившаяся в корму своими массивными челюстями, хлопает своим хвостом о борт, не в силах вернуться обратно на глубину.
Человек распахивает свои объятия. Глаза у него черны, как беззвездное небо над головой, и легкая улыбка, чуть тронувшая самые уголки его губ, пробирает до дрожи.
Вдалеке слышится предсмертный вой кита - рев такой силы, что закладывает уши.

Когда Гарретт выныривает из чужих воспоминаний, он оказывается на полу, и Корво нависает сверху, ладони его впечатаны в пол по обе стороны лица Гарретта.
- Для меня прошло всего несколько дней, - говорит он. Голос его хриплый с непривычки - сидя в Бездне, поневоле привыкаешь молчать, забываешь даже, как звучит твой собственный голос. - Или вечность. Время течет слишком непонятно.
Поджав колени, Корво усаживается на ноги Гарретта, пресекая его дальнейшие движения, и снимает с себя пальто, в котором когда-то он вершил правосудие в родном Дануолле. Гарретт хмурится, сжимает губы, но не сводит глаз с Корво, не может избавиться от ощущения, что за ними наблюдают.
Не может избавиться от ощущения, что кто-то насмехается над ними.

Корво наклоняется так низко, что его волосы касаются лица Гарретта, и тот машинально закрывает веки, чтобы пряди не попали в глаза.
Наклоняется еще ниже, и носы их соприкасаются. Гарретт медленно открывает глаза, моргает несколько раз и поджимает губы, зная, что будет дальше.

* * *
Глубокий вдох и жуткий кашель. Веки широко распахнуты, и свет неприятно режет глаза.
- Вот ты и дома, - говорит Чужой прямо на ухо, и Корво вздрагивает - то ли от холода, то ли от голоса, в некоторых обстоятельствах заставляющего даже сильного мужчину дрожать как осиновый лист.
Во рту до сих пор привкус речной воды, и капли стекают с волос на сырую одежду. Чужой стоит рядом, и Корво не смеет поднять взгляда, он уперся глазами в нежную синеву Бездны, мечтая вернуться в самое начало и пойти другим путем. Жажда крови и мести некогда затуманила его разум, но зато теперь он кристально чист.
После того, как умерли абсолютно все - те, чьей смерти он желал, и те, кого защищал, не может быть иначе.
Корво крепко сжимает зубы, утыкается лицом в ладони и смотрит сквозь пальцы на то, как темнота пожирает Бездну.
Слышится тиканье часов, чирканье спичек, запах пыли и смерти, и Корво видит перед собой неясный силуэт, слегка проступающий из темноты.
- Это мой подарок, - шепчет Чужой прямо на ухо, накрывает глаза Корво ладонью.

* * *

“Это твое проклятье,” - думает Корво, медленно целуя мужчину под собой. Руки согнуты в локтях и уперты в пол, пальцы сжаты в кулаки, и все внутри дрожит от напряжения. Гарретт отвечает так же медленно, словно им некуда торопиться, словно им предстоит пробыть вместе целую вечность, приоткрывает рот и проводит языком по нижней губе Корво.
Пальцы забираются в длинные волосы Аттано, путая их еще больше.
- Чертовщина какая-то, - говорит Гарретт, отстраняясь. Ладонями он проводит по щекам Корво, колючим от щетины, опускает их вниз и слабо сжимает руки на его горле. - Зачем ты вообще появился в моей жизни?
- Я бы с радостью никогда не появлялся, - отвечает ему Корво, ни капли не лукавя. Привстает на коленях, освобождая чужие ноги от тяжести своего тела, снова пытается забрать волосы назад, но некоторые пряди все равно лезут на лицо. Наклоняется вниз, и Гарретт, приподнявшись, сам тянется за поцелуем.

Свет слабо просачивается сквозь грязное окно, Город просыпается, вдыхая в самого себя вторую жизнь, но далекий шум улиц где-то там не может заглушить шорох одежды и тяжелого дыхания прямо здесь.

* * *

Гарретт хрипит, сжимает челюсть и пытается убрать чужие руки со своего горла. Человек под маской смотрит на него пристально, прямо в глаза.
- Кто ты такой? - спрашивает Гарретт, и человек, убрав одну руку с его горла, поднимает маску, под которой скрывается уставшее, смертельно бледное лицо.
Высохшая кровь на лбу, нахмуренные брови, недельная щетина. И глаза на короткий миг кажутся невероятно черными, но через секунду они уже выглядят вполне нормальными.
- Тот, кто убьет тебя. - Рука хлопает по боку, с характерным звуком клинок вытаскивается из ножен.
- Не сегодня, - говорит Гарретт.


