Новые поступления
По страницам: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Почитайте фендом
«Doctor Who»
1 фанфик
1351 фанфик
80 фендомов
213 авторов
Партнеры

Мы в ответе за тех, кого приручили

18:46, 11 марта 2011 года, Сендай, префектуры Мияги, Япония

- Сколько они там уже?
- Почти четыре часа. Их там 17 человек. В основном граждане Кореи. Собирались заниматься ремонтом здания, – люди вокруг спешат и мечутся. Землетрясение застало многих врасплох, а цунами усложнило ситуацию. Аэропорт затопило, и люди не знают, что им делать, – Вода все прибывает и может снести несущую стену, плита обвалится, и тогда их всех накроет. Так что действовать нужно быстро.
- Говорит спасательная служба, – на хорошем корейском говорит один из спасателей, – Пожалуйста, не шевелитесь. Пусть говорит кто-то один. Скажите, сколько вас и все ли живы?
-Нас здесь 17, вроде все живы, но пятеро без сознания. Откуда-то прибывает вода, и скоро нас затопит, – хриплый голос слышится из радиоустройства, – Если мы не будем двигаться.
- Успокойтесь и не шевелитесь.
- Те, кто без сознания, если мы их не передвинем, захлебнутся.
- Сколько времени до этого осталось?
- Если вода так же будет прибывать – минут семь. В лучшем случае. Перекройте её, не могу сказать, откуда она прибывает. Наверно что-то с трубами, – задыхаясь, произносит человек. Он со своей командой недавно приехал в город, а тут такое. Паника уже давно охватила его людей, но стало ещё страшнее, когда вода начала прибывать. Большинство из них женатые люди, их в Корее ждут дети, им ни в коем случае нельзя умирать.
- Дышите глубже, – спасатель не добавляет, что скоро такой возможности может не быть, – Подумайте о тех, кто ждет вас дома. Вы не должны сдаваться. Как вас зовут?
- Ким МинСок, генподрядчик, мы только вчера прилетели. Дело не в трубах, да? И на дождь не похоже, – кореец смотрит на лежащего рядом проектировщика, у того на глазах выступили слезы. Кажется, все уже поняли, что воду не остановить, – Землетрясение вызвало цунами?
Спасатель долго не отвечает, и не понятно, то ли он ушел куда-то, то ли просто не хочет отвечать. Они слышат шум наверху, там что-то передвигают, вода больше не прибывает, но все здесь догадываются, что это ненадолго, и как только прорвет эту дамбу, им не спастись.
- Мин, все рухнет, передвинь они хоть одну стену, – говорит бригадир, самый опытный и взрослый из них, – Мы умрем.
- Нет, все будет хорошо, стена выдержит минут пятнадцать при таком напоре. Они вытащат нас за это время. Должны успеть. Подумай о родных – выберемся, и сразу домой. Ещё на Дне рождения вашей дочки будем гулять.
- Сонбэ, вы ведь сами не верите в это, – слышится голос самого молодого из них, архитектора, на свадьбе которого они только месяц назад отплясывали.
- Должен же я во что-то верить. Моя сестра пропадет, если меня не станет, кроме меня у неё никого нет.
- Тебе уже тридцать скоро, а ты так и не женился.
- У меня никого не было, чтобы жениться. Я сестру на ноги поднимал. Не до этого было, а до… А до этого я был слишком беспечным Лисом, который позволил приручить себя не тому Маленькому Принцу. Лис надеялся, что и он Принца к себе приручил, а нет, после 15 лет дружбы и трех лет отношений Принц убежал к первой попавшейся Розе. Конечно, Роза была богаче Лиса, и с той же планеты, что и Принц.
- А дальше что? – послышался голос спасателя. Их сейчас уже вытащат, и хорошо, что все они отвлеклись на этот рассказ.
- Дальше… Через некоторое время Роза женилась на хорошей девушке. А Маленький Принц превратился в человека, жадного до денег, выпивки и легких роз, которые растут на красных улицах любого города.
Свет проникает в помещение, и спасатели вытаскивают всех из этой тюрьмы. Но как только вытащили последнего, несущие стены рухнули.

24 марта 2011 года, префектуры Мияги, Япония

- Я рад, что ты остался, – глядя на океан, говорит Крис. Его спасательная группа сегодня вернется домой, – Благодаря тебе многих спасли.
- А ещё нашли. Тридцать тел вытаскивать из побережья последние три дня, нет, Ифань, такая работа не по мне. В отпуске будешь – приезжай к нам с сестрой. Должна же она знать, кто спас её нерадивого брата, – беда всегда объединяет людей, и эти двое почти за две недели отлично сдружились. МинСок через четыре дня отправил свою команду домой, а сам остался здесь помогать китайской, русской и корейской спасательным командам. Благо его опыт и знания пригодились.
Сейчас спасательные команды покидают Японию, худшее уже позади, и сам строитель улетит завтра домой со спасательной командой своей страны.
- МинСок, а что стало с Лисом? – спрашивает китаец, когда они идут к самолету. Его друг тяжело вздыхает и закатывает глаза.
- У него в то время родители погибли в автокатастрофе, и он остался один с маленькой сестрой. Нужно было как-то жить, и Лис превратился в Песца. А может, он всегда им и был, только не снимал летнюю шубу.
- Сказочник же ты, – улыбается спасатель, – Увидимся, ты тоже приезжай, хотя у меня не та работа, чтобы с тобой нянчиться. И знаешь, может все-таки стоит навестить Принца? Все-таки только он в сердце Лиса.
- Может ты и прав. Время покажет. Пока, летчик, – машет МинСок уже заходящему в самолет Крису.
- Пока Лис.

17 апреля 2011 года, Сеул, Республика Корея.

Сонный и ужасно недовольный МинСок встает с кровати. Три часа ночи. Ну и кому он в такой час понадобился? Могли бы позвонить сначала из вежливости, а не ломиться к нему в дом. И, в конце концов, он должен, наконец, выспаться – он недавно сдал один из проектов, и заказчик остался доволен. И ему до сих пор не дали обещанного отпуска из-за того что случилось в Японии. И он единственный, кто начал работать, как только оказался на родной земле. Мужчина, правда, не допускал возможности, что звонить в дверь может кто-то несвязанный с работой. Потому что этот адрес известен очень малому количеству людей, гости здесь редкость. Со своими друзьями сестра предпочитала встречаться где угодно, но не дома. МинСок тоже не проводил тут много времени. Они выросли в этом доме, им все здесь напоминает родителей, все осталось почти не тронутым, только белая ткань покрыла предметы мебели. Можно было бы продать дом, но это единственное, что у них осталось, и пускай жить в нем было невыносимо больно, они оставались тут.
Сестра не проснулась под трель дверного звонка, благо она спит в наушниках. А мужчина устало спустился вниз и открыл дверь. Как и ожидалось, это был его босс, а если он сам сюда приехал в такой час, значит, попахивает очень большими деньгами и большой ответственностью. И, разумеется, огромной головной болью для МинСока. А он так хотел взять сестру и съездить посмотреть на цветение сакуры верхом на лошадях…
Его босс – владелец одной из самых крупных строительных компаний в Корее, и у них было немало зарубежных и правительственных заказов. А ещё у него не так много хороших подрядчиков, как и в любой такой компания. И да, МинСок один из лучших в своей профессии и, что главное, сейчас он свободен.
- Чай, кофе, соджу, саке, виски или может ром? – проходя на кухню, спрашивает хозяин дома.
- Кофе с виски, – садится за стол мужчина сорока девяти лет, – Слушай, Мин, я все понимаю. Ты ещё не оправился после того инцидента, а я тебе даю новые заказы. Но пойми, тут нужен именно ты, там все очень серьезно. Сам знаешь, какая компания решила строить отели вокруг будущих Олимпийских объектов. В общем, не знаю, как они это сделали, ведь конкурс на тендер ещё не проводился, да и не понятно, где ещё Олимпиада будет. Но это буржуазия, где уже все уже налажено, и нам, простым смертным, с такими, как они, не сравниться.
- Но они же не занимаются строительством? Медиа, промышленность и магазины – вот сферы их интересов. Хотя не удивительно, что они нам это отдают. Доверяют, – подает кофе своему начальнику, – Но не всё так просто, сонбе, иначе вы бы не пришли ко мне в такой час.
- Правильно мыслишь, МинСок. А сложность в том, что проект гостиниц должен быть полностью готов до конца июня. Весь проект – начиная с генплана, всех чертежей и заканчивая сметами и ведомостями материалов. И все это должно быть изложено на бумаге, но риск в том, что может быть это никому и не нужно будет, если Пхенчхан не станет принимать Олимпиаду в 2018 году.
- Песец подкрался не заметно. Ладно, завтра начну, то есть уже сегодня. На местность надо съездить, да и с заказчиком встретиться, документы посмотреть. Не волнуйтесь, не впервой нам такой проект за два месяца придумывать. Инфраструктура тоже на нас, конечно же? – босс лишь кивает в знак согласия, кофе допит, – Я надеюсь, непосредственно с семейкой я не буду иметь дела. Ладно, пойдемте, Сонбэним, утро вечера мудренее, я вам в комнате для гостей постелю.