Он сидит в лодке рядом с лежащим там почти бездыханным Корво, и их несет течением неизвестно куда. Скрестив руки на груди, он смотрит на лицо Аттано - мертвенно-бледное, напряженное от боли, с размазанной по щекам кровью.
- Подарки приводят к разным последствиям, - слышится мягкий мужской голос, и Гарретт вздрагивает, ищет источник звука и замечает, что совсем рядом, почти плечом к плечу, сидит высокий мужчина. Глаза у него закрыты, голова опущена.
- Кто ты?
- Я - Чужой, - мужчина открывает глаза, и Гарретт хмурится. Сквозь туман вдали виднеется слабый свет маяка.
Чужой поворачивается к Гарретту и пальцами дотрагивается до его правого глаза, раздвигает веки и с интересом смотрит.
- Я могу дать тебе один маленький подарок, - говорит Чужой, и Гарретт мотает головой.
- Нет, - хрипит он, - нет.

Проваливается в бездонную тьму, которая мигом рассеивается от горящих факелов. “Это он!” - кричит стражник, срываясь на бег и исчезая в темноте.

- Как тебя зовут-то? - без всякого интереса спрашивает Гарретт, перебирая стрелы.
- Корво Аттано, - сиплым голосом говорит мужчина, сидящий на полу и утирающий свое лицо рубашкой, которая местами становится розовой от крови.
- Гарретт, - представляется вор и машет рукой в сторону открытого окна. - Теперь можешь проваливать.


Гарретт выныривает из тьмы и становится ногами на каменный пол беседки, щуря глаза от непривычного яркого света.
- Пожалуйста, найди Эмили, - слышится женский голос. Гарретт оборачивается.
Корво совсем рядом - стоит на коленях, прижимая к себе тело уже мертвой женщины. Лицо его искажает боль утраты одного из самый важных людей в его жизни.

Проскользнув в окно, Гарретт сразу же оказывается припечатанным к книжному шкафу. С полки падает книга и раскрывается где-то на середине.
- Я кое-что забыл, - говорит Корво, удерживая Гарретта в одном положении.
- Убить меня? - вор хмыкает, и Корво стягивает с него черную маску, закрывающую нижнюю половину лица.
К этому человеку тянет, и Гарретт смутно понимает, что все эти встречи - в Городе, в чужих домах, в таверне - не были случайностью. Кто-то ловко дергает за ниточки так, что они оба почти ничего не замечают.
Его лицо слишком близко. Глаза на секунду снова становятся черными, и по спине Гарретта пробегает холодок.


- Не подходи ко мне! Или я спрыгну! - кричит Хэвлок, прижимая к себе юную императрицу. Ветер хлещет в лицо, мелкая изморось холодит кожу.
Всего лишь один неверный шаг - и с криком Эмили падает вниз, зажатая в руках Хэвлока, тела их бьются о воду, а потом медленно уходят вниз, на самую глубину.
Гарретт стоит позади Корво и видит, как обессиленно опускается он на колени, снимает маску и ладонью со всей силы ударяет о пол.

Гарретт снова открывает глаза в лодке, Чужого здесь уже нет. Где-то вдали слышен звон колоколов.
- Мертвый город плачет по мертвой императрице. - Лицо Корво искажает болезненная улыбка, и он утирает глаза.

* * *
Корво просыпается в пустой комнате, темной и тихой. Он лежит на чужой постели, вдалеке слышится тиканье часов, и Корво сразу же узнает это место. Приподнявшись на локтях, он всматривается в темноту, надеясь увидеть знакомый силуэт. Встает с постели и, сделав всего единственный шаг, проваливается вниз, окутанный нежным голубоватым сиянием. Дыхание захватывает от неожиданности, но почти сразу же оно выравнивается, ноги касаются твердой поверхности, и Корво оседает на землю, поднимая голову вверх.
Чужой возвышается над ним, без тени улыбки смотрит на Корво своими черными глазами и протягивает руку.

* * *
Гаррет открывает глаза, лежа на полу в совершенном одиночестве, убаюканный четырьмя стенами. Поднимается на ноги, одевается и, еще раз окинув взглядом помещение, выскальзывает в окно, погружаясь в темноту Города и собираясь к Бассо в таверну.
Память медленно застилает туман.