17 май 2013 года, Пхёнчхан, провинции Канвондо, Южная Корея

- Напомните мне, почему мы должны сдавать гостиницы не олимпийскому Комитету и даже не представителям компании застройщика, а лично наследнику этой самой компании? – МинСок сам по себе человек очень спокойный, и его сложно вывести из себя, но бывают же исключения. Он невысокий статный мужчина двадцати девяти лет с пепельными волосами, мягкость его голоса совершенно противоречит тому, что он сейчас говорит, – Если он там будет – не будет меня. Точка. Я ушел работать.
- Ну, МинСок, – слышаться позади.
- Ничего не знаю, у меня ещё много дел. К желтой гостинице, наконец, облицовочный материал привезли. Про черную я пока совсем молчу. Некогда мне развлекать всяких принцев. То, что три гостиницы из пяти готовы, еще не такой уж большой успех. Если бы приехал, то лучше на сдачу всего гостиничного комплекса, а не так – на недоделанные части.
- Но, Сонбэним, вы должны там присутствовать, вы же генподрядчик, – говорит архитектор, идею которого они тут рождают.
- Ничего не знаю, я буду сдавать только весь комплекс.
- МинСок, он все равно уже здесь, – говорит бригадир, тот самый с которым они были в Японии. Они вместе не один проект успешно завершили и этот как-нибудь завершат. Странно, что Ким так упорно отказывается встречаться с этим наследником. Хотя есть маленькая мысль, что этот наследник и есть Маленький принц их пепельного друга, – Наш босс не с ним идет?
- Песец, – смотрит бывший Лис в сторону двух приближающихся фигур. Одна из них принадлежит их начальнику, но вторая... Генподрядчик тяжело вздыхает. Ким ЧонДэ – наследник самой влиятельной компании в Корее, с которым они были друзьями с пеленок и до 15 лет. А потом три года совершенно дикой первой любви лучших друзей. Но не бывает так, что бы все было настолько хорошо. И тогда на горизонте появляется Ким ЧунМён, от которого пахло дорогими духами, интересными идеями и всей той богемной жизнью, к которой МинСок никогда не принадлежал, но принадлежал его парень. Тот присоединился к золотой молодежи: клубы, тачки, выпивка, первый секс (Лис знает, что с ЧунМёном), и конечно ему стало до не рыжего паренька из средней семьи, с которым они вместе читали Экзюпери, и не до тех обещаний, которые ему давал. Ответственный за стройку легко бы узнал того, кто приручил его, даже спустя 50 лет.
- Добрый вечер. Меня зовут Ким ЧонДэ, и Вы, думаю, знаете, зачем я здесь.
- Наш главный бригадир – Ли БомСу, наши проектировщики – Ли СанЕп и Сон ЧхванИ, тот, кто все это придумал – архитектор Чжон ИЧоль, – наследник кланяется каждому и поочередно пожимает руки, он производит впечатление хорошего человека. Его манеры и тон не пропитаны фальшью, как у большинства детей богатых родителей. Он уже три года работал на благо семейного бизнеса, и не без успеха, – Наш генеральный подрядчик, чьи доклады и выступления читали и слушали Вы и ваши коллеги – Ким МинСок.
Вытянутая рука так и застыла в воздухе. Маленький принц вглядывается в лицо стоящего напротив человека и легко узнает присущие только Его Лису глаза, скулы и щеки. Тот изменился с последней встречи, но ЧонДэ не помнит, как она прошла, знает только, что плохо. После того, как парень погрузился в эту безбашенную жизнь золотой молодежи, он вспоминал своё рыжее чудо, только когда приходил в сознание, а это было нечасто. Потом, конечно, когда жизнь его наказала, он не раз жалел, что сделал и чего не сделал, но было поздно.
- Как я говорил, мне пора на стройку. Привезли строительные материалы для желтого крыла, – говорит белый Лис. И, уже уходя, добавляет, – Как ни странно, было приятно тебя увидеть, ЧонДэ.

25 мая 2013 года, Пхёнчхан, провинции Канвондо, Южная Корея

- Зачем ты остался? У тебя же наверняка много других важных дел, – МинСок пьет двойной эспрессо без сахара, – Здесь так поздно сакура цветет.
- До сих пор любишь наблюдать за её цветением? – потягивая свое карамельное капучино, игнорирует вопрос, – Ты изменился.
- Зато ты почти нет, все ещё такой, каким я хотел тебя запомнить. По-крайней мере, внешне. Внутри ты уже давно не тот Маленький Принц, которого…
- ...ты любил, – ЧонДэ смотрит на свою кружку, и понимает, что никогда раньше их разговоры не давались ему так тяжело, – Но ты тоже не тот Лис.
- Я и не претендую на это звание. Помнишь, когда мы с тобой первый раз читали эту сказку, я тебе сказал, что там какой-то неправильный Лис?
- Из-за того, что так просто его отпустил, хотя ему было очень больно, – допивая кофе, сразу вспоминает ЧонДэ. У него в голове просто огромная коробка с надписью Ким МинСок, и в сердце такая же, только он спрятал её, чтобы было тяжело найти.
- И я вот думаю, что Лис все правильно сделал. Ибо тот, кто первый приручил принца, и тот, кого раньше приручил он, и должны быть вместе, а Лис лишь мешает счастью Розы и Принца, – МинСок тяжело вздыхает. Ему так хочется посмотреть на ЧонДэ, но почему-то он боится не увидеть ничего в глазах напротив, – Знаешь, я довольно долго думал, что и Лис и Роза, по сути, обозначают. Любовь. То есть, там был не Лис, а Лиса.
- А сейчас?
- А сейчас мне стало понятно, что Лис – это друг, а Роза для Любви. Но из меня вышел никудышный Лис. Потому что я был первым, – почти проглатывает последнюю фразу блондин, но ЧонДэ все равно слышит, – Я пойду, мне нужно скоро уехать в Сеул, друг из Китая приезжает. Зачем я тебе все это рассказал? Хотя, не важно. До свидания, Ким ЧонДэ.
- До свидания, Ким МинСок, – произносит принц и наблюдает за тем, как молодой мужчина покидает кафе. И силы, и желание его остановить есть, но внутри он понимает, что просто не имеет на это права. Его тихий шепот никто не слышит, – Потому что ты для меня будешь всегда первым и последним, как и я для тебя.

31 мая 2013 года, Сеул, Южная Корея.

- Кого я вижу? Неужели Маленький Принц решил объявиться после стольких лет? – говорит с порога сестра, пропуская гостя внутрь. Она знает, зачем он здесь, знает, что тот чувствует к её брату. Она все давно и заранее знает. Потому что то, что между ними было тогда давно, не могли разрушить ни слова, ни поступки. Как бы золотая молодежь ни хотела изменить ЧонДэ. Как бы жизнь не топтала её брата. Он продолжал выбираться, и он смог забыть, как лежал под огромной плитой с прибывающей откуда-то снизу водой, о том, что ему приходилось не спать ночами, чтобы прокормить сестру, забыть о том, как разбились его родители, в конце концов, забыть о том, что его Маленький Принц когда-то сделал. Но сам ЧонДэ тоже мучился немало. После смерти своей матери, он, наконец, осознал весь ужас ситуации, и единственное, что заставляло его не сдаваться, – это то, что где-то вдали от него живет счастливый Лис, пускай и не с ним, – Что будешь?
- Кофе, капучино, если можно, – ЧонДэ вздрагивает, когда видит простыни на мебели, как было после смерти его мамы. А потом и фотографию родителей Мина с черной лентой. И вот сейчас он действительно понимает, что у его Лиса были причины превратиться в Песца, – Давно?
- Не спрашивай и ему не говори, что знаешь. Ничего ему не говори, просто делай так, как ты делал раньше, когда вы были детьми. Ты ведь его любишь все ещё?
- Да, – хотелось сказать, что он будет его любить всегда, но наследник корпорации понимает, что это «всегда» в его устах недолговечно. Кофе был горьким, как невкусное лекарство, после которого непременно выздоравливаешь. На секунду Принц понимает, что сестра Мина всегда была змеей. Она просто все время ждала, когда он захочет вернуться к тому, кого приручил, к тому, кто приручил его.
- Мы дома, – слышится незнакомый приятный баритон, и тут же обладатель этого голоса появляется на кухне. Это высокий мужчина с очень пронзительными глазами. И на секунду, всего на секунду, ЧонДэ думает, что это его собственное отражение, – Здравствуйте.
- Пойдем, Ифань, я тебе столько всего интересно покажу, – при появлении МинСока тараторит сестра и, взяв Ифаня за руку, уводит из квартиры.
- Твоя роза так дорога тебе, потому что ты отдавал ей всю душу? – цитирует Песец.
- У меня не было розы, у меня всегда был только Лис, и я за него бы и душу отдал, и умер.
- Молчи.
- Я люблю тебя!.. И моя вина, что ты этого не знал, – также цитирует Принц, падая на колени перед своим, когда-то рыжим, чудом, и плачет. Просто не может сдержать слез.
- Молчи. Прошу, давай выбросим эту сказку из головы¸ – обнимает его МинСок.
- Начнем новую? – с надеждой спрашивает ЧонДэ, слышит тихое согласие, произнесенное во впадину его ключицы, и начинает быстро и сумбурно целовать блондина. И это так правильно и так по-настоящему. И не будет больше этой умной сказки, которая их всегда объединяла и однажды разделила. Они больше ничего не говорят и не смотрят, потому что как сказал один умный Лис «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь».